Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Подводные силы России в дореволюционный период

Посвящается 90-летию Кронштадтского соединения подводных лодок
28 ноября 2008 года исполняется 90 лет старейшему Кронштадтскому соединению подводных лодок, которое является правопреемником подводных сил Балтийского моря Императорского флота России, а 19 марта 2006 года наша страна отметила 100-летие своих подводных сил.

В январе 1901 года по предложению главного инспектора кораблестроения России генерал-лейтенанта Е.Н.Кутейникова в Санкт-Петербурге началось профессиональное проектирование отечественных боевых подводных лодок. К этому времени уже было освоено промышленное производство электродвигателей и электрических аккумуляторов, позволяющих обеспечить движение подводной лодки в подводном положении, двигателей внутреннего сгорания, в том числе дизелей, которые обладали высокой экономичностью и оказались наиболее пригодными в качестве двигателей надводного хода. В качестве подводного оружия для подводных лодок наиболее эффективными оказались торпеды, которые позволяли им атаковать надводные суда стоящие как на якоре, так и движущиеся в открытом море.

4 января 1901 года морское министерство утвердило «Строительную комиссию подводных лодок», которую возглавил талантливый инженер-кораблестроитель И.Г.Бубнов. Комиссия разработала проект 1-ой отечественной боеспособной подводной лодки «Дельфин». В 1901 г. И.Г.Бубнов был назначен её строителем при Балтийском заводе, руководил её испытаниями и сдачей флоту в эксплуатацию.

29 августа 1903 года практически полностью готовую и стоявшую у достроечной стенки завода первую подводную лодку «Дельфин» посетил Император Николай II. Он заслушал доклад И.Г.Бубнова и пожелал «успеха при дальнейших постройках». Это послужило началом финансирования проекта подводной лодки. 27 (14) октября 1903 г. она была принята в казну (на вооружение), а 18 июня 1904 года вошла в состав Балтийского флота. Так было положено начало созданию подводных сил Российского флота. Надо отметить, что постройка подводной лодки «Дельфин» носила явно экспериментальный характер и большой боевой ценности она не имела. Это был первенец наших подводных сил.

В связи с началом строительства подводных лодок остро встал вопрос о подготовке кадров: команд и офицеров-специалистов для службы на них: они комплектовались исключительно из добровольцев. Обучение проходило на подводной лодке «Дельфин», которая была и первой учебной подводной лодкой по подготовке специалистов-подводников, а капитан 2 ранга М.Н.Беклемишев их первым командиром-наставником и учителем. Не обошлось и без потерь. Так 29 (16) июня 1904 г. во время 18-го учебного погружения на Неве подводная лодка «Дельфин» затонула. Командовал «Дельфином» в этот выход лейтенант А.Н.Черкасов. На лодке кроме него находились два офицера и 34 нижних чина, из которых только четверо принадлежало к команде «Дельфина», остальные осваивали азы подводного плавания «с целью приучения их к нахождению на лодке в подводном положении». А.Черкасов очевидно не учел перегрузку лодки (24 человека весят около 2 т) и, как следствие этого, большую, чем обычно, скорость погружения. Нештатную ситуацию усугубили конструктивные недостатки лодки.

Дело в том, что главным конструктивным недостатком было то, что при её погружении входной люк приходилось оставлять приоткрытым с целью стравливания избытка воздуха, выпускаемого из балластных цистерн в прочный корпус перед погружением. Перед самым уходом под воду люк быстро закрывали. В 9.30 «Дельфин» начала погружение и ушла под воду с открытым люком. Спаслось только 2 офицера и 10 матросов. Лейтенант А.Н.Черкасов и 24 матроса выйти не успели и погибли. Через трое суток подводную лодку подняли. Подводников похоронили на Смоленском кладбище. На надгробии выгравированы 24 фамилии погибших. Рядом в отдельной могиле захоронен лейтенант А.Н.Черкасов. На его надгробии имеется надпись: «Здесь покоится тело лейтенанта Анатолия Ниловича Черкасова погибшего на миноносце «Дельфин» 16 июня 1904 г. вместе с командою 24 чел. Нижних чинов». Это были первые потери первой боевой подводной лодки Российского флота.

Русско-японская война 1904-1905 гг. стала первой в мировой истории, в которой приняли участие подводные лодки – корабли нового типа, которые к этому времени еще только начинали занимать свое место в составе военных флотов ведущих морских держав мира.

В апреле 1904 года у Порт-Артура на минах подорвались броненосцы «Ясима» и «Хацусе», японцы же посчитали, что их атаковали подводные лодки, и вся эскадра долго и яростно стреляла в воду. Командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал В.К.Витгефт приказал при подрыве японских броненосцев дать радиограмму, что адмирал благодарит подводные лодки за удачное дело. Конечно, японцы перехватили это сообщение и «приняли его к сведению».

В 1904 году во Владивосток по железной дороге начали отправлять подводные лодки. В конце декабря 1904 года там уже находились восемь подводных лодок. 14 (1) января 1905 г. приказом командира Владивостокского порта все эти лодки организационно вошли в Отдельный отряд миноносцев, который, в свою очередь, подчинялся начальнику Владивостокского отряда крейсеров контр-адмиралу К. Я. Иессену. Непосредственное руководство действиями Отдельного отряда возложили на командира подводной лодки «Касатки» лейтенанта А.В. Плотто, а его заместителем был назначен лейтенант И.И.Ризнич, командовавший подводной лодкой «Щука». А.Плотто был первый командир первого тактического Отдельного отряда подводных лодок (Родился А.В. Плотто 12 марта 1869 г., впоследствии вице-адмирал, военно-морской деятель, теоретик и практик подводного плавания. Умер в 1948 г. в возрасте 79 лет, похоронен в Пирее (Греция)). К концу 1905 года во Владивостоке находилось 13 единиц подводных лодок.

