Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Капитан "Пантеры"

11.02.10
Текст: ПРАВО, Вячеслав Звягинцев, полковник юстиции запаса. При подготовке публикации автором использованы материалы надзорных производств Главной военной прокуратуры и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу А.Н. Бахтина и др.
31 августа 1919 года, субмарина "Пантера" под командованием А.Н. Бахтина потопила в Копорской бухте Финского залива новейший английский эсминец "Виттория", входивший в состав эскадры интервентов. Тем самым в ходе Гражданской войны был открыт боевой счет советских подводников. А через несколько лет Александр Николаевич Бахтин открыл другой "счет", войдя под первым номером в мартиролог репрессированных моряков-подводников.
Александр Николаевич Бахтин родился 4 июня 1894 года в семье известного петербургского педагога, переводчика, библиографа и театрального деятеля Николая Николаевича Бахтина. Николай Николаевич хорошо известен историкам театра: в 1921 году стал одним из основателей Ленинградского ТЮЗа, и до конца жизни возглавлял педагогическую часть детского театра.

Между тем, Бахтин-старший по образованию был профессиональным военным. Он учился в Орловской военной гимназии, затем — во 2-м Константиновском военном училище, которое готовило для русской армии артиллеристов. С 1891 года Н.Н. Бахтин служил воспитателем в Орловском кадетском корпусе.


Не удивительно, что и Александр Бахтин избрал стезю защитника Отечества. В 1914 году Александр окончил Морской кадетский корпус с присвоением первого офицерского звания на царском флоте — мичмана. В 1916 году, после окончания подводного офицерского класса, служил старшим офицером подводной лодки"Волк", а затем ее командиром. Становление флотского офицера, как видим, пришлось на годы Первой мировой войны.

Отличный возраст Саши Бахтина

Валентин Пикуль в романе "Моодзунд" писал о Бахтине: "Волк" качался под сенью пирса, готовый сняться со швартов. Командир был болен, и лодку уводил старший офицер Бахтин… Саше Бахтину был тогда 21 год — недалеко от юнги ушел. Отличный возраст! Именно в таком возрасте флаг-капитаны Нельсона решали судьбу Трафальгара и всей Англии… У лейтенанта железная воля, острейший разум, реакция в риске стремительная. И потому солидные, все в крестах и шевронах кондукторы, которым уже на пятый десяток, тянутся перед юношей в нитку… От этого лейтенанта с детскими пухлыми щеками зависит их жизнь, их судьба"(1)

Вскоре после революции Бахтин уволился с флота по собственному желанию, был капитаном торгового судна. Но в ноябре 1918 года возвратился на военную службу и получил под командование подводную лодку "Пантера"(2). В то время лишь немногие надводные боевые корабли и подводные лодки Балтийского флота оставались боеспособными, и англичане вели себя в Финском заливе как хозяева. "Пантера", укомплектованная профессионалами своего дела(3), участвовала в разведке Ревельского рейда, выполняла другие боевые задачи.

В частности, 23 июля 1919 года ПЛ вышла из Кронштадта с задачей скрытно проникнуть в Копорский залив и атаковать находящиеся там английские корабли. Прибыв в указанный район 24 июля, ПЛ двумя торпедами пыталась поразить две подводных лодки противника, но одна торпеда прошла мимо, другая затонула, не дойдя до цели. ПЛ повторила атаку, выпустив по одной из английских ПЛ еще две торпеды, но противник уклонился. Это была первая торпедная атака советских подводников. Противник контратаковал, но так же безуспешно. Вскоре после атаки "Пантера" в подводном положении отошла к Шепелевскому маяку, где всплыла, и в надводном положении вернулась в базу.

Ранним утром 31 августа того же года Бахтин вновь вывел свою субмарину из базы и направился на патрулирование в район Копорской губы. Дважды он обнаруживал вражеские эсминцы, но в торпедную атаку выйти не удалось. Около 18 часов были обнаружены еще два эсминца противника, стоявшие на якорях у острова Сескар. Бахтин маневрировал около трех часов, пока не занял наиболее удобную позицию для стрельбы торпедами.

