Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Нахимовцы-адмиралы, их учителя, командиры, однокашники и сослуживцы. Контр-адмирал Акатов Альберт Васильевич. Часть 5.

Нахимовцы-адмиралы, их учителя, командиры, однокашники и сослуживцы. Контр-адмирал Акатов Альберт Васильевич. Часть 5.

Волобуев Евгений Иванович.

Волобуев Евгений Иванович. Почетный академик Академии военных наук, вице-адмирал; родился 22.01.1924 г. в г. Ленинграде; участник Великой Отечественной войны - сражался под Ленинградом в дивизии народного ополчения. После учебы в Военно-морской спецшколе с 1942 г. командир отделения артиллерийских электриков. В 1944-1948 гг. курсант Высшего Краснознаменного училища береговой обороны; с 1948 г. по 1951 г. на Балтике, командир огневого взвода, командир артиллерийской батареи военно-морской базы Порккала-Увд. В 1951-1955 гг.
В 1978-1986 гг. - начальник управления противолодочной борьбы Главного штаба ВМФ, заместитель начальника Главного штаба ВМФ по противолодочной борьбе.

Правдивцев В. Л., полковник, кандидат технических наук, Литвинов Е.П., капитан 1 ранга. К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ АНОМАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ РАЗВЕДКОЙ ВМФ СССР.

"Чернавин В.Н.: "У нас была такая теория, когда Силы противолодочной борьбы возглавлял адмирал Н.Н. Амелько., а начальником его штаба был адмирал Е.И. Волобуев. Они разработали вариант перекрытия мирового океана специальными гидроакустическими буями, которые бы фиксировали обстановку. В конечном итоге все это было разработано уже до технических решений. Но буи оказались такой огромной величины и стоили так дорого, что не то, что забросать Атлантический или Тихий океан, а их буквально сто штук поставить была неспособна наша промышленность".

Крейсер "Мурманск". Кают-компания крейсера "А.Невский" - ветераны.

"Германенко, 22:48 21.03.07.
Я служил на крейсере во 2-й бат. ДУК когда И.Ф.Санько в звании лейтенанта стал командиром 1-й башни ДГК. Хорошо помню описанное выше событие при посещении корабля первым зам. командующего КСФ, который с особой ревностью относился к упомянутому подразделению - это был вице-адмирал Волобуев Евгений Иванович. Проверки под его началом, как правило, завершались оргвыводами. В один из таких моментов однажды попал был и Ваш покорный слуга, то бишь - я, до их прибытия был ст.1 ст. после - "повысили" стал ст.2 ст., но продолжал исполнять свой долг как положено, о чем ни разу не пожалел. Да было дело...
Анатолий, 23:47 21.03.07.
Блестящая память, товарищ Главный старшина запаса Германенко, речь, действительно идет о Е.И. Волобуеве, Спасибо, Борис за память, у нас наверняка есть общие сослуживцы, прошедшие "Невский" и "Киров", начиная с А.А. Петрова, боцмана, музыканты и другие. Обнимаю!
rfwj, 11:40 23.03.07.
Вспоминаю... в свою бытность кобатом 1 батареи ДУК на "Мурманске", году этак в 81, вице-адмирал Волобуев прибыл из Москвы в составе Флотской инспекции для проверки и допуска корабля по моему к учениям "Запад-81", так я водил его по барбетам своих башен и он спрашивал меня установки трубки на зенитных снарядах в кранцах первых выстрелов... так вот он их все помнил великолепно... что меня тогда крайне удивило. Я тогда по молодости считал, что Вице-адмиралы таких вещей не должны помнить в принципе! Был неправ!"

Капитанец Иван Матвеевич.

ЦНИИ РТК - Энциклопедия космонавтики.