Ни в одной из стран мира к началу русско-японской войны еще не было выработано осмысленных взглядов на роль подводных лодок в составе их флотов. Поэтому Морскому ведомству России приходилось разрабатывать планы использования своих подводных лодок в войне на море, не имея никакого опыта. Никто реально не представлял, на что способны подводные лодки и как они должны действовать. Командир «Сома» лейтенант князь Владимир Владимирович Трубецкой писал, что «…лодками, по существу, никто не руководил, а тем командирам, которые хотели что-либо сделать, инициативы не давали…». И далее: «…Все приходилось делать впервые, даже придумывать командные слова для управления лодкой. В основном их разработал командир «Ската» лейтенант Михаил Тьедер и командир «Щуки» лейтенант Ризнич» (многие из этих «командных слов» сохранились и до нашего времени: «По местам стоять. К всплытию», «По местам стоять. К погружению», «Продуть балласт», «Осмотреться в отсеках» и другие). Их боевая деятельность свелась к несению дозорной службы, ведению ближней разведки и охране побережья в районе Владивостока.

Только в одном случае русским подводным лодкам при несении дозорной службы и ведении разведки удалось обнаружить японские корабли. Впервые в практике боевых действий русский офицер-подводник командир «Сома» - лейтенант князь В. В. Трубецкой видел в перископ не учебный щит-цель, а корабли врага. Он принял решение атаковать противника. «Сом» погрузилась и начала маневрирование с целью занятия удобной позиции для залпа, но японские корабли обнаружили её, открыли огонь и пошли на таран. «Сом» погрузилась на 12 метров и произвела маневр уклонения с целью снова занять удобную позицию для производства торпедного залпа. Но внезапно опустившийся на море туман позволил кораблям противника скрыться. Хотя боевого столкновения не произошло, и эта атака не была успешной, но она сыграла положительную роль.

Этот случай стал попыткой первой подводной атаки в истории отечественного подводного флота и совершил ее лейтенант князь В.В.Трубецкой. Впервые в мировой истории встретились новые противники - надводные корабли и подводная лодка, начав в тот далекий день противостояние, неоконченное и по настоящее время. Поначалу подводные лодки относились к классу миноносцев. К 1906 году Россия имела 20 таких подводных миноносцев. Это обстоятельство привело к тому, что 11.03.1906 года по Морскому ведомству морским Министром вице-адмиралом А.А.Бирилевым был подписан приказ №52, который гласил: «Государь Император в 6-ой день марта сего года высочайше повелеть соизволил: 1) Включить в высочайше установленную в 30-й день декабря 1891 г. классификацию судов военного флота разряды: а)…….. б) подводных лодок. 2) во второй разряд (перечислить) миноносцы «Дельфин», «Касатка», «Фельдмаршал граф Шереметьев», «Скат», «Налим», «Окунь», «Макрель», «Сом», «Стерлядь», «Лосось», «Белуга», «Щука», «Пескарь», «Осетр», «Бычок», «Плотва», «Палтус», «Сиг», «Кефаль», «Форель». (Хотелось бы подчеркнуть, что никакого Указа Императора Николая ?? не было. По этому вопросу заместитель начальника отдела информационного обеспечения Российского Государственного архива ВМФ заслуженный работник культуры РФ В.Н.Гудкин-Васильев провел архивное исследование, которое и подтвердило отсутствие такого указа императора. Тем не менее, многие литературные источники, в том числе и солидные средства массовой информации, ссылаются на неизвестный «мифический» указ царя, которого никто в жизни не видел). С этого времени и началась история подводных сил России как рода сил Военно-Морского Флота. Так было узаконено начало создания подводных сил нашей страны, а день 6 (19) марта Приказом Главнокомандующего ВМФ № 253 от 15.07.1996 г. объявлен Днем моряка-подводника. В выводах по боевому применению подводных лодок в русско-японскую войну было отмечено, что одной из причин низкой эффективности их применения является: «…Офицеры и команда недостаточно обучены и им приходилось обучаться уже самим…», и уже через три недели после приказа №52, 27.03 1906 г. (9 апреля по новому стилю) в Либаве (Лиепая) был официально создан первый в России учебный отряд подводного плавания. Целью отряда была подготовка кадров подводников, приемка подводных лодок от промышленности, их укомплектование, ввод в строй.

Создание учебного отряда подводного плавания было оформлено приказом №88 от 17 (29) апреля 1906 года, подписанного морским Министром вице-адмиралом А.А.Бирилевым. Этот приказ гласил: «Государь Император, в 27 день марта 1906 г., Высочайше утвердить соизволил 1) последовавшее в Государственном Совете мнение об учреждении учебного отряда подводного плавания и 2) штат учебного отряда подводного плавания…». Базировался отряд на порт императора Александра III (Лиепая), первым командиром отряда был назначен контр-адмирал Эдуард Николаевич Щенснович (командовал отрядом в 1906-1907 гг.). По его докладу была создана комиссия, мнение которой отразила ее основная формулировка: «…Ни одна часть морской специальности не требует от личного состава таких знаний, как подводная лодка; здесь каждый должен знать, что ему надо сделать при различных обстоятельствах, ошибки не допускаются, а потому все служащие на подводных лодках должны пройти самым основательным образом соответствующий курс в школе и выдержать отлично экзамен по установленной программе…» (РГА ВМФ. Д.27995, лл. 182-183). Отряд включал: обучающий состав, офицерский класс и школу для нижних чинов. В состав отряда вошли все наличные подводные лодки Балтийского флота: учебное судно «Хабаровск», подводные лодки «Пескарь», «Белуга», «Сиг», «Стерлядь», «Минога», «Окунь», «Макрель». На этих подводных лодках начали проходить подготовку 7 офицеров и 20 матросов.

В 1907 году был произведен первый выпуск 68 офицеров, которым впервые циркуляром Главного морского штаба было присвоено звание офицера подводного плавания. Вторым командиром отряда был капитан 1 ранга Павел Павлович Левицкий (командовал отрядом, первой бригадой подводных лодок в 17.06.1907-10.04.1915 гг.). За 1906-1911 гг. в Учебном отряде подводного плавания (УОПП) наряду с офицерами прошли обучение 12 морских врачей, удостоенные звания «офицер подводного плавания». Обязательным для врачей было: предшествующий опыт корабельной службы, двухмесячное плавание на подводной лодке в период учебы, выполнение научно-практической работы в интересах медицинского обеспечения подводного плавания.

