Опрос
Какой путь выхода из кризиса был бы лучшим для Украины?
Разделение Украины на Восточную и Западную
    78,14% (286)
Помощь международного сообщества
    9,29% (34)
Приход к власти пророссийского президента
    7,92% (29)
Усиление вооруженных сил Украины
    4,64% (17)

История голосований
Тихоокеанский флот Балтийский флот Северный флот ВМС США Каспийская флотилия Черноморский флот Украина Мистраль Средиземное море День ВМФ Севастополь НАТО ДНР морская авиация Арктика Сергей Шойгу ВМС Великобритании Крым Аврора ЛНР Севмаш Адмиралтейские верфи Кронштадтский морской завод Швеция Черное море учения ВМФ России ВМС Китая Звездочка Центр судоремонта Звездочка морская пехота береговые войска происшествия Адмирал Владимирский Объединенная судостроительная корпорация проект 12411 импортозамещение ОСК ВМС Индии Япония жилье для военнослужащих Аденский залив ДВКД Владивосток призыв Владивосток СКР Ярослав Мудрый Новороссийск Пелла БПК Вице-адмирал Кулаков Персидский залив Каспийское море Грачонок ВМС Японии Булава гидрографическая служба пиратство ВМС Франции конфликт Дальзавод Лейтенант Римский-Корсаков ВМС Ирана санкции морские тральщики ГРКР Москва Санкт-Петербург Тетис Про Минобороны РФ промышленность Владимир Путин Сибиряков Камчатка Североморск гособоронзаказ Иран Восток-2014 Сообразительный США присяга Центральный военно-морской музей Азербайджан Северная верфь проект 636.3 служба по контракту Балтийское море Виктор Чирков проект 10750 Аталанта проект 1265 проект 266М спасатели ВМС Канады ВМС Австралии внезапная проверка готовности Израиль Аквамарин-М ДВКД Севастополь ГРКР Варяг Владикавказ базовые тральщики образование
Клуб подводников
Свежая информация чистые пруды 3 на нашем сайте. . Декларации промышленной безопасности от ТОО "Integro Expert".

"Рогатая смерть" – одна из главных асимметричных угроз

Почему морское минное оружие вновь становится популярным в XXI веке

Борец с минной опасностью – рейдовый тральщик. Фото из книги "Оружие России"

Казалось, что в век высоких технологий морское минное оружие навсегда ушло в тень своих более высокоточных коллег – торпед и ракет. Однако, как показывает опыт последних лет, морские мины все еще остаются грозной силой в борьбе на море и даже получили дополнительный импульс к развитию за счет внедрения новейших высокотехнологичных разработок.

Особой популярностью морское минное оружие (мы здесь будем понимать под этим термином только морские мины и минные комплексы различных типов) пользуется сегодня у стран, которые не обладают мощными военными флотами, но имеют достаточно протяженное побережье, а также у так называемых стран третьего мира или же террористических (преступных) сообществ, не имеющих по тем или иным причинам возможности закупать современные высокоточные средства поражения для своих военно-морских сил (такие как противокорабельные и крылатые ракеты, самолеты-ракетоносцы, боевые корабли основных классов).

Главные причины этого – чрезвычайная простота конструкции морских мин и легкость их эксплуатации по сравнению с другими видами морского подводного оружия, а также весьма умеренная цена, в разы отличающаяся от тех же противокорабельных ракет.

«Дешево, но сердито» – такой девиз можно без всяких оговорок применить к современному морскому минному оружию.

СТАРАЯ НОВАЯ УГРОЗА

Командование военно-морских сил стран Запада вплотную столкнулось с «асимметричной», как часто ее называют за рубежом, минной угрозой в ходе недавних контртеррористических и миротворческих операций, в рамках которых привлекались достаточно крупные силы флота. Оказалось, что мины – даже устаревших типов – представляют собой весьма серьезную угрозу для современных боевых кораблей. Под ударом оказалась и концепция литоральной войны, на которую в последнее время делают ставку ВМС США.