Род. 10.I.1928 г. на х. Неклюдовка Кашарского района Ростовской области. Окончил Каспийское ВВМУ (1946-1950), ВОЛСОК (1957), ВМА (1961-1964), Военную академию Генерального штаба ВС СССР им. К.Е. Ворошилова (1968-1970). Адмирал флота. Служил на СФ: командиром БЧ-2 на краснознаменном эм "Грозный" (1950-1951), командиром БЧ-2 на эм "Окрыленный" (1951-1953), старшим помощником командира эм "Окрыленный" (1953-1956). С 1956 по 1957 г. - слушатель Высших специальных офицерских классов (г. Ленинград). Командир эм "Отрывистый" (СФ, 1957-1958). Командир эм "Острый" (СФ, 1958-1961). Начальник штаба 176-й бригады кораблей резерва (СФ, 1964-1966). Командир 170-й бригады эскадренных миноносцев (СФ, 1966-1968). Начальник штаба - заместитель командира 5-й эскадры ВМФ (Средиземное море, 1970-1973). Командующий Камчатской военной флотилией (Тихоокеанский флот, 1973-1978). Первый заместитель Командующего дважды краснознаменным Балтийским флотом (1978-1981). Командующий Балтийским флотом (1981-1985). Командующий Северным флотом (1985-1988). Первый заместитель Главнокомандующего Военно-Морским Флотом (г. Москва, 1988-1992). В период командования флотилией и двумя флотами избирался членом бюро Камчатского, Калининградского и Мурманского обкомов КПСС, в 1979 г. - депутатом Латвийской республики, в 1984 г. - депутатом Верховного Совета СССР, в 1986 г. на XXVII съезде КПСС кандидатом в члены ЦК КПСС. С 1995 г. Почетный академик Академии военных наук. Председатель Морского отделения АВН. Автор ряда статей и книг по теории флота. Награжден орденами Ленина, Нахимова 1-й степени, Красной Звезды, "За службу Родине в ВС СССР" 3-й степени, Мужества и 28 медалями.

Капитанец, Иван Матвеевич. На службе океанскому флоту. 1946 - 1992: Записки командующего двумя флотами. - М. : Андреев. флаг : Фонд Андрея Первозванного, 2000.
Капитанец, Иван Матвеевич. Флот в войнах шестого поколения: Взгляды на концептуал. основы развития и применения флота России). - М. : Вече, 2003.

Капитанец, Иван Матвеевич. Битва за Мировой океан в "холодной" и будущих войнах / И. М. Капитанец. - М.: Вече, 2002.
Капитанец, Иван Матвеевич. Сильный флот - сильная Россия. - Москва : Вече, 2006.
Капитанец, Иван Матвеевич. Морской державе быть! : стратегическое сдерживание на морском театре военных действий. - Москва : Вече, 2007.

Капитанец И.М. Война на море. Актуальные проблемы развития военно-морской науки. — М.: Вагриус, 2001.

Сорокин Анатолий Иванович.

Голованов Э.В.

Э.В.Голованов. Воспоминания командира Б-103 пр.641. - Краснознаменное ордена Ушакова 1-й степени соединение подводных лодок Северного флота. Серия "На службе Отечеству", выпуск 2, 2003 г.


Даньков Юрий Николаевич.

Подводный Флот России. Соединения. Северный флот.
ИЗ ЖИЗНИ ЧЕТВЕРТОЙ ЭСКАДРЫ. Записки комбрига. Контр-адмирал Юрий Даньков. - Черкашин, Николай Андреевич. Одиночное плавание / Николай Черкашин. - Москва: Совершенно секретно, 2006.
Краснознаменное ордена Ушакова 1-й степени соединение подводных лодок Северного флота. Серия "На службе Отечеству", выпуск 2, 2003 г.


Рябинский Николай Иванович. Возможно, выпускник ЛНВМУ 1982 г. Рябинский Сергей Николаевич его сын?

Тридцатой дивизии-30 лет: Очерки о боевых делах и службе моряков ведущего соединения Краснознам. Черномор. флота России / [Ю.П. Афанасьев, С. В. Волков, С. П. Горбачев и др.]. - М. : Молодая гвардия, 2001.

"150-я бригада ракетных кораблей на момент основания дивизии имела в своем составе 12 кораблей: ракетные крейсера «Грозный» и «Адмирал Головко», крейсер «Дзержинский», ракетные корабли «Бойкий», «Прозорливый», «Бедовый», «Неуловимый», ЭМ «Бравый», «Находчивый», «Напористый», «Отзывчивый», «Озаренный».
Командовал бригадой капитан 1-го ранга ВАСЮКОВ Лев Яковлевич, а в дальнейшем: капитан 1 -го ранга УШАКОВ Александр Петрович, капитан 1-го ранга РЯБИНСКИЙ Николай Иванович, капитан 1 -го ранга КОРНЕЙЧУК Волин Александрович, капитан 1-го ранга ЕРЕМИН Василий Петрович, капитан 1-го ранга РЫЖЕНКО Алексей Алексеевич, капитан 1-го ранга ФОМИН Виктор Васильевич, капитан 1-го ранга КРИКУНОВ Виктор Алексеевич...
В мае 1972 года ВПУ командира дивизии во главе с контр-адмиралом Васюковым Л.Я. находился на ркр «Грозный» (командир — капитан 1-го ранга Рябинский Н.И.) в Средиземном море. Здесь впервые в истории ВМФ осуществлена совместная стрельба по надувным уголковым отражателям (НУО) ркр «Грозный» крылатой ракетой П-35 и атомной подводной лодкой «К-313» на полную дальность с использованием при стрельбе данных системы МРСЦ-1 с самолета Ту-95. Стрельба выполнена с оценкой «отлично»...."

