«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Морские авиаторы

Из книги В. Дыгало "Флот государства Российского. Откуда и что на флоте пошло"

Ранним теплым утром 16 сентября 1910 г. Севастополь был необычайно оживлен. Ожидался полет первого во флоте аэроплана. К 10 часам вокруг Куликова поля собралась огромная толпа зрителей.

На краю поля, примыкавшего к окраине города, красовался аэроплан “Антуанет”, возле которого стояла группа военных. Среди них выделялся высокий, статный офицер в морской форме, но в летном шлеме с большими защитными очками. Он взобрался в кабину, механик раскрутил пропеллер и отбежал в сторону. Зрители, затаив дыхание, наблюдали, как аэроплан побежал по зеленому полю и вдруг, оторвавшись от земли, запарил в воздухе. Тысячеголосое “ура” заглушило рокот мотора, и над головами собравшихся взметнулись фуражки и шляпы. Летчик из кабины приветственно помахал рукой. Аэропланом управлял морской офицер, лейтенант С.Ф. Дорожинский.

Неделей позже, 22 сентября 1910 г., лейтенант Г.В. Пиотровский на самолете “Блерио XII” с механиком на борту совершил первый в России полет над морем из Петербурга в Кронштадт. За полчаса он пролетел 25 верст. Это был первый в России междугородный перелет, а Пиотровский в газетных публикациях торжественно был назван “летчиком дальнего действия”.

Не раз, поднимая аэроплан с Куликова поля, Дорожинский задумывался о том, что было бы хорошо приспособить свой “Антуанет” для взлета с воды и посадки на морской аэродром. В 1911 г. он сделал попытку установить этот самолет на поплавки собственной конструкции - два главных и хвостовой. Но при испытаниях аэроплан зарывался поплавками в воду, поэтому не мог набрать скорость, достаточную для взлета. Тогда во Франции был заказан поплавковый гидросамолет марки “Вуазен-Канар”. Дорожинский обучился летать на нем, став первым гидроавиатором России. Кроме С.Ф. Дорожинского и другие русские моряки широко проводили опыты по применению самолета на море. Например, 24 мая (6 июня) 1911 г. лейтенант В.В. Дыбовский осуществил поиск подводной лодки с аэроплана, заложив тем самым основы противолодочной борьбы с воздуха. Организационное начало авиации Российского флота было положено 19 апреля 1911 г., когда морской министр адмирал И.К. Григорович дал “добро” на формирование в Севастополе первой команды военно-морских летчиков в составе двух отделений, в каждое из которых входило по три аэроплана. В том же году на зарубежных заводах были заказаны три однопоплавковых летательных аппарата Кертиса и два - Вуазена. Центром испытаний гидросамолетов стало Черное море.

Через год морская авиация стала создаваться и в Балтийском флоте. Уже в самом начале 1-й мировой войны флотские авиаторы осуществляли на своих ажурных “стрекозах” отважные боевые полеты. Именно русским морским летчикам принадлежит первенство в нанесении бомбового удара с неба по кораблям противника. 29 октября 1914 г. во время набеговой операции немецкого линейного крейсера “Гебен” на Севастополь и артиллерийского обстрела города семь русских летающих лодок поднялись и, кружа над крейсером, сбросили свои бомбы. Насколько серьезно он был поврежден, выяснить так и не удалось, но этот боевой эпизод показал, что гидросамолеты становятся ударной силой на море и могут действовать самостоятельно.

Русские морские летчики действовали успешно не только на театрах военных действий. 8 августа 1914 г. вековое молчание Арктики было нарушено ревом авиационного мотора: поручик Я. Нагурский совершил первые полеты на поплавковом аэроплане “Фарман” над Ледовитым океаном. Он искал исчезнувшую экспедицию Георгия Седова. Полет Нагурского можно без натяжки считать началом практического применения морской авиации в условиях Крайнего Севера.

Развитие морской авиации в России шло по двум основным направлениям: авиация корабельного базирования и авиация берегового (прибрежного) базирования. Самолетный парк гидроавиации к концу 1917 г. на Балтике насчитывал 98, на Черном море-112 аппаратов. Это были самолеты иностранного производства: “Телье”, “Ньюпор”, “Спад”, “Лебедь”, “Шорт”, “Ферри" - и отечественные летающие лодки М-5, М-9, М-15, М-20 с моторами “Испано-Сюиза”, “Рон”, “Сальмсон”, “Гном и Ром”, “Сопвич” и др.

Морская авиация Балтийского флота состояла из двух воздушных бригад, объединенных в воздушную дивизию, и отряда корабельной авиации. Воздушная дивизия Черноморского флота также состояла из двух воздушных бригад и дивизиона корабельной авиации и из отряда дирижаблей. На Балтике корабельная авиация базировалась на гидроавиатранспорте “Орлица” (бывшем пароходе “Императрица Александра”) водоизмещением 3800 т и скоростью 12 узлов. “Орлица” принимала на борт четыре гидросамолета. На Черноморском флоте гидроавиатранспорты “Император Александр 1” и “Император Николай 1” водоизмещением по 9240 т и скоростью 14-15 узлов принимали на борт по семь-восемь гидросамолетов, а гидроавиакрейсер “Алмаз” - четыре самолета. Они объединялись в дивизион гидроавиакрейсеров Черноморского флота.

По два гидросамолета “Телье” предполагалось установить на палубе двух строившихся легких крейсеров типа “Светлана” на Балтике.

Береговая авиация Балтийского флота базировалась на воздушных станциях “Бригитовка” в Ревеле, а также в Гельсингфорсе и в г. Або (ныне - Турку). На Черном море береговая авиация флота базировалась в Балаклаве.

Подготовка морских летчиков осуществлялась в Ораниенбаумской, Гапсальской и Бакинской школах, а также в школе высшего пилотажа и воздушного боя в Царском (Красном) Селе под Петроградом.

До 1917 г. в России насчитывалось 16 авиационных заводов и мастерских, имеющих высококвалифицированные кадры. Многие видные инженеры и конструкторы работали над созданием летательных аппаратов.

В русском флоте гораздо раньше, чем в других флотах, зародилась мысль о создании авианосца. Впервые ее четко сформулировал корабельный инженер капитан Л.М. Мациевич, впоследствии известный русский летчик. Из доклада, представленного им в 1909 г. начальнику Морского генерального штаба, явствует, что именно ему принадлежит идея создания авианосцев, а также катапульт, обеспечивающих взлет аэропланов с палубы корабля.

В период Гражданской войны и красные и белые использовали самолетный парк, оставшийся от бывших царских армии я флота. В боях авиация несла большие потери, авиационные - заводы не работали, самолетный парк не пополнялся, что привело к полному упадку авиации в Советской России.

Только к началу первой пятилетки в советской морской авиации начали появляться первые отечественные самолеты конструкции Д. П. Григоровича и Конструкторского бюро морского самолетостроения: РОМ-2, МР-5, ТОМ-1, ТВ-1а, МДР-З и МБР-2, а к 1936 г. - и МДР-4. В 30-е годы у нас получила развитие корабельная катапультная авиация, которой были вооружены линейные корабли и крейсера. Катапульты фирмы “Хейнкель” закупались в Германии.

В 30-е годы летчики морской авиации неоднократно выполняли специальные правительственные задания. Именно из флотских пилотов была скомплектована полярная авиация, осваивавшая Северный морской путь. В 1934 г. она в чрезвычайно трудных условиях спасла членов полярной экспедиции и экипаж парохода “Челюскин”. За выполнение этого задания семеро полярных летчиков стали первыми Героями Советского Союза. В их числе - четверка бывших черноморских морских летчиков - В.А. Ляпидевский, С.А. Леваневский, В.С. Молоков и И.В. Доронин.

Когда 30 декабря 1937 г. был образован Народный комиссариат Военно-Морского Флота, морская авиация стала именоваться Военно-воздушными силами ВМФ (ВВС ВМФ) и окончательно определилась как один из основных родов сил флота. За короткое время ВВС ВМФ значительно выросли в количественном и качественном отношении. К началу Великой Отечественной войны самолетный парк нашей морской авиации насчитывал более 2,5 тыс. боевых самолетов: бомбардировщиков, торпедоносцев, истребителей и морских разведчиков, а личный состав авиации ВМФ уже приобрел некоторый боевой опыт в ходе советско-финляндской войны 1939-1940 гг., повысил свою боевую готовность и во взаимодействии с другими силами Военно-Морского Флота авиация обрела способность решать самые сложные боевые задачи. В ожесточенных боях с сильным противником был накоплен бесценный опыт тактического и оперативного использования разведывательной, минно-торпедной, бомбардировочной и истребительной авиации.

Морские летчики свято хранили и приумножали боевые традиции военморлетов гражданской войны, своими героическими действиями приближали день нашей Победы. Именно флотские летчики первыми грудью встретили врага и стали первыми Героями Советского Союза и Великой Отечественной - лейтенант Петр Бринько и капитан Алексей Антоненко.

24 июня 1941 года на подходах к Кольскому заливу наши истребители встретили и атаковали шесть бомбардировщиков противника. В этом бою командир 4-й эскадрильи 78-го авиационного полка старший лейтенант Б.Ф. Сафонов сбил “Юнкерс-88”, открыв счет авиаторов Северного флота. Короткая, но славная жизнь была дарована этому человеку. Он провоевал всего неполный год, лично сбив за это время 30 фашистских самолетов и три в групповых боях. 16 сентября 1941 года Борису Феоктистовичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Известие о присвоении звания дважды Героя Советского Союза не застало Б.Ф. Сафонова в живых: 30 мая 1942 года он провел свой последний, 224-й, боевой вылет, сбив еще два вражеских бомбардировщика...

Уже в первые дни войны фашистская пропаганда поспешила оповестить мир, что советская авиация уничтожена, а рейхсмаршал авиации Геринг заверил немцев, что ни одна советская бомба не упадет на “фатерланд”. Однако уже в начале августа; 1941 г. наша авиация бомбила столицу фашистской Германии. Идея налета на Берлин с эстонского острова Сааремаа родилась у командующего ВВС ВМФ генерал-лейтенанта авиации С.Ф. Жаворонкова. С тыловых аэродромов долететь до Берлина было нельзя: не хватало горючего, а с о. Сааремаа такой полет был вполне возможен. В ночь с 7 на 8 августа Берлин бомбили пять самолетов. Эти самолеты вели полковник Евгений Преображенский, капитаны Андрей Ефремов, Михаил Плоткин. Василий Гречишников и старший лейтенант Петр Трычков. Остальные десять самолетов сбросили бомбы на запасную цель - портовые сооружения Штеттина. Долететь до Берлина им помешала гроза. Авиагруппа Преображенского с 7 августа по 4 сентября произвела 52 самолето-вылета, при этом 33 самолета дошли до цели и сбросили на Берлин свыше 36 т фугасных и зажигательных бомб и 34 бомбы с листовками.

За годы Великой Отечественной войны, выполняя различные задачи на море и на суше, авиация ВМФ произвела более 350 тыс. самолето-вылетов. Морские летчики потопили (по нашим данным) 835 вражеских кораблей и транспортов, сбили в воздушных боях и уничтожили на аэродромах 5500 фашистских самолетов: уничтожили большое число танков, артиллерийских батарей, 1 дотов, складов, железнодорожных эшелонов.

ТАКР 1143.5 ТАКР пр.1143.5
Самолетная палуба со стоящими Су-27К

Родина по достоинству оценила подвиги морских летчиков: 259 авиаторов флота стали Героями Советского Союза, а пятеро из них - А.Е. Мазуренко, В.И. Раков, В.Ф. Сафонов, Н.Г. Степанян и Н.В. Челноков - удостоились этого звания дважды. Были отмечены государственными наградами не только летчики, но и многие соединения и части морской авиации, 50 из них стали Краснознаменными, многие удостоены других орденов. Две авиационные дивизии и 23 авиационных полка были преобразованы в Гвардейские.

ТАКР 1143.5 "Кузнецов" ТАКР пр.1143.5
"Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов"

В послевоенные годы на смену поршневым самолетам пришли реактивные боевые машины со сверхзвуковыми скоростями, летающие на больших высотах и на огромные расстояния, снабженные новейшими средствами поиска и поражения морских и береговых целей. Сегодня авиация ВМФ берегового и корабельного базирования располагает всепогодными морскими ракетоносцами, штурмовиками, истребителями, противолодочными самолетами и вертолетами, корабельными самолетами с вертикальным взлетом и посадкой. В качестве носителей морской корабельной авиации используются противолодочные крейсера типа “Новороссийск” и тяжелые авианесущие крейсера типа “Адмирал Кузнецов”.

Дальнейшее развитие авиации ВМФ идет по пути совершенствования летательных аппаратов, увеличения скорости, дальности и продолжительности полета, его автоматизации, создания средств поиска морских и наземных целей на новых физических принципах, а также разработки высокоточного дальнобойного оружия с мощными боевыми зарядами.


Главное за неделю