Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Нахимовцы-адмиралы, их учителя, командиры, однокашники и сослуживцы. Берзин Альфред Семенович. Рижское НВМУ, 1951 г. Часть 4.

Нахимовцы-адмиралы, их учителя, командиры, однокашники и сослуживцы. Берзин Альфред Семенович. Рижское НВМУ, 1951 г. Часть 4.

А.С.Берзин. 10-я дивизия подводных лодок (1976-1982). - Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун.

Кадровая политика, дисциплина и воспитание.


Сначала я приведу несколько красноречивых примеров, а затем выскажу свою оценку.
После нашего возвращения в базу 19 мая 1977 г. во флотилию прибыл 1-й заместитель ГК ВМФ адмирал Н.И.Смирнов. В этот же день он вызвал меня для беседы в связи с моим предстоящим назначением на должность командира 10-й ДиПЛ. Он задал несколько вопросов, а потом сказал: "Я тебя знаю давно, начиная с Балтийского моря, служба твоя проходила нормально. Посмотрел послужной список". Потом помолчал и спросил: "А чего тебя назвали Альфредом?" Я объяснил, что так пожелала мать, она по национальности латышка и захотела дать сыну латышское имя. После этого адмирал сказал: "Считай, что я с тобой побеседовал, я с твоим назначением согласен, о чём и доложу главкому ВМФ".
У экипажа капитана 1 ранга Ю.Г.Шестака было очень плохо с дисциплиной. Два его мичмана подрались с жёнами и попали на гауптвахту. Одного мичмана командующий флотилией вице-адмирал Б.И.Громов приказал демобилизовать. Я был у него на докладе, и попросил не демобилизовывать этого мичмана, так как до этого он служил нормально, был хорошим человеком. Командующий мне ответил: "Да, он хороший человек, но на семейной почве он уже не человек. Вот недавно на береговой базе на берёзе повесился капитан из-за семейных неурядиц, тоже был хороший человек. И этот может повеситься. Пусть вешается на гражданке". Не успел я прийти в штаб, как мне доложили, что ещё один мичман из экипажа Шестака подрался с женой и сидит на гауптвахте.
На собрании офицеров адмирал Н.И.Смирнов рассказал как маневрировала К-22 пр.675 СФ в Средиземном море. Командир ПЛ был пьян, всплыл под рубку и стал гоняться за двумя военными кораблями США. В результате произошло столкновение и лодка и корабль получили различные повреждения. Всю эту гонку американцы зафиксировали на киноплёнку и фотоплёнку. Адмирал НДСмирнов беседовал по этому случаю с адмиралом США, который сказал: "Я претензий к советскому командиру не имею. Виноват, мол, американский командир, так как он не принял всех мер, чтобы уклониться от советской ПЛ".
16 июня я улетел в санаторий. Находясь в отпуске в Ленинграде, я получил срочную телеграмму с Камчатки от А.Н.Луцкого. Мне предписывалось прибыть в Москву в отдел кадров по поводу назначения на должность командира дивизии ПЛ. Меня предупредили, чтобы я освежил свои знания документов по кадровой работе и был в курсе политической ситуации, так как в Москве меня будут опрашивать по этим вопросам кадровики, вышестоящие начальники и работники ЦК КПСС. Поэтому двое суток просидел дома и старался запомнить всю эту "тарабарщину". 1 августа я вылетел в Москву, остановился у своей сестры. На следующий день уже был в ГШ ВМФ в отделе кадров, где встретился со своим командиром дивизии контр-адмиралом А.Н.Луцким, которого тоже вызвали в Москву в связи с назначением на должность заместителя командующего 2-й ФлПЛ.
Меня и Луцкого принял начальник Управления кадров ВМФ вице-адмирал Ю.С.Бодаревский, который нам обоим понравился своей заботливостью, чуткостью, спокойствием и юмором. Он рассказал, как нужно себя вести в Главном управлении кадров Министерства обороны (ГУК) на улице Беговой. После чего нас посадили в отдельный кабинет, где мы до обеда изучали документы по кадровой работе. Далее нас привезли в ГУК к генерал-лейтенанту Герою Советского Союза Ковтунову. В эту поездку нас сопровождал от отдела кадров ВМФ контр-адмирал Волгин. Генерал посадил нас напротив себя и начал задавать вопросы.
Первый вопрос был Луцкому.
— Как обстоят дела в вашей дивизии?
—Дивизия в этом году получила оценку "хорошо".
— А не обманываете ли вы вышестоящее командование? Или может вас обманывают?
Луцкий был немного ошарашен этими вопросами, но убедительно ответил, что обмана нет.
Генерал продолжил в прежнем темпе.
—Значит, всё хорошо? Значит хорошо? И уставы все знают? И ваш заместитель Берзин знает уставы? Вот пусть он и расскажет об обязанностях матроса!
Я ответил, что обязанности матроса изложены в двух уставах: корабельном и внутренней службы. Генерал перебил меня вопросом.
— Сколько пунктов?
Я на этот вопрос не ответил, но обязанности матроса все рассказал. После этого Ковтунов продолжил меня опрашивать.
— Вот мы вас назначим, а вы воровать начнёте?
— Нет, не начну. Воровать нечего: шесть ПЛ, две старые казармы и сломанный уазик.
— Ах, так! А если бы было чего, то воровали бы?
— Не стал бы, с детства не приучен.
— А вот мы одного генерала назначили командиром дивизии, а он через месяц начал воровать топливо и продавать его налево. А вы не будете?
— Нет, не буду.
— Волгин, будет Берзин воровать?
— Нет, не будет.
Ковтунов посмотрел в свои записи и продолжил.
— Ну, ладно. Вот мы вас назначим, а вы себе любовницу заведёте?
— Не заведу, я жену свою люблю.
— А вот мы одного генерала назначили командующим армией, а он сразу себе любовницу завёл, а жену бросил.
— Не заведу.
Ковтунов опять обратился к Волгину.
— Волгин, заведёт Берзин себе любовницу?
— Не заведёт.
— Ну, ладно. Берзин, а дети случайно у вас не наркоманы или фарцовщики?
— Сын учится в институте, а дочь в школе, оба—секретари комсомольских организаций.
— Это ничего не значит, отвечайте по существу вопроса!
— Не наркоманы и не фарцовщики.
— А вот одного генерала мы назначали начальником штаба армии, а у него сын оказался наркоманом и гомосексуалистом. Дети у вас не станут наркоманами?
— Не станут.
— Берзин, а сколько вам лет?
— Сорок четыре.
— Ну и ну! Вы же бездельник! Вам сорок четыре года, а вы только заместитель командира дивизии. Мне было во время войны тридцать восемь лет, но я уже командовал корпусом.
—Товарищ генерал, я прошёл все должности в подводном флоте, везде служил честно.
— Берзин, а вы гонористый. Весь загорелый, наверное, в основном отдыхаете, а не служите?
— Никак нет. Месяц назад вернулся из дальнего похода, два месяца под водой. Был отправлен в санаторий, а после него сразу к вам.
— Есть ли у вас конспект по уставам Вооружённых сил?
— Так точно, есть.
Меня ещё до поездки в Москву предупредили об этом. Рассказали, как у одного капитана 1 ранга такого конспекта не оказалось. Ковтунов его выгнал из кабинета. Капитан 1 ранга сидел две недели в гостинице "Москва" и конспектировал уставы, и только после этого беседа с ним была продолжена.
— Берзин, дайте характеристики на ваших командиров подводных лодок.
Я начал докладывать, но уже через минуту Ковтунов меня прервал.
— Кого из командиров можно вырастить в главнокомандующие ВМФ?