26.01.1909 г. приказом по морскому ведомству №19 было утверждено «Положение и знак офицера подводного плавания», а также определены его права. (Из приказа по Морскому ведомству за № 19 от 26 января 1909 года: «…Государь Император в день 26 января сего года Высочайше соизволил утвердить нагрудный знак ... для офицеров флота, успешно выдержавших выпускные практические испытания и удостоенных звания офицеров подводного плавания. О таком Высочайшем соизволении объявляю по Морскому ведомству для сведения и руководства... Подписал Морской министр, Свиты Его Величества контр-адмирал Воеводский»). Этот знак вручался офицерам, успешно выдержавшим выпускные практические испытания в учебном отряде подводного плавания. Знак состоял из серебра 84-й пробы и носился на правой стороне груди. Он представлял собой круг, образованный якорной цепью. Внутри круга - вертикально поставленный, обвитый канатом якорь Холла и горизонтально расположенный силуэт подводной лодки.

17 (30) декабря 1909 года морским Министром вице-адмиралом С.А.Воеводским был подписан приказ №329, который гласил: «На основании приказа по Морскому ведомству от 30 сентября с. г. за №245 предписываю с 1-го января 1910 года: На Балтийском море: 1. Выделить из состава Учебного Отряда подводного плавания подводные лодки «Макрель», «Окунь», «Пескарь» и «Стерлядь», а также и транспорт «Хабаровск». 2. Сформировать 1-ый дивизион подводных лодок, включив в состав его подводные лодки: «Макрель», «Окунь», «Пескарь» и «Стерлядь». Вспомогательным судном при этом дивизионе назначить транспорт «Хабаровск», 3. Сформировать 2-ой дивизион подводных лодок, включив в состав его испытывающиеся и строящиеся подводные лодки: «Минога», «Крокодил», «Аллигатор», «Кайман», «Дракон» и «Акула»…».

Таким образом, на Балтийском море были созданы впервые два дивизиона подводных лодок и закреплена их организационно-штатная структура.

На подводных лодках первой четверти 20 века условия для отдыха экипажа были весьма скромны. Для офицеров была небольшая кают-компания, оборудованная по периметру узким диванчиком, таким же столиком и буфетиком. Нижние чины спали на рундуках для хранения мин. По свидетельству очевидцев: «Команда спит, хорошо, если свернувшись «калачиком», а то, сидя или полустоя…». Тяжелые условия складываются для лиц обслуживающих дизели – «огромные «швейные машины», дающие до 200 взрывов в минуту, плюют на подошедшего к ним близко горячим маслом…». Общее впечатление от пребывания на подводной лодке один из журналистов резюмировал так: «когда вы встречаете матроса, у которого на ленточке напечатано «подводное плавание», снимайте Вы скорее шляпу и кланяйтесь ему скорее вслед пониже; он этого вполне заслужил».

Известный подводник К. Дебу пишет: «Еще важнее, или не менее важна, чем удобства работы и быта, и возможность от нее отдохнуть, уверенность экипажа в своей безопасности. Какой работы можно требовать от людей, знающих в каком опасном положении они находятся, но не уверены, что всегда, при всяком несчастье у них в распоряжении есть средства к спасению».

В соответствии с приказом по Морскому ведомству №57 от 25 февраля 1911 года был сформирован штаб бригады подводных лодок Балтийского моря и сама бригада, состоящая из двух дивизионов. Командиром первой в морской истории России бригады подводных лодок был назначен контр-адмирал Левицкий Павел Павлович (Родился 3.10.1859 г. в г. Кронштадте в семье моряка. П.П.Левицкий окончил Морской корпус (1880) и был произведен в мичманы в 1881 г. с зачислением в 1-й Балтийский флотский экипаж. С 6 декабря 1899 г. - капитан 2 ранга. 4 февраля 1904 г. назначен командиром крейсера 2 ранга «Жемчуг», с которым в составе 2-й Тихоокеанской эскадры участвовал в Цусимском сражении 14 мая 1905 г. После боя ушел в составе отряда контр-адмирала Энквиста на Манилу, где крейсер был интернирован. 6 декабря 1906 г. произведен в капитаны 1 ранга и 17 июня 1907 г. назначен начальником отряда подводного плавания на Балтийском море. 25 марта 1912 г. произведен в контр-адмиралы – «за отличие по службе». Во время Первой мировой войны и до 10 апреля 1915 г. командовал бригадой подводных лодок на Балтийском море. В 1915 г. был назначен состоять при морском министре адмирале И.К.Григоровиче и с января 1916 г. - наблюдающим за постройкой подводных лодок. После Октябрьской революции выехал в Киев и оставался в нем до прихода Добровольческой армии в сентябре 1919 г. Затем выехал в Севастополь, где был назначен заведующим резервом офицеров Флота Вооруженных Сил Юга России. 15 мая 1920 г. приказом командующего белым Флотом Черного моря был назначен комендантом Ялтинского порта и старшим морским начальником. В ноябре 1920 г. ведал эвакуацией частей армии генерала Врангеля из Ялты, после чего через Константинополь прибыл в Афины, где в 1922 г. был председателем кают-компании русских морских офицеров. Некоторое время проживал в Греции. В июне 1924 г. вступил в «Корпус офицеров Императорской Армии и Флота» и был в Греции в качестве представителя Великого Князя Кирилла Владимировича – «местоблюстителя Государева престола». С 1924 г. - в Эстонии, жил неподалеку от Таллинна. Состоял почетным членом Кассы взаимопомощи моряков. Приказом по корпусу Императорской Армии и Флота от 24 апреля 1930 г. произведен Великим Князем Кириллом Владимировичем в вице-адмиралы. Скончался 31 июля 1938 г. в Таллине и похоронен там же на Александро-Невском кладбище.). Это был первый начальник первой бригады подводных лодок Балтийского моря.

В статье, посвященной памяти вице-адмирала П.П. Левицкого (журнал «Часовой», №222–223, 1938, с. 16) известный подводник капитан 1 ранга В.А. Меркушов пишет о нем: «…Скромный, простой, доброжелательный ко всем и каждому, Павел Павлович всегда внимательно прислушивался к мнениям и пожеланиям командиров подводных лодок, позволял спорить с собой и никогда не злоупотреблял предоставленной ему властью. За эти качества он пользовался всеобщим уважением и заслужил на бригаде прозвище «Папа», чем всегда гордился.

