Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Настоящее и будущее БПЛА

Чтобы не было конфуза...
В настоящее время бытует твердое мнение, что за беспилотными летательными аппаратами большое и счастливое будущее. Ввиду отсутствия сколько-нибудь серьезного российского опыта применения БПЛА в боевых условиях, отечественные СМИ цитируют в основном анонимных специалистов из Пентагона, утверждающих, что «…сегодня не существует более совершенного средства ведения войн, чем самолет-беспилотник», и приводят в качестве примера успешное использование БПЛА в 1991 году, во время проведения операции «Буря в пустыне».


Беспилотники могут оставить авианосцы без самолетов. Фото из Энциклопедии авианосцев

ДЕШЕВО И ЭФФЕКТИВНО

С 1991 года, однако, многое изменилось, и ситуация с беспилотниками стала совсем не радужной. Впрочем, апологеты этих аппаратов в России продолжают сетовать на то, что американцы тратят на БПЛА много денег, а у нас в стране дела с этим обстоят плохо. Что является истинной правдой. Но – не к сожалению, а к счастью.

Беспилотниками сегодня занимаются все кому не лень. Идея БПЛА заманчивая – исключить присутствие человека, если ему трудно или опасно выполнять какую-либо задачу. Количество созданных и проектируемых аппаратов огромно. Все хотят скорее поднять в воздух свои детища. В тени остается вопрос: кому и зачем они нужны?

Создатели БПЛА рекомендуют различные области их применения. В мирное время – мониторинг трубопроводов в тундре, поиск очагов лесных пожаров, поиск косяков рыбы и т.д. и т.п. На войне – ведение разведки, бомбометание с малых высот, пуски ракет «воздух–земля» по труднодоступным целям (вроде пещер в горах) и т.д. И никому в голову не приходит, что именно в военное время эти операции невыполнимы по следующим причинам.

Для управления полетом БПЛА у нас и за рубежом используется спутниковая навигационная система GPS в сочетании с инерциальной системой наведения. Точности одной только инерциальной системы, основанной на гироскопах (то есть на вращении волчков), для определения собственных координат беспилотника не хватает.

При фоторазведке к полученному снимку, например, стоящих танков необходимо приложить их точные географические координаты, которые можно получить только с помощью системы GPS (в будущем, возможно, и с помощью ГЛОНАСС или Galileo). В момент фотографирования БПЛА должен с максимальной точностью знать, где он находится, поэтому на аппарате и устанавливают приемники системы GPS. Приемники могут как постоянно измерять текущие координаты БПЛА, так и включаться периодически, корректируя работу инерциальной системы навигации.

Знать свои географические координаты беспилотнику необходимо и для возвращения на базу, куда он должен прилететь с разведывательной информацией. Для точечного бомбометания и для пуска ракет «воздух–земля» также нужно с высокой точностью определять текущие координаты БПЛА относительно целей, выбранных для уничтожения. Инерциальная навигация требуемую точность не обеспечивает. Вот и приходится прибегать к помощи спутников.

А теперь зададимся вопросом: что произойдет, если бортовой приемник системы GPS или других аналогичных систем будет выведен из строя воздействием на него организованных противником радиоэлектронных помех? Ответ однозначен: приемник станет бесполезным – он не сможет измерять координаты. Вместе с ним окажутся бесполезными разведывательные и ударные БПЛА.

Еще в 1997 году на Международном авиасалоне в Жуковском российская фирма продемонстрировала первый передатчик радиоэлектронных помех системам GPS и ГЛОНАСС, нарушавший работу их приемников. В результате они теряли возможность измерять координаты объектов, на которых были установлены.

Этот передатчик помех произвел сенсацию на Западе. Первыми всю опасность новинки для своей военной техники оценили американцы. Пентагон закупил несколько десятков таких «глушилок» и испытал их по своей военной технике, чье функционирование было основано на системе GPS. Оказалось, что высокоточное оружие (крылатые ракеты, управляемые бомбы с системой JDAM и т.д.) США и других стран НАТО в условиях воздействия помех перестает быть высокоточным. Из этого сразу же следовал важнейший вывод: если страна захочет защититься от высокоточного оружия, то над всей ее территорией с помощью «глушилок» нужно организовать сплошное электромагнитное поле помех. В этом случае коррекция полета высокоточного оружия с помощью системы GPS станет невозможной, и последуют огромные промахи относительно объектов, которые требовалось уничтожить.

Вслед за американцами «глушилки» принялись закупать другие страны. А боевую проверку они прошли весной 2003 года в Ираке, когда в самом начале войны с помощью высокоточного оружия не удавалось поразить важные цели. На пятый день кампании разразился громкий международный скандал с обвинениями в адрес России (о его подробностях можно узнать в интернете). И только после того как американцы в течение следующих пяти дней ориентировочно установили места, где находятся передатчики помех и ковровыми бомбардировками сровняли с землей целые районы вместе с «глушилками», война пошла по намеченному плану.

Произошедшее показало всему миру, как с помощью достаточно дешевого средства можно фактически снизить до нуля эффективность разнообразной военной техники, использующей спутниковую навигационную систему. В настоящее время аналогичные «глушилки» уже стоят на вооружении армий нескольких стран (но не России!). С каждым годом увеличивается количество фирм, выпускающих такие передатчики помех, в результате чего их распространение по миру можно сравнить разве что с повсеместным наличием автомата Калашникова. Уже трудно себе представить военные действия, в которых не применялись бы «глушилки». Недалеко то время, когда для партизан и террористов, скрывающихся в лесах, передатчики помех спутниковым навигационным системам станут такой же обыденной вещью, как АК.

До сих пор распространение «глушилок» в системе GPS вызывает дикую истерику со стороны США, поскольку у них рухнула неядерная стратегическая доктрина, основанная на высокоточном оружии, стоящем сотни миллиардов долларов.

ДЕЛА НЕ ТАК УЖ ПЛОХИ

Когда встал вопрос, как же бороться с БПЛА, имеющими малые размеры, малую отражающую поверхность для радаров, малую высоту полета, то оказалось, что единственным способом борьбы с ними являются все те же «глушилки». Создание поля радиоэлектронных помех для системы GPS, помимо нейтрализации высокоточного оружия и нарушения управления войсками, приводит к дополнительному эффекту – к нейтрализации БПЛА. Полученная с помощью фотокамеры и видеоаппаратуры разведывательная информация без точной привязки к местности не имеет никакой ценности. Кроме того, сами БПЛА, не зная своих координат, с большой вероятностью не смогут возвратиться на базу и будут потеряны.

Если местность, над которой должны летать разведывательные БПЛА, – лесистая, то, как показали многочисленные эксперименты, обнаружить под деревьями объекты, представляющие интерес, невозможно. Даже в зимнее время, когда нет листьев, увидеть с медленно летящего вертолета даже столь крупное животное, как лось, не удается, если он не движется. Это – вторая причина бесперспективности разведывательных беспилотников. Не случайно вся реклама БПЛА, созданных на Западе, идет применительно к безлесной местности, то есть применительно к Афганистану и Ираку.

Для чего тогда нужны беспилотники, помимо наблюдения в мирное время за трубопроводами и автомобильными пробками? Оказывается, у них все-таки есть область применения и в ходе боевых действий. Причем – очень важная, хотя и совсем не та, ради которой БПЛА сейчас создаются.

Они исключительно удобны как носители средств радиоэлектронной борьбы, то есть носители станций помех против различных радиотехнических средств. С помощью БПЛА можно проникать на территорию противника к объекту воздействия помехами, в частности к радарам ПРО и ПВО. Пока беспилотник будет летать взад-вперед с работающей станцией помех под «носом» у радиолокатора, тот не сможет нормально функционировать и обеспечивать систему ПРО информацией об обстановке в пространстве. На экране РЛС появятся сотни ложных целей, ничем не отличающихся от настоящих. После окончания времени, отведенного для барражирования одного БПЛА, на смену ему должен прийти другой.

Еще одной важной задачей, в решении которой беспилотники могут сыграть решающую роль, является парализация действий авианосцев. В их функционировании есть слабое звено – возвращающиеся самолеты, имеющие ограниченный запас топлива. Если заткнуть все «глаза» и «уши» возвращающимся на авианосец самолетам, то они не смогут своевременно сесть на палубу корабля и после израсходования запаса топлива будут потеряны. С помощью набора станций помех, установленных на нескольких БПЛА и барражирующих в районе расположения авианосцев, удается решить эту задачу.

Для затыкания «глаз» и «ушей» возвращающихся самолетов на БПЛА, направляемых для барражирования вокруг авианосца, нужны всего семь различных типов станций помех, которые подавят все бортовые системы крылатых машин, позволяющие им ориентироваться на местности. Оставшаяся неподавленная помехами инерциальная навигационная система не сможет решить задачу вывода самолетов к авианосцу и их посадки из-за большой ошибки, накопленной при выполнении боевого задания. Особенно в ситуации, когда в районе действий самолетов создано сплошное поле помех системе GPS.

Данную концепцию парализации действий авианосцев впервые представила на авиасалоне в Ле Бурже летом 2007 года одна российская фирма. Там же была показана и аппаратура для ее реализации. Результат – шок среди американских представителей на выставке и сотрудников посольства США во Франции, поскольку вышибается вторая «нога» из-под военной мощи США. Первая – высокоточное оружие – была выбита ранее. Эти же материалы, выставленные затем на авиасалоне в Жуковском в августе 2007 года, не вызвали никакого интереса у представителей российского Министерства обороны.

Перечисленные тактические задачи – далеко не единственные, где БПЛА, являющиеся носителями средств радиоэлектронной борьбы, могут играть решающую роль.

Естественно, встает вопрос: а как же сами беспилотники в этих условиях будут ориентироваться и возвращаться на базу? Оказывается, для того чтобы БПЛА очутился в пространстве неподалеку от подавляемого помехами объекта противника, вполне достаточно точности только инерциальной системы наведения, устанавливаемой на аппарате. Само барражирование в процессе излучения помех не требует высокой точности. После выполнения задачи даже из-за накопленной ошибки инерциальной системы БПЛА сможет выйти в зону размером в несколько десятков квадратных километров, где уже другая, локальная навигационная система, установленная в районе точки посадки, подхватит беспилотник, выведет его к точке посадки и позволит приземлиться.

Такая совмещенная система привода к точке посадки и обеспечения высокоточного приземления была разработана еще в конце 1980-х годов для самолетов, но из-за прекращения финансирования была законсервирована. Сейчас она адаптируется к нуждам БПЛА и переделывается уже на новой современной элементной базе. Разработан и проходит летные испытания беспилотник для станций помех. Вся аппаратура и БПЛА делаются на собственные средства фирм-разработчиков и поэтому являются полной их собственностью.

Так что дела в России с БПЛА не так уж и плохи. Важно лишь идти верной дорогой и вкладывать средства так, чтобы не получилось конфуза, как у США с высокоточным оружием.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Олег Евгеньевич Антонов - доктор технических наук


Главное за неделю