30 лет тридцатой дивизии. Адмирал И.Касатонов, кандидат военных наук, контр-адмирал Л.Васюков, доктор военных наук. Вице-адмирал Ю.Бояркин. - Морской сборник № 2, 1999 г.

"В ходе арабо-израильского конфликта 1973 года корабли дивизии несли боевую службу в Средиземном море в готовности к началу боевых действий. Корабли дивизии обеспечивали проводку транспортов с техникой и другими грузами, осуществляли слежение за авианосцами 6-го флота США, были готовы к высадке десанта в ВМБ Порт-Саид. Решение всех этих задач было высоко оценено Главнокомандующим ВМФ и Министром обороны. Значительное число офицеров, мичманов и матросов было награждено государственными наградами.
Именно на крейсере "Дзержинский" выходили на учениях "Юг-71" в Средиземном море Министр обороны СССР А.А.Гречко и Главком ВМФ С.Г.Горшков, давшие тогда высокую оценку уровню боевой готовности дивизии...
Дивизии постоянно уделялось большое внимание со стороны руководителей Министра обороны и Главного командования ВМФ СССР. Командиры соединений, кораблей, офицеры, мичманы, старшины и матросы неоднократно отмечались государственными наградами, поощрениями Министра обороны, Главкома ВМФ и командующего флотом.
Дивизия воспитала и выдвинула на высокие должности Военно-Морского Флота значительное число достойных офицеров. Среди них С.Соколан, В.Еремин, В.Саакян, П.Яровой, Н.Рябинский, Ф.Сторожилов, Ю.Устименко, Н.Ясаков, В.Калабин и многие другие..."

Об одном из учеников Альберта Васильевича поведали земляки Петра Николаевича Марцына. - "Наш земляк выжил на К-19". Виктория АЛЕКСЕЕВА. Знамя (г. Калуга). 18.08.2005.

