Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,39% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,21% (21)
Одну российскую
    20,20% (20)
Ни одной
    19,19% (19)

Поиск на сайте

Отечественное военно-морское искусство в обороне военно-морских баз

Автор: кандидат наук, капитан 1 ранга (запаса) Борис Мещеряков

Создание развитой и надёжно обороняемой систем базирования сил флота на театре имеет огромное значение для успешного ведения военных действий на море. Захват противником пунктов базирования кораблей или вывод им из строя сооружений военно-морских баз (ВМБ), а также воспрепятствование свободному плаванию кораблей в прилегающих к базам районах приводило к резкому снижению боевых возможностей корабельных группировок флота. Поэтому нарушение системы базирования флота, наряду с уничтожением сил флота в море и в базах, являлось важным методом ослабления флотов.

1. Предвоенные взгляды на оборону военно-морских баз.

В предвоенный период на всех наших морских театрах проводились большие мероприятия по улучшению системы базирования флота, по строительству аэродромов и береговых батарей, по развёртыванию постов наблюдения и связи и т.п. Однако многие из мероприятий к началу войны завершить не удалось. В результате наши флоты не располагали подготовленной во всех отношениях системой базирования на всех морских театрах, более того в ряде случаев оно было неблагоприятным и не отвечало задачам поставленным перед флотами с началом войны.

Так, Северный и Тихоокеанский флоты к началу войны не успели создать развитой системы военно-морских баз и пунктов базирования на своих театрах. Имевшиеся ВМБ не были достаточно оборудованы необходимыми ремонтными средствами, причальным фронтом, складскими помещениями, рейдовыми стоянками и т.д. В наиболее тяжёлом положении по условиям базирования находился СФ. Главная база СФ Полярный по своему оборудованию не обеспечивала в полной мере базирования даже тех ограниченных сил, которыми располагал флот. Кроме того такие ПБ Иоканька, Хабарово, Белушье и о.Диксон. почти не имели оборудованных портов; отсутствовали причалы и пирсы, не было кранов. В таких местах, как о Моржовец, Поной, Бугрино(о. Колгуев) и Амдерма не было никакого портового оборудования. Ряд ВМБ и ПБ не имели железнодорожной связи с тылом страны. Авиация СФ располагала чрезвычайно ограниченной сетью и с началом войны фактически могла базироваться только на один сухопутный(Ваенга) и один морской(Грязная) аэродромы.

Базирование КБФ к началу войны было значительно расширено. В 1940 г. БФ получил ряд новых портов и баз на побережье Балтийского моря ( Либава, Виндава, Рига. Палдиски, Таллин,Ханко и др.), что создало глубокую и разветлённую систему базирования сил флота и улучшило их использование. Однако к началу войны эти новые порты находились ещё в стадии строительства и переоборудования и не могли в полной мере обеспечивать действия флота. На побережье Прибалтики и о-вах Моозундского архипелага к началу войны также не было закончено строительство береговых батарей и оборонительных сооружений. В наиболее благоприятных условиях в отношении базирования находился Черноморский флот. Он имел достаточно глубокую и рассредоточенную систему базирования на северо-западном, крымском м кавказском побережьях Чёрного моря. ВМБ, находившиеся в Крыму и в северо-западной части Чёрного моря, были хорошо оборудованы всем необходимым для обеспечения действий сил флота. Достаточно развитой и оборудованной была и аэродромная сеть в этих районах. Однако порты и базы кавказского побережья к началу войны не были подготовлены в достаточной степени для базирования крупных сил флота, что в дальнейшем и сказалось на их деятельности.

Необходимо отметить, что ВМБ как разнородные соединения ВМФ, создавались в межвоенный период с учётом их значения в системе базирования флота и местных условий. Для всех видов оперативного (боевого), тылового и специального обеспечения базирующихся сил флота в состав ВМБ, как правило входили соединения и части ОВР, береговой обороны, части тыла, гидрографической и других служб флота. Все соединения ВМБ осуществляли взаимодействие друг с другом. Командиры ВМБ подчинялись непосредственно командующему флотом.

Несмотря на наличие богатого исторического опыта обороны ВМБ (оборона Севастополя в 1854-1856 гг., оборона Порт-Артура в 1904-1905 гг.)в наших предвоенных уставах и наставлениях отсутствовали конкретные рекомендации по организации и ведению обороны военно-морских баз с суши. Взгляды на оборону ВМБ перед Великой Отечественной войной наиболее полно были отражены в БУМС-37. В нём указывалось, что оборона ВМБ с моря и суши должна носить активный характер и осуществляться флотом в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. При этом флоту отводилась защита баз от нападения с моря и воздуха.

Было подчёркнуто, что наибольшую угрозу для баз представляет воздушное нападение и, что ПВО является важнейшим видом её обороны. Для ПВО предусматривалось применение зенитных средств, истребительной авиации, средств заграждения и маскировки, развёртывание КП ПВО, постов ВНОС. При этом главным средством являлась истребительная авиация. Кроме того предусматривалось, что ПВО ВМБ должна входить в общую систему ПВО на театре, и в этой системе была необходима организация сил и средств.