Вопрос, конечно, был тупой по форме и содержанию, так как главкомами назначали людей не самых лучших и способных, а исходя из политической целесообразности и личной преданности режиму, а вернее — генеральному секретарю КПСС. Я сказал, что затрудняюсь ответить на этот вопрос. Беседа шла уже полтора часа, на улице было +35"С, рубашка вся была мокрая от пота.
Потом Луцкого и меня повели к генерал-полковнику Гончарову, он беседовал с нами минут пятнадцать. Гончаров в основном интересовался национальностью моей и жены. В те времена это было камнем преткновения. В кадровых органах, в КГБ, в партийных органах национальности делили на коренные и некоренные. Некоренными считались евреи, китайцы, корейцы, поляки, немцы и греки, коренными — все остальные. Среди коренных были под подозрением латыши, эстонцы и литовцы, которые родились и проживали в своих республиках до 1940 г. Поэтому он и начал с вопроса о национальности.
— Какой вы национальности?
— Считаю себя латышом.
— Понятно. А почему у вас такое странное имя Альфред?
— Так мать назвала, это латышское имя.
— Понятно. А какой же национальности ваша жена?
— Русская.
— Понятно. Ну у ней же отец грек?
— Да, грек, капитан 2 ранга, командир спасательного судна, а её мать русская. По праву выбора моя жена русская.
— Понятно. А какой же национальности у вас дети?
— Русские.
— Как вы относитесь к своему назначению?
— Иду на эту должность с большим желанием.
Гончаров как-то странно на меня посмотрел и кивнул головой.
Позже мне сказали, что нужно было ответить: "Своё назначение я расцениваю как большое доверие партии и правительства, которое оправдаю своей работой".
Совершенно измочаленные после всех этих пустых бесед, мы поехали с Луцким в гостиницу "Москва", где он остановился, умылись и пошли в ресторан пообедать и поужинать, так как дело было уже к вечеру. Заказали бутылку сухого вина, закуску, первое, второе и десерт. Обсуждая прошедший день, закончили трапезу, как вдруг перед нашим столом возникла фигура командующего ТОФ адмирала В.П.Маслова. Это нас так ошарашило, как если бы появился Мефистофель в живописном плаще. На адмирале, правда, был спортивный костюм, и он начал задавать вопросы Луцкому.
— А что вы тут делаете?
— Ужинаем.
— Вижу, вижу...
Маслов пристально смотрел на нашу бутылку "Цинандали".
— Приехали с Берзиным в ГУК и ЦК КПСС в связи с назначением.
— Да, да... я помню. Ну и как идут дела?
Луцкий вкратце рассказал. Маслов послушал и ушёл в буфет за сигаретами, он был в отпуске проездом через Москву.
На следующий день мы приехали в ГШ ВМФ в отдел кадров. Сначала нас повели к начальнику политотдела ВМФ— члену Военного совета адмиралу В.М.Гришанову, а после к главнокомандующему ВМФ Адмиралу Флота Советского Союза С.Г.Горшкову. Первым к В.М.Гришанову вызвали А.Н.Луцкого. Оказывается, начальник политотдела флотилии контр-адмирал И.А.Катченков настрочил своё дополнение к характеристике контр-адмирала А.Н.Луцкого, где написал, что он недоступен, высокомерен, заносчив и т.п. Но видно это "дополнение" на В.М.Гришанова не подействовало, так как он в общем-то знал Катченкова.
После Луцкого пригласили меня. Первый вопрос адмирала В.М.Гришанова: "Какой вы национальности?" Я был просто поражён, что и тут их интересует этот вопрос. Ни какие у меня взгляды на жизнь, ни что читаю, ни чем увлекаюсь, их не интересовало. Они все были зациклены на национальности. Задав примерно те же вопросы о национальности, Гришанов изрёк следующее:
— У вас как у Ленина намешано. У Ленина в роду были русские, немцы, калмыки.
— Не знаю как у Ленина, а как у меня — я вам рассказал.
— Как у вас дети, умные? Солженицына не читают?
— Дети нормальные.
— Хорошо. А как у вас в дивизии с боеготовностью?
— Процент боеготовых подводных лодок выдерживается.
После обеда нас принял Адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков. Огромный кабинет, в углу глобус выше человеческого роста. Горшков небольшого роста, лицо строгое, выглядит на семьдесят лет. Заслушал Луцкого, сразу же дал указание по быстрейшему введению в состав сил постоянной готовности К-204 и К-201. Особых вопросов и наставлений не было. Так прошёл второй день в Москве.
На следующее утро нас повезли в ЦК КПСС. На проходной стоял офицер КГБ, который посмотрел наши партийные билеты и сказал куда идти. Нашли нужный номер кабинета, где нас принял контрадмирал В.И.Панин, он курировал в ЦК КПСС ВМФ. Мы рассказали Василию Ивановичу о первых двух днях наших бесед в ГУКе, с В.М.Гришановым и С.Г.Горшковым. Потом он пошёл докладывать о нас генерал-полковнику Волкову, а мы вышли в коридор и присели на стоявшие там кресла. На улице +30"С, здесь работают кондиционеры, нет никакой наглядной агитации и портретов, по коридору постоянно ходит человек в черном костюме (наблюдающий от КГБ).
Наконец, нас пригласили к генерал-полковнику Волкову, тот задал несколько вопросов и отпустил. В.И.Панин провёл нас в один из буфетов и предупредил, чтобы мы ничего не хватали и ничему не удивлялись. А удивляться было чему: икра красная и чёрная, осетрина и буженина, красная рыба, сервилат, все виды фруктов и овощей и многое другое (год-то был 1976). Основная масса населения страны об этих продуктах только слышала, но их не пробовала. Мы с Луцким набрали полные подносы всяких деликатесов. Буфетчица подсчитала и сказала: "С вас 68 копеек". Я ей ответил: "Что-то мало вы насчитали". Она вежливо ответила: "У нас никогда не ошибаются". Пообедав, мы спустились в кассу аэрофлота ЦК, где нам быстро и вежливо оформили билеты. На проходной офицер КГБ уже не проверял наши партийные билеты, а просто пожелал счастливого пути, назвав каждого по фамилии.
Следующие сутки ушли на перелёт на Камчатку, где мне контр-адмирал А.Н.Луцкий приказал лететь во Владивосток и заниматься К-204. Сам же Луцкий начал управлять флотилией, так как командующего флотилией вице-адмирала Б.И.Громова привезли с моря с воспалением легких.
В это время начальник политотдела флотилии контр-адмирал И.А.Катченков собрал начальников политотделов дивизий и проводил тренировку предстоящей комсомольской конференции флотилии. Начальники политотделов изображали публику: выступали, голосовали, читали резолюции, пели гимн Советского Союза и Интернационал и даже имитировали обеденный перерыв. И.А.Катченков следил, кто как поёт и говорил: "...Вот ты слабо поёшь, не слышно твоего голоса..." И вот этим они занимались три дня.
На торжественном построении в честь Дня Победы не было командира К-48 капитана 2 ранга В.И.Ровенского, недавно назначенного на должность и успешно "проявившего" себя с самого начала. По различным каналам мне доложили, что он лежит дома в тяжелом похмельном состоянии. Я вызвал его в дивизию. Он прибыл ко мне в кабинет, у меня в это время находились начальник политотдела капитан 2 ранга В.М.Погребных и заместитель командира дивизии капитан 1 ранга Н.В.Анохин. Я спросил В.И.Ровенского: "Пьянствовали?" Ответ: "Нет". Долго добивался от него правды, он всё отрицал. Потом Ровенский зарыдал и стал речитативом голосить: "Товарищ комдив, у вас душа обросла шерстью, вы грубый и черствый человек". Все мы стали его успокаивать, и я отпустил его домой. До вечера я окончательно всё выяснил. Ровенский напился в части и после этого начал слоняться среди матросов, мичманов и офицеров своего экипажа, пока его не обнаружил мой заместитель капитан 1 ранга Н.В.Анохин, который посадил его в уазик и отвёз домой. Я спросил об этом Анохина и тот мне всё рассказал.