Сближение с врагом затрудняли малые глубины, песчаные банки и большое волнение моря. На атакующий курс Бахтин вывел лодку с северо-запада, подойдя к английским эсминцам из-за острова, со стороны заходящего солнца, что обеспечивало маскировку. В 21 час 16 минут командир отдал команду, и с дистанции 4-5 кабельтовых (Кабельтов — 185,2 метра. - В.З.). лодка произвела залп, поразив двумя торпедами один из новых эскадренных миноносцев Англии "Виттория". Через несколько минут он был уже на дне.


Несколько вражеских кораблей и гидросамолетов начали преследовать "Пантеру", сбрасывая глубинные бомбы и производя стрельбу ныряющими снарядами. Уклоняясь от огня, лодка ударилась о грунт и получила повреждения. Но Бахтин, продолжая искусно маневрировать, все же сумел оторваться от преследователей и, пройдя под водой почти 80 миль, благополучно возвратился в Кронштадт. Субмарина находилась в подводном положении, без регенерации воздуха, более 28 часов — случай до этого невиданный. Бахтин установил тогда своего рода рекорд для подводных лодок типа "Барс". А потопление английского эсминца "Виттория" оказалось не только первой, но и единственной в годы гражданской войны победой подводников.

Экипаж "Пантеры" и ее командира чествовали как победителей. К царским орденам(4) А.Н. Бахтина добавился советский — орден Красного Знамени. 18 участников потопления эсминца противника были награждены от имени Петроградского Совета именными часами. Летом 1922 года знаменитую лодку посетил Председатель ВЦИК М.И Калинин и делегаты III Конгресса Коминтерна. Сам Бахтин в 1922 году за восстановление Балтийского флота был удостоен учрежденного на Балтике звания "Герой труда".

Дело № 7455

После знаменитой атаки жизнь и служба у Бахтина складывались в целом неплохо: он командовал подлодками "Форель" и "Тур", возглавлял дивизион подводных лодок, находился на преподавательской работе, был начальником подводного офицерского класса, написал учебник "Управление подводными лодками. Курс для командного состава флота", а также несколько статей, опубликованных в журналах "Морской сборник" и "Красный флот"(5). В 1926 году Бахтин окончил Военно-морскую академию, был назначен командиром отдельного дивизиона подводных Морских сил Черного моря. А потом… его арестовали.

Дело №7455 в отношении моряков Балтийского флота было одним из самых крупных в то время. В 1926 году были арестованы 23 морских офицера, а 28 февраля 1927 года они предстали перед судебной коллегией ОГПУ по обвинению в создании на флоте контрреволюционной военно-монархической организации. По делу они проходили как бывшие офицеры российского императорского флота. Потому в деле фигурировали их воинские звания, которые они носили до революции.

На момент ареста бывший капитан 1 ранга П.Ю. Постельников служил в Ленинградском военном порту, капитан 2 ранга К.В. Вонлярлярский — начальником отдела штаба Морских сил Балтийского моря, мичман Н.Л. Вартенбург — командиром 1 дивизиона эсминцев, лейтенант Е.С. Велецкий — командиром учебного судна "Комсомолец", мичман Н.Ф. Оболенский — флагштурманом бригады траления и заграждения, мичманы С.А. Ловцов и В.Б. Лесгафт — командирами эсминцев. "Бывший гардемарин царского флота" А.В. Томашевич служил флагманским минером бригады подводного плавания Балтийского флота. Лейтенант С.А. Хвицкий, награжденный, как и Бахтин, орденом Красного Знамени, преподавал в Военно-морской академии.

В Москве "взяли" бывшего капитана 2 ранга Ф.В. Васильева, проходившего службу начальником минного отдела технического управления РККА и сотрудника того же управления бывшего лейтенанта А.И. Борячинского. Капитан 1 ранга Н.А. Арбенев, инженер-механик Г.М. Назаров, лейтенант А.П. Дулов после революции уволились с флота и работали на разных предприятиях Ленинграда, бывший мичман В.В. Дашкевич "занимался садоводством в г. Николаеве", а А.Н. Бахтин был единственным, кого арестовали в Севастополе.