Причем высокий потенциал морского минного оружия обеспечивается не только благодаря их высоким тактико-техническим характеристикам, но и за счет высокой гибкости и разнообразия тактики его применения. Так, например, противник может выполнять минные постановки в своих территориальных или даже внутренних водах, под прикрытием средств береговой обороны и в наиболее удобное для него время, что существенно повышает фактор внезапности его применения и ограничивает возможности противостоящей стороны по своевременному выявлению минной угрозы и ее устранению. Особенно велика опасность, исходящая от донных мин с неконтактными взрывателями разных типов, устанавливаемых в мелководных районах прибрежных морей: системы обнаружения мин в этом случае функционируют более эффективно, а плохая видимость, сильные прибрежные и приливно-отливные течения, наличие большого количества миноподобных объектов (ложных целей) и близость военно-морских баз или объектов береговой обороны противника затрудняет работу минно-тральных сил и групп водолазов-минеров потенциального агрессора.

По оценкам военно-морских экспертов, морские мины – это «квинтэссенция асимметричной войны современности». Они легко устанавливаются и могут оставаться на боевой позиции в течение многих месяцев и даже лет, не требуя дополнительного обслуживания или выдачи каких-то команд. На них никоим образом не влияют ни изменение концептуальных положений ведения войны на море, ни смена политического курса страны. Они просто лежат там, на дне, и ждут свою жертву.

Для наилучшего понимания того, насколько высокий потенциал имеют современные мины и минные комплексы, рассмотрим несколько образцов российского морского минного оружия, которые разрешены на экспорт.

Например, донная мина МДМ-1 Мод. 1, выставляемая как с подводных лодок с торпедными аппаратами калибра 534 мм, так и с надводных кораблей, предназначена для уничтожения надводных кораблей противника и его подводных лодок, находящихся в подводном положении. Имея боевую массу 960 кг (лодочная версия) или 1070 кг (ставится с надводных кораблей) и боевую часть, эквивалентную заряду тротила массой 1120 кг, она способна находиться на позиции во «взведенном состоянии» не менее одного года, и после истечения назначенного ей времени боевой службы она просто самоликвидируется (что избавляет от необходимости заниматься ее поиском и уничтожением). Мина имеет достаточно широкий диапазон по глубине применения – от 8 до 120 м, оснащена трехканальным неконтактным взрывателем, реагирующим на акустическое, электромагнитное и гидродинамическое поля корабля-цели, приборами срочности и кратности, а также имеет эффективные средства противодействия современным минно-тральным комплексам различных типов (контактные, неконтактные тралы и пр.). Кроме того, обнаружение мины при помощи акустических и оптических средств затруднено примененными маскировочной окраской и особым материалом корпуса. Впервые мину, принятую на вооружение в 1979 году, продемонстрировали широкой публике на выставке вооружений и военной техники в Абу-Даби (IDEX) в феврале 1993 года. Заметим – это мина, принятая в отечественном флоте на вооружение почти 30 лет назад, но ведь после нее были и другие донные мины…

Другой образец отечественного минного оружия – противолодочный минный комплекс ПМК-2 (экспортное обозначение противолодочной мины-торпеды ПМТ-1, принятой на вооружение ВМФ СССР в 1972 году и прошедшей в 1983 году модернизацию по варианту МТПК-1), предназначенный для уничтожения подводных лодок противника различных классов и типов на глубинах от 100 до 1000 м. Постановка ПМК-2 может выполняться из 534-мм торпедных аппаратов подводных лодок на глубинах до 300 метров и скорости хода до восьми узлов, либо с надводных кораблей на скорости до 18 узлов, либо же с самолетов противолодочной авиации с высот не более 500 м и на скорости полета до 1000 км/час.

Отличительной особенностью данного минного комплекса является использование в качестве боевой части малогабаритной противолодочной торпеды (последняя, в свою очередь, имеет БЧ массой 130 кг в тротиловом эквиваленте и оснащена комбинированным взрывателем). Общая масса ПМК-2 в зависимости от модификации (типа постановщика) составляет от 1400 до 1800 кг. После постановки ПМК-2 может находиться на позиции в боеспособном состоянии не менее одного года. Гидроакустическая система комплекса постоянно ведет наблюдение в своем секторе, обнаруживает цель, классифицирует ее и выдает данные в счетно-решающее устройство для определения элементов движения цели и выработки данных для пуска торпеды. После выхода торпеды в зону цели на назначенную глубину она начинает движение по спирали, а ее ГСН осуществляет поиск цели и последующий ее захват. Аналогом ПМК-2 является американский противолодочный минный комплекс Mk60 Mod0/Mod1 CAPTOR (enCAPsulated TORpedo), поступавший в ВМС Соединенных Штатов с 1979 года, но уже снятый и с вооружения, и с производства.

ИНОСТРАННЫЕ ОБРАЗЦЫ

Впрочем, за рубежом о «рогатой смерти» стремятся не забывать. Такие страны, как США, Финляндия, Швеция и целый ряд других, ведут сегодня активную работу по модернизации старых и разработке новых типов мин и минных комплексов. Едва ли не единственной морской державой, которая почти полностью отказалась от использования боевых морских мин, стала Великобритания. Так, например, в 2002 году в официальном ответе на парламентский запрос командующий Королевскими ВМС отмечал, что они «не располагают никакими запасами морских мин с 1992 года. В то же время Соединенное Королевство сохраняет возможности по использованию данного типа вооружения и продолжает осуществлять НИОКР в данной области. Но флот использует только практические (учебные) мины – в ходе учений для отработки навыков личного состава».

Однако на британские компании такой «самозапрет» не распространяется, и, например, BAE Systems производит на экспорт мину типа «Стоунфиш». В частности, эта мина, оснащенная комбинированным взрывателем, реагирующим на акустическое, магнитное и гидродинамическое поля корабля, состоит на вооружении в Австралии. Мина имеет рабочий диапазон глубин 30–200 м и может выставляться с самолетов, вертолетов, надводных кораблей и подводных лодок.

Из зарубежных образцов морского минного оружия следует отметить американскую самотранспортирующуюся донную мину Mk67 SLMM (Submarine-Launched Mobile Mine), которая предназначена для скрытого минирования мелководных (фактически – прибрежных) районов морей, а также фарватеров, акваторий военно-морских баз и портов, подход к которым подводной лодки, выполняющей минную постановку, слишком опасен по причине сильной противолодочной обороны противника или затруднен вследствие особенностей рельефа дна, малых глубин и пр. В таких случаях субмарина-носитель может осуществлять минную постановку с расстояния, равного дальности хода самой мины, которая после выхода из торпедного аппарата ПЛ за счет своей электрической энергоустановки выдвигается в заданный район и ложится на грунт, превращаясь в обычную донную мину, способную обнаруживать и атаковать надводные корабли и подводные лодки. Принимая во внимание тот факт, что дальность хода мины составляет около 8,6 миль (16 км), а ширина территориальных вод равна 12 милям, можно без труда заметить, что подводные лодки, оснащенные такими минами, могут в мирное время или накануне начала боевых действий без особого труда выполнять минирование прибрежных районов потенциального противника.

Внешне Mk67 SLMM выглядит как стандартная торпеда. Впрочем, в ее состав торпеда как раз и входит – сама мина построена на базе торпеды Mk37 Mod2, в конструкцию которой было внесено около 500 изменений и усовершенствований. В том числе изменениям подверглась боевая часть – вместо типовой БЧ установлена мина (в ней применено ВВ типа PBXM-103). Модернизации подверглась бортовая аппаратура системы наведения, а также были применены комбинированные неконтактные взрыватели Mk58 и Mk70, аналогичные устанавливаемым на американских донных минах семейства «Квикстрайк». Рабочая глубина применения мины колеблется от 10 до 300 м, а минный интервал (расстояние между двумя соседними минами) составляет 60 м.

Недостатком Mk67 SLMM является ее «аналоговый» характер, вследствие чего при использовании мины на субмаринах с «цифровой» БИУС необходимо выполнение дополнительных действий по «адаптации» к носителю.

Разработка Mk67 SLMM была начата в 1977–1978 годах и первоначальными планами предусматривалось к 1982 году поставить ВМС Соединенных Штатов 2421 мину нового типа. Однако работы по ряду причин, в том числе из-за завершения холодной войны, затянулись, и состояния начальной оперативной готовности комплекс достиг только в 1992 году (что равнозначно постановке ее на вооружение). В конечном итоге Пентагон приобрел у производителя – компании «Рейтеон Нэйвал энд Мэритайм Интегрейтед Системс Компании» (г. Портсмут, бывшая «Дивей Электроникс») – только 889 мин, из которых наиболее старые уже снимаются с вооружения и утилизируются вследствие истечения сроков хранения. Аналогом данной мины являются российские самотранспортирующиеся донные мины семейства СМДМ, созданные на базе 533-мм торпеды 53-65КЭ и 650-мм торпеды 65-73 (65-76).

В последнее время в США ведутся работы по модернизации минного комплекса Mk67 SLMM, которые осуществляются по нескольким направлениям: во-первых, увеличивается дальность самостоятельного хода мины (за счет усовершенствования энергоустановки) и повышается ее чувствительность (за счет установки более нового программируемого неконтактного взрывателя типа TDD Mk71); во-вторых, компания «Ханиуэлл Марин Системс» предлагает свой вариант мины – на базе торпеды NT-37E, а в-третьих, еще в 1993 году начаты работы по созданию новой модификации самотранспортирующейся мины на базе торпеды Mk48 Mod4 (изюминкой мины должно стать наличие двух БЧ, имеющих возможность разделяться и детонировать независимо друг от друга, подрывая, таким образом, две раздельные цели).

Американские военные также продолжают совершенствовать донные мины семейства «Квикстрайк», созданные на базе авиационных бомб серии Mk80 различных калибров. Причем эти мины постоянно применяются в различных учениях ВМС и ВВС Соединенных Штатов и их союзников.

Отдельного упоминания заслуживают работы в области морского минного оружия, проводимые финскими специалистами. Это особенно интересно в связи с тем, что военно-политическое руководство Финляндии на официальном уровне объявило о том, что оборонительная стратегия государства на морском направлении будет основываться на широком использовании морских мин. При этом минные поля, призванные превратить прибрежные районы в «суп с клецками», будут прикрываться береговыми артиллерийскими батареями и ракетными дивизионами береговой обороны.

Новейшей разработкой финских оружейников является минный комплекс М2004, серийный выпуск которого начат в 2005 году – первый контракт на морские мины под обозначением «Морская мина 2000» компания «Патрия» (главный подрядчик по программе) получила в сентябре 2004 года, обязавшись поставить неназванное их количество в 2004–2008 годах и осуществлять затем техническое обслуживание изделий в местах хранения и эксплуатации.

ПЕЧАЛЬНЫЕ УРОКИ

Морское минное оружие – это «тайна за семью печатями» наравне с торпедным оружием составляющее предмет особой гордости тех держав, которые могут его самостоятельно разрабатывать и производить. Сегодня морские мины различных типов состоят на вооружении военно-морских сил 51 страны мира, причем из них 32 способны сами заниматься их серийным выпуском, а 13 – экспортируют их в другие страны. При этом только в ВМС США после войны в Корее из 18 потерянных и сильно поврежденных боевых кораблей 14 стали жертвами именно морского минного оружия.

Если же оценивать объем усилий, затрачиваемых даже самыми передовыми странами мира на ликвидацию минной угрозы, то достаточно привести такой пример. Накануне Первой войны в Заливе, в январе–феврале 1991 года, иракские ВМС выставили в прибрежных районах Кувейта, на десантоопасных направлениях, более 1300 морских мин 16 различных типов, что в том числе стало причиной срыва «блестяще продуманной» морской десантной операции американцев. После изгнания иракских войск с территории Кувейта силам многонациональной коалиции понадобилось несколько месяцев для того, чтобы полностью очистить указанные районы от мин. По обнародованным данным, противоминным силам военно-морских сил США, Германии, Великобритании и Бельгии удалось найти и уничтожить 112 мин – преимущественно старые советские авиационные донные мины АМД и корабельные мины КМД с неконтактными взрывателями «Краб».


Вертолетоносец "Триполи": пробоина в результате взрыва иракской мины. Фото с сайта www.wikipedia.org

Памятна всем и «минная война», устроенная в Персидском заливе в конце 1980-х годов. Интересно, что тогда командиры американских боевых кораблей, выделенных для эскортирования коммерческих судов в зоне «пылающего огнем» залива, быстро сообразили: нефтеналивные танкеры благодаря особенностям конструкции (двойной корпус и пр.) оказались относительно малоуязвимы перед угрозой со стороны морских мин. И тогда американцы стали ставить танкеры, особенно идущие порожняком, в голове конвоя – даже впереди эскортных боевых кораблей.

В целом в период с 1988 по 1991 год именно мины послужили причиной серьезных повреждений, полученных американскими боевыми кораблями, действовавшими в водах Персидского залива:

– 1988 год – на иранской мине типа М-08 подорвался фрегат УРО «Сэмюэль Б. Робертс», получивший пробоину размером 6,5 м (были сорваны с фундаментов механизмы, поломан киль) и выдержавший затем ремонт стоимостью 135 млн. долл.;

– февраль 1991 года – десантный вертолетоносец «Триполи» подорвался предположительно на иракской мине типа LUGM-145, а крейсер УРО «Принстон» – также на иракской донной мине типа «Манта» итальянской разработки (взрыв повредил аппаратуру системы «Иджис», УВП ЗРК, валопровод гребного винта, руль и часть надстроек и палуб). Следует при этом отметить, что оба этих корабля входили в состав крупного амфибийного соединения с 20 тыс. морских пехотинцев на борту, которому была поставлена задача провести морскую десантную операцию (в ходе освобождения Кувейта американцы так и не смогли провести ни одной морской десантной операции).

Кроме того, эсминец УРО «Пол Ф. Фостер» наскочил на якорную контактную, «рогатую», мину и только по счастливой случайности остался невредим – она оказалась слишком старой и просто не сработала. Кстати, в том же конфликте американский тральщик «Авенджер» стал первым противоминным кораблем в истории, который в боевых условиях обнаружил и обезвредил мину типа «Манта» – одну из лучших «мелководных» донных мин в мире.

Когда же настало время операции «Свобода Ираку», союзным силам пришлось поволноваться более серьезно. В районах действия сил и средств объединенной группировки военно-морских сил, только по официально обнародованным Пентагоном данным, были обнаружены и уничтожены 68 мин и миноподобных объектов. Хотя такие данные вызывают обоснованные сомнения: например, одних только мин типа «Манта» было обнаружено, по данным американских военных, несколько десятков, да плюс к тому 86 «мант» нашли австралийцы на складах и минных заградителях иракцев. Кроме того, подразделениям американских сил специальных операций удалось обнаружить и перехватить грузовое судно, буквально «забитое» иракскими якорными и донными минами, которые предполагалось выставить на линиях коммуникаций в Персидском заливе и предположительно в Ормузском проливе. Причем каждая мина была замаскирована в специальном «коконе», изготовленном из пустой бочки из-под нефти. И уже после завершения активной фазы боевых действий американские оперативно-поисковые группы наткнулись еще на несколько маломерных судов, переоборудованных в минные заградители.

Особо следует отметить, что в ходе Второй войны в Заливе в районе боевых действий и на территории военно-морских баз и пунктов базирования ВМС США и их союзников в зоне Персидского залива активно использовались американские подразделения, имевшие дельфинов и калифорнийских львов, специально обученных для борьбы с морскими минами и миноподобными объектами. В частности, «животные в погонах» привлекались для охраны военно-морской базы в Бахрейне. Точные данные о результатах использования таких подразделений официально не обнародовались, но американское военное командование признало факт гибели одного дельфина-сапера.

Дополнительное напряжение в ходе операции создавало то, что военнослужащих минно-тральных сил и подразделения водолазов-минеров часто привлекали не только к поиску и уничтожению мин и миноподобных объектов всех типов – плавучих, якорных, донных, «самозакапывающихся» и пр., но и к уничтожению противодесантных минно-взрывных и иных заграждений (например, противотанковые минные поля на берегу).

В отечественном флоте операции по разминированию тоже оставили свой неизгладимый отпечаток. Особенно памятно разминирование Суэцкого канала, проводившееся советским ВМФ по просьбе правительства Египта с 15 июля 1974 года. Со стороны СССР участвовали 10 тральщиков, 2 шнуроукладчика и еще 15 кораблей охранения и вспомогательных судов; принимали участие в тралении канала и залива также французские, итальянские, американские и британские ВМС. Причем «янки» и «томми» тралили районы с выставленными минами советского образца – что немало помогло им в отработке действий по борьбе с минным оружием вероятного противника. Кстати, разрешение американо-британским союзникам на траление данных районов было выдано военно-политическим руководством Египта в нарушение Соглашения о военных поставках от 10 сентября 1965 года, подписанным СССР и АРЕ.

Впрочем, это нисколько не умаляет значения того бесценного опыта, который получен советскими моряками в Суэцком канале. Именно тогда в реальных условиях, на боевых минах, были отработаны действия по уничтожению донных мин при помощи вертолетов-тральщиков, укладывавших шнуровые заряды или буксировавших неконтактные тралы. Были также отработаны применение всех видов тралов и искателей мин в тропических условиях, использование трала «ВКТ» для пробивки первого галса и «БШЗ» (боевой шнуровой заряд) для разрежения минного поля боевых мин вертолетами. Исходя из полученного опыта, советскими специалистами-минерами были откорректированы наставления по тралению, существовавшие в ВМФ СССР. Было также подготовлено большое количество офицеров, старшин и матросов, приобретших бесценный опыт боевого траления.

НОВЫЕ УГРОЗЫ – НОВЫЕ ЗАДАЧИ

Вследствие изменившегося характера минной войны на море и расширения круга задач противоминных сил их подразделения должны быть готовы равно эффективно действовать как в глубоководных и мелководных районах океанов и морей, так и в чрезвычайно мелководных районах прибрежных зон, рек и озер, а также в приливно-отливной зоне (полосе прибоя) и даже на «пляже». Особо хотелось бы отметить, что в последнее десятилетие прошлого века наметилась явная тенденция использования военными стран третьего мира достаточно интересного способа минных постановок – старые контактные якорные и более современные неконтактные донные мины стали использоваться в рамках одного минного поля, что затрудняло сам процесс проведения траления, поскольку требовало от противоминных сил применения разных видов тралов (а для поиска донных мин – еще и подводных необитаемых противоминных аппаратов).

Все это требует от военнослужащих минно-тральных сил не только соответствующей разносторонней подготовки, но и наличия необходимых вооружений и технических средств обнаружения мин и миноподобных объектов, их обследования и последующего уничтожения.

Особая опасность современного морского минного оружия и его стремительного распространения по миру заключается в том, что на акватории, благоприятные для выполнения постановок морских мин, приходится сегодня до 98% мирового торгового судоходства. Немаловажно и следующее обстоятельство: современные концепции применения военно-морских сил ведущих стран мира особое внимание уделяют возможности корабельных группировок выполнять различные маневры – в том числе в прибрежной, или «литоральной», зоне. Морские же мины ограничивают действия боевых кораблей и вспомогательных судов, становясь, таким образом, существенным препятствием для решения ими назначенных тактических задач. Итог – для ведущих стран мира, располагающих крупными военно-морскими силами, теперь стало более предпочтительным создавать эффективные противоминные силы, чем заниматься разработкой мин и минных заградителей.

В связи со всем вышесказанным в военно-морских силах ведущих стран мира развитию противоминных сил и средств в последнее время уделяется повышенное внимание. При этом упор делается на применение современных технологий и использование необитаемой дистанционно-управляемой подводной техники. В следующем материале мы рассмотрим современные тенденции в области разработки противоминных средств и совершенствования тактики действия противоминных сил ведущих стран мира.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Владимир Щербаков
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментариев еще нет. Будьте первым!

Авторизованные участники могут оставлять комментарии. Зарегистрируйтесь.

Этот день в истории

1959: На спасательном судне ВМФ России "ЭПРОН" поднят Военно-морской флаг.
1859: Английский корабль «Ройал Чартер» выброшен на скалы у Ливерпуля. Погибли 456 человек.
1918: Канадский пароход «Принцесса София» затонул у Аляски. Погибло 398 человек.
1927: У берегов Бразилии затонул итальянский лайнер «Принцесса Мафальда». Погибли 314 человек.
1944: В проливе Суригао американская эскадра в 10-минутном бою наголову разгромила японский флот.
1944: В Тихом океане американская подлодка «Танг» подорвала себя собственной же торпедой.
1802: По Указу императора Александра I создана Военная по флоту канцелярия.
1924: Родился Виктор Макеев, русский конструктор, создатель баллистического оружия для подлодок.

Добавить свой день в историю
международный военный портал
Наши друзья Морская газета Издательство Гринда Военно-Морской Институт Радиоэлектроники Нахимовское Военно-Морское Училище Александр Покровский Водный транспорт Парусные корабли мира Библиотека История российского флота Федеральная программа Оборонный заказ Независимый проект =Морская пехота России=
револьвер.ру - события под прицелом
Поиск на сайте
Написать другу Версия для печати