Утром я снова пригласил к себе В.И.Ровенского и в присутствии своих заместителей задал вопрос: "Пьянствовали?" Ответ: "Нет". Тогда я обратился к Анохину: "Расскажите, как все было." Анохин не успел открыть рот, как Ровенский всё рассказал: "Да, я был пьян. Больше не буду". Я не выдержал и спросил: "Так у кого душа, обросшая шерстью?" Ровенский со смущением ответил: "У меня, товарищ комдив". На этом и покончили с неприятным инцидентом.
Во 2-ю ФлПЛ должен был прибыть член Военного совета — начальник политического управления ВМФ адмирал В.М.Гришанов. Начальник политотдела 2-й ФлПЛ капитан 1 ранга К.М. Амбаров (он сменил на должности контр-адмирала И.А.Катченкова) и его заместитель капитан 1 ранга Козырь пришли проверять бассейн, их там встретил флагманский специалист флотилии по физкультуре майор Петров. Амбаров посмотрел бассейн и стал давать указания Петрову: "Скоро у нас должен быть Гришанов, к его приезду всё покрасить, повесить новые занавески, чтобы были махровые халаты, махровые и простые простыни". Петров: "Всё это по штату не положено, а за свои деньги приобрести мне не под силу". Амбаров: "Для высокого начальства всё это нужно иметь". Амбаров обращается к Козырю: "Нужно, Владимир Николаевич, в политотделе скинуться на халаты по 10 рублей". Амбаров: "А где у вас холодильник, самовар?" Петров в ответ поинтересовался: "Гришанов в бассейне будет плавать или чай пить?" Ответа не последовало.
Приехал адмирал В.М.Гришанов, всех офицеров собрали в Доме офицеров, где заслушивали командование дивизий и начальников политотделов. Выступил командир 25-й ДиПЛ контр-адмирал В.В.Привалов, он рассказал как они борются в дивизии с пьянством, организовав кружок трезвенников, что вызвало гомерический хохот в зале. Вечером анонимщики звонили НШ 25-й ДиПЛ капитану 1 ранга О.А.Ерофееву и просили записать в кружок трезвенников.
В 1979 г. я был на 20-й областной партийной конференции вместе с членом Военного совета — начальником политотдела 2-й ФлПЛ капитаном 1 ранга К.М.Амбаровым, поехали в Петропавловск на его "Волге", он меня посадил рядом с шофёром, а сам сел на заднее сиденье, объяснив мне: "На Западе боссы ездят на заднем сидении, и так больше безопасности". По дороге он рассказал, что служил в аппарате В.М.Гришанова, тот его заметил и однажды предложил вместе гулять по вечерам. Это выглядело следующим образом. Амбаров после работы приезжал домой, ужинал и к 20.00 подъезжал к дому Гришанова, тот выходил на улицу, и они вместе гуляли и беседовали. И так почти каждый день.
9 июля 1979 г. К-325 (командир — капитан 2 ранга В.П.Валуев, старший на борту — НШ капитан 1 ранга Н.Н.Алкаев) убыла на БС. За сутки до выхода вместе со штабом я проверял ПЛ. Отсутствовал командир БЧ-2 капитан 3 ранга Ободовский. Этот человек пил на СФ и продолжил пить на ТОФ. Капитан 2 ранга В.П.Лушин (прежний командир К-325) представил Ободовского к ордену за переход ПЛ подо льдами Арктики, и орден дали. Ободовский прибыл на лодку в самый последний момент. По поводу этой личности я тоже обращался по инстанциям. Ответ был: "Воспитывайте".
В 1979 г. мы проводили на учёбу в академию капитана 1 ранга А.Ф.Копьева. В дивизии стало меньше одним хорошо подготовленным, грамотным, волевым и честным командиром.
21 июля 1979г. сообщили, что на К-325, находящейся на БС, умер начальник медицинской службы старший лейтенант Буераков. К-325 подошла и легла в дрейф в б. Саранная. На торпедолове ТЛ-552 вышла группа офицеров, в том числе и я, для расследования этого чрезвычайного происшествия. Расследование показало, что и ранее Буераков допускал случаи пьянства в море, в том числе и при переходе с СФ на ТОФ подо льдами Арктики. Во время этой БС он напился 18 июля, ему было сделано внушение командиром ПЛ и заместителем командира по политической части, у него забрали спирт, а 19 числа его обнаружили в каюте в бессознательном состоянии. Выяснилось, что он отравился снотворными таблетками, принятые меры спасти его не смогли.
Бывало, что желаемое выдавалось за действительное. Как-то раз командующий 2-й ФлПЛ контр-адмирал А.И.Павлов приказал прибыть командованию дивизий к столовой 8-й ДиПЛ, где нам обещали продемонстрировать образцовое накрытие столов. Мы пришли в столовую: столовая грязная, порядка нет. Появился А.И.Павлов, сразу же принесли блюда с свежими огурцами и помидорами, шашлыки и зажаренную целиком индейку. Всё это поставили на один стол. Это — так называемая "матросская еда". Потом сами участники сели за этот стол и стали деликатесы поедать. Я ушёл в учебный центр на допуск КБР экипажа капитана 2 ранга В.Ф.Дорогина и в "поедании" не участвовал.
Все приведенные примеры показывают, что с кадровой политикой дела обстояли неважно. В воспитании самый главный принцип — это личный пример воспитателя ("делай как я"). Наши начальники и главные политработники порой были весьма далеки от того, чтобы представлять собой образец для подражания. Убеждали нас: "Не пьянствуйте, не воруйте, не прелюбодействуйте". Но сами всем этим занимались. Наши начальники в общении допускали хамство и матерную брань. Давали необъективную оценку своих подчинённых. Часто назначали на высокие должности людей с низкими моральными качествами, недалёких, ограниченных самодуров. Основным критерием при назначении была преданность КПСС и советскому правительству. Не Родине, а КПСС и советскому правительству. Пьяниц держали на ПЛ годами, но если человек скажет хоть одно слово против Политбюро (например, что там все очень пожилые люди), то этих людей сразу же снимали с должности и назначали со значительным понижением или увольняли в запас. Очень часто кадровые и политические органы волновала национальность человека. Иногда это было просто камнем преткновения, доходило до идиотизма.
Командование дивизии постоянно занималось воспитанием командиров ПЛ. Несмотря на большое количество БС, назначавшихся дивизии ГШ ВМФ, командиров ПЛ и других офицеров систематически посылали на учёбу в ВМА им. А.А.Гречко.
Наш политотдел, который возглавлял капитан I ранга В.М.Погребных, много работал в деле воспитания личного состава и укреплении боеготовности дивизии. Капитан 1 ранга В.М.Погребных и офицеры политотдела выходили на ПЛ на БС и отработку задач БП в море. У меня остались о капитане 1 ранга Вячеславе Михайловиче Погребных самые хорошие воспоминания. Заместители командиров по политической части наших ПЛ в основном были добросовестными, ответственными и знающими своё дело офицерами.

