Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

КОГДА ЗА КОРМОЮ ОСТАЛСЯ ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЕК

КОГДА ЗА КОРМОЮ ОСТАЛСЯ ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЕК

. Лодка вернулась домой в Палдиски. « Будто целую вечность мы здесь не были, - писал в письме командир Сергей Николаевич Боровков, - но как быстро пролетели эти полтора года «…
И рассказал о том, как прощались с Болдерая, где жили во время ремонта на плавбазе « Смольный». Как тяжело расставался экипаж и командир с ребятами, которые оставались дослуживать срок, и были переведены на другие подводные лодки. Командир, умеющий сдерживать свои эмоции, признался: …» Знаешь, Светлана, как будто живое тело раздирали на части…до боли в сердце…»
Лодка уходила… а Саша Щекин, Володя Панфилов , Виталий Потапенко и другие моряки из экипажа оставались на берегу. И как сами написали мне, не сдерживая слез, махали и махали бескозырками, пока она не скрылась из виду.
Человек и лодка . Что за связь возникает между ними, что при расставании, душа рвется на части ? Как назвать эту силу притяжения ? Как ее объяснить ?
В этом случае легче понять моряков. Ребята сдружились, не раз выручали друг друга , делились самым сокровенным… А я ? Краешком судьбы прикоснулась к той жизни далекой от моей по сути? Почему я тоже с трудом, справлялась с эмоциями, когда наша С-95 уходила от пирса Болдерая в море на отработку необходимых задач.. И находясь на пирсе, пока еще могла видеть ее, махала букетом ромашек, который мне подарили. Умом понимала, что лодка уходит ненадолго, « работать « в море, и обязательно вернется к родному причалу. Но в ту минуту, что-то трудно объяснимое, творилось в душе. Как - будто отрывала дорогое и важное буквально от сердца. Что же эта за сила такая ?
Но ,возможно, потому, что один только раз , испытав такие эмоции, хорошо понимала признания командира и ребят : « На своем корабле – ЖИВЕШЬ, на чужом – СЛУЖИШЬ «. Видимо, еще в этом заключалась истина.
Вот и здесь в блогах увидела фотографии , наверняка, вызывающие самые сокровенные эмоции. Фотографии, запечатлевшие минуты прощания с уходящими в море кораблями. Разворошило память прочитанное маленькое эссе о крейсере « Невском «. Нашла в этих строках то, что как бы выстроило и мои не сформировавшиеся ранее мысли: « ни одно флотское сердце никогда не сможет забыть РОДНОЙ корабль. Корабль - и дом твой, и крепость, и университет, и оружие, и отец, и защита, и приют… « И, пожалуй, самое главное, о чем думалось : «корабль – живое существо…» .
И стали понятней слова одной из песен:…. «Расставание – маленькая смерть «… И это не только о двух любящих сердцах.. Незримыми нитями сердечной, душевной связи скреплены корабль и люди,. И когда они рвутся, действительно больно.
Не показался чем-то необычным и тот факт, что через какое-то время, будучи в командировке в Калининграде, командир выбрал время и заехал в Болдерая, чтобы еще раз встретиться с теми, кого перевели на другие лодки, узнать у них самих, как идут дела, поговорить с их командирами. Дорогого стоила эта встреча для ребят. Доволен отзывами командир .Не приходилось не только ему краснеть за них, но и предостеречь однополчан-командиров от излишних похвал в их адрес, чтобы в новых экипажах не возникло отчуждения между своими и вновь пришедшими. На лодке С-381, куда попали моряки нашей лодки, уже служил пермяк, с инструментального цеха завода Юра Посохин, который был нередко «гидом» по Перми в своих разговорах. А тут еще и Саша Щекин, уже побывавший в нашем городе. Трогательное письмо мы получили на заводе от Виталия Потапенко в декабре 1970 года : « Часто с Сашей Щекиным сядем где-нибудь, и он мне про ваш город рассказывает,-писал он. –Уже почти уговорил ехать к вам. Осталось только дослужить. Конечно, многое может измениться, всего не предусмотришь, но если мысль засела в голову, ее трудно изжить…»
А вот теперь, прочитав много книг, воспоминаний, рассказов о службе, о счастливых и трагичных событиях, я поверила в то, что у кораблей есть ПАМЯТЬ. Память, которая хранит тепло рук, бережные их прикосновения к каждой детальке механизмов и приборов , хранит радость успехов, горечь неудач… всех тех, кто их строил, кто управлял ими на воде и под водой. Может эта особая память даже в самые труднейшие минуты поломок, отказа механизмов делает человека и «железо» союзниками , и они в невыносимых условиях выходят победителями. Может эта особая память и благодарность кораблю «заставила « командира поместить рядом со свадебной фотографией, в такой же рамке фотографию нашей подводной лодки С-95. А многие наши ребята ( как впрочем и все другие моряки ) бережно хранят морские атрибуты , тельняшки, бескозырки, гюйсы, флаг, альбомы с фотографиями, и в День ВМФ начинают праздник с подъема на флагштоке Военно-Морского флага , поют полюбившиеся песни о море и кораблях .
В нашей семье нет моряков. Но вот маленькая причастность к святому морскому братству, вписалась в сердца, словно, возраст в паспорт. И я по-прежнему » в тревоге за всех моряков».
Меняется жизнь. Время приносит немало нового, в том числе и такого , что не принимает ни душа, ни сердце, живут в разладе эмоции и логика , отчего порой в бессилии сжимаются кулаки и мысли не дают покоя ни днем, ни ночью… Не проходящая боль живет глубоко в сердце после гибели « Курска». Неспокойно на душе от того, что где-то ржавеют у пирсов брошенные людьми корабли. Что в пучине нашли последнее пристанище лодки, которые были гордостью и славой Военно-Морского флота. Что продолжится суд над командиром… «Нерпы», несмотря на подписи ( есть в подписном листе подписи и нашей семьи ) в их защиту. И только потому, что в наше время легче назначать виновных, чем находить их. Что последнее время появляются « писаки» среди офицеров, не имеющих, как видно, чести ,.которые чернят службу на лодках и их экипажи. Не зная видно, что упасть в грязь легко, отмыться – трудно. К счастью, таких совсем немного.


На снимке: эта фотография сделана в декабре 1972 года. Я и моряки на собрании комсомольского актива электроприборного завода. Старшина 1 статьи Анатолий Тлекемпашев, мичман Михаил Ицков и старшина 1 статьи Михаил Узун ( только часть делегации моряков ) .Но я уже работаю корреспондентом городской газеты , в совсем другой области интересов и публикаций. Но все те же незримые нити душевной связи и дружбы с моряками привели и меня в этот зал..
( продолжение следует )


Главное за неделю