Задачи обороны баз с моря возлагались на силы и средства ОВР, которые они должны были решать во взаимодействии с береговой артиллерией, авиацией и кораблями. Действия сил ОВР должны были исключить внезапные удары сил флота противника с моря и ведение им разведки в своей зоне, обеспечить развёртывание своих сил и возвращение их в базу. Предусматривалась также ПЛО, ПМО и ПКО базы.

Для ПЛО предусматривалось: создание ударно-поисковых групп, минные и сетевые заграждения, береговых ГАС, боновых и противоторпедных сетей. ПМО включало: все виды наблюдения, систематическое траление фарватеров, уничтожение обнаруженных мин и МЗ, проводку за тралами. ПКО являлось составной частью противоторпедной обороны.

Задача обороны баз с суши по БУМС-37 возлагалась на специальные маневренные группы сухопутных войск. Сухопутный фронт базы должен был состоять из оборудованной долговременными укреплениями оборонительной полосы, способной отразить как внезапное нападение, так и длительную осаду ВМБ противником. Для обороны сухопутного фронта предусматривалось применение береговой и корабельной артиллерии, для чего должна быть оборудована сеть корректировочных постов и средств связи.

В БУМС-37 указывалось на необходимость организации единого командования всех трёх фронтов обороняемой базы – морского, воздушного и сухопутного. План обороны базы должен был разрабатываться заблаговременно, и в любой момент он мог быть введён в действие. Вся система обороны базы входила в общую систему обороны района, а ПВО, ПЛО и ПМО базы – в общую систему ПВО, ПЛО и ПМО морского театра.

Однако во взглядах на оборону ВМБ имелись и серьёзные недостатки: - не были детально разработаны вопросы организации противоминного наблюдения; - не предусматривалось применение авиации против торпедных катеров; - не были разработаны документы, регламентирующие совместные действия сухопутных войск и флота, а в армейских документах (Полевой Устав 1936 г. и его проекты 1940 и 41 г.) вопросы организации обороны ВМБ и крупных приморских городов с суши вообще не рассматривались. К недостаткам можно отнести и то, что в НМО-40 не предусматривались, как типовые, операции по обороне ВМБ Таким образом, в целом предвоенные взгляды не в полной мере соответствовали условиям начала Второй мировой войны. Если оборона ВМБ с моря и с воздуха в наших предвоенных документах была разработана и практически обеспечена силами и средствами, то проблема сухопутной обороны баз оставалась нерешённой как теоретически, так и практически.

Фактическое состояние обороны ВМБ перед войной не отвечало требованиям создавшейся обстановки на начальный период войны. В соответствии с задачами , стоявшими перед флотами в ВМБ флотов к началу войны были организованы ПЛО, ПВО, ПМО, а также разведка и дозорная служба на подходах к базам с моря. Хотя имелись определённые недостатки: (-во всех ВМБ ощущался недостаток сил и средств ПВО, а парк истребительной авиации был представлен устаревшими типами самолётов; -управление авиации ПВО было многоступенчатым;- огневые позиции зенитной артиллерии назначались на удалениях для применения только по горизонтальным бомбардировщикам), всё это обеспечивало устойчивость базирования сил флота в этих базах. Вместе с тем полное отсутствие заблаговременно оборудованных позиций сухопутной обороны, а в ряде случаев даже планов её организации и инженерного оборудования, а также несвоевременное выделение достаточных сил и средств сухопутных войск для обороны привели к тому, что наши базы (кроме Ханко) оказались не подготовленными к отражению с суши стремительно наступавших войск противника. Появление противника со стороны суши считалось маловероятным. Предполагалось, что с началом войны военные действия будут перенесены на территорию противника.

Единое командование к началу войны существовало только в ВМБ Ханко. В ходе боевой подготовки отрабатывались лишь вопросы обороны баз с моря и воздуха.

2. Общая характеристика обороны ВМБ, задачи и роль флотов.

Организация управления и всех видов обеспечения.

С первых дней войны все наши ВМБ подверглись воздействию противника с воздуха. Уже в ходе начавшейся войны большинство баз нашего флота, такие как Либава, Рига, Таллин, Ханко, Ленинград, Одесса, Севастополь, Новороссийск, Полярный и др. оказались в полосе наступления сухопутных войск противника и обстановка потребовала ускоренного строительства оборонительных рубежей и организации обороны баз с суши. Сложность обороны наших баз заключалась в том , что противник стремился осуществить их захват ударом как раз по наиболее слабому месту их обороны, т. е. с сухопутного направления. Основной ударной силой гитлеровского вермахта были танковые и механизированные соединения, оперативные объединения сухопутных войск и авиации высокой мобильности, способные развивать наступление после прорыва обороны, наносить массированные бомбовые удары и высаживать крупные воздушные десанты.

Оборона ВМБ организовывалась на основе директив Ставки ВГК. В них, как правило указывались цели обороны, состав, организация и задачи сил, давались указания по созданию оборонительных рубежей и других действий в интересах обороны.