К этому стоит добавить, что он никогда не старался избегать опасности и, хотя это совершенно не требовалось его положением, всегда лично ходил на погружения на большую глубину или на испытания, из которых лодка рисковала не вернуться…»
.

Приказами №359 от 2 сентября 1913 г. и № 360 от 4 ноября 1913 г., подписанными морским Министром адмиралом И.К.Григоровичем, было введено в действие «Положение о службе в подводном плавании», определявшее: организацию объединения подводных лодок в дивизии, отдельные бригады, дивизионы и отделения; прохождение службы на подводных лодках офицерами; порядок назначения офицеров на должность и денежное содержание офицеров-подводников.

Не обошлось и без катастроф. За период 1904-1914 гг. в русском подводном флоте потерпели катастрофу подводные лодки «Дельфин» в 1904 г. и «Камбала» в 1909 г на Черноморском флоте.

Особенно была известна редким по числу случаев затоплений и подъемов подводная лодка «Минога» (от слова малая). Первым командиром «Миноги» был лейтенант А.В.Бровцын. Осенью 1912 года его сменил лейтенант А.Н.Гарсоев, командовавший до этого подводной лодкой «Почтовый». Зимой 1912-1913 гг. «Минога» находилась в Порте Императора Александра III и обеспечивала занятия Учебного отряда подводного плавания. Эта история началась так. Командир бригады подводных лодок Балтийского моря контр-адмирал П.Левицкий жил со своим многочисленным семейством в Либаве. У него было три сына (Александр, Павел, Николай) и четыре дочери (Мария, Елена, Вера, Надежда). Старшие дочери Мария и Елена, будучи на выданье, пользовались большим вниманием офицеров бригады подводных лодок. Хорошо образованные, начитанные, весёлые и импульсивные, Мария с Еленой неизменно пользовались успехом у офицеров-подводников. Особенно упорствовал в благородном искусстве борьбы за дамские сердца Александр Гарсоев. Познакомил его с Еленой ее брат – лейтенант Александр Левицкий, учившийся вместе с Гарсоевым в либавском отряде подводного плавания. Она согласилась совершить 23 марта 1913 года вечернюю прогулку с Александром Николаевичем. У А.Гарсоева на этот день было запланировано первое практическое погружение «Миноги» для тренировки команды, но он посчитал, что до условленного с Еленой времени успеет вернуться. Лодка 23 марта (по ст. ст.) в 2 часа дня вышла в море, сопровождаемая портовым катером «Либава», на который А.Гарсоев отправил рулевого «Миноги» Гурьева: матрос знал, как в случае чрезвычайной ситуации обращаться с телефоном на спасательном буйке, выпускаемом из лодки в подводном положении.

Около 4-х часов дня «Минога» подошла к Либавскому маяку, и командир приказал боцману И.Гордееву передать конвоирующему катеру по семафору о своем намерении погрузиться и начать движение подводным ходом. Боцман, передав сигнал, свернул семафорные флажки в трубочку и засунул их под настил мостика рубки, причем флажки попали в клапан шахты судовой вентиляции, который в то время был открыт. При подготовке лодки к погружению закрывавший клапан старшина Минаев не обратил внимания на то, что клапан вентиляции не закрылся (мешали флажки). Лодка начала погружаться, и когда шахта судовой вентиляции погрузилась в воду, то вода сразу же начала поступать по трубе вентиляции, проходившей через прочный корпус, в машинное отделение и лодка, получив отрицательную плавучесть, затонула на глубине около 30 метров. Продуть главный балласт командир запоздал. Он приказал отдать спасательный буй с установленным в нем телефоном. Узнав об аварии на подводной лодке, командир катера дал полный ход и направился в порт, но на подходе к Либаве выскочил на мель. Радиопередатчика на нем не было, а потому на берегу никто не знал о случившемся с лодкой чрезвычайном происшествии.

А в это время по набережной прогуливалась Елена Левицкая. Не дождавшись Гарсоева, она возвратилась домой. Не разуваясь, она промчалась в кабинет отца и с ходу начала жаловаться на совершенно беспардонное поведение одного из офицеров его бригады - лейтенанта А.Гарсоева, который позволяет себе столь бессовестно вести себя с дамами. Контр-адмирал П.Левицкий всё больше хмурясь, выслушал сбивчивый монолог дочери, а потом позвонил дежурному в штаб бригады. Услышанное в трубке насторожило его - ни «Минога», ни её судно-конвоир до сих пор с моря не вернулись! На часах между тем было уже половина восьмого вечера. П.Левицкий тут же сообщил о вероятном чрезвычайном происшествии начальнику либавского Порта Императора Александра III, и спасательная операция через 4 часа началась. Вскоре обнаружили сидящий на мели катер, от командира которого узнали некоторые подробности произошедшего с лодкой происшествия. По указанным координатам в свете прожекторов разглядели торчащую из воды корму «Миноги» с обвисшим Андреевским флагом.

К месту аварии прибыли спасательные средства – килектор, буксиры с водолазами, моряки и офицеры – слушатели Учебного отряда подводного плавания. Около часу ночи корма лодки была поднята, и при свете прожектора на поверхности воды показался кормовой входной люк. Состояние большей части команды лодки и командира А.Гарсоева было столь тяжёлым, что, по мнению спасателей, «…промедли Люси Левицкая в ожидании своего кавалера ещё минут тридцать-сорок и из лодки были бы подняты только бездыханные трупы». О том, с какими перипетиями шла спасательная операция, увлекательно рассказал в своей книге «Конструкторы подводных кораблей» Юрий Стволинский. То, что произошло с «Миногой», описано также в романе Валентина Пикуля «Моонзунд». Только исключительное стечение благоприятных обстоятельств позволило спасти находившийся в лодке экипаж после 10-ти часового пребывания «Миноги» на дне моря. Не последнюю роль в этом сыграла Елена Левицкая.