"Неизвестные факты трагедии, рассказанные офицером Петром Марцыным. История "К-19", рассказанная жителем калужской глубинки, участником трагических событий.
Лето для подводников - время особенное. По воле судьбы именно этот сезон вошел в историю флота как один из самых черных. В трагический перечень событий включены беды "Курска", "К-19" и многих других кораблей, а совсем недавно в него чуть не попал тихоокеанский батискаф "Приз".
Но, наверное, мы не станем заниматься расследованием, что же происходит с российским подводным флотом. У нас есть шанс рассказать о нем и его "подводных камнях", черпая информацию из первоисточника. Предмет разговора - АПЛ "К-19", рассказчик - капитан второго ранга в отставке Петр Марцын. Сейчас герой-подводник живет в деревне Березовке Малоярославецкого района Калужской области.
СЕВЕРНЫЙ ВЫБОР
Петр Николаевич Марцын родился в 1942 году в городе Ума Киевской области Украинской ССР. В детские годы поменял несколько школ. Из последней его перевели прямо на четвертый курс техникума. В итоге получил отсрочку от военной службы на один год. Из призывников района 1943-го года рождения на флот отправили десять человек. Семь из них должны были стать водолазами, но отобрали только пятерых, двоих - в подводники. Среди них был и наш герой. Одиннадцать месяцев он проучился в Севастополе в 11-м учебном отряде подводного плавания. Хотел поступить в училище, но не прошел комиссию. Повторные анализы были успешными, и он отправился на Краснознаменный Северный флот, на подводную дизельную лодку С-182. Командиром ее был Акатов, в будущем помощник командующего Северным флотом и адмирал.
Флотская служба тогда длилась четыре года. Желающие могли уволиться на год раньше и поступать в военные училища и вузы. У Марцына уже было среднетехническое образование, и он мог рассчитывать на то, чтобы пройти конкурс в военное училище, как рекомендовал ему сделать Акатов. В 1964 году он поступил в Ленинградское военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. Через пять лет, по окончании обучения, выбрал место службы - Северный флот. "Ближе домой, на Киев летать" - так объясняет он свой выбор.
НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ
Местом службы стала 18-я атомная дивизия подводных лодок стратегического назначения. Это было первое поколение атомоходов, оснащенных баллистическими ракетами. Вскоре после прихода Марцына в дивизию началось формирование новых соединений с более мощным оружием. Так на флот пришло новое поколение подлодок, на флотском жаргоне - "гробов". Водоизмещение этих кораблей составляло 15 тысяч тонн, высота равнялась высоте трех-, четырех-этажного дома, длина в винтах - 140 метров. Численность экипажа "гробов" - 119-120 человек, в офицерский состав, в отличие от дизельных подводных лодок, входили 40 человек.
Новые корабли были оснащены электроникой, на каждой - 16 ракет с дальностью стрельбы 10 тысяч километров. Они были способны поразить цель из любой точки Мирового океана. Находясь в Баренцевом море - поражать цель на Камчатке, а уж из Атлантики достичь США - проще простого. Кроме того, одна ракета могла поразить несколько объектов. В их роли выступали не заводы, а города. Именно на таких лодках прослужил Марцын несколько лет, потом перевелся в управление штаба 13-й дивизии, откуда уволился в запас в 1988 году. Впрочем, не будем забегать вперед.
"К-19"
Петр Марцын появился на борту "К-19" в феврале 1972 года. Тогда на одну АПЛ приходилось два экипажа. Один из них находился в отпуске, другой либо нес службу на борту, либо занимался ремонтом. Нагрузки на боевой службе были приличные, три смены по три месяца в год. Психологически выносить такие сроки совместного проживания было трудно. Первый месяц люди чувствовали себя нормально, второй - более-менее, третий проходил неспокойно. Между членами экипажа возникали трения, накапливалась усталость друг от друга.
Марцын входил в состав второго экипажа АПЛ "К-40", когда пришел приказ принять "железо" - "К-19". В море вышли почти сразу после Нового года. Дежурство прошло нормально, и корабль повернул обратно, направляясь "домой".
Незадолго до этого на АПЛ произошел разрыв трубопровода гидравлики в девятом отсеке.
Одна из основных проблем на АПЛ - это борьба с углекислым газом, который выделяется человеком при дыхании и скапливается во внутренних помещениях. На лодках для уничтожения СО существовали специальные приборы, которые расщепляли газ, возвращая кислород в среду и выбрасывая за борт углекислый газ. Для этого процесса нужна была высокая температура, отчего на АПЛ устанавливались фильтры ФМТ-200Г.
Именно такой фильтр был установлен на второй палубе девятого отсека, где произошел прорыв гидравлики. Температура передалась на пробковую обшивку корпуса, и начался пожар. На корабельных таймерах стояло: 24 февраля, 10.20.
ПОЖАР
Петр Марцын на момент пожара вахту не нес. Когда на корабле сыграли тревогу, он находился в своем четвертом ракетном отсеке. "К-19" начала подниматься с глубины 400 метров на перископную глубину. Цель была одна - выяснить, насколько серьезны повреждения корабля и что горит. Запах гари по отсекам распространялся очень быстро. При этом командование не хотело нарушать скрытности АПЛ.
Вскоре на судне начался объемный пожар. На новых кораблях между каютами вместо горючего дерева стали ставится асбестовые прокладки. Поэтому в десятом торпедном отсеке, где тоже находились люди, пожара не было.
Когда пожар усилился, через поврежденные потолочные клапаны высокого давления воздух пошел в отсеки. Следом на усиление давления среагировали переборочные вентиляционные захлопки - они выдерживают давление в 10 атмосфер, не более того. Сейчас же оно увеличилось в разы, и захлопки стали выходить из строя. Из девятого отсека загрязненный воздух проник в соседний восьмой и постепенно распространился до шестого, в котором находились вспомогательные механизмы.
УГАРНЫЙ, СМЕРТЕЛЬНЫЙ
Двух вдохов хватило, чтобы люди, находящиеся в отсеках, получили смертельную дозу угарного газа. К тому времени АПЛ всплыла в надводное положение, ракетный комплекс был проверен и отключен. С кормовых отсеков стали выяснять, остался ли кто-нибудь живой. Матросов из зараженных отсеков стали поднимать наверх. Марцын помнит, как одними из первых передавали матроса Марыча и лейтенанта Хрычикова. Тела их были холодными - оба члена экипажа "К-19" погибли. Позже их похоронили в открытом океане - на АПЛ не осталось условий, чтобы сохранять тела в холоде.
Своих бойцов из четвертого отсека Марцын вместе с командиром боевой части капитаном второго ранга Минакиным отправили наверх. А больше Петр Николаевич ничего не помнит. Он очнулся с разбитой головой на мостике и первым делом попросил дать ему сигарету. Странно, но заядлые курильщики выдерживали газовую атаку лучше некурящих. Непривычные к сигарете "падали, как цыплятки". Вспомнив, что в отсеке остались еще двое бойцов, Марцын спустился за ними и вытащил наверх.
А потом начались трудовые будни. Собрался весь офицерский состав. Нужно было определить степень пожара...
***
Атомная подводная лодка "К-19" проекта 658 за свою высокую аварийность получила от моряков зловещее прозвище "Хиросима". Первая авария на лодке произошла 4 июля 1961 года. 42 члена экипажа получили большие дозы облучения. На этом злоключения "К-19" не прекратились. 15 ноября 1969 года в Белом море "К-19" столкнулась с американской АПЛ "Гэтоу".
Следующее испытание судьба уготовила для моряков "К-19" 24 февраля 1972 года. После окончания боевого патрулирования лодка возвращалась на базу из Северной Атлантики. За полчаса до подъема на лодке сыграли "боевую тревогу", по громкой связи объявили: "Пожар в 9-м отсеке". В 10-м отсеке остались отрезанными 12 человек, в течение последующих 23 суток дышавшие остатками запасов сжатого воздуха. В результате самоотверженных действий личного состава подводная лодка сохранила ход и вышла на поверхность, в загазованных 7-м и 8-м отсеках погибли 28 моряков, они похоронены в море в точке с координатами 59 29"0" N 28 54"3" W."

С ноября 1985 г. по июль 1987 г. Альберт Васильевич Акатов - начальник Каспийского высшего военно-морского командного училища (КВВМКУ) им. С.М. Кирова. Его иногда ошибочно, несправедливо называют по месту дислокации Бакинским, однако ныне в первую очередь "актуализируется" совсем другой смысл, посему просьба не ошибаться. Выпускники Системы.RU этого не любят.

Так что учеников у Альберта Васильевича много, надеемся, что кто-то из них откликнется.

Преемником на посту начальника Каспийского ВВМКУ стал выпускник Ленинградского Нахимовского училища 1956 года Леонид Иванович Жданов.

Наконец, несколько слов о юности питона Акатова.

Вспоминает Золотов Александр Никитович, выпускник Рижского Нахимовского училища 1951 года, капитан 1 ранга, доктор военных наук. - Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008.

"Спорт был очень популярен в училище и играл большую роль в физическом воспитании и укреплении здоровья будущих моряков. Многие ребята добились хороших спортивных результатов, выступали на городских соревнованиях гимнастов, легкоатлетов, борцов, имели спортивные разряды. Альберт Акатов стал чемпионом Риги среди юношей по классической борьбе, Миша Пихтилёв (будущий командир подводной лодки), прекрасный акробат, впоследствии в 1 Балтийском ВВМУ выполнил норматив мастера спорта на соревнованиях штангистов на первенстве ВМУЗ в Ленинграде. Занятия по гимнастике, лыжам, плаванию, легкой атлетике, спортивным играм проходили под руководством влюбленных в спорт, прекрасных преподавателей, мастеров спорта капитанов Усовича и Кропачева...
Учился я неровно, хотя и неплохо - все рассчитывал на свою память, усидчивости же не хватало (это качество довольно долго меня еще подводило). Первая четверть (а заодно и полугодие) закончилось 22 февраля 1946 г. и, к моему удивлению, я был объявлен первым учеником в своей роте (из четырех взводов пятого класса).
Наряду с еще тремя воспитанниками из других рот, в которые входили седьмой, шестой и четвертый классы, Альбертом Акатовым, Евгением Коноваловым и Гарриком Лойкканеном я был приглашен на торжественный обед по случаю дня Красной Армии к Бате. Так мы уважительно называли начальника училища капитана 1 ранга Константина Александровича Безпальчева. Кроме нас четверых, сидевших за низеньким столом, в гостях находилось несколько взрослых, в том числе известный латышский писатель Вилис Тенисович Лацис, в прошлом рыбак и грузчик, в будущем - Председатель Совета министров Латвии."

Надо сильно, то есть, нормально, подлинно, любить свою историю, училища, однокашников, своих преподавателей и командиров, чтобы кропотливо работать в архивах. Результаты - в сборнике "Рижское Нахимовское военно-морское училище", изданном по случаю 60-летия его основания 3 декабря 2005 г. - СПб.: изд. «НПП «Система», 2006. Составители: Г. Г. Лойкканен, М.Д. Агронский. Представляем одну из вошедших в него статью - «МЫ - НАХИМОВЦЫ!». А. Берзинь. - «Советская молодежь» 6 июля 1946 г.