Основным принципом сухопутной обороны баз являлось создание непрерывной эшелонированной жёсткой обороны. Сухопутный фронт создавался большей частью уже в ходе начавшейся обороны, как правило, имел не менее 3-х оборонительных рубежей – передовой, главный и тыловой, которые своими флангами выходили на берег моря. (Например, главный рубеж обороны Таллина был удалён от города всего на 12 км. и имел глубину 2-3 км; при обороне Одессы было создано – три оборонительных рубежа: передовой - в 20-25 км от города глубиной 1.5-2.5 км и протяженность 140 км., главный – в 8-14 км от города глубиной 3-5 км и протяжённостью 80 км., тыловой - в 6-9 км от города глубиной 1,5-2,5 км и протяжённостью около 40 км, а также в черте города было создано четыре баррикадных полукольцевых рубеж; при обороне Севастополя – три рубежа: передовой - в 15-17 км от города глубиной 1.5-2,5 км и протяженность 46 км., главный – в 8-12 км от города глубиной 1,5- 3 км и протяжённостью до 35 км., тыловой - в 3-6 км от города глубиной 300-600 м и протяжённостью около 19 км ) Ограниченное время на создание сухопутной обороны баз привело к тому, что она имела недостаточную оперативную глубину. Как правило, она определялась конкретно складывающейся обстановкой на приморском направлении, временем в течение которого готовилась эта оборона и наличием сил и средств для её осуществления. Незначительное удаление переднего края обороны в ряде случаев не позволяло организовывать нормальное базирование кораблей в этих базах, так как не обеспечивалась безопасность стоянки кораблей от артиллерийского обстрела противника (Таллин – 8-10 км, Севастополь –15-17 км, лишь Одесса –20-25 км.).

Система инженерных сооружений на рубежах оказалась незначительной, а самих сооружений было мало. В целом оборона наших баз с суши в ходе первого периода войны была очаговой, в виде отдельных ротных и батальонных районов, зачастую не связанных между собой ходами сообщения; оборонительные полосы и позиции были слабо прикрыты противопехотными и противотанковыми заграждениями, а маскировка их была недостаточной. Кроме того оборона баз была слабой в противотанковом, противоартиллерийском и противоздушном отношении, с низкими плотностями войск и артиллерийских средств (Одесса - плотность 0,2-0,3 батальона и 4-5 орудий и миномётов на 1 км. фронта обороны; Севастополь - плотность 0,3-0,4 батальона и 10-12 орудий и миномётов на 1 км. фронта обороны).

Наиболее целесообразной формой организации сил в обороне баз явились оборонительные районы – как временные оперативные объединения разнородных сил. Впервые такая форма организации сил была создана при обороне ВМБ Одесса. Особенность новой организации сил состояла в том, что для обороны ВМБ создавалось единое командование, объединявшее все виды вооружённых сил, сосредоточенном в этом районе. Командир оборонительного района назначался Ставкой ВГК, создавался штаб ОР. Управление силами обороны осуществлялось по участкам (секторам), во главе с командирами (комендантами) секторов, которыми назначались наиболее опытные командиры соединений. Штаб соединения, как правило дивизии, был одновременно и штабом сектора. Участки (сектора) намечались с учётом рельефа местности и возможных действий противника. Оборона осуществлялась объединёнными усилиями сухопутных, морских и воздушных сил, что требовало централизации управления этими силами и организации надёжного их взаимодействия.

Первые удары противника, наступавшего на базы с сухопутного направления, как правило, отражались сравнительно небольшими группировками войск, преимущественно состоявшими из морских частей. Из сухопутных войск обычно выделялись те соединения и части, которые в ходе наступления противника вынуждены были отходить к базам или оказались отрезанными от основных сил фронта. Эти соединения и части были недостаточно укомплектованы личным составом, оружием и боевой техникой, имели незначительные запасы различных видов снабжения.

В результате общий состав наших сухопутных сил, обороняющих базы, значительно уступал противнику, что вынуждало командование нарезать частям и соединениям участки обороны, в 2-3 раза превосходящие установленные и линейно строить свои боевые порядки. При этом с ростом противодействия наших сил, оборонявших базы, противник всё более усиливал свои сухопутные группировки.(Например: в ноябре 1941 г. при 1-ом штурме Севастополя немцы имели 4 пех. див., мотобригаду и моторизованный отряд, 13 арт. дивизионов, 500 бомбардировщиков и 200 истр. против 22000 чел. ЧФ, то в июне 1942 г. ходе 3-го штурма Севастополя 11 армия Манштейна (8 пех. див.и 2 бр., танковая группа) общей численностью 229600 чел при 450 танках, 2045 орудий и миномётов, более 500 самолётов. Соотношение сил: в людях 2:1; в танках 22:1; артиллерии 4:1, в самолётах 5:1 в пользу противника).