По всем романтическим канонам после такой истории спасённый и его спасительница должны были бы сыграть свадьбу. Но в реальной жизни всё получилось иначе. Елена Левицкая стала женой судового врача крейсера «Авроры» Николая Ивановича Башкирцева, а Александр Гарсоев до конца своих дней остался холостяком. 1 августа (19 июля) 1914 года Германия объявила войну России. Русский Императорский Флот Балтийского моря к встрече противника был готов, за исключением подводных лодок. «План операций на случай Европейской войны 1914 года» ставил Балтийскому флоту одну-единственную задачу: воспрепятствовать противнику проникнуть в восточную часть Финского залива, обеспечив мобилизацию сухопутных войск Петербургского военного округа, имеющих задачу защиты столицы.

К этому времени окончательно определился состав бригады подводных лодок Балтийского моря: она состояла из 2-х дивизионов (1-й дивизион: «Акула», «Минога», «Макрель», «Окунь», транспорт «Хабаровск» и портовое судно «Конвоир»; командовал 1-м дивизионом капитан 2 ранга С.Н.Власьев, он же был командиром подводной лодки «Акула» и 2-й дивизион: «Аллигатор», «Дракон», «Кайман», «Крокодил», транспорт «Европа» и портовое судно «Спутник»; командовал 2-м дивизионом капитан 2 ранга Р.К.Вальронд, он же был командиром подводной лодки «Аллигатор», ледокола «Аванс» катера «Перископ» и моторных катеров «Охранный», «Встреча» и «Темерник»). Учебный отряд подводного плавания состоял из 4 подводных лодок («Белуга», «Пескарь», «Стерлядь», «Сиг»), и транспорта в Либаве (Лиепая).

Характеризуя боевую деятельность, понесенную экипажами подводных лодок во время первого периода военных действий (со средины июля до 31 декабря 1914 года), командующий флотом Балтийского моря адмирал Эссен в приказе от 24 февраля (по ст. ст.) 1915 года за №309 констатировал: «…Оценивая боевую работу некоторых судов вверенного мне флота за истекший период кампании, я, пользуясь властью, предоставленной мне статьей 150-й статута Георгиевской медали «За храбрость» и принимая во внимание неоднократные боевые дела этих кораблей, награждаю: …команду подводной лодки «Акула» шестью Георгиевскими медалями, «Минога» - тремя, «Макрель» - тремя, «Окунь» - тремя, «Аллигатор» - четырьмя, «Дракон» - четырьмя, «Кайман» - четырьмя, «Крокодил» - семью Георгиевскими медалями…».

Считая, что в неудачах 1914 г. виноват личный состав бригады подводного плавания, командующий флотом решил сменить начальника бригады контр-адмирала П.П. Левицкого, искренне преданного делу, у которого он стоял с 1907 года. По случаю ухода П.П.Левицкого Н.О.Эссен издал прощальный приказ: «…С 1907 года, сначала в чине капитана 1-го ранга, а затем контр-адмиралом, Павел Павлович Левицкий стоял во главе подводного плавания в Балтийском флоте. Это время как раз совпало с нарождением новых идей в подводном плавании, как в области минного дела, так и в судостроении. Ему пришлось принять самое деятельное участие в разработке программ подводного судостроения, под его же руководством шло обучение личного состава подводного плавания для той боевой работы, которую ему приходится нести теперь. Всегда ценя работу контр-адмирала Павла Павловича Левицкого, теперь, расставаясь с ним, я приношу ему от себя лично и от лица службы благодарность за понесенные им труды и желаю ему успеха в его дальнейшей службе. Уверен, что его деятельность всегда будет направлена на пользу флота и любимого им подводного плавания. Адмирал фон Эссен».

Командиром бригады подводных лодок был назначен капитан 1 ранга Подгурский Николай Константинович (в списках личного состава флота по 1917 г. он числился по отчеству Люциановичем), до этого командовавший крейсером «Россия». В 1915 году в строй стали вступать подводные лодки типа «Барс», и в связи с пополнением корабельного состава 4 мая 1915 года бригада подводных лодок была переформирована в дивизию подводных лодок Балтийского моря в составе 6 дивизионов. Начальником первой в морской истории России дивизии подводных лодок был назначен капитан 1 ранга Николай Константинович Подгурский. До этого 23 марта 1915 года он был назначен начальником бригады подводных лодок вместо контр-адмирала П.П.Левицкого.

(Подгурский Николай Константинович (Люцианович) (1877–1918). Родился в Ревеле. Окончил Морской корпус (1897). Участник обороны Порт-Артура, отличился при обороне горы Высокой, использовав «шаровые» мины и 6-фунтовые патроны для уничтожения занятых японцами блиндажей, что более чем на два месяца отсрочило падение этого важного пункта обороны. За этот подвиг был удостоен ордена Св. Георгия 4-й ст. (25.09.1904). Офицер подводного плавания по первому списку (1907). Командир подводной лодки «Дракон» до 25 мая 1909 года, строившейся в Петербурге на заводе Крейтона на Охте, после чего по болезни вынужден был ее оставить, задолго до вступления лодки в строй (1908–1909), командовал миноносцем «Ретивый» (1909–1910), командир эскадренного миноносца «Генерал Кондратенко» (1913–1914), командир крейсера «Россия» (1914–1915). Командующий под брейд-вымпелом Дивизией подводных лодок Балтийского моря (1915–1916), позже - отрядом судов Ботнического залива (1916–1918). Контр-адмирал за отличие по службе (16.12.1916). После увольнения с флота жил в Ревеле, где 1 ноября 1918 г. умер от испанки. Похоронен там же на Александро-Невском кладбище)


В состав дивизии подводных лодок вошли: 1-й дивизион – подводные лодки «Барс», «Вепрь» и «Гепард»; 2-й дивизион – подводные лодки «Тигр», «Львица» и «Пантера»; 3-й дивизион - подводные лодки «Акула», «Кайман», «Крокодил», «Аллигатор» и «Дракон»; 4-й дивизион - подводные лодки «Макрель», «Окунь» и «Минога»; 5-й дивизион - подводные лодки «Белуга», «Пескарь», «Стерлядь»; дивизион особого назначения – малые лодки №1, №2, №3, построенные по заказу военного ведомства; корабли обеспечения – транспорты «Европа», «Хабаровск», №1, №2 и «Оланд», спасательное судно «Волхов», миноносец «Прыткий» и 4 катера. Первой российской подводной лодкой, добившейся боевых успехов в войне на море была ПЛ «Гепард». Рано утром 23(10) августа 1915 года у западного побережья острова Эзель «Гепард» разглядела неприятельский трехтрубный крейсер типа «Бремен» и с ним пять миноносцев. Подойдя на расстояние 6–8 кабельтовых, командир лейтенант Я. И. Подгорный дал залп из пяти торпед и надеялся увидеть результат атаки, но, повернув перископ назад, увидел неприятельский миноносец, идущий прямо на лодку. Пришлось срочно уходить под воду на глубину около 15 метров, а через некоторое время подводники услышали сильный взрыв.