Проверка дивизии вышестоящими штабами и различными комиссиями.

Флотилию и нашу дивизию постоянно проверяли всевозможные комиссии, вышестоящие штабы и отдельные начальники в течение всех пяти лет моего командования соединением. Одни комиссии приезжали, другие уезжали. Всё это требовало времени, которого и так не хватало на БП. В принципе, никакого толка от этих комиссий не было, так как они глубоко в наши дела не вникали, да и не хотели вникать. Принцип был один: "нащипать" материал для доклада начальнику или для приказа о нашем наказании.
16 января 1978 г. приехала комиссия ГШ ВМФ в количестве 15 человек во главе с контр-адмиралом В.П.Рябовым. Заместителем председателя комиссии был капитан 1 ранга Задорин, вместе с которым мы учились в рижском Нахимовском училище, а потом в 1-м Балтийском ВВМУ подводного плавания (он был на курс старше меня). Задорин стал меня опрашивать по социалистическому соревнованию, без которого, конечно, нам в походе было "не обойтись". Фактически это социалистическое соревнование было сплошным очковтирательством и глупостью, как и многие другие политические мероприятия, отвлекавшей от основного принципа: учиться тому, что нужно на войне. Ещё более кратко об этом сказал адмирал С.О.Макаров: "Помни войну".
В другой раз из Москвы прилетела комиссия ГШ ВМФ во главе с начальником Главного технического управления ВМФ адмиралом В.Г.Новиковым и контр-адмиралом В.П.Рябовым для проверки боеготовности ПЛ 2-й ФлПЛ. Для начала Новиков стал опрашивать командование дивизий. Меня он спросил о содержании одной директивы главнокомандующего ВМФ, я ему рассказал содержание, а сам номер директивы назвать забыл. Новиков: "Как же вы не знаете номер директивы? Ай-ай, главком ВМФ в таких случаях обижается". Один офицер из политуправления задал мне вопрос: "Сколько тем вы прошли по марксистко-ленинской подготовке и что сделано по письму ЦК КПСС о социалистическом соревновании?" Хотелось всех их послать подальше, но пришлось отвечать.
С 7 по 10 января 1982 г. у нас был заместитель командующего ТОФ вице-адмирал Н.Я.Ясаков. Он отдыхал вместе с женой в военном санатории в Паратуньке, но, видимо, не отдыхалось, и Ясакова носила нечистая сила по воинским частям и кораблям КВФ и 2-й ФлПЛ. Во время отпуска он лишил допуска всех оперативных дежурных КВФ и нашей флотилии. Причина — не умеют читать или плохо читают карту погоды. Потом выступил перед командирами ПЛ, речь пестрела подобными перлами: "Будь моя власть, я бы расстреливал каждого второго еврея, подводника и нарушителя воинской дисциплины".
Далее пошли зачёты. Всем командирам ПЛ 2-й ФлПЛ Ясаков поставил двойки, но мы шутили, что хорошо, что никого не расстрелял. Я прибыл в кабинет вице-адмирала А.И.Павлова, когда там Ясаков заканчивал опрос командира 8-й ДиПЛ капитана 1 ранга Б.Ф.Приходько и НШ дивизии капитана 1 ранга В.А.Рогунова. В моём присутствии Ясаков обрывал экзаменуемых и куражился над ними, потом поставил им оценку два балла и отпустил. Мне Ясаков предложил продолжить ответ Приходько. Я продолжил, но так как отвечать уже почти ничего не осталось, то я попросил доложить то, что Приходько пропустил. Ясаков: "Вы мне не указывайте, как вас спрашивать!" Я ему спокойно ответил: "Я вам не указываю, я у вас спрашиваю разрешения". Ясаков уже в полном возбуждении: "Вы ничего не знаете!" Я за ответом в карман не полез: "Нет, знаю. Двадцать шесть лет служу, знал и знаю". Ясаков, уже не владея собой: "Идите вон!" Я вышел с твердым решением больше с этим начальником никогда не встречаться. Ясаков вскоре сказал Иванову, что ему я не понравился тем. что "выражал ему непочтение глазами и голосом".
17 февраля вице-адмирал Н.Я.Ясаков прилетел из Владивостока с офицерами штаба флота. Опять собрали командиров ПЛ к нему для зачетов, опять он всем поставил двойки. Капитан 1 ранга Четырбок рассказал о встрече Н.Я.Ясакова с командующим ТОФ адмиралом В.В.Сидоровым. Н.Я.Ясаков рассказал, как он наставил двоек командирам ПЛ в январе. Сидоров его спрашивает: "А где зачетные листы или ведомость оценок?" Ясаков: "А я так опрашивал". Сидоров: "Так — это не документ". Сидоров спросил Ясакова: "А какие оценки получил Берзин?" Ясаков: "Берзин был болен". Вот тут он, конечно, соврал.
18 февраля вице-адмирал А.И.Павлов вызвал всех командиров дивизий к себе и отдал нам приказание: "Примите меры к командирам ПЛ. Почему все получили двойки у Ясакова?" Я хотел ему ответить, что Ясаков, кроме чтения карты погоды, ничего не знает, но сдержался. Командиров собрали на ПКЗ-182 в конференц-зале, где их стали опрашивать офицеры штаба флота. Все командиры 10-й ДиПЛ зачёты сдали. Кстати, в этот день я сдал все зачёты офицерам штаба флота.