По версии следствия, все бывшие офицеры царского флота, арестованные по этому делу, которое, как установлено позже, было сфальсифицировано, занимались контрреволюционной деятельностью в период в 1918 по 1926 год. Большинство из них назвал в качестве своих соучастников К.В. Вонлярлярский. В том числе и Бахтина. Последний обвинялся в том, что в 1918-1919 годах состоял членом "ТТТ"(6) и работал вместе с адмирала Развозовым, а в 1918 году, во время Ледового похода, ушел с подлодки и остался в Финляндии.

Бахтин на допросах категорически отверг все предъявленные ему обвинения. Хотя не отрицал, что некоторое время, после увольнения с флота, работал капитаном парохода в артели "ТТТ", которая являлась не контрреволюционной, а обычной коммерческой организацией, созданной по инициативе Развозова для трудоустройства увольняемых офицеров. По поводу оставления подлодки в Гельсингфорсе Бахтин заявил на допросе, что действительно ему было сделано предложение остаться в Финляндии в качестве инструктора подводного плавания, поскольку финны предполагали закупить у советского правительства подлодки, и он считал, что это предложение согласовано с нашей стороной…

На основании постановления коллегии ОГПУ Вонлярлярский, Дашкевич, Постельников, Васильев, Федоров, С.А. Хвицкий, его брат А.А. Хвицкий, вахтенный механик линкора "Октябрьская революция" С.В. Федоров и бывший подполковник военно-морского суда В.В. Атрепьев были заключены в лагерь сроком на 10 лет каждый. Еще восемь человек, в том числе Бахтин, получили по пять лет лагерей. Оставшимся пяти "контрреволюционерам" дали по три года лагерей, а по отношению к Лесгафту и судовому механику линкора "Марат" В.И. Симонову члены коллегии ограничились высылкой в Сибирь на тот же срок.

Историческая справка


Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ)

ОГПУ (1923-1934) учреждено по предложению В.И. Ленина IX съезду Советов 6 февраля 1922 года. 15 ноября 1923 года постановлением ВЦИК об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) и его реорганизации было создано Объединенное государственное политическое управление при Совете народных комиссаров СССР и утверждено Положение о его органах. При этом, функции по наблюдению за законностью, ранее выполнявшиеся ВЧК, были возложены на Наркомат юстиции РСФСР, при котором Постановлением ВЦИК "Положение о Прокурорском надзоре" от 28 мая 1922 года была учреждена Прокуратура.

9 мая 1924 года Президиум ЦИК Союза ССР принимает постановление о расширении прав ОГПУ в целях борьбы с бандитизмом. Этим постановлением, кроме значительного расширения полномочий органов ОГПУ в сфере внесудебных репрессий, подчинялись ОГПУ и его местным органам в оперативном отношении местные органы милиции и уголовного розыска. Так начался процесс слияния органов государственной безопасности и органов внутренних дел.

15 декабря 1930 года в связи с ликвидацией наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик, ЦИК и СНК СССР приняли постановление "О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска", на основе которого ОГПУ и его местные органы получили право назначать, перемещать и увольнять работников милиции и уголовного розыска, а также использовать в своих целях их гласный состав и негласную агентурную сеть.

С начала 30-х годов органы ОГПУ начали проведение массовых политических репрессий.

Председателем ГПУ и ОГПУ до конца своей жизни (20 июля 1926) оставался Ф.Э. Дзержинский, которого сменил В.Р. Менжинский, возглавлявший ОГПУ до своей смерти 10 мая 1934. Затем ОГПУ до его реформирования фактически возглавлял заместитель председателя Г.Г. Ягода.


История возвратила имя героя

По этому делу проходил еще один известный подводник — А. В. Томашевич(7). Его обвинение также было основано исключительно на противоречивых показаниях Вонлярлярского, который на допросе 16 июня 1926 года показал, что встречался с Томашевичем, как с одним из руководителей военно-монархической организации. Несмотря на то, что в последующем он его не опознал, а сам Томашевич категорически отрицал свою вину, его осудили на 3 года, а затем, по отбытии наказания, на основании постановления ОГПУ от 10 июня 1929 года выслали в Сибирь еще на 3 года.

В Морском биографическом словаре о тюремной одиссее Томашевича нет ни слова. Лишь короткая фраза — "В 1926-1933 годах был в запасе"(8). После возвращения на флот судьба Томашевича сложилась удачно. Он стал контр-адмиралом, доктором наук, профессором, был удостоен пяти орденов и Сталинской премии. Его называют выдающимся специалистом в своей области, разработавшим и внедрившим в практику новый метод торпедной стрельбы. Возглавляя длительное время кафедру тактики подводных лодок, А.В. Томашевич воспитал не одно поколение советских подводников, к его советам прислушивались конструкторы при проектировании новых кораблей.

Надо сказать, что в последующем в отношении большинства осужденных по этому делу коллегия ОГПУ также вынесла дополнительные постановления. Например, Г.М. Назарову 28 марта 1931 года срок содержания в концлагере был продлен еще на три года, Н.Л. Вартенбурга и Н.Ф. Оболенского по отбытии наказания выслали в Северный край на три года. Некоторых лишили права проживания в крупных населенных пунктах.

Что касается Бахтина, то ему "постановлением коллегии ОГПУ от 5 декабря 1927 года заключение … было заменено высылкой на Урал сроком на 3 года, а постановлением коллегии ОГПУ от 30 апреля 1929 года он был досрочно от отбытия наказания освобожден". Из заключения Бахтин возвратился с подорванным здоровьем, некоторое время работал капитаном малого плавания, а 15 июня 1931 года умер.


Имя героя-подводника было забыто и на долгие годы вычеркнуто из истории. В 1954 году его жена Ольга Петровна подала в центральные органы власти, в том числе в Главную военную прокуратуру, ряд жалоб, в которых просила пересмотреть дело мужа. Она писала, что Бахтин возвратился из ссылки тяжело больным, и вскоре скончался от туберкулеза, а их дети, дочь и сын, погибли в блокаду.

Определением военной коллегии от 29 сентября 1956 года дело в отношении А.Н. Бахтина и других осужденных было прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

В 2007 году на могиле А.Н. Бахтина на Смоленском Православном кладбище состоялось открытие памятника герою-подводнику.

Сноски


1 Пикуль В.С., Моонзунд, М., Патриот, Т.9, 1993, с. 208-209.

2 Подлодка типа "Барс" была спущена на воду 16 апреля 1916 года. За годы Первой мировой войны совершила несколько боевых походов. До 31 декабря 1922 года именовалась "Пантерой", затем ей было дано другое имя — "Комиссар", а в 1934 году — Б-2. Водоизмещение — 650-780 т; длина — около 68 м; скорость в надводном положении — более 10 узлов (один узел равен 1,852 км/ч); скорость в подводном положении — более 8 узлов; дальность плавания в надводном положении — около 2300 миль (морская миля — 1,852 км), в подводном — до 30 миль; предельная глубина погружения — 100 м; вооружение — 4 трубчатых и 8 решетчатых торпедных аппаратов системы Джевецкого. Экипаж — 33 человека. Лодка списана 22 июля 1955 года, став, пожалуй, единственной в мире подводной лодкой, которая находилась в строю 40 лет.

3 Военкомом лодки был В.Г. Иванов, помощником командира А.Г. Шишкин, минером Г.Г. Таубе, штурманом А.И. Берг, будущий адмирал.

4 А.Н. Бахтин был награжден орденами Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (23.11.1915) и Святой Анны 4-й степени "За храбрость" (31.3.1916).

5 Одна из статей называлась "На "Пантере" в гражданскую войну".

6 "Транспортное трудовое товарищество".

7 Томашевич Анатолий Владиславович (1895 —1960) — в 1917 году окончил Гардемаринские курсы, в 1918 году — Минный офицерский класс, в 1922 году — Военно-морскую академию. В 1918 — 1920 годах — флагманский минер дивизиона эсминцев, с 1922 года — флагманский минер бригады подводного плавания Балтийского флота. С 1933 года — преподаватель Учебного отряда подводного плавания, преподаватель кафедры тактики подводных лодок и противолодочной обороны ВМА. С 1941 года работал в НИИ минно-торпедного оружия ВМФ, в управлении боевой подготовки ВМФ. С 1943 года — начальник той же кафедры ВМА.

8 Словарь биографический морской, СПб, 2001, с. 384.


Главное за неделю