Что стало с неприятельским крейсером - неизвестно, но с маяка Церель также слышали во мгле взрыв. Это был первый успешно примененный залповый метод торпедной атаки.

27 ноября 1915 года вышла в свой 17-й боевой поход подводная лодка «Акула» под командованием капитана 2 ранга Н.А.Гудима. Курс ее лежал к Мемелю, где она должна была выставить мины. Из боевого похода лодка не вернулась. Вероятнее всего она погибла на мине. Однако, что произошло в действительности, установить так и не удалось. «Акула» стала первой в отечественной истории подводной лодкой, погибшей в ходе боевых действий. Наша память сохранит «Акулу», как одну из первых русских дизель-электрических подводных лодок, которая положила начало активным боевым действиям отечественных подводников и их дальним походам.

15 мая 1916 г. подводная лодка «Волк» (командир старший лейтенант И.В.Мессер) вышла в боевой поход в район Норчепингской бухты (расположена на юго-востоке Швеции). Иван Владимирович, действуя в этом районе, потопил 3 немецких транспорта и один пароход общим тоннажем около 14600 т. (Мессер Иван Владимирович. Родился в 1884 году. В 1903 г. окончил Морской кадетский корпус, а в 1910 году Учебный отряд подводного плавания. Командовал подводной лодкой «Белуга» а в 1915-1918 гг. подводной лодкой «Волк». «Волк» под его командованием совершила 9 боевых выходов. После Октябрьской революции оставив флот, уехал в Архангельск к генералу Миллеру. В белой армии Севера служил директором маяков и лоции Белого моря. Затем эмигрировал сначала в Финляндию, затем в Сербию а потом в США. Скончался 16 декабря 1952 г. в Кливленде (штат Огайо)).

В 1916 году Англия передала России еще 11 подводных лодок типа «АГ», которые строились в Америке для Англии. Вторым начальником дивизии подводных лодок в ноябре 1916 года был назначен контр-адмирал Вердеревский Дмитрий Николаевич, сменивший на этом посту контр-адмирала Н.Л.Подгурского.

(Дмитрий Николаевич Вердеревский. Родился 9.11.1873 г. в Петербурге. В 1893 году окончил Морской корпус, а в 1898 г. артиллерийские классы. Участник русско-японской войны 1904-1905 гг. С 10.11.1916 начальник дивизии подводных лодок Балтийского моря. Контр-адмирал (1916). Во время Февральской революции 1917 года до марта начальник дивизии подводных лодок Балтийского флота, базирующихся в Ревельской морской базе. 30.8.1917 назначен морским министром. Во время Октябрьской революции 26 октября был арестован в Зимнем дворце вместе с членами правительства и сидел в Петропавловской крепости. 27 октября освобожден под честное слово и уволен в отставку. Сотрудничал с руководством Красной армии, осуществлял техническое руководство оперативными действиями флота по обороне страны. В 1918 г. эмигрировал в Лондон, затем в Париж. Жил в Париже, входил в состав масонской ложи. Во время 2-й мировой войны выступал против действий Германии. После войны подал заявление о приеме в советское гражданство и возвращении в СССР. Получил советское гражданство (1945). Умер 22.08.1947 года и похоронен в пригороде Парижа на кладбище Сент-Женевьева-де-Буа).

В октябре 1916 года по заказу Морского ведомства России фирмой «Фиат» в Специи (Италия) была заложена подводная лодка «Святой Георгий».

Лодка была спущена на воду 8 апреля 1917 года и вступила в строй 7 мая 1917 года.

18 июля 1917 года под командованием старшего лейтенанта Ризнича Ивана Ивановича «Святой Георгий» убыл из Генуи в Гибралтар и далее через Бискайский залив в Плимут, затем в Скапа-Флоу и вдоль Скандинавии в Архангельск, куда прибыл 1 сентября 1917 года и ошвартовался у Соборной пристани Архангельска. За время перехода не был потерян ни один член экипажа. Переход занял менее полутора месяца. Это был настоящий подвиг.

В приказе по флоту и морскому ведомству морской Министр контр-адмирал Д. Н. Вердеревский отмечал:

«…Этот блестящий, исключительный по условиям плавания переход лодкою малого водоизмещения в осеннее время свыше 5000 миль через ряд зон расположения германских подводных лодок, минных заграждений и т. п. наглядно показывает, что офицерам и матросам, сплоченным взаимным уважением и преданным своему делу, не страшны не только поставленные врагом всевозможные преграды, но и сама стихия... Родина вправе будет гордиться беспримерным в истории подводного плавания переходом подводной лодки малого водоизмещения из Италии в Архангельск…».

За этот переход старший лейтенант Иван Иванович Ризнич был произведен в капитаны 2-го ранга и награжден орденом Владимира IV степени с мечами и бантом. Из всех подводных лодок дореволюционной России «Святой Георгий» единственная совершила океанский дальний поход, продемонстрировав высокое мужество, профессиональное мастерство российских подводников, вписав тем самым золотую страницу в историю российского подводного плавания.

Подводники Балтики в первую мировую войну одержали ряд убедительных успехов: 5 побед принадлежали И.В.Мессеру, который командовал подводными лодками «Кайман» и «Волк»; 2 победы одержал В.Н.Кондрашов (подводная лодка «Вепрь»), по одной победе было на счету у А.Н.Никофараки (подводная лодка «Крокодил») и у Р.К.Вальронда (подводная лодка «Аллигатор»). Общий счет: 9 судов, общим водоизмещением 20307 брт.

В период 1901-1917 гг. в состав Российского флота были введены 73 подводные лодки. По отечественным проектам было построено 34 подводные лодки, из них 32 подводные лодки по проектам И.Г.Бубнова, 16 подводных лодок на наших заводах были построены по зарубежным проектам и 23 приобретены у иностранных фирм. Задумываясь над тем, почему тринадцатилетний период (1904-1917 гг.) начальной истории подводного плавания был достаточно успешным и продуктивным, следует отметить, что он в это время возглавлялся талантливейшими организаторами, истинными профессионалами своего дела.

Февральские события 1917 года подводники, как и многие россияне, встретили с надеждой на перемены к лучшему. 25 апреля третьим начальником дивизии подводных лодок Балтийского моря был назначен капитан 1 ранга Владиславлев Петр Петрович, сменивший контр-адмирала Д.Н.Вердеревского (Владиславлев Петр Петрович. Родился 20.12.1876 г. в городе Ташкенте. Окончил Морской корпус (1895). В 1899 г. окончил Александровскую военно-юридическую академию. В 1903 г. был флаг-офицером штаба командующего соединенным отрядом обороны Балтийского моря. Участник русско-японской войны на крейсере «Громобой» Владивостокского отряда крейсеров; за бой в Каратском проливе с японской эскадрой 1 августа 1904 г., во время которого был ранен, награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (27.09.1904). Командир Дивизии подводных лодок Балтийского моря (25.04.1917), контр-адмирал за отличие по службе (28.07.1917). В октябре 1917 г. погиб при невыясненных обстоятельствах - его тело было обнаружено в воде у борта плавбазы «Тосно» в Ганге. Официально исключен из списков личного состава 23.09.1917 г., как «пропавший без вести». Последний раз его видели на плавбазе «Тосно» в 22.00 5 октября и обнаружили его отсутствие 6 октября. Упал ли он за борт, или был выброшен, не установлено до сих пор). Но Россия продолжала войну с Германией и подводные лодки с началом весенне-летней кампании продолжали выходить в море на боевые позиции. В условиях революционного полураспада армии и флота делать это стало вдвойне опасно. За несколько революционных месяцев погибли сразу 5 подводных лодок: «Барс» (командир старший лейтенант Н.Н.Ильинский), «Львица» (командир Б.Н. Воробьев 2-й), «АГ-15» (командир лейтенант М.М. Максимович), не вернулась из похода в сентябре «АГ-14» (командир старший лейтенант А.Н. фон Эссен) а в октябре безвестно пропала «Гепард» (командир старший лейтенант Н.Л.Якобсон). Это была последняя потеря Балтийского флота в Первой мировой войне. Вспомним, что за три года этой войны до февральской революции русские подводники потеряли всего лишь две подводные лодки: «Акулу и «Сом». Так были потеряны пять подводных лодок за несколько месяцев февральской буржуазно-демократической революции 1917 года. Таким образом, за период Первой мировой войны на Балтике погибло семь русских подводных лодок: «Акула», «Сом», «Львица», «Барс», «Гепард», «АГ-14» и «АГ-15».

5 октября 1917 года в связи с гибелью контр-адмирала П.П.Владиславлева начальником дивизии подводных лодок был назначен капитан 2 ранга Дудкин Василий Федотович. (Дудкин Василий Федотович. Кубанский казак. Родился в 1881 г. в городе Краснодаре. По окончании Морского корпуса в 1903 г. был назначен на Дальний Восток в состав Тихоокеанской эскадры на эскадренный броненосец «Победа». Участник обороны Порт-Артура. После сдачи Порт-Артура был в японском плену, из которого вернулся в Россию только в 1906 г. В этом же 1906 году Василий Федотович поступает слушателем во вновь организованный Подводный класс, по окончании которого в 1907 г. назначается на Дальний Восток командиром подводной лодки «Дельфин». В.Дудкин командовал «Дельфином 4 года (1907–1910). В мае 1910 г. он был переведен на Балтийское море, и с этого времени его служба проходит там без перерыва до 1918 г. На Балтийском море В.Дудкин командовал подводной лодкой «Кайман» (с 1910 по 1913 г.), был старшим офицером эскадренного миноносца «Пограничник». Капитан 2 ранга (за отличие в делах против неприятеля 24.12.1914), командир подводной лодки «Барс» (с января 1915). С 4 мая 1915 г. начальник 1-го дивизиона Бригады подводных лодок Балтийского моря. 5 октября 1917 г. в связи с гибелью П.П.Владиславлева назначен начальником дивизии подводных лодок. Однако для В.Ф.Дудкина, выросшего и воспитанного на старых традициях, полный идеологически - обоснованный переход на сторону «захвативших власть большевиков» оказался в то время не под силу. Оставаться же на флоте по одним материальным соображениям он не мог, ибо это противоречило внутреннему складу его личности. Поэтому в мае 1918 г. по его ходатайству он был уволен с флота (по декрету от 29 января 1918 г.). Но со временем он вновь вернулся на флот. Службу в Красном флоте В.Дудкин начал в апреле 1920 г. помощником морского начальника на Азовском море. В декабре 1920 г. он был назначен на службу в оперативное управление штаба Морских сил Республики и уехал в Москву. В ноябре 1921 г. его назначают помощником начальника Учебного отряда Балтийского флота по технической части. В этой должности В.Дудкин состоял до февраля 1924 г. 13 февраля 1924 г. уволен в бессрочный отпуск, работал в редакции журнала «Красный флот», издававшемся в Кронштадте. В.Ф.Дудкин внезапно скончался 15 мая 1925 г.).

В ночь с 25 на 26 октября 1917 г. произошла Октябрьская революция и уже 19 ноября Верховная морская коллегия отдала приказание, переданное радиостанцией «Новая Голландия» всем Центральным комитетам флотов: «…Поднять на всех судах Всероссийского военного флота вместо Андреевского флага флаг Интернационала в знак того, что весь Русский военный флот, как один человек, встал на защиту Народовластия в лице Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов…». Состояние подводного флота было в плачевном состоянии, еще в рапорте от 19 ноября 1917г. капитан 2 ранга В.Ф.Дудкин констатировал: «…Заводская техника и качество ремонта подлодок падают с каждым днем. Старая опытная команда лодок постепенно уходит на берег, и качество личного состава заметно понижается…». Этому способствовало и изгнание матросами офицеров, особенно показательно в этом отношении была капитально ремонтирующаяся в Ревеле подводная лодка «Единорог»: «…Команда «Единорога» по собственному почину сразу же отстранила всех своих офицеров от власти и целиком передала ее только что избранному судовому комитету во главе с мотористом…».

