Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Дуэль

Б. А. ТКАЧЕНКО (1912-1979), в годы войны - старший инженер НТК НК ВМФ СССР, работал по размагничиванию кораблей Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов

Едва началась война, как сразу же в ночь на 23 июня 1941 г. в устье Финского залива подорвался на вражеской мине эскадренный миноносец "Гневный". В ту же ночь неподалеку подорвался крейсер "Максим Горький", а утром, при переходе с рейда Вермейсаар в Таллин, погиб БТЩ-208. Были потери от вражеских мин и на других флотах. Гитлеровцы полагали, что наш флот вынужден будет скрываться в своих базах и действия его окажутся парализованными в результате применения нового минного оружия. А там, глядишь, и блицкриг закончится...

Фашисты применили так называемую магнитную, или неконтактную, мину, для взрыва которой не требовалось ее непосредственного соприкосновения с корпусом корабля; взрыватель такой мины срабатывает от воздействия магнитного поля корабля. И хотя магнитные мины не являлись новинкой (впервые они были применены еще в первую мировую войну), в планах фашистского командования это оружие занимало видное место. Еще накануне нападения на нашу страну гитлеровцы тайно поставили заграждения из магнитных мин сначала в островном районе, затем в Финском заливе, а в первые же дни войны "рассыпали" с самолетов значительное их число на подходах к Кронштадту. Минирование было рассчитано на то, чтобы заблокировать наши корабли в базах, лишить их маневренности и боеспособности. Подобные мины, к слову сказать, появились с началом войны и в бухтах Севастополя, на Днепровско-Бугском лимане у Очакова, у Одессы и Феодосии, у Мурманска, Архангельска.

Но еще утром 22 июня 1941 г. государственная комиссия принимала размагничивающее устройство на линкоре "Марат". Тщательно разработанные принципыи методы размагничивания уже были испытаны на многих наших боевых кораблях, а группа кораблей имела противоминные защитные устройства. Имелись и подготовленные специалисты по противоминной защите. Дуэль с противником мы начали не с пустыми руками.

На что рассчитывал враг? Прежде всего на то, что его магнитная мина значительно отличалась от старой, с помощью которой еще в 1919 г. английские интервенты безуспешно пытались остановить продвижение наших кораблей к Архангельску по Северной Двине. Немецкая неконтактная мина образца 1941 г. была, действительно, совершеннее, каверзнее. Значит, и бороться с ней было сложнее - ее и обнаружить трудно, и обычным тралом не подсечешь. Рассчитывали фашисты и на широкий масштаб минирования, и на казавшуюся им невозможность в условиях войны быстро отыскать способы и средства борьбы с таким опасным оружием, чтобы организовать действенную противоминную защиту. Однако и на сей раз расчеты гитлеровского командования содержали основательные просчеты. История это убедительно доказала. Успешной организации противоминной защиты в боевой обстановке во многом способствовала большая и плодотворная работа, осуществленная в довоенные годы. Изрядно грешат против истории утверждения некоторых мемуаристов о том, будто наши ученые начали разработку методов размагничивания кораблей лишь после первых вражеских залпов. Факты говорят о другом. Кратко приведем их.

1936 г. Командование ВМФ СССР поставило перед специалистами задачу: разработать методы защиты кораблей от неконтактного (магнитного) минного и торпедного оружия. Эта работа была поручена ЛФТИ, и за ее выполнение взялись А. П. Александров (ныне президент Академии наук СССР), Б. А. Гаев и их деятельные помощники. В лаборатории А. П. Александрова создали специальную группу, которая занялась поставленной, проблемой. Идея, положенная в основу работы, состояла в размагничивании корабля. Ученые предлагали сделать это путем компенсации магнитного поля корабля с помощью закрепленных на нем специальных обмоток, через которые пропускается постоянный ток. Таким способом можно было добиться того, что корабль, проходя над миной, не вызывал срабатывания ее взрывателя, имевшего ограниченную чувствительность.

Но эта, казалось бы, простая и понятная специалистам идея, предложенная А. П. Александровым, Б. А. Гаевьш и инженером Балтийского завода А. А. Картиковским, вызвала поначалу немало споров.

- Не получится,- сомневались одни.- Куда разумнее сосредоточить силы на создании и совершенствовании методов траления.

- Не размагничивать надо корабль, а еще больше намагничивать - утверждали другие - Тогда его увеличенное магнитное поле будет вызывать взрыв магнитной мины на большом расстоянии от корабля. (Заметим попутно, что именно по этому пути пошли англичане, и к началу войны их корабли оказались незащищенными от немецких магнитных мин и торпед. Лишь понеся ощутимые потери, англичане в ходе войны начали разрабатывать размагничивающие устройства и оснащать ими свой флот.)

Но физтеховцы стояли на своем.

1937 г. Сначала на магнитной модели корабля в лаборатории, затем в сухом доке Кронштадта на эсминцах "Яков Свердлов" и "Артем", на лидере "Ленинград" сотрудники института провели первые измерения магнитных полей кораблей и опыты по их компенсации. Результаты оказались благоприятными и позволили А. П. Александрову, Б. А. Гаеву и А. А. Картиковскому подать заявку на изобретение метода защиты кораблей от магнитных мин. Как и полагается, в спорах родилась истина.

1938 г. Командование ВМФ предоставило в распоряжение группы А. П. Александрова корабль "Дозорный". В Ораниенбаумском порту на "Дозорный" наложили размагничивающую обмотку, включили оптимальный ток. Корабль прошел над разоруженной магнитной миной, но она никак на это не реагировала. Теперь уже для экспериментов выделили линейный корабль "Марат". И они прошли успешно! Деятельную помощь ученым оказывала группа офицеров во главе с Б. Е. Годзевичем и сотрудники конструкторского бюро во главе с Г. Г. Бориным и Н. М. Хомяковым.

1939 г.- переход к разработке и испытаниям опытных размагничивающих устройств. К группе ЛФТИ подключаются другие исследовательские организации. На Онежском озере проводятся всесторонние испытания противоминного защитного устройства ЛФТИ на "Дозорном". Вывод государственной комиссии: размагничивающее устройство действует надежно, отвечает своему назначению!

1940 г. На кораблях монтируют опытные промышленные устройства. Разработан план оборудования противоминной защитной системой ЛФТИ всех надводных кораблей ВМФ.

1941 г. Намеченный план воплощается в жизнь. Разработаны типовые проекты размагничивающих устройств для всех основных классов кораблей нашего флота. Главный Военный совет ВМФ распределил работу по размагничиванию между соответствующими организациями, утвердил календарные планы монтажа систем на всех кораблях ВМФ. Закончен монтаж размагничивающего устройства на линкоре "Марат". 22 июня государственная комиссия провела приемку этого устройства. Так еще в довоенные годы создавались предпосылки для организации защиты наших кораблей от магнитных мин. В сочетании с мужеством и отвагой советских людей, их мастерством, изобретательностью; стойкостью эта подготовка позволила в годы войны сохранить десятки тысяч человеческих жизней и сберечь нашей Родине многие сотни кораблей.

Война, естественно,, внесла свои поправки в организацию работы, потребовала иных темпов, породила немало трудностей и осложнений. Однако типовые проекты, разработанные в довоенные годы, позволили с первых же дней начать на кронштадтском Морском заводе оборудование противоминным защитным устройством системы ЛФТИ эсминцев "Грозящий", "Суровый", "Славный" и других боевых кораблей. Не зря моряки говорили: "Перед тем, как в бой идти, побывайте у Лефти". Накопленные данные о магнитных полях кораблей разных классов дали возможность без промедлений назначать параметры временных размагничивающих обмоток. Их прокладывали и закрепляли на палубах вдоль бортов кораблей КБФ до монтажа более основательных устройств. Военные моряки в самые сжатые сроки освоили изготовление таких "времянок", используя имевшийся разнокалиберный кабель.

Теперь счет пошел даже не на дни, а на часы и минуты. Работа по фронтовому совершала чудеса. 28 июня за одну белую ночь удалось надежно защитить крейсер "Киров", и он был благополучно выведен из Рижского залива через минное поле у острова Даго. А еще до этого, за первую пятидневку войны, была создана и начала энергично действовать Балтийская группа размагничивания кораблей во главе с офицером НТК НК ВМФ М. В. Шадеевым, Несколько ТЩ оборудовали размагничивающими устройствами и направили на боевое траление. Были разработаны и изготовлены специальные тралы для борьбы с магнитными минами.

Вскоре после этого было принято специальное решение об организации массового размагничивания кораблей ВМФ. Были созданы группы размагничивания кораблей Черноморского, Северного и Тихоокеанского флотов; Балтийская группа выделила в помощь им специалистов-размагнитчиков.

В те грозные июньские дни товарищи и друзья профессора А. П. Александрова тепло поздравили его с докторской диссертацией - только что блестяще прошла защита. Ученому было, однако, не до приветствий и поздравлений: он спешил в Таллин, где принял деятельное участие в оборудовании системой ЛФТИ лидеров "Ленинград" и "Минск", линкора "Октябрьская революция", ряда эсминцев. Невероятно, но факт - эта работа, выполнявшаяся с помощью личного состава кораблей, была закончена к концу июня, а 1 июля А. П. Александров с группой размагнитчиков возвратился на линкоре в Кронштадт. В пути он тщательно следил за действиями защитного противомагнитного устройства, которое смонтировали по упрощенному варианту - обмотки были подвешены прямо к леерным стойкам. Попутно проверялось знание личным составом правил обслуживания противоминного устройства.

Мы специально задержались на этих событиях первых дней войны, чтобы показать, как энергично и эффективно решались проблемы противоминной защиты кораблей. А ведь работать приходилось в боевой обстановке, нередко под ожесточенным огнем противника.

Между тем стали быстро иссякать запасы кабеля. На подмогу пришла неистощимая флотская смекалка. Кто-то вспомнил о кабеле, доставленном в Ленинград до войны, - он предназначался для крейсера "Лютцов", купленного у Германии. Неожиданный резерв был успешно использован и помог балтийским морякам в борьбе с врагом: немецкий кабель неплохо защищал наши корабли от немецких же магнитных мин...

Но и этот кабель вскоре был израсходован. Балтийская группа размагнитчиков направила своих "разведчиков" на ленинградские заводы "Севкабель", "Электросилу", Металлический, на судостроительные и многие другие предприятия. Было обнаружено и доставлено к месту работ необходимое сырье. Инициатива, находчивость и впредь не раз приходили к нам на помощь.

В июле в эту работу включились и ленинградские судостроительные предприятия. На заводе им. А. А. Жданова размагничивались тральщики. и сторожевые корабли, на Балтийском - шаланды "Бурея", "Олекма" и "Нора", которые переоборудовались под канонерские лодки для Ладожской военной флотилии. В июле же в Ленинграде были смонтированы размагничивающие устройства на эсминцах "Статный" и "Скорый", а в августе - на эсминцах "Строгий" и "Стройный". Измерения магнитных полей этих кораблей велись на Неве. В сложных условиях первых месяцев войны и начинающейся блокады люди показывали неслыханную прежде работоспособность. В принятом решении фигурировала цифра - 42 корабля, которые следовало оборудовать защитными устройствами на Балтике. А в Ленинграде, Кронштадте и Таллине только в первые полтора месяца войны оборудовали 53 корабля. Энергично велась эта работа и на других театрах морских военных действий: уже в августе 1941 г. основное боевое ядро кораблей на всех действующих флотах и флотилиях было защищено от магнитных мин противника.

Накапливавшийся опыт позволил Балтийской группе в том же августе подготовить брошюру в помощь размагнитчикам. НТК НК ВМФ издал ее и распространил на других флотах. Называлась она так: "Правила по оборудованию и эксплуатации систем ЛФТИ на надводных кораблях ВМФ".

Но что таилось за этими "Правилами"? Размагничиваемый корабль надлежало выключить из повседневной боевой деятельности, вывести на глубокое место - обычно для крупных кораблей это был Красногорский рейд у Кронштадта, сильно обстреливавшийся вражеской артиллерией. Измерения магнитного поля проводились на нескольких курсах в течение суток, и по результатам этих измерений производили проектную проработку с учетом конкретных особенностей данного корабля. Затем на кронштадтском Морском заводе или в мастерских судовых электромонтажников изготовляли необходимое оборудование - клеммные коробки, щиты, реостаты. Предстояло еще подобрать нужную электроизмерительную аппаратуру и лишь после этого приступать к монтажу размагничивающих устройств. А затем снова выход на Красногорский рейд, для проведения довольно сложных и ответственных испытаний устройства m` разных режимах и глубинах. Не раз бывало, что испытания производились под артиллерийским огнем противника и во время налетов его авиации; приходилось открывать ответный огонь. Но работа не прекращалась. Враг непрерывно совершенствовал свое минное оружие: повышалась чувствительность магнитных замыкателей, вводились новшества, затруднявшие траление мин. Например, на Балтике и одновременно на Черном море были обнаружены, разоружены и изучены новые фашистские мины, специально подготовленные для борьбы с нашими размагниченными кораблями, - чувствительность этих мин в десять раз превышала прежнюю. Значит, надо было и нам непрерывно совершенствовать размагничивающие устройства. В связи с этим продолжалась энергичная научно-исследовательская работа в лабораториях ЛФТИ и непосредственно на флотах. Углубленнее изучались магнитные поля кораблей, их курсовые изменения, обмотки стали более гибко секционировать, применили курсовые обмотки с ручным или автоматическим регулированием токов. Теоретические расчеты академика И. Е. Тамма по экранированию корпусом корабля магнитного поля обмоток позволили размещать обмотки внутри корабля, распределяя их по высоте борта.

Организацией и планированием этой работы руководил энергичный, инициативный начальник электротехнического отдела НТК НК ВМФ М. В. Шадеев. Деятельное участие в ней принимали не только ученые ЛФТИ, но и вся Балтийская группа размагничивания кораблей. Непрерывно увеличивалась живучесть кабеля, повышалась эффективность устройства. Ценные исследования провел на лидере "Минск" офицер НТК НК ВМФ В. М. Питерский. Они позволили уже зимой 1941/42 г. перемонтировать на палубы кабель на крейсере "Максим Горький", лидере "Ленинград", эсминце "Славный", на ряде СКР и БТЩ. С немалыми трудностями, но упорно и успешно вводились и другие новшества. Совершенствованию вражеского оружия все более уверенно противопоставлялась надежная защита наших кораблей. Поначалу ПЛ вообще не имели защиты от магнитных мин, так как обмоточный метод по ряду технических причин был для подводных кораблей неприменим. Но на Балтике удалось создать безобмоточный метод защиты ПЛ. Позднее на него было выдано авторское свидетельство на изобретение М. В. Шадееву, В. М. Тучкевичу, А. В. Курленкову, М. Г. Фролову.

Для размагничивания кораблей сперва использовали лодочные батареи, позднее создали сеть СБР - их разместили на шхунах, баржах, дебаркадерах, имевших свои аккумуляторные батареи. Метод безобмоточного размагничивания постепенно совершенствовался, его позднее применили для защиты и надводных крупнотоннажных судов.

Какими далекими казались экспериментальные условия недавнего мирного времени! Теперь все было поиному, по-военному. Во время опытов по размагничиванию ПЛ "Щ-207", проводившихся группой И. Б. Гинзбурга и С. В. Евгеньева, в самый разгар работы, когда на корпус лодки .только успели уложить кабель, налетели вражеские бомбардировщики. Пришлось обрубить концы кабеля. Кончился налет - испытания продолжались. Под огнем врага проводились испытания и на других ПЛ. Особое значение для размагнитчиков имела магнитоизмерительная аппаратура. Еще до войны группа А. П. Александрова разработала в ЛФТИ переносный магнитометр ("вертушка ЛЕФТИ"). Первые опытные комплекты действовали хорошо. Но военная обстановка диктовала menaundhlnqr| массового изготовления приборов. Заводу "Электросила" было заказано 40 комплектов "вертушки", обеспечить их гальванометрами должен был завод "Пирометр". Офицер С. В. Евгеньев, наблюдавший за выполнением этого важного заказа, вспоминает: "Рабочие, инженерно-технические работники "Электросилы" трудились по нескольку смен подряд, понимая значение порученного им дела. Руководил сдачей магнитометров заведующий электромашинной лабораторией завода профессор Д. В. Ефремов, будущий министр электротехнической промышленности СССР. Уже через неделю первый комплект был готов, за ним и остальные. Их сразу же направляли на все флоты".

Силами размагнитчиков (или, как острили моряки, - их "молитвами") корабли получали возможность безопасно проходить над немецкими магнитными минами, не подвергаясь угрозе подрыва. И все же это была только часть большой проблемы защиты от фашистского минного оружия. Требовалось еще и уничтожать магнитные мины противника. Вот почему размагнитчики поддерживали тесные связи со специалистами-минерами, которые снабжали их данными о разоруженных минах и привлекались к созданию неконтактных тралов. Еще весной 1942 г. А. П. Александров вместе с дочерью академика А. Ф. Иоффе - молодым ученым Валентиной Абрамовной Иоффе - разработал проект специальной трал-баржи. Ее мощное магнитное поле должно было позволить на безопасном расстоянии подрывать магнитные мины противника и тем самым расчищать фарватер для безопасного прохода кораблей. Если к этому добавить, что в 1942 г. только в восточной части Финского залива фашистской авиацией было сброшено свыше 400 магнитных мин, то можно себе представить, сколь необходимой и важной была эта нелегкая и опасная работа. Испытание трал-барж требовало не только глубоких знаний и таланта исследователя, но и громадного личного мужества, выдержки и бесстрашия.

Вот лишь один пример из этой области. Испытания трал- баржи были намечены на следующий же день после того, как очередные магнитные мины были сброшены фашистской авиацией в районе Кронштадта. Обстановка для проведения испытаний складывалась весьма опасная, но ведь только в таких условиях и можно было получить ответы на многие вопросы испытателей. И они вышли в море. Буксировать трал-баржу КП-25 должен был ТЩ "Поводец". Однако утром в день испытаний вдруг обнаружилось, что тральщик сам... основательно намагнитился от трал-баржи и потому оказался незащищенным от магнитных мин врага. Участвовать в испытаниях он не мог. Значит отменить их, отложить? Нет, нельзя было позволить себе даже малейшую отсрочку! Члены комиссии - офицер НТК НК ВМФ А. М. Тее и инженер А. Ф. Пахомов - посоветовались с научным руководителем работ В. А. Иоффе и приняли новый план: пришвартовать "Поводец" для подачи электроэнергии в обмотки трал- баржи прямо к ее борту, а буксировку поручить размагниченному ТЩ "Пикша" и буксиру ГС-2.

Конечно, идти на магнитные мины на неразмагниченном "Поводце" было весьма рискованно, но испытатели заявили, что сами пойдут на нем. Надо ли объяснять, как воодушевил их отважный поступок весь личный состав "Поводца"? Люди думали не об опасности, а о том, как быстрее и успешнее выполнить боевое задание. Испытания прошли отлично, показали высокую эффективность нашего контр-оружия. Были оборудованы новые трал- баржи, и они дали возможность энергично очищать водные opnqrp`mqrb` от вражеских магнитных мин.

Тогда гитлеровцы ответили применением неконтактных акустических мин, но и эта карта врага была бита: на трал-баржах стали устанавливать специальные пневматические устройства, парализовавшие действие и новых мин. И так было всякий раз, когда гитлеровское командование пыталось ошеломить советских военных моряков очередной "загадкой". Планы врага неизменно раскрывались, им противопоставлялись эффективные средства борьбы. Советский военный флот, "уничтоженный" гитлеровцами чуть ли не в первых сводках их главного командования, продолжал жить, бороться, накапливать силы для грядущих решающих схваток. Возлагавшие большие надежды на магнитную мину гитлеровцы в секретных донесениях отмечали неудачи на морском театре войны, но в официальной печати продолжали делать "хорошую мину при плохой игре".

Хотелось бы коротко сказать о специальных СБР, сыгравших значительную роль в решении поставленной задачи. Еще в апреле 1942 г. конструктор Г. И. Митин разработал проект такой станции. В деревянном корпусе парусно-моторной шхуны силами судоремонтных мастерских Лепморпогранпорта была оборудована первая на Балтике СБР-П. Тогда же в Кронштадте оборудовали рейдовыми бочками стенд безобмоточного размагничивания. Дело двинулось. Затем в Ленинграде появилась СБР-12 -с ее помощью размагнитили ПЛ С-4, Щ-302 и др. На Ладоге действовала СБР-13. Одновременно с проведением монтажных работ деятельно обучали личный состав. В сутки на станции полностью размагничивался корабль, а иногда и два. При этом нечеловеческое напряжение должны были выдержать недоедавшие и недосыпавшие люди, нередко работавшие под огнем противника. Начинался обстрел или бомбежка, корабль срочно освобождался от аппаратуры, подвешенной под килем, и покидал станцию размагничивания. Отбой - снова швартовка, установка на нужный курс, наложение временных обмоток...

Течением часто смещались подвешенные под килем магнитометры. Но, несмотря на все осложнения, на каждой из СВР, кроме решения основной задачи, занимались намагничиванием трал- барж, определяли эффективность смонтированных на кораблях устройств, вели исследования новых способов безобмоточной обработки. Все эти и другие работы проводились по планам магнитной секции НТК НК ВМФ, которой руководил В. М. Питерский.

Число станций непрерывно росло. В апреле 1943 г. вступила в строй СБР-26 со стендом на Неве, возле Финляндского вокзала, а в ноябре того же года стала функционировать СБР-31 тоже со стендом на Неве (выше Б. Охтинского моста). К слову сказать, на этой станции служил краснофлотцем бывший научный сотрудник ЛФТИ Б. С. Джелепов. Мобилизованный на флот, он оказал неоценимую помощь в проводившейся на станции научно- исследовательской работе, проявил мужество и отвагу. Ныне Борис Сергеевич -член-корреспондент АН СССР. Десятки военных моряков героически работали на этих станциях, внеся немалый вклад в наше общее дело.

Боевая практика показала высокую эффективность разработанных методов. Совместная деятельность ученых, специалистов в первый же. месяц войны свела к минимуму потери от вражеских мин и полностью сорвала попытки врага закупорить наши корабли в базах, нарушить их боевую службу. Ни один корабль, снабженный защитной системой ЛФТИ или обработанный безобмоточным методом, не подорвался на магнитных минах,- значит, защита оказалась надежной! Ее изобретатели - сотрудники ЛФТИ А. П. Александров, И. В. Курчатов, В. Р. Регаль, Б. А. Гаев, П. Г. Степанов, В. М. Тучкевич, военные моряки Б. Е, Годзевич, И. В. Климов - еще в апреле 1942 г. были удостоены Государственной премии I степени. Большое число ученых, военных моряков, инженеров, конструкторов, монтажников было награждено за эту работу орденами и медалями СССР.

Ни яростный огонь фашистской артиллерии, ни гитлеровские бомбы, ни тяжкие условия блокады не помешали советским людям отлично выполнить свой боевой долг перед Родиной. И "минная дуэль" с вермахтом была выиграна нами!


Главное за неделю