Не смотря на эти трудности и недостатки, противнику не удалось с ходу, как он планировал, овладеть ни одной нашей ВМБ. Оборона большинства наших ВМБ характеризовалась длительностью и активностью действий обороняющихся сил. (Так, например, оборона Одессы продолжалась 73 сут., Ханко – более 160 сут., Севастополя – 250 сут.) Для сравнения сильная английская крепость Сингапур капитулировала на 7-й день, Шербур также на 7-й день, Гавр – на 9-й, Кавите – на 25 день после выхода противника на оборонительные рубежи этих баз. Большинство наших ВМБ было оставлено нашими войсками по решению Ставки ВГК в соответствии с обстановкой на сухопутных фронтах войны.

Длительность, активность и устойчивость обороны наших баз во многом зависела от успешного решения флотом задачи обеспечения питания гарнизонов баз флотом. Кроме того длительность и активность обороны наших баз обеспечивалась:
  • организацией тесного взаимодействия сухопутных, морских и воздушных сил;
  • сосредоточением сил и средств на решающих направлениях;
  • организацией широкого маневра силами и средствами;
  • непрерывным совершенствованием и развитием инженерного оборудования рубежей обороны;
  • умелой организацией системы огня корабельной, береговой и сухопутной артиллерии;
  • организацией всех видов оперативного и боевого обеспечения.

Основными задачами, которые решал флот в ходе обороны ВМБ, были:
  • артиллерийская и авиационная поддержка сухопутных войск;
  • высадка морских десантов;
  • участие в ПВО военно-морской базы;
  • оборона ВМБ с моря;
  • оборона морских коммуникаций;

Кроме того флот сыграл решающую роль в эвакуации войск и техники ВМБ, оказывал значительную помощь сухопутным войскам, формируя для их усиления морские стрелковые бригады и бригады морской пехоты, снабжая различными видами боевых, материально-технических средств и запасов, имевшимися в базах. Так, для обороны Таллина было выделено 16 000 матросов, старшин и офицеров ВМФ; СФ для усиления 14 армии Карельского фронта в обороне на мурманском направлении было передано 10 000 чел. и 3 бат-на 12 брмп; ЧФ для обороны Одессы с суши выделил около 50 000, а Севастополя – 75 000 матросов, старшин и офицеров. При этом все стрелковое вооружение и пулемёты для частей морской пехоты поставлялись тылом флота.

3. Анализ опыта боевого применения сил Балтийского и Черноморского флота в обороне ВМБ Таллина, Ханко, Одессы и Севастополя.

В ходе обороны ВМБ ВМФ играл самую активную роль. Без участия сил флота длительная и упорная оборона таких, например, баз, как Одесса и Севастополь, была бы не возможной. Участвуя в обороне баз, флот выполнял широкий круг задач, решая их в разнообразных, зачастую в весьма сложных условиях обстановки, что способствовало развитию отечественного военно-морского искусства.

Удельный вес вышеуказанных задач в ходе обороны ВМБ был различен. Так, при обороне Таллина наиболее показательными были артиллерийская поддержка и эвакуация сил, при обороне Ханко – артиллерийская и авиационная поддержка и эвакуация, при обороне Одессы – артиллерийская и авиационная поддержка, оборона коммуникаций, высадка морских десантов и эвакуация, при обороне Севастополя – артиллерийская и авиационная поддержка и оборона коммуникаций.

Артиллерийская поддержка сухопутных войск.

Артиллерийская поддержка осуществлялась береговой, корабельной и зенитной артиллерией флота. В предвоенный период подготовка артиллерии флота была направлена в основном на решение задачи отражения нападения противника с моря. Несмотря на то, что в НМО-40 и БУМС-37 в специальных главах отражающих организацию взаимодействия флота с сухопутными войсками, давались рекомендации по организации и ведения огневого содействия флангу армии, готовность артиллерии флота к действиям на сухопутном направлении была недостаточной. Многие офицеры армии имели слабое представление о ТТХ артиллерии флота, часто не могли грамотно ставить ей задачи и не считались с уставными нормами расхода боеприпасов. Удельный вес стрельб по берегу в годовых планах 1940 г. составлял: КБФ –5 %, ЧФ – 10 % и только на речных флотилиях – 50 %. Практические стрельбы по береговым целям производились преимущественно днём в простых условиях обстановки. Подготовка корректировочных постов была упрощённой, и они не располагали положенным табельным имуществом (переносными радиостанциями, полевыми телефонами, ручными дальномерами и т.д.). Поэтому недостатки в подготовке приходилось устранять уже в ходе войны при обороне ВМБ.

В ходе обороны ВМБ береговая артиллерия вела борьбу с вражеской артиллерией, отражала наступление войск противника, уничтожала наблюдательные и командные пункты его частей и батарей, а также войска и технику в тылу противника.

Для решения этих задач в ходе обороны Таллина выделялись 37 орудий береговой артиллерии (от 76 до 305 мм.) и 120 орудий зенитной артиллерии (от 37 до 76 мм.), которые организационно входили в два отдельных артиллерийских дивизиона и подчинялись начальнику артиллерии береговой обороны главной базы. На Ханко береговая артиллерия ВМБ насчитывала 12 батарей (43 орудия) от 45 до 305 мм., а уже в ходе военных действий, а уже в ходе военных действий были развёрнуты батареи 100 мм. (3 орудия) и 85 мм. (4 орудия) – т.е. всего оборона насчитывала 50 орудий. Организационно артиллерия сводилась в сектор береговой обороны в составе двух дивизионов. Береговая артиллерия Одесской ВМБ представляла внушительную силу. Организационно она была сведена в три артиллерийских дивизиона (2 стационарных и 1 подвижный, всего 12 арт. батарей – 44 орудия). Их основу составляли батареи 180 мм. К началу обороны Севастополя (30.10.1941 г.) береговая артиллерия имела 48 орудий от 45 до 305 мм., объединённых в 12 батарей. Из них 10 стационарных батарей были установлены на побережье и сводились в три дивизиона. Подвижная артиллерия была предоставлена двумя 4-х орудийными батареями 152 мм. Кроме того на участке сухопутной обороны было установлено 82 орудия 45-130 мм. К 15 декабря были установлены шесть новых батарей, каждая из которых имела по 2-130 мм.

Стрельбы береговой артиллерии отличались высокой точностью и большой разрушительной силой, особенно в тех случаях когда они проводились с корректировкой. Однако в ходе обороны большинства ВМБ, стрельбы, как правило, велись по площади. Только при обороне Одессы большинство стрельб береговой артиллерии флота (76 %) были проведены с корректировкой огня.

Для артиллерийской поддержки сухопутных войск широко использовалась и корабельная артиллерия. Так, в Таллине для выполнения этой задачи использовалась вся корабельная артиллерия (62 орудия от 100 до 180 мм.), в Одессе – был сформирован отряд кораблей артиллерийской подддержки, в составе которого разновременно действовало 27 кораблей (в т.ч.: 4 кр., 2 лидера, 11 эм и 3 кан.лодки), которые совершили 165 боевых выходов и израсходовали 11082 снаряда; в Севастополе – в отряде кораблей огневой поддержки действовало около 31 корабля( линкор, 5 крейсеров, 15 эсминцев и 9 тщ.), всего около 100 орудий калибром 100-305 мм, всего за время обороны было проведено 407 стрельб и израсходовано 12759 снарядов.

Корабельная артиллерия использовалась преимущественно как артиллерия дальнего действия в целях подавления резервов в глубине, она обстреливала боевые порядки противника, отражала вражеские атаки и вела контрбатарейную борьбу. Для сокращения времени подготовки стрельбы и быстрого реагирования на действия противника в районе ВМБ, в ряде случаев, создавались огневые позиции кораблей, которые обозначались буями или вехами, топографически привязанными к местности. Каждая такая позиция имела специальный паспорт, в котором указывались сектор стрельбы, расчётные данные занумерованных целей, схема связи и порядок вызова огня. Днём стрельбы с таких позиций обычно велись на небольшом ходу, ночью – стоя на якоре или с застопоренными машинами. Большинство стрельб корабельной артиллерии проводились по площади -около 75 %. Основная причина: было мало корректировочных постов, отсутствовали средства для их оборудования, а также уровень подготовки корректировщиков был невысоким.

Управление всей артиллерией (корабельной, береговой и артиллерией сухопутных войск) было централизованным и осуществлялось, либо флагманским артиллеристом базы (Одесса, Ханко), либо флагманским артиллеристом флота (Талллин, Севастополь). Централизованное управление обеспечивало широкий маневр траекториями стрельбы всей артиллерии армии и флота в целях повышения плотности артиллерии и её массированного применения. Как правило, задачи артиллерии флота, привлекавшейся к поддержке сухопутных войск, ставилась командирами сухопутных объединений и соединений, в интересах которых предназначалось использование артиллерии. Эти задачи специальной заявкой начальник артиллерии армии(корпуса, дивизии) доводились до флагартиллериста флота (базы), который распределял расход боеприпасов и состав корректировочных постов, а также осуществлял контроль за выполнением поставленных задач. В то же время в экстренных случаях, когда требовалась срочная арт. поддержка допускалась децентрализация управления, целеуказания для артиллерии флота поступали непосредственно из штаба части через корректировочный пост.

При подготовке артиллерии к поддержке сухопутных войск разрабатывались схемы огня, нумерация рубежей, система целеуказания и вызова огня, схема связи, таблица условных сигналов, а также другая необходимая документация, в том числе карта совместных действий и паспорта на огневые позиции кораблей.

Авиационная поддержка сухопутных войск.

Она заключалась в нанесении бомбовых и штурмовых ударов по войскам, скоплениям боевой техники и аэродромам противника в интересах обороняющихся войск. Для авиационной поддержки использовались все рода авиации флота. Авиационная группа ВМБ Ханко с 25 июня 1941 г. имела 26 истребителей и звено разведчиков, и решала задачи: ведения разведки, ПВО и авиационной поддержки сухопутных войск. В обороне Одессы участвовал авиагруппа из 41 самолёта (35 истребителей и 6 штурмовиков), которыми было уничтожено 168 танков, 135 авто и бронемашин, до 80 самолётов в воздухе и на аэродромах, до 2000 вражеских солдат и офицеров, при своих потерях - 47 самолётов. При обороне Севастополя в состав авиагруппы входило 51 колёсный самолёт (И-16, И-153 ) и 31 гидросамолёт (ГСТ, МБР-2), кроме этого авиационной поддержки сухопутных войск привлекались силы ВВС флота и фронта. В целом авиация флота в ходе обороны Севастополя для решения различных задач совершила более 16200с/в, в том числе 5700 с/в для бомбово-штурмовых ударов по войскам противника, что способствовало устойчивости сухопутной обороны базы.

Бомбардировочные действия выполнялись, как правило одиночными самолётами и небольшими группами по 5-8 самолётов. Из-за недостаточного количества самолётов-штурмовиков для штурмовки часто привлекались истребители. Управление авиацией было централизованное (задачи ставил командир ОР через штаб авиагруппы).

Высадка морских десантов.

Проводилась в ходе обороны ВМБ Ханко и Одесса. Она осуществлялась во фланги и тыл противника, осаждавшего базы и имела целью сковать или замедлить его наступление, оказать нашим войскам содействие в решении частных наступательных задач. К моменту высадки десантов обычно планировались контрудары по противнику с обороняемого плацдарма.

Такие совместные удары войск и сил флота обычно давали положительные результаты. Примером может служить десант, выполненный в ходе обороны Одессы 22 сентября 1941 г. в районе Григорьевки. Задачей его было - отбросить противника от позиций, с которых он производил обстрел порта. Это был первый в ходе войны случай успешного взаимодействия сухопутных войск и авиации с морским десантом. В результате этого контрудара противник был отброшен от Одессы на 10 км.

Огромную роль в длительной обороне Севастополя сыграла Керченско-Феодосийская десантная операция, явившаяся главной причиной срыва второго наступления немецко-фашистских войск на город.

ПВО военно-морских баз.

Противовоздушная оборона была одним из важнейших факторов обеспечивающих устойчивость обороны ВМБ. ПВО осуществлялось истребительной авиацией и зенитной артиллерией (береговой и корабельной).

Истребительная авиация использовалась двумя методами: дежурства в воздухе и дежурства на аэродромах. Из-за ограниченного состава истребителей дежурство в воздухе несли обычно 1-2 пары самолётов, и за редким исключением, при нахождении в базе ценных объектов, их число доводилось до 3-4-х пар. Этот метод создавал большое напряжение для лётчиков, в отдельные дни они выполняли до 7-8 с/в в сутки. Однако он был основным, так как в системе воздушного наблюдения отсутствовала радиолокация, что исключало заблаговременное обнаружение самолётов противника. Метод дежурства на аэродроме применялся только в силу ограниченного технического ресурса самолётов и невозможности его пополнения. Только в течении восьми месяцев обороны Севастополя истребительная авиация выполнила более 6200 с/в.

Управление силами и средствами ПВО в ходе обороны баз было, как правило, децентрализованным. Истребительной авиацией управлял командир авиагруппы, а зенитной артиллерией флагартиллерист флота (армии). В ходе обороны Севастополя в мае 1942 г. была произведена попытка централизации управления силами и средствами ПВО путём объединения их в Севастопольский район ПВО, что положительно сказалось на обороне базы с воздуха. Организация взаимодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии в системе ПВО определялась плановой таблицей. В основу организации взаимодействия был положен принцип представления инициативы истребителям, в тех случаях, когда соотношение сил позволяло рассчитывать на достижение успеха. В противном случае инициатива предоставлялась зенитной артиллерии.

Оборона ВМБ с моря.

Оборона ВМБ от ударов противника с моря осуществлялась проведением ряда мероприятий направленных на организацию всех видов обороны базы: ПКО, ПЛО, ПМО, ПДО. Практически во всех базах она была организована на довольно высоком уровне в соответствии с требованиями руководящих документов БУМС - 37 и НМО- 40, и представляла собой достаточно мощную систему. По каждому виду обороны были составлены планы. На подходах к ВМБ были выставлены оборонительные минные заграждения, позиционные заграждения (сети), усилена дозорная служба и разведка, расширена система наблюдения и связи. Более подробно организация каждого вида обороны рассмотрена в действиях по обороне коммуникаций.

Основное значение в обороне ВМБ с моря имела береговая артиллерия, которая в сочетании с минными заграждениями составляла мощные минно-артиллерийские позиции. При этом активное участие в обороне баз принимали так же корабельные соединения и авиация флота.

Однако, вследствие того, что противник не вёл активных действий против наших ВМБ моря, их оборона с морского направления достаточной боевой проверки в ходе войны не получила.

Оборона морских коммуникаций.

Оборона морских коммуникаций ВМБ, осаждённых с суши, была одной из главных задач отечественного ВМФ. Длительность, активность и устойчивость обороны баз во многом зависела от успешного обеспечения флотом питания гарнизонов баз морем. Поэтому в условиях полной изоляции с суши бесперебойно действовавшие морские коммуникации имели решающее значение для обороны баз. По ним осуществлялось пополнение гарнизонов живой силой, вооружением и всеми видами снабжения. Как только противнику удавалось прервать коммуникации (Севастополь), оборона базы прекращалась.

Оборона морских коммуникаций складывалась из мероприятий по обороне районов судоходства и организации системы конвоирования. В интересах обороны районов судоходства осуществлялись: разведка, несение дозорной службы кораблями на подходах к базам и узкостям; борьба с силами и средствами противника, представлявшими основную угрозу нашим коммуникациям (пл, авиация, мины, нк). Конвоирование осуществлялось как сменное, так и сквозное. В наиболее тяжёлые для обороны баз периоды, когда заходить в осаждённые базы транспортам становилось практически невозможно, воинские перевозки велись и на боевых кораблях, вплоть до ПЛ. Например, за время обороны Севастополя боевые корабли эскадры ЧФ доставили туда 90250 человек с боевой техникой и оружием и 21 тыс. тонн грузов, за это же время вывезли оттуда 29845 раненых, 15000 чел. населения и 8 тыс. тонн грузов. ПЛ совершили для доставки грузов около 70 походов, доставили 4 тыс. тонн грузов, в том числе 2100 боеприпасов и 500 тонн бензина.

Эвакуация ВМБ.

В первом периоде Великой Отечественной войны обстановка сложившаяся на советско-германском фронте потребовала проведения ряда эвакуаций сухопутных войск и техники с изолированных с суши участков морского побережья и островов, а также гарнизонов ВМБ. В наших уставах и наставлениях данный вопрос не рассматривался.

Эвакуация ВМБ проводилась по решению Ставки ВГК, тех случаях когда дальнейшая оборона базы переставала быть целесообразной, а её гарнизон необходимо было использовать на другом, более важном, направлении, или когда дальнейшее удержание базы становилось невозможным. В директиве Ставки на эвакуацию, как правило, указывали, цель, начало, конец эвакуации и порты эвакуируемых войск и техники.

Действия по эвакуации проводились объединёнными усилиями сухопутных войск, ВМФ и ВВС. Для успеха эвакуации требовались особо тщательная организация и планирование, а также исключительно чёткое взаимодействие всех сил и средств, участвующих в операции. При этом силам флота отводилась главная роль и от них в основном зависел успех эвакуации. Частными задачами флота при эвакуации являлись: подготовка транспортных средств и боевых кораблей для приёмки войск, техники и сосредоточение их в район погрузки войск; прикрытие с моря и воздуха пунктов посадки эвакуируемых войск от ударов сил противника; организация посадки войск и погрузки техники на транспортные средства и боевые корабли; прикрытие артиллерийским огнём и ударами авиации отхода сухопутных войск с рубежа обороны к местам посадки; обеспечение перехода транспортных средств морем и выгрузка их в назначенных пунктах.

Эвакуация проводилась в форме операций. Подготовка к эвакуации заключалась в выработке решения, разработке плана эвакуации, постановке задач и в проведении необходимого комплекса обеспечивающих действий. В решении предусматривались пункты и сроки посадки на транспортные суда, время выхода и перехода морем, пункты разгрузки судов, а также прикрытие эвакуации от ударов противника с суши, моря и воздуха. При этом применялись два способа:

- одновременный приём войск и техники на транспорты и боевые корабли и перевозка их морем в пункт назначения одним рейсом (эвакуация Таллина);
- последовательный отвод войск с обороняемого плацдарма по частям, погрузка их на суда и перевозка их несколькими рейсами (эвакуация Ханко, Одессы).

Выбор того или иного способа зависел от обстановки на обороняемом плацдарме, количества войск и техники, подлежащих эвакуации, наличия транспортных средств, состава сил их прикрытия, степени возможного противодействия противника, времени, отводимого на эвакуацию. Важным условием успешного проведения эвакуации являлось правильное определение сроков её начала и продолжительности.

Примеры: Приказ об отходе частей сухопутных войск, оборонявших Таллин был получен около 17.00 27 августа 1941 г. Применялся первый способ эвакуации, к утру 28 августа посадка войск, погрузка техники и грузов были полностью закончены, все корабли и суда вышли на рейд. Всего было принято 23 тыс. чел. 15 тыс. тонн различных грузов. Противник пытался сорвать эвакуацию гарнизона Таллина массированным применением минного оружия, авиации и береговой артиллерии на переходе в Финском заливе. При этом общие потери флота от воздействия противника были значительными – 17 боевых кораблей, 48 транспорта и вспомогательных судна. Потери в людях составил более 10000 чел. И тем не менее беспримерная по трудности и опасности операция по эвакуации войск и кораблей флота из главной базы флота - Таллина была завершена успешно. В последствии эти силы включились в борьбу за Ленинград.

Эвакуация Ханко была проведена успешно в период с 26 октября по 2 декабря 1941 г. вторым способом. В ней участвовало 69 кораблей и 19 транспортов, которые доставили 23 тыс. чел., 1500 тонн продовольствия и 1265 тонн боеприпасов. Она осуществлялась по документам, разработанным совместно штабом флота и штабом ВМБ. При этом штаб базы с получением извещения о выходе из Кронштадта в Ханко отряда транспортных средств составлял план отвода о посадки эвакуируемых войск.

Полностью и без потерь также вторым способом были эвакуированы войска из осаждённой Одессы. Операция по эвакуации ООР проведённая с 1 по 16 октября 1941г. по искусству проведения и результатам осталась примером до конца Второй мировой войны.

Запоздание же с принятием решения об эвакуации Севастополя явилось одной из причин того, что эвакуировать гарнизон СОР не удалось.

Общие выводы

1.      Длительная, упорная, героическая оборона советских ВМБ, а так же приморских городов и отдельных районов побережья имела огромное военное и политическое значение. Она срывала планы противника, подрывала его силы и престиж, на длительное время сковывала крупные группировки войск противника, ограничивала его наступательные возможности.

2.      В то же время она давала советскому командованию важный выигрыш во времени для развёртывания стратегических резервов. Борьба за удержание этих объектов, таким образом, была важной составной частью стратегической обороны Советских Вооружённых Сил.

3.      Опыт Великой Отечественной войны показал, что основную угрозу нашим ВМБ составляли сухопутные силы противника. Однако все базы, кроме Ханко, оказались не подготовленными к обороне с суши. Это явилось следствием предвоенных взглядов на ведение войны, в соответствии с которыми считалось, что ВМБ будут недосягаемы для сухопутных войск противника. Создание же сухопутного фронта обороны уже в ходе военных действий требовало огромного напряжения сил и явилось причиной крупнейшего недостатка обороны баз с суши – недостаточной её оперативной глубины и слабого насыщения её огневыми средствами. Основной принцип сухопутной обороны наших ВМБ состоял в создании непрерывной, эшелонированной, жёсткой обороны.

4.      В ходе обороны ВМБ ВМФ решал разнообразные задачи, направленные прежде всего на обеспечение устойчивости сухопутной обороны.

5.      В ходе обороны баз создавались временные оперативные объединения – оборонительные районы, руководство которыми, как правило возлагалось на флотское командование. Это была новая форма организации сил, выдвинутая опытом войны, которая обеспечила централизованное управление в сложной обстановке.

6.      Оборона баз носила активный характер, а силы флота в ней играли наиболее активную роль (артиллерийские и авиационные удары, тактические и оперативные десанты).

7.      Опыт обороны баз показал большую зависимость устойчивости сухопутного фронта от наличия мощной артиллерийской группировки. Особую роль в этом сыграла береговая и корабельная артиллерия, которая обладала большими дальностями и высокой эффективностью стрельб, имела большой удельный вес в общей огневой системе сухопутной обороны.

8.      Наиболее существенным недостатком в использовании береговой и корабельной артиллерии явилось то, что большинство стрельб проводилось по площади без корректировки огня. Важное значение в обороне баз имела авиация. Которая явилась самой мобильной силой, привлекавшейся для содействия сухопутным войскам.

9.      Большая роль в обороне баз с морского направления, наряду с береговой артиллерией и кораблями флота отводилась оборонительным минным заграждениям. С началом войны МЗ были выставлены у всех наших ВМБ. В сочетании с береговой артиллерией они образовали минно-артиллерийские позиции, надёжно прикрывая базы от нападения морских сил противника. Однако боевой проверки система обороны баз с моря не получила.

10.  Как показал опыт войны, длительная и упорная оборона ВМБ возможна только при сохранении постоянно действующих морских путей сообщения. Основным методом защиты морских коммуникаций явилась система конвоирования. Широко практиковалось привлечение боевых кораблей для перевозки войск и боеприпасов.

11.  Основной вывод, вытекающий из опыта эвакуации осаждённых баз, заключался в том, что успех эвакуации зависит от правильного определения момента её начала, устойчивости плацдарма обороны, скрытности и внезапности её проведения, а так же от обеспечения морских коммуникаций.

Литература

1. Замчалов А.Н. История военно-морского искусства. Учебник. гл. 2.
2 Гаккель А.М., Замчалов А.Н., Пензин К.В. История военно-морского искусства. Учебник. гл. 4.
3. Морской атлас. том. 3, часть 2., ГШ ВМФ, 1966.

Дополнительная

1. Ачкасов В.И., Павлович Н.Б. Советское военно-морское искусство в Вов. гл. 4
2. Пензин К.В. Черноморский флот в обороне Одессы. Воениздат . 1956.
3. Кабанов С.И. На дальних подступах. Воениздат.,1971.
4. Трибуц В.Ф. Балтийцы сражаются. Воениздат., 1985.
5. Ванеев. Г.И. Героическая оборона Севастополя 1941-1942 гг. Воениздат., 1969.
7. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. М. Воениздат., 1957.


Главное за неделю