«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Рассказы о море - Сообщения с тегом "приколы"

  • Архив

    «   Октябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  

С Днём Военно-Морского Флота России!!!



Наверное, нет на свете человека, который не вглядывался бы с восторгом в синие бездонные морские просторы, мечтая когда-нибудь отправиться в захватывающее путешествие. Неслучайно профессия моряка окружена таким романтическим ореолом, и многие мальчишки бредят мечтой стать моряком.

В последнее воскресенье июля, традиционно, на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 01.10.80г. «О праздничных и памятных днях», отмечается День Военно-морского флота.

Как говорил император Александр III: "У России только два союзника - её армия и флот". Эта фраза не потеряла актуальности и поныне. Без флота - никуда.

Мне довелось служить в период максимальной мощи ВМФ, тогда Советского Союза. Это был второй по силе флот в мире. Наш Военно-морской флаг гордо реял практически во всех районах мирового океана. С нами считались все, потому что уважали нашу силу.

От всей Души поздравляю всех военных моряков и сочувствующих с профессиональным праздником - Днём Военно-Морского Флота!!!

Желаю Флоту России быть всегда могучей, грозной, всесокрушающей силой!!!

Спокойного вам всем, мирного моря, мягкой волны под форштевнем,
крепкой палубы под ногами, успехов в боевой подготовке в дальних походах, здоровья, счастья, благополучия Вашим семьям и чтобы всех любили и ждали на берегу!!!

Ура, военным морякам!!!

И пусть качает, качает, волна морская )))

Приглашаю всех посетить мою скромную литературную кают-компанию, на страничку другую морских рассказов



С уважением,

С Днём подводника!



Сегодня, 19 марта в России отмечается День моряка-подводника.

В этот день в далеком 1906 году император Николай II подписал указ об образовании нового разряда кораблей в составе русского флота – так в него вошли подводные лодки. С этого времени служба подводника считается одной из опаснейших специальностей на земле.

Этим же указом в состав Российского флота были включены 10 подводных лодок. Первая из них - «Дельфин» - была построена на Балтийском заводе в 1904 году.

Русско-японская война стала первой в мировой истории, в которой, при защите порта Владивосток принял участие еще официально не признанный, но уже заставивший грозного противника дрогнуть, новый класс военных кораблей - подводные лодки.

В подводники всегда шли самые отчаянные головы. С того момента, как они ступали на корабль, главным для них становилась способность действовать быстро, автоматически исполняя целый набор заученных движений.

Сигнал тревоги мог застать человека в любой миг. В это время надо было сначала выполнить ряд обязательных действий, а затем уже осознать происходящее – так подводник становился частью машины, поведение которой не всегда было понятно даже ее создателям – жизнь придумывает иногда невообразимые вещи.

С первого своего дня подводники будут тонуть, гореть, блуждать в дыму, задыхаться, падать с ускользающей из-под ног палубы за борт, замерзать в ледяной воде. Они будут проваливаться на глубину, и их тела вода будет рвать на куски вместе с металлом.
Смерть для них станет делом обычным, к ее присутствию потом привыкают.

Кто-то не выдержит и уйдет, но те, что останутся, станут самым надежным человеческим материалом. Земля, и все на земле, будет для них нескончаемым праздником, а то, что там, под водой – настоящей работой и жизнью. Вот поэтому все земные заботы представляются им одной очень большой ерундой.

Военно-морской флот – дорогое удовольствие. Подводный – тем более. Одна подводная лодка может стоить столько же, сколько и маленький город.

Переломным этапом в истории советского Военно-Морского флота явилось внедрение на подводные лодки в 50 годы ядерных энергетических установок. Благодаря этому они получили практически неограниченную автономность плавания.

Уже к 1961 году российский флот имел 9 атомных лодок - 4 ракетных и 5 торпедных. А всего Советский Союз построил 243 атомные подводные лодки различных классов и, с учетом царской России, свыше 1000 дизельных подводных лодок.

Сейчас в составе ВМФ России находится группировка подводных атомных крейсеров с баллистическими и крылатыми ракетами. Она способна с высокой эффективностью решать задачи поражения группировок надводных и береговых целей, в том числе авианосных соединений.

Поздравляю всех моряков-подводников с профессиональным праздником и желаю, чтобы количество всплытий всегда равнялось количеству погружений! Хочу выразить слова глубокой благодарности за Ваш тяжёлый, опасный и нужный труд, за Вашу службу во благо нашего Отечества.

Поздравляю всех бывших подводников, корабелов, проживающих в городах и весях России и за её пределами. Тех, кто отдал определённые годы своей жизни защите государственных интересов и подводных рубежей нашей Родины. С профессиональным праздником Вас.

Желаю Вам крепкого здоровья, семейного благополучия, пожизненной стабильности, везения и удачи.

Роза командира



Довелось мне в молодости быть курсантом Школы Техников ВМФ во Владивостоке. Этот техникум славился железной дисциплиной, и тогда для нас понятия дружба, честь, уважение значили очень много.

Командир нашей роты капитан 3 ранга Артемьев долго служил в ограниченном пространстве - командовал дизельной подводной лодкой, и может быть поэтому он был поклонником комнатных растений.

Бывший подводник развел в углу казармы настоящий зимний сад. Особой гордостью был розовый куст, за которым комроты лично ухаживал и поливал.
С цветком соседствовали кактусы, фикусы, лимоны и прочие непонятные растения.
Посреди этого цветочного рая стояло командирское кресло - он любил посидеть в своем садике, когда курсанты были на занятиях.
Зимой роза неожиданно ответила пылкому садовнику взаимностью и расцвела. Это привело подводника в полный восторг. На розовом кусте красовался только один алый, крупный, благоухающий цветок.

И служил у нас в роте мичман Кузьменко, ловелас и бабник. Во время очередного похода с друзьями в ресторан, он, как обычно, обхаживал приглянувшуюся красавицу. Но неожиданно она категорически отвергла все его изощренные ухаживания и попытки сближения,неоднократно проверенные на других.

Дама сердца для продолжения знакомства потребовала ни много, ни мало, а розу! Но дело происходило мрачным и холодным зимним Владивостокским вечером.

Кто жил в то время на Дальнем Востоке, понимают…

Вероятность купить цветы, а тем более розу, зимой, во Владивостоке, ночью, в 1978 году была нулевая.
Выдвинувшая подобные условия девушка, прекрасно знала об этом и, возможно, таким образом, вежливо «отшивала» горячего мичмана.

То ли она была так фантастически прекрасна, то ли хотелось герою всех сразить гусарским поступком,то ли еще что-то, но за столиком, в полумраке ресторана, под уже не первую рюмочку коньяка, было заключено пари.

В 3 часа ночи первая рота мирно спала. Любвеобильный мичман, ни минуты не сомневаясь, приказал подневольным курсантам, дежурному и дневальному по роте:
- Молчать!
Повинуясь могучему инстинкту продолжения рода, с горящими, как стоп-сигналы, глазами и дрожащими от нетерпения руками, не чувствуя шипов, наш «ромео» шустро обломал куст.
Прекрасная роза была укрыта на широкой военно-морской груди, и мичман ринулся, как линейный ледокол обратно, сквозь торосы и ледовые поля, через забор и сугробы, по гололеду к прелестям капризной дамы.

В ресторане моряк картинно и слегка небрежно преподнес розу. Увидев роскошный цветок в руках мичмана, девушка настолько удивилась, что шок прошел, видимо, только к утру.

На следующий день капитан 3 ранга привычно остановил свой ласковый взгляд на розовом кусте… и вдруг застыл, как каменный рыцарь.

Эмоциональное красно-бело-зелено-пятнистое цветовое шоу на лице бедного командира, первым наблюдал и первым же «умер» дежурный по роте.
- Кто посмел?
Затем «погибли» один за другим три дневальных, так и не выдав страшную военную тайну.

И вот на центральном проходе ротного помещения застыли, стараясь даже реже дышать, 200 человек. Все курсанты уже были в курсе о том, кто и для чего сгубил командирскую розу.
Но видя горе своего любимого командира, курсанты уже и сами были готовы зарыдать, от сочувствия и страха.
На этом трагическом фоне выделялось счастливое и абсолютно равнодушное к происходящему лицо мичмана Кузьменко.

Командир был интеллигентным человеком, но утрата розы требовала сатисфакции.
Вкрадчивый, тихий голос проникал в душу каждого курсанта и ознобом спускался к пяткам.
Отмена увольнений в город, дополнительная строевая муштра, ночные построения и учения подъем/отбой, казались скромными играми перед тихим гневом командира. Но стукачей в роте не было.

Через три дня, потухший взгляд капитана 3 ранга, в привычном месте упал на поруганный куст. Но рядом стоял другой куст, с тремя пышно цветущими огромными бордовыми розами!

Цветовое шоу на лице командира повторились почти в точности, разница была лишь в полном отсутствии зеленого цвета. Теперь умиротворенное выражение лица говорило о том, что инцидент исчерпан и его совершенно правильно поняли.

Цепкий взгляд офицера также отметил, что рядом с новым розовым кустом появились две большие пальмы, в красивых деревянных кадушках.

Объявив построение, командир оглядел роту повеселевшим взглядом и довольный своим изрядно загустевшим зимним садом, занялся повседневными делами, очевидно, его не интересовало происхождение новых растений.

А в это же самое время на соседнем с военным училищем заводе бурно обсуждали проблему полтергейста.
Управленцы ломали голову над тем, куда могли подеваться кадки с цветами и пальмами, и почему не сработала сигнализация, ничего не видела охрана.
Рациональных объяснений придумано не было, особенно, учитывая вес похищенного имущества и отсутствие следов взлома и выноса.

Никто так и не узнал, что молоденькая секретарша партийного заводского босса была подружкой одного нашего курсанта, и длительная разлука с любимым, по причине гнева командира роты из-за какой-то там розы,не входила в ее амурные планы. Остальное дело техники.

Славное было время… Удивительные люди, сильные, способные брать на себя ответственность, но в то же время непредсказуемые, искренние и чистые как дети…


Еще одна забавная история из курсантской жизни
:)


© Copyright: Серёга Капитан, 2013
Свидетельство о публикации №213061300055

Никогда не спорьте с женщиной

Никогда не спорьте с женщиной

Эта история случилась в конце июня этого года. Я стал невольным свидетелем одного забавного случая…

Теплый вечер, ласковое солнышко садится за горизонт, прямо в теплое Азовское море. Центр небольшого, уютного приморского городка полон медленно прогуливающихся отдыхающих и вечно куда-то спешащих жителей.

По одной из его улиц спешу и я по своим делам. Впереди меня, прямо на недавно уложенной плитке пешеходной зоны стоит припаркованный, довольно старый и изношенный грузовой автомобиль с высокой будкой и надписью на ней «Техпомощь».

Навстречу мне медленно движется «колоритная» компания отдыхающих, состоящая из трех женщин довольно пышных объемов и выразительных форм, готовых вот-вот вырваться на свободу из белых шорт и маек, одного мужчины и стайки девочек–подростков, тоже весьма упитанных. Все до невозможности обгорелые, бордового цвета, уже начинающих ощущать все «прелести» от сильного солнечного ожога.

Взрослые, это сразу видно по нетвердой походке, уже изрядно навеселе и о чем-то оживленно разговаривают, красноречиво жестикулируя руками. Женщины идут впереди, мужчина чуть позади них и им постоянно приходится приостанавливаться и поворачиваться к нему.

Проходя мимо грузовика, мужчина вдруг останавливается возле кабины и громко восклицает:
- Во, блин, «ГАЗон», 53-й, глянь, Зин!
И показывает в его сторону рукой.
Зина, видимо, самая старшая из женщин и его жена, останавливается, поворачивается к нему и отвечает:
- Да какой это тебе «ГАЗон», это «ЗИЛ»! Ты че, Вань, глаза разуй- то.
- Не Зин, это «ГАЗон», точно тебе говорю, «ГАЗон», 53-й. Мой батя на таком же, тока с кузовом, работал в нашем колхозе. «ГАЗон» это, че, я не вижу что ли?

Зина осматривает машину, делает руки в боки и грозно так подходит все ближе и ближе к мужичку, как немецкий танк «Тигр» к спрятавшемуся в траншее пехотинцу, оказавшемся без противотанковых гранат.
- Опять ты за свое, гад! Готов по любому поводу со мной спорить. Шары свои залил и ничего не видишь вокруг. А я дура, по-твоему, «ГАЗ» от «ЗИЛа» отличить не могу? Ты, что это меня, скотина, перед людьми - то позоришь, а? Это – «ЗИЛ»! Вон и морда у него белая, лупастая, как и у тебя щас будет.

И вдруг с такой неожиданностью, стремительностью и точностью, которой бы позавидовали и Тайсон, и братья Кличко, со всего размаха наносит мужичку смачную затрещину в левое ухо своей, по виду, пятнадцатикилограммовой правой рукой.

Мужичок аж крякнул, слегка оторвался от тротуара и с первой космической скоростью, отлетел в сторону и попал прямо в мимо проходящую парочку средних лет, едва не сбив их с ног. От такого поворота событий парочка оторопело замерла на месте, сочувственно придерживая пострадавшего, воющего от боли мужичка.

Звук от этой затрещины был похож на громовой раскат, на разрыв крупнокалиберного снаряда, от чего встревоженно взметнулись в вечернее небо, к едва загорающимся звездам голуби, до этого важно разгуливающие по соседнему газону.

Зина зловеще нависает над обомлевшей парочкой и Ваней, показывает протянутой рукой в сторону автомобиля и повторяет:
- Это «ЗИЛ»! Понятно? «ЗИЛ»! И нечего мне тут лапшу на уши вешать, ишь, умник выискался!
Мужичок, держась рукой за больное ухо, взывает к парочке и прохожим:
- Ну, скажите ей, что это за машина…

Те, глядя то на грузовик, то на гневно сверкающую глазами Зину, то на ее руки, и пытаясь «провалиться» сквозь тротуарную плитку, что-то бормочут невнятное, но, похоже, подтверждают ее правоту.

Торжествующая Зина медленно подходит к мужу, внимательно осматривает его и замахивается другой рукой, от чего тот весь сжимается…

В этот момент, когда вторая затрещина уже, казалось бы, была неотвратима, я поравнялся с этой замечательной, общительной компанией и произнес:
- Девушка, это «ГАЗ – 53».

Зина опустила уже занесенную для удара руку и внимательно посмотрела на меня. Видимо, моя внешность внушила ей доверие и она повернулась к грузовику.
- Да не, «ЗИЛ» это, мужчина, - уже с сомнением в голосе проговорила она. Вроде бы «ЗИЛ», вот и морда у него белая…
- «ГАЗ-53» это, девушка, вон приглядитесь, что у него на капоте написано.
- «ГАЗ»…, Вань, да «ГАЗ» же это, глянь, что тут написано, а ты говоришь! Вон на капоте, для придурков, таких, как ты, написано, что это «ГАЗ». А ты начинаешь тут мне концерт. Так бы сразу и сказал, что написано «ГАЗ», горе ты мое!

Ваня посмотрел на меня такими добрыми глазами, полными вселенской любви, в которых, казалось, заключалась вся благодарность жителей спасенного от астероида города. Он по-прежнему держался одной рукой за ушибленное ухо.
- Ну что ты там встал, Вань, - окликнула его Зина.- Что там у тебя с ухом-то? Продуло, че ль? Где это тебя так угораздило?
- Дык ты же залепила, Зин, за «ГАЗик» этот, будь он неладен…
- Больно? Ну иди ко мне, мой хороший!

Он прижался своим больным ухом к ее необъятной груди. Зина ласково погладила его волосы, потом осторожно поцеловала место ушиба.
- Ну, прости меня, Вань, ну не разобралась я, с кем не бывает…

Она мило ему улыбнулась. Ваня засиял, как начищенный медный таз и, обнявшись, они побрели дальше. Отдых продолжался.



© Copyright: Серёга Капитан, 2013
Свидетельство о публикации №213062401603

Экскурсия по Босфору

Босфор

В небольшом, новом и уютном отеле, где мы поселились, нам предложили широкий выбор экскурсий по Стамбулу. Выбор был приличным, цены от 45 евро за человека, вроде бы приемлемы. Меня заинтересовала 30 минутная прогулка на частном катере по бухте Золотой Рог и Босфору.

Отдохнув, после ночного перелета, мы отправились на прогулку. Взяв за ориентир Галатскую башню, я быстро вывел сына, по известным мне переулочкам, круто спускающимся к берегу Золотого Рога, в район Галатского моста, справа от него, как раз в то место, откуда предлагалась экскурсия в отеле.

У небольшого причальчика стояли три частных небольших, аккуратненьких экскурсионных катерочка, монотонно покачиваясь на волнах. Я направился прямо к ним, нам навстречу вышел приветливый капитан одного суденышек. Мы быстро сговорились, на ломаном аглицком, прокатиться по Босфору за 50 турецких лир (примерно 20,5 евро) с человека, длительность стандартного вояжа составляла полчаса.

Перемахнув с причала на борт катерочка, разместились в крытом тентом кормовом кокпите, с прекрасным обзором.

Еще у причала, сидя на диванчике в кокпите катера, сын насторожился:
- Пап, а что нас так и будет качать постоянно?

Он до этого ни разу не был на катере. А катерок действительно ощутимо покачивало на небольшой, менее полуметра, волне залива. Дул свежий западный ветерок. Но это нас не смогло остановить.

- Да, сын, это же палуба, а не твердь земная, она всегда качается, так и будет, пока на причал не сойдем.

Катерочек отчалил и мы, пройдя под Галатомостом, вышли из Золотого Рога в пролив Босфор.
Впервые я оказался в проливе праздным туристом, это совершенно другие ощущения, чем когда проходишь его капитаном.

Нет той ответственности, ты расслаблен и любуешься завораживающими видами древнего города и красочными панорамами Босфора. До которых тебе нет никакого дела, когда ведешь крупнотоннажное судно по извилистому, с сильным течением, проливу, кишащему разномастными катерочками, яхтами и паромами, которые нагло пересекают курс и того и гляди, так и норовят попасть под штевень судна, или на полном ходу воткнуться в борт теплохода. При этом с них приветливо машут руками пассажиры. Все внимание сосредоточено только на безопасности мореплавания, и все эти красоты проходят где-то глубоко в сознании пунктиром.

Выйдя из-под моста, капитан, поинтересовался, куда мы хотим пойти. Я сказал ему, что до мечети Ортакёй, потом пересечь Босфор, не доходя Босфорского моста, затем пройти вдоль азиатского берега до Кызкулеси и от него взять курс обратно, в бухту Золотой Рог.

Мастер что-то там "прокалькулировал" в своем хитроватом турецком мозгу, помножил двух русских туристов на 7 миль и на 100 литров солярки, прибавил скорость течения, потом подумав, отнял его, и сказал нам, что по времени мы в полчаса не уложимся, нужна доплата еще за полчаса. На том и порешили, заплатив окончательную цену в 200 лир. Но он просчитался, не учел ветер и волнение.

Прошли мы вдоль колоритного европейского берега. По проливу хаотически сновало туда-сюда множество яхт, катеров, морских трамвайчиков, паромов, гордо и величественно шли морские и океанские теплоходы. У причала морвокзала стоял невероятно огромный и ослепительно белоснежный пассажирский лайнер в 14 палуб, это такой плавучий небоскреб. Он дружелюбно поблескивал голубовато-зеленым стеклом своих иллюминаторов невероятных размеров и, казалось, был чуть ниже Галатской башни.

Идем дальше. Красота, только головой успевай крутить.

Вот и пассажирский узловой терминал Кабатаж, один из многочисленных мини-портов, если можно их так назвать, пассажирского прибрежного сообщения Стамбула, в нем одновременно высаживают и принимают на борт пассажиров до 20 паромчиков и морских трамвайчиков, которые постоянно то подходят к причалам, то отходят от них. Но все это делается быстро и четко, нет никакой суеты. Мы увидели, что у одного из его причалов стоит большой, 3-х палубный, туристический катер и высаживает пассажиров.

Прошли еще немного вдоль европейского берега, до розовой красавицы, мечети Ортакёй, поворачиваем вправо и начали пересекать Босфор, мешая, как и все остальные, проходящим большегрузным морским судам. Заставляем нервничать на мостиках их капитанов и лоцманов, очень сердито гудеть тифонами, что-то требовательное и грозное кричать в эфир на УКВ/радиоканалах и менять хода и курсы. В ответ мило улыбаемся им и приветливо машем руками.

Вот и азиатский берег, поворачиваем опять вправо и берем курс на Кызкулеси. Но тут в наш вояж вмешивается турецкая природа-мать. Внезапно налетает шквальный, юго-западный ветерок, который быстро разгоняет по Босфору приличную волну. А мы как раз в его самой широкой части и к этой акватории добавляется еще и длина водной глади бухты Золотого Рога.

Катерок наш небольшой, поэтому это волнение, в общем-то никак не влияющее на движение более крупных плавсредств, начинает довольно таки прилично швырять его. Появляется сильная бортовая качка и капитан вынужден, в целях безопасности, менять курс, мы идем носом, под 45 градусов на волну и опять направляемся в сторону европейского берега, так и не дойдя до Кызкулеси.

Нас то подбрасывает вверх, то мы падаем вниз, разбивая и зарываясь носом в волну. При этом сотни литров морской воды превращаются в мириады брызг и гонимые ветром, они светились на ярком солнышке и переливались всеми цветами радуги, накрывали полностью весь катер.

Красотища. Кокпит заливает брызгами, как будто стоишь под ливнем, даже тент, с опущенными прозрачными, специальными брызгозащитными вставками, не спасает. Ощущение опасности, как при настоящем шторме. Катер швыряет уже не по-детски. Смотрю, сын мой напуган. Ему такое приключение и не снилось. Он и не предполагал, что море, даже у берега, может быть настолько опасно.

Мы, промокнув и набравшись впечатлений, перебираемся в салон катера, там не дует и сухо. Сынуля мой притих окончательно и ошалелыми глазами смотрел через иллюминаторы салона на бушующие вокруг катера, поседевшие от ветра, волны.

Появился слеминг. Капитан, до этого постоянно шутивший и смеявшийся, что-то загрустил. Пару раз нас подкинуло очень высоко, катер взмывал над водой и под воздействием ветра некоторое время парил над ней, как альбатрос, движок ревел как взбешенный, дикий, голодный зверь, винт в воздухе чувствовал себя пропеллером вертолета, но размерчиком не вышел, а потому взлететь мы так не смогли.

И повинуясь закону дядюшки Ньютона, любившего свеже опавшие яблоки, катерок падал камнем обратно в воду, поднимая неимоверное количество брызг. Винт радостно вгрызался в привычную и родную пучину морскую, движок успокаивался и начинал мерно, нагружено гудеть, самозабвенно вращая, через вал, довольный винт, своего неразлучного друга.
Мы снова набирали ход. И с каждым оборотом винта, все ближе и ближе подходили к противоположному, подветренному, берегу, осторожно пробираясь между волн.

Улыбался до ушей и получал удовольствие от происходящего только я.
Побывав в десятках океанских и морских штормов, оценил ситуацию как сложную, но не опасную, а действия капитана грамотными и соответствовавшими хорошей морской практике, я был полностью расслаблен и спокоен. Сын глядя на меня тоже понемногу успокоился.

Ну и чтобы он совсем перестал волноваться я вышел из салона в кокпит, широко, по-морскому, расставил ноги, покрепче ухватился за набор крепления тента, состоявший из трубок. По мере приближения к европейскому берегу постепенно стихало волнение.

Нас сдрейфовало ветром довольно прилично к Босфорскому мосту, поэтому возвращались мы в бухту Золотого Рога по уже пройденному ранее маршруту.

И еще раз обратили внимание с сыном на большой, 3-х палубный, туристический катер, принимавший на борт пассажиров, в Кабатаже. Как потом оказалось, там можно купить билет на отличную экскурсию по Босфору. Во время экскурсии будет несколько остановок на европейском и азиатском берегах пролива, можно побродить в понравившихся местах, потом опять сесть на катер и пойти дальше, что очень удобно. Билет действует весь день. Катер ходит строго по расписанию. Цена вопроса 12,5 лир за человека.

Через какое-то время мы ошвартовались у причала, откуда начали свой вояж. Тепло попрощались с капитаном, перешли по Галатомосту через Золотой Рог и пошли дальше, по тверди земной, гулять по историческому центру Стамбула, в котором я уже ориентировался, как в родном городе.



© Copyright: Серёга Капитан, 2013
Свидетельство о публикации №213071501692
Страницы: 1 | 2 | След.


Главное за неделю