"- Мы - нахимовцы! - с гордостью говорят юные воспитанники Рижского Нахимовского военно-морского училища. - Мы любим море и будем моряками.
Посмотрите, с каким рвением несут вахту ленинградец Толя Стефанчиков, этот маленький горнист, и рижанин Геня Емелин, дежурный у рынды, отбивающий склянки. Сегодня им досталась почетная вахта. Сегодня по их сигналам течет жизнь всего училища.
Они счастливы, эти маленькие друзья! Они действительно крепко любят море...
Море! Кто из нас не мечтал в юности о дальних плаваниях на морских просторах, о рейсах к еще не открытым островам, всегда влекущим и загадочным! Море! Кто из нас не любит его властной стихии, покоряющейся лишь сильной воле и умелым рукам. Оно, море, воспето поэтами, описано романистами, измерено гидрографами, исхожено моряками.
Но нам нужно не только любить море, но и знать его. Наша страна стоит на огромном и прочном материке, но она со всех сторон окружена морями. Нам нельзя быть хозяевами суши, не будучи хозяевами моря. Поэтому и вдохновенные строки Пушкина, воспевшего суровые воды Балтики и нежную голубизну Черноморья, и рассказы Станюковича, словно пропитанные соленой морской водой, и мореходные карты Лаптева, Беринга и других русских мореплавателей, - все это учит нас понимать и почитать море. Поэтому ратные труды Петра, первейшего русского шкипера, и Ушакова, прославленного русского флотоводца, и Нахимова - героя Севастопольской обороны, - всегда были и будут для нас высоким примером славы и доблести отечественного флота.
Именем Нахимова названы наши военно-морские училища. Юные воспитанники окружены там атмосферой любви к морю, к морским профессиям. Отсюда они пойдут в высшие учебные заведения, чтобы стать образованными, храбрыми, искусными офицерами флота. И все они, нахимовцы, - преемники славного адмирала, наследники его традиций и славы.
Морская специальность требует многих разнообразных знаний. Напрасно думают те, кто приходит в училище, что достаточно хорошо знать специальные морские дисциплины, чтобы стать настоящим моряком. Нет! Хороший моряк должен знать математику и физику, грамматику и литературу, политическую экономию и географию. Он должен сначала получить полное среднее образование, чтобы перейти к изучению морского искусства.
Именно так построена учеба в Нахимовском училище. Вот класс, похожий точь-в-точь на любой класс десятилетки. Те же парты, те же учебники, та же программа. В классе проходит урок литературного чтения, который ведет преподаватель А.Н. Тарабарина. Будущие офицеры флота, как и все советские школьники, с увлечением читают сказки. Через час они будут штудировать алгебру, а потом закон Ома, а потом - флору и фауну Закавказья.
Общеобразовательные предметы в Нахимовском училище преподаются по программам, обязательным для всех средних школ. Но круг их несколько расширен. В частности, большое внимание уделяется художественному и эстетическому воспитанию будущих морских офицеров. Все они изучают английский язык и проходят класс танцев. В гости к нахимовцам приходят сверстницы из женских школ, и тогда устраиваются вечера, на которых звучит вальс, мазурка, полонез... Наиболее одаренные занимаются по классу фортепиано. И, наконец, все много и охотно читают, в особенности такие произведения, где описывается море и морские путешествия. На столе у каждого воспитанника - Майн Рид и Даниэль Дефо, Джек Лондон и Жюль Верн, Станюкович и «Фрегат Паллада» Гончарова, Новиков-Прибой и Сергеев-Ценский.
Этими занятиями руководят опытные офицеры-воспитатели. Их зовут отцами 25 детей, ибо у каждого из них 25 воспитанников.
Сейчас в училище экзамены. Большинство нахимовцев сдают на «хорошо» и «отлично». Среди них - русский Женя Коновалов, финн Гарри Лойкканен, еврей Наум Гольденштейн, латыш Альберт Акатов. Этих мальчиков объединяет любовь к избранной ими благородной профессии.
Но есть в училище и то, что отличает его от обычной школы. Мы - в морском классе. Капитан-лейтенант П. Симкин объясняет воспитанникам устройство парусного судна. Этот класс пользуется особенными симпатиями детей. И в самом деле - здесь все дышит морем. На стене - большие портреты Ушакова и Нахимова. Маяк и компас. Модели морских судов. Флажки расцвечивания. Макет Кронштадтской бухты. Здесь нахимовцы приобретают первые сведения об истории русского флота, о его боевых силах и средствах. Здесь они изучают такелажное дело и сигналопроизводство. Этот класс впервые выводит их в море, хотя они и находятся на твердой земли.
А в часы, свободные от занятий, нахимовцы охотно несут службу на катере, своем катере, который кажется им самым замечательным морским судном. Вот и сейчас, едва мы подходим к мосткам, раздается громкая команда: «Внимание на катере!».
Нахимовцы Виктор Федюшкин, Иван Калинин, Алексей Мартьянов с увлечением слушают беседы капитан-лейтенанта Виктора Степановича Штепа. Будет время, когда они сами научатся управлять быстроходным судном. Будет время, когда они сами поведут его в море.
Будет такое время!
А пока впереди долгие годы напряженной учебы, многолетний неустанный труд. Море ждет своих будущих командиров. Но море - это поприще умелых, отважных, искусных. В море выйдет лишь тот, кто обладает этими качествами, кто будет достойным преемником человека, чьим именем названо училище в Риге.
Большого плавания вам, юные друзья!"