В Гельсингфорсе повсюду шла бойкая распродажа различного казенного имущества с кораблей и из порта. Продавались: продукты, материалы, масла, топливо, мебель кают-компаний, револьверы, винтовки и пулеметы. Бывали случаи, когда судовые комитеты продавали даже шлюпки. Никому и в голову из них не приходило, что они совершают преступление; все казалось в порядке вещей. «Ведь это - все наше, народное», - говорили матросы, когда кто-либо из офицеров пытался остановить грабеж. Так 20 февраля 1918 г. на заседании команды подводной лодки «Угорь» под председательством товарища Краснова было принято решение «…все вещи числищіяся на подводной лодки "Угорь" разделить по рукамь команды, и это постановленіе срочно выполнено, вещи разделены». Командир подводной лодки «Угорь» военмор И.К.Знаменский на протоколе собрания написал, что согласиться с разделом достояния народа Республики между отдельными лицами никак не может. А Первая мировая война продолжалась. 18 февраля немецкие войска перешли в наступление по всему фронту - от Балтийского до Чёрного морей. К тому времени в составе БФ находилось около 550 кораблей и судов различных классов, в том числе 26 подводных лодок. Большая часть кораблей была сосредоточена в главной базе – Гельсингфорсе (Хельсинки, Финляндия), включая подводные лодки.

В связи с наступлением немцев, над силами русского флота, базирующимися в Ревеле и Гельсингфорсе, нависла серьёзная опасность. 2 марта 1918 г. Морской генеральный штаб направил Военному отделу Центробалта директиву о выводе флота из Гельсингфорса в Кронштадт и мерах по уничтожению судов в случае угрозы захвата флота противником.

3 марта был подписан мирный договор с Германией (Брестский мир).

По Брестскому договору, русский Балтийский Флот должен был уйти из Гельсингфорса в Кронштадт. Корабли, оставшиеся в Гельсингфорсе, подлежали разоружению и интернированию, т.е. становились добычей Германии.

В этих условиях 6 марта на заседании Совета комиссаров Балтийского флота (Высший орган власти на БФ заменивший 3 марта 1918 г. Центробалт) было принято решение о немедленной подготовке к эвакуации флота и базы в Кронштадт (уже 4 марта Военный отдел Совкомбалта, избранного накануне вместо ЦКБФ, приказал 1-й бригаде линейных кораблей готовиться к переходу в Кронштадт)). Руководил операцией по перебазированию сил флота в Кронштадт начальник морских сил Балтийского моря капитан 1 ранга А.М.Щастный, а его заместителем был капитан 1 ранга С.В.Зарубаев. А.Щастный решил во что бы то ни стало вывести все корабли в Кронштадт. 3 апреля немцы высадили у Гангэ (Ханко) морской десант, угрожая захватом Гельсингфорса с суши. Из-за опоздания ледоколов, вывести из Ганге подводные лодки не удалось, и четыре лодки (АГ-11, АГ-12, АГ-15, АГ-16) и транспорт «Оланд» (т.е. весь 4-й дивизион подводных лодок) были взорваны своими командами. 4-го апреля находившиеся в составе Балтийского флота английские подводные лодки «Е-1», «Е-8», «Е-9», «С-19», «С-26», «С-27», «С-35», плавбаза «Амстердам» и три английских парохода с разрешения Совета комиссаров Балтийского флота были взорваны англичанами на внешнем Свеаборгском рейде.

Переход в Кронштадт был совершен в исключительно тяжелых условиях: лодки не обогревались, горячей пищи не было, подводникам часто приходилось сходить на лед и ломами пробивать дорогу. Кроме того, подводные лодки того времени не имели водонепроницаемых переборок и в случае повреждения корпуса льдом им грозило затопление.

Так закончился исторический Ледовый поход Балтийского флота. В ходе операции в период с 12 марта по 22 апреля 1918 г. в Кронштадт были перебазированы 233 корабля, в том числе 12 подводных лодок. Вывод кораблей из Финляндии был завершен. Ледовый поход явился беспрецедентным событием и в мировой военно-морской истории. Спасённые корабли активно участвовали в борьбе с иностранной интервенцией в годы гражданской войны, а после её окончания составили основу для возрождения советского ВМФ. И, конечно же, за это большое спасибо капитану 1 ранга Щастному Алексею Михайловичу.

12 подводных лодок, совершивших ледовый переход и 7 подводных лодок находившихся в ремонте и в достройке в Петрограде (всего 19 подводных лодок) образовали первое соединение подводных лодок Советского Союза.

20 апреля приказом № 320 по флоту и Морскому ведомству на кораблях и подводных лодках был введен Красный флаг с белыми буквами «Р.С.Ф.С.Р.» посередине. 31 мая 1918 года приказом № 327 по соединению согласно приказа Командующего Балтийским флотом дивизия подводных лодок была переформирована в дивизию, состоящую из двух дивизионов: 1-го резервного (командир дивизиона военмор К.Л.Соболев) - из лодок требующих длительного ремонта «Волк», «Вепрь», «Ерш», «Змея», «Форель», «Кугуар», «Язь», «Угорь», «Кета», «Касатка», «Окунь» (всего 11 ПЛ) с плавбазами «Тосно», «Хабаровск» и спасательным судном «Волхов; 2-го действующего (командир дивизиона Я.К.Зубарев) - из боеготовых лодок «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Тур», «Ягуар», «Леопард», «Минога», «Макрель» (всего 8 ПЛ) с плавбазами «Петр Великий» и «Воин». Командиром дивизии снова был назначен Константин Евгеньевич Введенский. День 31 мая 1918 года считается днем рождения Кронштадтского соединения подводных лодок.

(продолжение следует)

Авторы: Ю.Н.Курганский, С.П.Сирый


Главное за неделю