Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

сердца стучали в унисон

сердца стучали в унисон

Сердца стучали в унисон

У меня особое отношение ко всему, что связано с Отечественной войной. С памятью о погибших. Может от того, что в нашем роду их больше, чем могло быть. Сказать слово "блокадники " Ленинграда, откуда мои родители родом, и, по-моему, можно ничего не добавлять.
Может от того, что отец мужа Королев Мстислав Яковлевич, преподаватель физики и математики, на которого распространялась " бронь", ушел добровольцем на фронт в первые же дни войны, оставив жену и трое детей. Был в войсках на Дальнем Востоке . Добился направления в действующую армию. Воевал под Сталинградом. Был ранен. Не долечившись в госпитале, упорно доказывая медикам, что он здоров, был направлен на Ленинградский фронт и погиб под Кенгисеппом. Вернее, умер на операционном столе в госпитале, куда его, командира батареи, истекающего кровью, принесли на руках его солдаты.
У меня особое отношение к памятникам и мемориалам погибшим . Может потому, что отец мужа, был похоронен в братской могиле недалеко от госпиталя в Кенгисеппе. Об этом я узнала в Ленинградском военно-медицинском архиве когда, искала сведения ,цифры, факты для книги о госпиталях города Перми в годы ВОВ. Нашла и эти данные.
Может потому, что имея на руках документы архива, похоронную свекровь, уже в преклонном возрасте, в сопровождении сына, поехала в Кенгисепп с надеждой найти могилу или какое-то другое захоронение солдат и офицеров ,умерших от ран в госпитале и МОЖЕТ БЫТЬ там увидеть фамилию мужа и отца. А им в соответствующих органах равнодушно ответили, что все сравняли и ...построили на этом месте дома.
Мемориал. Памятник. ЭТО ПАМЯТЬ О КОМ-ТО ИЛИ КАКОМ-ТО СОБЫТИИ. В каждом городе они есть. Величественные и попроще. С Вечным огнем или без него. Куда приходят в особые дни, чтобы поклониться. Помолчать. И что- то унести в своей душе и сердце....
43 года прошло с той памятной экскурсии, когда мы вместе с моряками, отпущенными в увольнение, побывали на мемориале в Саласпилсе . А помню так ярко, как будто это было вчера.
Это было утро следующего дня после приезда на 15-летие. Мы едем в Саласпилс. В пути моряки нам рассказывают, что это концлагерь, в котором погибло около ста тысяч человек. Здесь фашисты совершили одно из самых страшных своих злодеяний: умертвили семь тысяч детей, выкачав из них кровь.
От станции нам предстоит пройти чуть больше километра по лесу. Он очень красив в осеннем уборе. Сосны, березки, елочки. На какое то мгновение даже теряешь представление, что ты не у себя дома, а в Прибалтике.
Идем притихшие. Да и погода соответствует настроению: моросит дождь и так холодно, что зубы выстукивают. Ребята, попросив разрешение на время изменить форму одежды ,сняли бушлаты и накинули их нам на плечи.
Еще немного и лес расступился. Дальше дорога выложена каменными плитами. "Дорога смерти"- так ее называли. Она вела туда, откуда не возвращались.
Немного жутко было шагать по этим плитам. Кругом такая тишина, и только слышны наши шаги. Все ближе и ближе подходили мы к месту, где был лагерь. И вдруг все отчетливей и отчетливей звук: - Тук! Тук! Тук! Словно чье то сердце билось! Да, это действительно стук сердца, вернее ста тысяч сердец. В скорбном молчании кладем гвоздики к черному мраморному постаменту, откуда и доносится стук сердец, месту, где расстреливали людей.
Цветы, словно капельки крови человеческой, пламенели на черном постаменте.
Трудно описать словами все, что мы видели и чувствовали ,осматривая этот огромный мемориальный комплекс, все увиденное рвало душу, сердце, нервы: высеченные из гранита фигуры – «Униженная», женщина, прикрывающая грудь руками, «Мать», заслонившая своим телом ребенка. Невозможно без эмоций смотреть на центральную скульптурную группу : «Солидарность», «Клятва», « Ротфронт» И «Несломленный»» - человек, пытавшийся подняться с колен, остался в глазах и памяти. Место детских бараков – это кусок бетонный стены с решеткой. Место, где стояла виселица – все по натянутым нервам. Потрясла высеченная на гранитной стене надпись :
"Их убили только за то, что каждый был человеком! Их убили только за то, что каждый любил свою Родину «.
.Невозможно без содрогания видеть фотодокументы в маленьком музее этого скульптурного мемориала : вскрытые могилы, где рядами уложены детские трупы и подобное…Уходили в глубоком молчании. Даже ступали по плитам дорожки как можно тише. И нам в спины , как эхо : « Стук! Стук! Стук ! «…
И сейчас, когда слышишь или видишь шествие бывших легионеров «Ваффен СС» в Латвии, ни сердце, ни мысли не находят покоя. Вроде, где-то умом понимаешь - это другая страна, законы, порядки, ценности и все же .. А недавно из интернета узнала, что в том лесочке, через который идешь к мемориалу, обосновались рижские ( а может и не только) "девочки с панели ". Дальше не хочется комментировать. Но опять не знает душа покоя ни один день
У меня особое отношение к памятникам и мемориалам погибшим в той жестокой войне . Я очень хотела бы ,чтобы нигде , ни в каком местечке России или за ее пределами, никогда не поганили святое, не оскверняли и не оскорбляли бы мысли, чувства и память. А вот что мне для этого сделать, не знаю. ПОМНИТЬ ?!


Главное за неделю