Мы располагаем возможностью представить еще один раритет, фото нахимовца Акатова - члена знаменной группы. Его сохранил другой рижский нахимовец вместе другими раритетными фотографиями и воспоминаниями, зафиксированными на бумаге по итогам встречи с однокашниками.

Миловский Валентин Анатольевич.



"Дорогие однокашники!
До сих пор нахожусь под впечатлением декабрьской встречи 2005 года рижских нахимовцев. Когда заговорили о ней, особого желания ехать не возникло. Слишком много времени прошло, да и Рига стала недоступной. Сейчас думаю по другому. Ощущаю прилив бодрости, как будто прикоснулся к живительному источнику юности. Извините за штамп, но встреча была действительно впечатляющей.
Особенно понравилось:
- возможность увидеть ребят;
- училищное знамя, тем более, что среди первой знаменной группы прозвучала моя фамилия;
- медаль с изображением рижской башни;
- медная доска с фамилиями выпускников по годам (приятно увидеть себя на металле в общем строю);
- документальные фильмы об РНУ, хотелось бы иметь их копию.
Огромное спасибо всем, кто сумел подготовить и провести такую замечательную встречу. Особенно благодарю Женю Дрюнина.
Конечно, Рижское Нахимовское училище для меня очень памятно. Можно сказать, с него начиналось путешествие во взрослую жизнь.
РНУ научило дисциплине и порядку, ответственности и аккуратности, а главное – дало первые навыки умения жить в коллективе.
Особое спасибо Нахимовскому за «культурное воспитание». Такого обилия интересных встреч, походов в театры и музеи в дальнейшем не было.



24.06.1948 года. После концерта артистов МХАТа. Среди народных – Коган, Ливанов, Тарханов, Вербицкий.

60-летие Рижского Нахимовского училища бесспорно заслуживает содержательной книги. Об этом говорилось на встрече. В моей голове кроме отдельных картинок при отсутствии многих фамилий и дат, ничего не сохранилось. В конце 1986 – начале 1987 года, когда после окончания службы не знал куда приложить руки, мной была предпринята попытка написать брошюру для детей о Нахимовском училище. Она не была напечатана, потому, что содержала массу общих нравоучений, за которые мне сейчас неловко. Единственный эпизод, который на мой взгляд, может пригодиться, назывался «Крейсерская гонка».Событие действительно имело место в летнем лагере на Мангаль Сале очевидно в 1948 году. Старт был в устье Даугавы (напротив лагеря), а финиш у причала на реке Лиелупе у железнодорожного вокзала в Майори. Сначала путь лежал в залив. А затем с трудом, застревая на мелях, входили в устье Лиелупе. Как помнится, среди встречающих, рядом с начальником училища, был разжалованный до контр-адмирала Николай Герасимович Кузнецов в качестве начальника ВМУЗов.

Крейсерская гонка.