Достижения дивизии и итоги.

Звания Героя Советского Союза были удостоены капитан 1 ранга Валентин Тихонович Козлов (1977), капитан 2 ранга Алексей Алексеевич Гусев (1978), капитан 2 ранга Владимир Петрович Лушин (1978).
Экипажи К-212, К-320. К-325 и К-429 были награждены вымпелами министра обороны за мужество и воинскую доблесть, проявленные при переходе подо льдами Арктики. За успешный переход ПЛ с СФ на ТОФ были награждены орденами и медалями все командиры ПЛ и большое количество офицеров и мичманов.
10-я ДиПЛ в 1977-1982 гг. три раза занимала 1-е место среди соединений 2-й ФлПЛ по итогам боевой и политической подготовки. Многие командиры ПЛ, офицеры и мичманы были награждены орденами и медалями за успехи в боевой и политической подготовке.
За почти пять лет командования 10-й ДиПЛ (а это почти 1825 суток), я находился в море на ПЛ около 600 суток (1,6 года), 33% от всего срока командования дивизией. Значительная часть времени приходилась на БС, но основное время — это выходы в море для выполнения задач БП. Приблизительно такая же нагрузка была и у НШ дивизии капитана 1 ранга О.А.Крестовского, у сменившего его капитана 1 ранга Н.Н.Алкаева, у моих заместителей капитана 1 ранга Н.В.Анохина, капитана 1 ранга В.Т.Козлова, капитана 1 ранга А.Ф.Копьева. За эти пять лет коллективом нашего штаба и политотдела, который принимал непосредственное участие в отработке курсовых задач ПЛ и во многих других делах, была проделана огромная работа по подготовке наших ПЛ к БС, к торпедным и ракетным стрельбам. Низкий поклон и благодарность за этот тяжелейший труд всему личному составу дивизии.
Из служивших под моим командованием офицеров наибольших успехов добились трое. Помощник командира К-108 пр.675 капитан-лейтенант Михаил Георгиевич Захаренко стал адмиралом, заместителем главкома ВМФ. Командир К-325 капитан 2 ранга Владимир Прокофьевич Валуев стал адмиралом, командующим БФ. Командир 305-го экипажа ПЛ капитан 2 ранга Валерий Федорович Дорогин стал вице-адмиралом, командующим силами северо-восточного направления на ТОФ, депутатом Думы.
Время неумолимо, и уже нет с нами бывших командиров ПЛ контр-адмирала В.Т.Козлова, капитана 1 ранга А.А.Гусева капитана 1 ранга А.Ф.Копьева, капитана 1 ранга Н.М.Суворова, капитана 2 ранга А.А.Исая, капитана 2 ранга С.Д.Безухова капитана 2 ранга Ю.Г.Шестака.
Мы были участниками "холодной войны", которая длилась почти пятьдесят лет. Нас учили любить свою страну, стойко переносить все тяготы военно-морской жизни, быть смелыми и решительными, честными и правдивыми. Так мы и служили, стоя на защите восточных рубежей нашей Родины."

Личный сайт Берзина Альфреда Семёновича.



О себе.
Guardfish преследует К-184.
Плавание атомных подводных лодок подо льдами Арктики (Статья опубликована в журнале "Тайфун" в 2000 г.).
Человеческий фактор.
Что делать?
Цена ошибки.
10 дивизия подводных лодок ( 1976-1982 г.г.).
Преодоление страха.
Дорога к морю.


Воспоминания подводников. Альфред Берзин "ГРАБЛИ".

Боевой путь 10 дивизии подводных лодок Тихоокеанского флота. Осинцев В.В.

Некоторые сослуживцы о контр-адмирале Берзине А.С.

В.Т.Аникин. Подводная лодка К-320 пр.670 и ее экипаж. - Одиннадцатая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. СПб.: Специальный выпуск альманах «Тайфун», 2008 г.


"... В поход было набрано, праведными и неправедными путями, более 50-ти фильмов. Смотрели их до умопомрачения. Я нес свою, командирскую, вахту в дневное время (по московскому времени), а Гусев с Матюшиным — ночью. Когда, во время обхода корабля, я несколько раз обнаружил спящих на вахте, естественно, поставил вопрос: «Хочешь смотреть кинофильмы — бери аппаратуру и иди в кают-компанию 1-го отсека». Но некоторые считали себя большими начальниками и на мои замечания не реагировали.
Тогда я просто забрал объектив к себе под подушку. Жизнь экипажа и выполнение поставленных задач были важнее слабости к киноискусству (объектив, конечно, я отдал через особиста.)
С приходом в базу, не знаю, что там докладывали прикомандированные, но недели через две, на подведении итогов, комдив контр-адмирал А.С.Берзин заявил мне, что одного в море он меня больше не выпустит. Я ему ответил: «Хорошо — будем с Вами ходить».
Характерно еще одно. Командир группы БЧ-2 лейтенант В.И.Денисов был редактором «Боевого листка», и как-то в одном из выпусков с юмором упомянул фамилию Матюшина — так вот, его представление на очередное звание было задержано политотделом на три месяца. Впрочем, встречались в политотделе и другие офицеры: например, НачПО капитан 1 ранга В.М.Погребных — душа-человек, настоящий воспитатель, любимец офицерского состава.
В дальнейшем, наш экипаж был фактически превращен в технический. Мы содержали, готовили лодку — а другие уходили на ней на БС и возвращались героями.
Училище я закончил всего с тремя четверками и считал, что имею право поступать в ВМА им. А.А.Гречко. На моем рапорте рукой А.С.Берзина красными чернилами было написано: «Мне студенты не нужны!» После этого, я, как мамонт, был обречен на вымирание, и вступил с командиром дивизии в «глубокий клинч» до самого его убытия к новому месту службы.
Командирской учебы я не помню — помню одни только «корриды», «избиение» непослушных. Тут уже для молодых командиров я выступал в роли учителя — как увернуться от «избиения» с помощью витиеватого доклада. Особенно доставалось ребятам с открытой душой: капитану 2 ранга Е.В.Орсагошу, капитану 2 ранга А.А.Исаю, капитану 2 ранга С.Д.Безухову, капитану 3 ранга Т.Л.Москаленко. Остальные были похитрей — «мылились» вовремя.
Не могу сказать, что это была «моя» методика — но, сколько раз я ни выходил в море с комдивом на борту, он ни разу он не подменил меня, с записью в журнал на командирской вахте. Приходилось спать на ходу и управлять кораблем в «одуревшем» состоянии (мои подчиненные видели это и старались мне помогать) .
В своих воспоминаниях я позволил себе высказать несколько нелестных слов о стиле взаимоотношений контр-адмирала А.С.Берзина с подчиненными не потому, что я затаил обиду на начальника (я вырос среди православных и не держу на него зла — тем более, мы служили одному общему делу), а потому, что я до сих пор убежден: моральный прессинг подчиненных — не лучший путь достижения поставленных целей..."

Ю.В. Кириллов. 2-я Краснознамённая флотилия атомных подводных лодок. - Тайфун: Военно-технический альманах «Тайфун». Выпуск № 48.

"Соединение стало кузницей кадров для современного флота, школой будущих командиров и специалистов. Дивизия и ветераны гордятся такими именами как контр-адмирал В.С.Салов (первый командир дивизии, кстати, подводник №2 на орбите атомного подводного плавания), А.П.Михайловский, И.Р.Дубяга, В.Т.Виноградов, Д.Н.Голубев, В.Г.Туманов. В.И.Заморев, А.В.Ганрио, В.П.Гонтарев, А.В.Макаренко, В.Я.Дудко, Н.З.Бисовка, Б.С.Гапешко, Н.В.Буторин, Н.А.Костин и многими другими.
10-я ДиПЛ (сформирована в 1967 г.) стала первой чисто ракетной и специализированной дивизией, укомплектованной однотипными АПЛ, представляющими собой совершенную для своего времени систему оружия, куда входил высокоэффективный ракетный комплекс, размещенный на борту корабля и авиационная система целеуказания. Дивизия предназначалась для поражения АУС (АМГ).
Все годы службы в составе флотилии дивизия была одним из крупнейших соединений с наиболее сложной в ВМФ тактикой применения. Через нее прошло 37 АЛЛ, дивизия пережила три перевооружения.
Она по праву гордится своими первыми командирами и командованием командирами ПЛ: контр-адмиралом А.В.Ганрио, вице-адмиралом В.Г.Белышевым, капитаном 1 ранга М.П.Капрановым, контр-адмиралом А.С.Берзиным, начальником электромеханической службы контр-адмиралом В.Н.Леонтьевым и многими другими. Дивизия неоднократно занимала первые места в ВМФ и ТОФ, десятки раз оказывалась лучшей в ракетной подготовке и завоевывала призы ГК ВМФ. Высокого звания Героя Советского Союза здесь были удостоены три подводника, Героя России — двое. Так скромно были оценены заслуги её подводников, совершивших не уступающее по дальности кругосветке плавание, 16 трансарктических подводных переходов, 59 многомесячных походов в Индийский океан. С расформированием 45-й ДиПЛ в 10-ю ДиПЛ вошли все корабли 3-го поколения на ТОФ...
Из следующего поколения командиров соединений нельзя не отметить высокий уровень командования А.С.Берзина, О.А.Ерофеева, И.И.Гордеева, Б.Ф.Приходько, Г.М.Смирнова и других; начальников штабов А.М.Можайского, М.П.Капранова, В.Гончара; начальников электромеханических служб Н.З.Бисовку, В.Н.Леонтьева, Э.Д.Дешевого, Н.В.Буторина, В.А.Топилина, Н.А.Костева; флагманских штурманов Л.И.Михайлова, В.А.Рябоконя, И.С.Ситникова, М.И.Сажаева; флагманских ракетчиков Б.П.Ревенкова, Н.Н.Высоколяна, начальника разведки С.Б.Подкопаева и многих других."

Луцкий, Анатолий Николаевич. За прочность прочного корпуса : Воспоминания подводника - ветерана "холод. войны". - СПб. : Гангут, 2002.

"Честно признаться, первое время в дивизии мне было неуютно. Дело в том, что начальником штаба дивизии был капитан 1 ранга Капранов Марат Павлович, мой командир на дизельной ПЛ «С-334», когда я еще был командиром БЧ-3, а замкомдива был капитан 1 ранга Куприянов, хотя и мой одногодок, но явно надеявшийся, что сам будет назначен на должность комдива. Нет, никаких явных трений не было, но, однако, напряженность чувствовалась. Кадровики, конечно, ситуацию понимали и довольно скоро обоих перевели на западное направление. На их место пришли соответственно капитан 1 ранга Крестовский и капитан 1 ранга Берзин Альфред Семенович, мой однокашник по 1-му Балтийскому. С ними и другими офицерами штаба и политотдела с самого начала установились добрые отношения и взаимопонимание...
В конце лета полет в Москву, быстренько опять «сито» перед новым назначением. Все так же: номер в гостинице «Москва», беседы в кадрах ВМФ и МО СССР, прием у главкома ВМФ, Старая площадь. Осенью — приказ о назначении зам. командующего флотилией. Дивизию сдал Алику Берзину...
ПОСЛЕДНИЙ ГОД СЛУЖБЫ В ПОДВОДНОМ ФЛОТЕ.
Очередная высокая должность. Опять трудности и переживания становления. Черт его знает, и чего я каждый раз чувствую себя неуютно? Неужели от того, что опять моими подчиненными становятся люди старше меня? Во флотилии четыре дивизии: две стратегические — ими командуют Привалов Виктор Васильевич и Иванов Николай Тарасович, «оба старше меня по годам и по выпуску», и две оперативно-тактические — противолодочной командует Слава Заморев, противоавианосной Алик Берзин, мои однокашники. По должности, по одной из функциональных обязанностей, я их должен учить, во всяком случае, руководить их командирской подготовкой, когда это не делает командующий флотилией, а опыт службы на атомных подводных лодках у каждого из них больше, чем у меня. Короче, авторитет и соответственно право учить надо было еще поиметь. Однако начинать пришлось с совсем не авторитетных действий."

Помните приведенную в начале очерка оценку контр-адмирала Берзина А.С.? Копьев А.Ф. не одинок. Вот еще одна.

Правда о трагедии "Курска" невыгодна многим. Александр МАЛЬЦЕВ, "Владивосток". Газета Владивосток. 27.07.2001.

"- Безусловно. Убежден, что для объективного расследования причин катастрофы АПЛ “Курск” необходимо создать независимую экспертную комиссию, состоящую из офицеров и адмиралов ВМФ, специалистов конструкторских бюро “Малахит” и “Лазурит”. В противном случае правды о трагедии общество не узнает никогда. В комиссию, способную беспристрастно разобраться и действительно назвать причины катастрофы, могли бы войти специалисты, которые не стали командующими или большими начальниками только потому, что всегда имели собственное мнение, подчас отличное от руководящих указаний командования ВМФ и министерства обороны. Это адмиралы Рудольф Голосов, Анатолий Штыров, Альфред Берзин, Борис Громов, капитаны 1-го ранга Альберт Храптович, Виктор Вдовин, Валерий Гонтарев, Исаак Людмирский, Федор Гнатусин и многие другие.
Сейчас главное – понять: определение причин катастрофы “Курска” - это не самоцель, не фетиш. Это нужно не столько мертвым, сколько живым. Только в том случае, если причины гибели подлодки будут доподлинно установлены, проанализированы, доведены до подводников, только в этом случае удастся избежать подобной трагедии в будущем."

Несомненный авторитет адмирала-подводника подтверждает и такой факт, его суждения и оценки по-прежнему востребованы, например, со стороны участников РПФ Форума.

Нахимовцы - однокашники и сослуживцы Берзина А.С., командиры АПЛ.

Крестовский Олег Андреевич.


Об его отце, Крестовском Андрее Васильевиче, комбриге ПЛ, погибшем в 1944 году, мы рассказали ранее.

Миледи Смерть, мы просим вас за дверью обождать* Коновалов М.В. Летопись Мира - Информационный бюллетень :: Энциклопедический Фонд.

"... Сыновья и внуки погибших подводников Джемал и Рустем Зайдулины, Александр и Игорь Каутские, Валерий Кульбакин, Валерий и Павел Кузьмины, Александр и Игорь Тузовы, Алик Крестовский, Борис и Игорь Моховы, которых я имел честь знать и многие другие, выбрали нелёгкую стезю, продолжили службу своих отцов и дедов на современных подводных лодках."



Максимов Валентин Владимирович: Олег Крестовский на фото крайний слева. Поступил в Тбилисское Нахимовское училище, в 1946-1947 году был переведен в Ленинградское, которое и закончил в 1952 году. Фото предоставил сын О.А.Крестовского.

Если хотите составить непредвзятую оценку человеку, военнослужащему, поинтересуйтесь, замечают ли его те, кто младше, по должности ли, по возрасту. Какими чувствами окрашены их воспоминания. В случае с Олегом Крестовским такое свидетельство есть, память младшего питона, о котором были приведены некоторые сведения, Семевского (Лепорского) Роберта Борисовича:

"Да, еще о физкультуре и спорте, которые хорошо были поставлены в училище где-то уже к концу 1940-х годов. Было много секций (гимнастики, акробатики, плавания, борьбы, бокса и др.)... Сильная команда была в училище по плаванию в начале 1950-х годов, когда в неё входили такие воспитанники как: Саша Тузов (4 выпуск), Олег Крестовский (5 выпуск), Юра Зима, Роберт Лепорский (Семевский), Толя Шестаков (6 выпуск), Эдик Днепров, Тишкевич и др. (7 выпуск)..."

В 7-й дивизии подводных лодок. Б.А.Осипов. - Седьмая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, серия "На страже Отчизны", выпуск 4, 2005 г.

"Показательные стрельбы.
В 1961 г. я окончил ВВМУ им. П.С.Нахимова в Севастополе по специальности "Специалист специального оружия надводного корабля". Еще во время учебы у меня возникло желание служить на ПЛ, и при распределении выяснилось, что моя мечта сбылась: я назначен командиром группы БЧ-2 на С-158пр.644.
Подводная лодка входила в состав 212-й БрПЛ СФ и базировалась в б. Ягельная (впоследствии здесь вырос город Гаджиево). Моими первыми учителями стали командир С-158 капитан 2 ранга И.Соколовский, старший помощник командира капитан-лейтенант Олег Андреевич Крестовский, командир БЧ-5 капитан 3 ранга В.Багратьян. Эти офицеры способствовали моему становлению как специалиста и приучали меня к трудолюбию и добросовестному отношению к служебным обязанностям. Чтобы заслужить право считаться настоящим подводником-ракетчиком трудиться и учиться пришлось одновременно."

В дальнейшем в гг. Олег Андреевич Крестовский был командиром 379-го экипажа АПЛ пр.670, в 1975-1978 гг. - НШ 10-й дивизии ПЛ ТОФ, а после службы в дивизии был назначен преподавателем на 6-е ВСОК ВМФ.

Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун.

"7 сентября 1977 г. меня оповестили, что в Советском на ПЛ соседней дивизии авария ракетного оружия. При погрузке баллистической ракеты произошла её разгерметизация, из неё начал вытекать окислитель, который является сильным токсическим веществом. Вот уже четыре дня там принимают меры, и пока безрезультатно. Человеческих жертв нет.
В этот же день мы встретили К-429, которая совершила переход с Северного флота под льдами Северного Ледовитого океана. Подводная лодка всплыла севернее Берингового пролива, на ледоколе встречал корабль наш НШ капитан 1 ранга О. А.Крестовский. Командиром К-429 был капитан 1 ранга Валентин Тихонович Козлов, получивший позднее за переход звание Героя Советского Союза. Старшим на переходе был заместитель командующего 1-й ФлПЛ контр-адмирал Е.Д.Чернов..."

Соколов Николай Васильевич, контр-адмирал, однокашник Берзина А.С., выпускник Рижского Нахимовского училища 1951 года.

На борту "К-3" пересеклись судьбы рижского и ленинградского нахимовцев, Певцова Олега Сергеевича и Николая Васильевича Соколова. Обоих уже нет среди нас, но память о них живет.

Засекреченная трагедия лучшего атомохода СССР. 19.03.2009.

"... День создания подводных сил России отмечается 19 марта, а атомная подлодка с индексом К-3, позже названная именем «Ленинского комсомола», 17 июля 1962 года первой в СССР достигла Северного полюса.
По случаю праздника ветераны третьей дивизии атомных субмарин, наверняка, соберутся в ресторане, чтобы вновь увидеть друг друга и вспомнить ушедших друзей. Несколько недель назад ушел из жизни штурман К-3 Олег Певцов. На скромные похороны в Сосновый Бор под Петербургом приехали лишь несколько человек из бывшего экипажа. Да их и осталось-то не более десятка. Всем за семьдесят… Но до сих пор мало кто знает, какую трагедию пришлось пережить этим людям. Им приказали молчать. Но они не хотят уносить с собой из жизни эту тайну.... Экипаж сделали крайним. …Через месяц после того, как командование Северного флота поздравляло оставшихся в живых подводников с высокой оценкой их подвига, главком ВМФ С.Горшков вынес новую версию событий: «по вине экипажа». Накануне 50-летия Великого Октября высочайше решено было не омрачать настроение советских людей оглаской столь тяжелого происшествия. Очень быстро поменялось отношение к оклеветанному экипажу. Комдива 3-й дивизии АПЛ Героя Советского Союза контр-адмирала Николая Игнатова, который «слишком много знал», отстранили от работы и понизили в должности. С офицеров в особом отделе взяли подписку о неразглашении причин аварии и обо всех связанных с этим событиях. Были аннулированы выводы первой комиссии и назначили вторую, явно предвзятую, которая тут же «обнаружила» в лодке на самом видном месте - на столике вахтенного… зажигалку! Экипажу навесили ярлык «аварийщиков» и расформировали по другим частям. Из героев покорители Северного полюса превратились почти в преступников. Надругались не только над живыми, но и над мертвыми.
- На похороны в братской могиле 39 подводников в Западной Лице не допустили даже ближайших родственников, – рассказывает контр-адмирал Николай Соколов, ныне председатель общественного совета ветеранов АПЛ К-3. – Так они и остались в заброшенной безымянной могиле вдали от людных мест..."

НА СТРАЖЕ ПОЛЯРНЫХ ГЛУБИН. Даниил Титрибоян, ветеран-подводник. «Час Пик» - Обнинская Eженедельная Газета - № 17 (449) от 23 мая 2008.

"В сентябре 1963г. на географическом Северном плюсе побывала АПЛ К-181. Командир подводной лодки Ю.Сысоев и руководитель похода адмирал флота Касатонов стали Героями Советского Союза, многие члены экипажа были награждены орденами и медалями СССР. Впоследствии эта лодка первой после ВОВ стала Краснознамённой. В сентябре 1963г. две АПЛ: К-115 - командир капитан 2 ранга И.Дубяга и К-178 - командир капитан 1 ранга А.Михайловский совершили первый в истории Отечественного мореплавания подводный переход подо льдом на Тихий океан со всплытием у полярных станций Северный полюс 10 и 12. 16 июля 1965 г. была сформирована 7-я дивизия АПЛ. Командиром дивизии был назначен капитан 1 ранга Н.Соколов. В 1965 г. проводилось учение «Печора». В нём участвовало 8 атомных лодок. Руководил учением Главком ВМФ. За время учений было обнаружено около 60 кораблей и судов вероятного, в то время, противника."

Командный факультет (ВМА).

"Кафедры факультета в разное время возглавляли ... Н.В.Соколов..."

Кафедра управления силами, боевой и повседневной деятельности военно-морского флота (ВМА).

"... В 1986 г. на кафедру назначили нового начальника — контр-адмирала Н. В. Соколова. Под его руководством в 1989 г. вышел учебник для слушателей иностранного факультета."

Николай Васильевич Соколов руководил кафедрой до 1992 года.

Научно-исследовательская группа №1.

"В работах, выполняемых по заданию центральных управлений Министерства обороны РФ — Генерального штаба и Главного штаба ВМФ — научная группа выступала как правило в качестве главного исполнителя.
Группа формировалась из офицеров ВМФ, в основном адмиралов (генералов), капитанов 1 ранга в запасе и в отставке, имевших опыт службы на флотах в должностях оперативно-стратегического и оперативного уровня, опыт научной работы в академии или в научно-исследовательских учреждениях ВМФ.
Штатная численность группы составила 13 человек, в том числе 8 старших научных сотрудников, 3 научных сотрудников, младшего научного сотрудника и инженера. Ученую степень имели 10 человек: доктора — 1, кандидата наук — 9. В период с 1995 до 2003 г. включительно в коллектив группы входили вице-адмирал в запасе А.Г.Олейник (в 1995—2001 гг. — начальник группы), контр-адмирал в запасе А.П.Рудометкин (в 1995—2001 гг. — заместитель начальника, а с 2001 г. — начальник группы), контр-адмиралы в отставке Н.В.Соколов, В.Г.Лебедько, Ю.Н.Даньков, В.Н.Кочетков, генерал—майор в отставке Э.С.Катаев, капитаны 1 ранга запасе Н.Н.Гетман, Ю.О.Рудаков, И.И.Тишаков, Ю.А.Третьяков, В.В.Степанов, В.И.Лютов, К.П.Сидоренко, Б.В.Шиманский, В.И.Власов, Н.П.Архипенко, Г.А.Баско, Б.И.Ващенко, И.Ф.Цветков, капитаны 2 ранга в отставке В.Е.Хватов, служащие Н.Н.Рябинина, С.Ю.Федулина, А.К.Рыбинская, Н.В.Кузина, Н.М.Андросюк."

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта
nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю