Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,39% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,21% (21)
Одну российскую
    20,20% (20)
Ни одной
    19,19% (19)

Поиск на сайте

М.Ю. Кузнецов. "Удар Локтем"

В декабре 1991 г. состоялось мое назначение на должность командира 6-й ДиПЛ. Вступить в командование соединением мне пришлось в непростое для нашей страны и флота время. С одной стороны, в России бушевали политические бури, экономика начала пробуксовывать, с другой — поставленных задач по охране морских рубежей нашей Родины никто не отменял. Несмотря на трудности с материально-техническим обеспечением и задержки с выплатой денежного содержания военнослужащим, АПЛ дивизии регулярно выходили в лоре. Способствовало этому и хорошее техническое состояние наших кораблей, так как самой старшей лодке дивизии было чуть больше пяти лет (АПЛ пр.705 были выведены из состава сил постоянной готовности и передавались в 33-ю ДиПЛ).

В феврале состоялся мой выход в море старшим на борту К-276. Экипажу под командованием капитана 2 ранга Игоря Григорьевича Локтя предстояло отработать задачи БП в одном из полигонов нашего флота. Но сначала небольшая предыстория.

Исторически сложилось так, что мы всегда вели отсчет линии своих территориальных вод, если говорить упрощенно, от двух наиболее выступающих точек. Для Севера, например, такими точками были м. Цып-Наволок полуострова Рыбачий и северная оконечность о. Кильдин. Совершенно иной подход к определению границы территориальных вод существует у американцев: они считают, что исходные линии, от которых начинаются территориальные воды, следует проводить с учетом изгиба береговой линии, и по их мнению, наши тер­риториальные воды простирались от м. Цып-Наволок до м. Сеть-Наволок и далее от м. Сеть-Наволок к о. Кильдин.


Назначенный нам полигон находился, согласно нашим определениям, в наших территориальных водах. Командиру АПЛ это придавало некоторую самоуспокоенность, так как времена жестких столкновений периода холодной войны прошли и нарушения территориальных вод АПЛ NАТО не практиковалось. А так как мы находились в своих территориальных водах, то установленный в полигоне дальний контакт был классифицирован как рыболовный траулер.

В действительности дело обстояло несколько иначе. Командир американской АПЛ вел патрулирование у берегов России. Обнаружив К-276, он начал за ней слежение и действовал агрессивно, тем более что мы, как он считал, находились в международных водах. Здесь надо заметить, что долгое время у американских подводников была своя, очень агрессивная, манера подводного плавания и слежения, они были уверены в своем превосходстве, поэтому при нестандартном развитии ситуации, достаточно часто шли на её обострение. В нашем случае последствия такого стиля мышления оказание, весьма печальными.

Работая по плану учений, мы начали маневр по всплытию на сеанс связи, изменяя параметры движения и глубины. В какой-то момент "супостат" потерял контакт с нами и, чтобы восстановить его, сделал рывок в точку последнего контакта. Его расчеты оказались неверны, выводы о нашем маневрировании неправильны, более того, он ошибся и в оценке глубины нахождения нашей лодки, поэтому оказался над нами, мы же при всплытии въехали ему ограждением рубки в носовую часть с левого борта. Насколько я представляю, "впилили" ему в район киля где-то перед ограждением рубки.

К-276 начала проваливаться на глубину с большим креном. Но наши подводники не растерялись и управления кораблем не потеряли, погружение было приостановлено, лодка продолжала чутко слушаться команд.


Первая мысль была, что мы подняли на корпус рыбака, стоявшего на стопе. Поэтому мы отошли на пару миль в сторону, всплыли на поверхность, осмотрелись. Наверху ночь, звезды в кулак, море спокойно, мороз, легкое парение над водой. Вдали мерцают огни рыболовецких судов. Связались с рыбаками по радио, они сообщили, что сигналов SОS не зафиксировали. Ну все, думаем, камнем ушли на дно, даже сигнала бедствия не успели подать. Доложили на берег о происшедшем, получили команду полигон не покидать. Находясь в заданной точке, мы попутно вели обследование места происшествия, пытаясь обнаружить следы столкновения.

Американская АПЛ SSN689 «Ваtоn Rouge» типа «Los Angeles», а это была именно она, как стало известно позже, так и не всплыла. Основной причиной этого, я думаю, было понимание командиром американской АПЛ неправомерности своих действий. Поэтому он, даже несмотря на очень непростую обстановку на борту лодки, предпочел не всплывать, а на максимально возможном ходу покинуть район столкновения. И здесь еще раз уместно возвратится к стилю поведения американских подводников — мысли об оказании помощи у них видимо не возникало. «Ваtоn Rouge» благополучно "доковылял" до родных берегов. Столкновение вызвало большой резонанс в американском конгрессе, тем более, как стало известно во время слушаний, на лодке после столкновения возник пожар, имелись жертвы среди личного состава и корабль из-за полученных повреждений пришлось списать из боевого состава.


По возвращении в базу, как и положено, мы по команде подали морской протест в юридическую контору №1 Мурманска, в которой подробно изложили наши претензии. Бумага пошла по инстанциям, событие стало достоянием гласности, в дело вступили дипломаты. Начался обмен мнениями, консультации — и все плавно сошло на нет: американцы умело отстаивали свою точку зрения, а в нашей стране уже, видимо, было не до соблюдения наших прав на море и сохранения неприкосновенности наших территориальных вод.

В дивизии работала комиссия и проводилось расследование. Наши действия были признаны правильными, наказаний не последовало, но... потом при каждом удобном случае начальники различных уровней любили объяснять нам, как надо себя вести в море и что мы из международных правил нарушили, а что нет

Основные повреждения у К-276 были в районе ограждения прочной рубки. Ремонтно-восстановительные работы велись очень долго. Прежняя система судоремонта постепенно разваливалась внедрялся "коммерческий" подход при определении исполнителей заказа, к моему предложению выбрать ГМП "Звездочка" в техническом управлении флота не прислушались. Схема ремонта была такова: некой коммерческой организации поручалось провести ремонтно-восстановительные работы, лодка швартовалась к стенке СРЗ "Нерпа", силами же СРЗ проводились ремонтные работы (а также прикомандированными бригадами рабочих, работавшими вахтовым методом). Техническое управление оплачивало работы организации, а уж она рассчитывалась с различными подрядчиками. В итоге ремонтные работы длились полтора года, и общая стоимость со всеми издержками намного превысила сумму, которую выставлял северодвинский завод.

Так или иначе техническая готовность К-276 была восстановлена и корабль выходил в море. Под командованием капитана 1 ранга И.Г. Локтя экипаж корабля выполнил еще одну БС (старшим на борту был, если не ошибаюсь, капитан 1 ранга Г.В. Барышков).

Источники

- Кузнецов М.Ю. "К-239 вступает в строй", Специальный выпуск ВТА "Тайфун" №1, 2003
- Бережной С.С. "Атомные подводные лодки ВМФ СССР и России", МИА №7, Наваль коллекция, 2001


Главное за неделю