1948 год, летняя практика на острове Мангали. Этот день мы ждали с волнением. Порезы от битых стекол, которыми мы драили шлюпки, первые мозоли от весел, синяки от мачты давно прошли. Как говорится, «семь потов сошло», прежде чем наступил день шлюпочных состязаний.
Предстояло пройти 25 миль (около 50 км.) на веслах или под парусом – как хочешь, лишь бы быстрее.
С погодой нам повезло: день начался солнечным, сот свежим ветерком. Шлюпки выстроились на стартовой линии, выстрел из ракетницы, первые десять сильных и коротких гребков, пошли… Главное – не суетиться, ведь вся гонка еще впереди. Постепенно напряжение проходит, гребем слаженно – самим нравится. Вышли в залив, быстро поставили паруса, но ветер встречный. Приходится галсировать, двигаемся вперед медленно. Наши надежды на попутный бейдевинд не оправдались, а хорошо было пройти всю дистанцию под парусом – легко и красиво.
Ветер постепенно стихает, паруса заполоскали. На двух шлюпках срубили рангоут, уже гребут на веслах. А мы все еще ждем, скребем по мачте, тихонько свистим (есть такие морские приметы). Кто-то пытается грести руками, но это не помогает.
Срочно спускаем парус и разбираем весла. А теперь: «Навались, раз-двааа».
Впереди большая часть пути, настраиваемся на тяжелый труд, как гребцы на галерах, вскоре наступает мертвая точка: руки как ватные, спина не сгибается, кажется сил больше нет. Хочется лечь на дно шлюпки и вытянуться. Но кругом гребут. Что мы, самые слабые?
Командир подбадривает, говорит, что нужно перебороть усталость, она пройдет. Через 10-15 минут становится вроде бы легче: руки, ноги , спина двигаются сами собой. Лица повеселели.
Солнце, которому радовались с утра, теперь греет все сильнее и сильнее, пот катится струйками. Разделись по пояс, рулевой обрызгивает нас забортной водой. Пить нельзя, чтобы больше не уставать. Последние мили проходим незаметно, как хорошо заведенная машина. Наконец за поворотом реки показался финиш. Надо собраться с силами, чтобы не оказаться на шкентиле. С соседних шлюпок слышим команды «Навались, навались». Последние сотни метров ничего не видим, только остервенело гребем. С берега доносятся звуки училищного оркестра, значит еще немного и конец гонки. Финиш!!! Команда «Весла на валек» - приветствуем встречающих на берегу офицеров и родителей.

О наставниках.



Конечно, остались самые теплые воспоминания о тех, кто учил и воспитывал. Прежде всего Беспальчев – для меня он не был близким человеком, «батей», но образцом старшего военно-морского офицера, к которому надо стремиться. Внешний вид «старого морского волка», образованность, требовательность и скрытая доброта, верность лучшим флотским традициям делали его авторитет неоспоримым.
Из преподавателей наиболее яркие впечатления остались от общения с Ениным-старшим. Его уроки английского языка больше напоминали эстрадное представление, но с постоянной угрозой получить «два». «Ситдаун ту» - было одним из афоризмов крупного, шумного и размашистого «синьо лёйтенанта».
Литература майора Шапиро несомненно была увлекательным предметом. А сама манера ведения урока, по-моему, похожа на монологи Жванецкого.
История Носырева очень нравилась. Этот предмет стал для меня главным на всю жизнь, помогал в годы службы в разведке, а сейчас – в краеведении.
Химию не понимал и не любил. Но в памяти Гинзбург и его ассистентка остались прочно.
Необычные очки, стекла которых он то поднимал, то опускал. И все это в клубах пахучего дыма из пробирок и колб.
Из строевых начальников остались в памяти фамилии: Мещихина – командира роты, офицера-воспитателя Краснова, старшин Волкова и Байкова. Особое место старшины роты по прозвищу Скворушка (небольшого роста, щупленький), он нас всех «доставал»

О казарме.

Первые дни были тяжелыми. Всё и все незнакомы. Моя койка оказалась на втором ярусе, а над головой, совсем рядом синяя лампочка, которая должна гореть всю ночь. Помню, не мог заснуть и тихо плакал, вспоминая дом и маму, которая год назад умерла. Потом обвыкся, приходилось спать в самых неудобных местах (на крышке пианино, в ящике для швабр, во время стрельб главного калибра, даже на третьем ярусе коек и т.п.).
С тех пор любая казарма вызывала тоску. Тем не менее, старинное длинное и невзрачное здание было нашим домом целых четыре года. Слышал, его недавно разобрали. Жаль!



1946 год, зима, первый год

О еде.

Первые годы после войны везде было голодно. А в Рижском Нахимовском кормили хорошо. А главное, готовили вкусно. Конечно, это прежде всего, заслуга Беспальчева. Запомнились поджаристые французские булки на завтрак. Каждое утро мы строем заходили за длинный стол и после команды «Сесть» моментально расхватывали их. По праздникам пекли толстые сладкие пироги. Конечно, по вечерам есть хотелось. Некоторые, вроде меня, тогда ходили домой в самоволку (через забор во дворе или через санчасть) чтобы поесть. В итоге с периодичностью раз в полгода попадался. Это стоило «месяц без берега», но соблазн был велик.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю