Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

ХОДОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ. А.И.Палитаев. Москва. Май. 2009 г. К столетию учреждения ПОСТОЯННОЙ КОМИССИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРИЁМКИ КОРАБЛЕЙ ВМФ. Часть 6. Вице-адмирал Шлемов А.Ф.

ХОДОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ. А.И.Палитаев. Москва. Май. 2009 г. К столетию учреждения ПОСТОЯННОЙ КОМИССИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРИЁМКИ КОРАБЛЕЙ ВМФ. Часть 6. Вице-адмирал Шлемов А.Ф.

Начало воспоминаний капитана 1 ранга Палитаева А.И. - Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича.

Юрчик Виктор Александрович. Выпускник Ленинградского НВМУ 1953 года.



Роберт Борисович Семевский: "Юрчик Виктор Александрович (Зямал, Вербал, Джербал). Окончил электромеханический факультет ВИТУ ВМФ и был распределен в войска ПВО в Казахстане у оз. Балхаш начальником лаборатории спецтоков полигона № 10 ГНИП МО. В 1967 г. в звании капитана вернулся в Ленинград на должность младшего военпреда в ЭМО «Электросила», где прослужил до должности зам. старшего военпреда, с которой в звании подполковник и ушел в запас в 1986 г. В ЭМО занимался приёмкой электрогенераторов передвижных эл./станций, СУЗов атомных реакторов кораблей и прочей эл./физической аппаратуры. После ухода на «гражданку» работал в Госприёмке..."



Однокашники Панферова Юрия Георгиевича. Нахимовцы Виктор Александрович Юрчик, Аскольд Иванович Кузьмин, Олег Павлович Куриков на погрузке угля. (КСВ.: Не знаю, какой именно выпуск последним принял участие в погрузке угля на "Аврору". Наш, 1966 года участвовал, воспоминания незабываемые, ни с чем не сравнимые, особенно - о помывке в душевой крейсера - участника Цусимы.)



Вглядимся в лица еще нескольких нахимовцев из дружного и счастливого выпуска 1953 года, они учились 8 лет, продолжают дружить, помогать друг другу. Игорь Валентинович Клафтон, Сергей Львович Хенвен, Виктор Александрович Юрчик, В. Антипенко, Дмитрий Никифорович Спирин, Юрий Александрович Манейско, Феликс Сергеевич Алымов, Игорь Евгеньевич Иванов - перед выпусков из стен ЛНУ.

Немало интересных зарисовок и наблюдений, размышлений об особенностях взаимоотношений заинтересованных сторон при строительстве и сдаче корабля содержит книга тбилисского нахимовца 1954 года выпуска, лауреата Ленинской премии Эдуард Гавриловича Карпова "Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ" (Санкт-Петербург 2007.). Приведем один эпизод, относящийся к началу его службы.

"Обычно группой техпомощи руководил один из заместителей главного конструктора проекта, но по каким-то причинам возник временный дефицит руководящих кадров, и начальник бюро Н.Ф. Шульженко, выполнявший функции главного конструктора этого проекта, назначил меня «временно исполняющим обязанности заместителя главного конструктора проекта». И я отправился на завод осваивать новый для меня вид конструкторской деятельности.
Самый крупный в стране северодвинский судостроительный завод, имевший название «Северное машиностроительное предприятие», был главным заводом страны по строительству атомных подводных лодок всех типов — многоцелевых, вооруженных крылатыми ракетами и стратегических ракетоносцев. В строительстве этих кораблей постоянно участвовали большие группы конструкторов из всех конструкторских бюро, проектировавших подводные лодки. Поэтому на заводе сложился и долгие годы существовал определенный порядок работы групп техпомощи и их взаимодействия со структурными подразделениями завода.
Группа техпомощи была по существу постоянным представительством конструкторского бюро на заводе. Работа в группе техпомощи давала конструкторам возможность приобрести неоценимый практический опыт, который способствовал их профессиональному росту. Вместе с тем, длительное нахождение в командировке позволяло людям улучшить свое материальное положение, которое, увы, у всех было не блестящим. Однако длительная командировочная жизнь в отрыве от дома и от семьи многим была не по душе, да и условия труда на заводе иногда бывали нелегкими, если приходилось подолгу находиться внутри строящегося корабля. Поэтому вопросы комплектования группы техпомощи в разные времена решались по-разному.
То обстоятельство, что в свою первую поездку на завод я был отправлен в качестве руководителя группы, заставило меня изрядно поволноваться. Всякое новое дело на новом месте требует какого-то времени для адаптации, однако ситуация складывалась так, что человек, которого я сменял, должен был срочно вылететь в Ленинград. В течение двух дней он в общих чертах ввел меня в курс дел, провел меня по тем местам завода, где я должен был функционировать, познакомил с некоторыми должностными лицами завода, представил группе техпомощи и покинул Северодвинск. И на следующий день начались мои новые «университеты».
Процесс моего вхождения в новую обстановку был довольно трудным. Поначалу не заладились отношения со строителем корабля (строитель корабля — это лицо, ответственное за ход постройки данного конкретного корабля). Мой строитель был старым опытным «зубром» с многолетним стажем работы по постройке кораблей, из тех, кто «звезд с неба не хватает», но зато знает тысячи практических мелочей. Он как-то болезненно воспринял появление молодого «временно исполняющего обязанности заместителя главного конструктора» и принялся его «учить».
Учеба началась с того, что он стал регулярно предъявлять мне претензии по поводу якобы имевших место ошибок в конструкторской документации и якобы неправильных действий наших конструкторов. Разбирательство с его претензиями каждый раз требовало напряженного внимания и сопровождалось встречными претензиями со стороны сотрудников группы техпомощи. Все это нельзя было назвать нормальной работой, но делать было нечего — приходилось вживаться в новые условия.
На первой же «директорской проверке» строитель весьма недружелюбно «подставил» меня. Директорскими проверками на заводе назывались еженедельные совещания с участием всех необходимых должностных лиц, на которых директор завода лично рассматривал состояние работ на конкретном корабле, заслушивал объяснения тех начальников цехов и служб, у которых что-либо не ладилось, и принимал оперативные решения по устранению имевшихся недостатков. Докладчиками на этих проверках были строители кораблей. Мой строитель, не предупредив меня, вынес на директора какой-то несущественный, как потом выяснилось, вопрос, преподнеся его как крупный «прокол» конструкторского бюро. На глазах у всей почтенной публики я вынужден был сказать, что не готов прокомментировать изложенные строителем претензии, и мне нужно разобраться с этим вопросом. Директор был крутым человеком и произнес весьма жесткую, язвительную речь по поводу низкой компетенции ответственных представителей конструкторского бюро.
Все это было для меня необычно и весьма неприятно. Впервые в жизни я попал в такую ситуацию, когда вместо нормальных деловых отношений меня «подставляли». Впрочем, это продолжалось сравнительно недолго, и постепенно наши отношения стали налаживаться. Со временем все стало на свои места, и мы нормально занимались общим делом. Вообще-то абсолютное большинство людей, с которыми мне приходилось общаться на заводе, были вполне доброжелательны, что обычно свойственно хорошим профессионалам и труженикам, болеющим за общее дело.
Рабочий день группы техпомощи обычно начинался на дебаркадере, к которому была пришвартована наша подводная лодка. После короткого обсуждения текущих дел все включались в работу: одни приступали к обсуждению с военпредами и работниками завода результатов проведенных швартовных испытаний или вопросов подготовки предстоящих испытаний, другие спускались в отсеки корабля, где шли испытания тех или иных систем, третьи направлялись в различные службы завода для решения текущих вопросов. В первый месяц своего пребывания на заводе я все возможное время находился на корабле, стараясь как можно быстрее и лучше разобраться в монтаже всего, что насыщало ракетные отсеки, чтобы быть достаточно готовым к проведению испытаний спроектированной в бюро техники. Постепенно я стал чувствовать себя «в своей тарелке», постепенно и люди завода, и военпреды стали общаться со мной как с реальным руководителем группы техпомощи.
Когда позволяли обстоятельства, я путешествовал по заводу, чтобы познакомиться с общим процессом строительства подводных лодок. Огромная территория завода поражала чистотой и порядком. Здания цехов были связаны между собой хорошими дорогами, повсеместно были посажены скверы и газоны, нигде не было видно каких-либо валявшихся предметов. У механических цехов аккуратно стояли контейнеры с металлической стружкой, на открытых складских площадках листы металла, трубы и другие металлические изделия лежали в полном порядке.
В большом стапельном цехе, где был построен головной подводный ракетоносец проекта 667А, теперь шло серийное строительство кораблей этого проекта. Конечно же, мне хотелось посмотреть на строящиеся стратегические ракетоносцы, к созданию которых я имел некоторое отношение. Мой заводской пропуск давал мне право прохода в этот цех, однако болтаться без дела в незнакомом цехе было немыслимо. Помогли друзья — однокашники по училищу, служившие военпредами на заводе и бывшие в то время уже заметными фигурами. Они организовали для меня очень полезную деловую экскурсию.
Знакомство с кораблем вызвало у меня благоговейное чувство по отношению к этому великолепному сооружению и к его создателям. Я тогда еще не был знаком ни с главным конструктором корабля, ни с его ближайшими помощниками, и никак не предполагал, что впереди меня ждет довольно близкое знакомство с ними и многолетнее сотрудничество."

Своим, вне сомнения, интересным и поучительным опытом работы в ПК ГПК мог бы поделиться и контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Он считает, что там был наиболее интересный этап его многообразной службы.

О работе рижского нахимовца, контр-адмирала Шаурова Александра Алексеевича в органах госприемки мы рассказали ранее.

Добавим, что отчим, скорее, точнее, второй отец контр-адмирала Лободенко Вилена Васильевича, Герой Советского Союза контр-адмирал Колышкин Иван Александрович с июня 1955 года и до выхода в отставку в марте 1959 года служил в Управлении Госприемки кораблей ВМФ, выпускал на просторы новые современные корабли.

Наконец, нельзя не упомянуть вице-адмирала Шлемова Анатолия Федоровича, выпускника Ленинградского НВМУ 1967 года. О нем и его отце мы рассказали в сообщении Памятные места нахимовцев. Памятник "Стерегущему". Окончание.



Пожалуй, здесь сказанное ранее стоит дополнить. Привести суждения начальника Главного управления кораблестроения ВМФ, затем начальника управления заказов и поставок кораблей, морского вооружения и военной техники Минобороны России, речь ведь в них о будущем флота российского.

Флот построим по деньгам, будем ближе к берегам. Анатолий Шлемов, контр-адмирал. Беседовал Василий Фатигаров, капитан 1 ранга. Красная звезда, 25.05.2005. (Прошло 4 года, можете сами судить, что сбылось, а что не сбылось.)

"Основная функция военного кораблестроения — способность исходя из военной доктрины государства, приоритетов и задач государственной политики в области обороноспособности и защиты национальных интересов обеспечить создание и поддержание в боевом составе с требуемой боевой эффективностью кораблей нужного количества, нужного качества и в нужное время...
Наш собеседник сегодня — контр-адмирал Анатолий Шлемов.
Контр-адмирал Шлемов Анатолий Федорович родился в 1949 году в Ленинграде. По окончании в 1972 году ВВМИУ имени Ф.Э. Дзержинского служил в системе военных представительств Минобороны, с 1987 года — в Главном управлении (управлении) кораблестроения ВМФ. С 1998 года — в должности его начальника. В марте этого года назначен врид начальника управления заказов и поставок кораблей, морского вооружения и военной техники Минобороны России.
В 1979 году окончил Военно-морскую академию, а в 1996 году — Академию народного хозяйства при Правительстве РФ.
— Анатолий Федорович, какая ситуация с военным кораблестроением складывается сегодня в России?
— Ситуация в нашей отрасли 1994-1999 годов меня, как офицера флота, совершенно не устраивала. Это был самый тяжелый период для военного кораблестроения, когда в год мы сдавали по одному надводному кораблю, одну АПЛ в пять лет. Например, в 1996 году — АПЛ «Томск», и только в 2001 году — АПЛ «Гепард». Для сравнения: в советское время в год сдавали до десяти лодок различных проектов, а всего кораблей и судов различных классов около сотни.
Сегодня я бы сказал, что динамика положительная. И готов это подтвердить фактами. В постройке в соответствии с гособоронзаказом у нас находится более 30 кораблей и судов разных классов.
Боевые — класса «корвет» проекта 20380 (головной «Стерегущий»). Это корабли ближней морской зоны. Корпуса водоизмещением около 2000 тонн строятся на Северной верфи в Санкт-Петербурге по проекту Центрального МКБ «Алмаз».
Впервые корабль задан, спроектирован и строится уже для российского флота. Ранее большинство кораблей — «Петр Великий», «Адмирал Чабаненко», «Самум», тральщик «Валентин Пикуль», подводная лодка «Гепард» — были спроектированы и начинали строиться во времена Советского Союза. Мы их просто достраивали, жестко концентрируя финансовые и организационные ресурсы. Считаю, что достраивали правильно, потому что эти корабли сегодня занимают особое место в боевом составе флота, составляют его ядро.
На корвет мы устанавливаем современные образцы вооружения и военной техники. Ликвидируем провал в классе многоцелевых кораблей ближайшей морской зоны на всех четырех флотах. Первые корветы укрепят собой ДКБФ, следующие — КТОФ, КСФ и КЧФ соответственно.
Продолжаем строительство корабля проекта 11540 «Ярослав Мудрый» на заводе «Янтарь» в Калининграде. Первый такой корабль — «Неустрашимый» — стал флагманом Балтийского флота, в строю с 1993 года. Строительство «Ярослава Мудрого» было тогда приостановлено, серии не получилось, но сейчас по решению главкома возобновлено, деньги на это найдены. Устанавливаем на него более современное, чем на головном корабле, вооружение. Планируем его сдачу к 2007 году.



Прошлый год характерен тем, что в северной столице была спущена на воду головная подводная лодка четвертого поколения проекта 677, которая носит имя «Санкт-Петербург». Она должна начать ходовые испытания и пройти их полный цикл в текущем году. На Адмиралтейских верфях планируем строительство серии таких подлодок. Они придут на смену находящимся в составе ВМФ лодкам проекта 877, которые хорошо себя зарекомендовали.
Одним словом, корабли сегодня строятся. Я рассказал только о заказах, находящихся непосредственно в постройке. Большое же количество кораблей находится на этапе проектирования.
Показательно посмотреть на прошлый год сквозь призму закладки новых кораблей. Мы начали строить на «Севмашпредприятии» второй корпус подводного ракетного стратегического крейсера проекта 955, который назвали «Александр Невский» (первый — «Юрий Долгорукий» — успешно строится), МРК «Астрахань». Впервые за последние 20 лет заложили на «Янтаре» десантный корабль проекта 11711, который назван «Иван Грен». На Северной верфи также впервые за 20 лет — корабль связи водоизмещением около 5.000 тонн. Кроме того, в Северодвинске строится в соответствии с госзаказом многоцелевая АПЛ нового поколения «Северодвинск» проекта 855, о чем «Красная звезда» уже писала. Там же практически завершил ремонт и модернизацию тяжелый ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Дмитрий Донской», на котором мы отрабатываем совершенно новый перспективный ракетный комплекс, определяющий облик морских стратегических ядерных сил в ХХI веке. (МРК - малый ракетный, МАК - малый артиллерийский корабль.)



МАК "Астрахань" пр. 21630 и РК "Ступинец" пр. 12411Т на параде по случаю Дня ВМФ в Астрахани, 29 июля 2007 года.

— Это действительность, а что в планах?
— Как отмечает главком ВМФ адмирал флота Владимир Куроедов, сегодня наиболее принципиальным является создание многоцелевого корабля дальней морской зоны класса «фрегат». Его проектирование завершается в Северном ПКБ (г. Санкт-Петербург). Во втором квартале этого года ВМФ утвердит его технический проект, и будет развернуто строительство головного корабля на том предприятии, которое выиграет соответствующий конкурс.
— Эти корабли первого ранга придут на смену 956-м эсминцам?
— Да, по водоизмещению (около 5 тысяч тонн) ранг-то скорей второй, а вот по значимости вполне могут в главном штабе присвоить и первый. Больших-то не предвидится. Эсминцы же 956-го проекта, о которых вы говорите, имеют все 8 тысяч тонн водоизмещения.
— А от большего водоизмещения, выходит, отказываемся?
— Не совсем так. Просто, на мой взгляд, главкомом была совершенно верно поставлена задача, в соответствии с которой строительство флота необходимо проводить по выделяемым средствам. Флот по сравнению с ВМФ СССР сократился в 4 раза, и нам надо немедля заниматься восполнением его боевого состава. Не прекращая строительство стратегических АПЛ, являющихся высшим приоритетом для флота, развиваем строительство кораблей, как я уже рассказал, ближней морской зоны и дальней морской зоны. Ну а дальше уже — океанской зоны.
Создавая корабли поэтапно, мы отрабатываем самые современные средства оружия и вооружения, которые будем распространять на корабли более старших по ранжиру проектов.
— А ракетные крейсера?
— Крейсера выпадают из программы, поскольку сегодня никто в мире не позволяет себе их строить. Оперативно-тактические расчеты и военно-экономические обоснования показывают, что, наверное, в условиях развития современного оружия крейсера и линкоры не имеют права на жизнь. Когда линкоры «резали» в 60-е годы при Хрущеве, — это было ошибкой, но сейчас, при развитии высокоточного оружия... Тактика планируется такая: авиагруппа действует на океанских просторах. А ее устойчивость наряду с подлодками обеспечивают эсминцы.
— Во время командировки на ЧФ слышал, что Россия планирует закупить у Украины недостроенный ракетный крейсер, аналогичный флагману ЧФ «Москва», достроить его под именем «Санкт-Петербург». Так ли это?
— Всего ракетных крейсеров проекта 1164 — четыре единицы. Из них три — в составе ВМФ России: «Варяг» (ТОФ), «Москва» (ЧФ) и «Маршал Устинов» (СФ). Это хорошие корабли, соответствовавшие своему времени. Но это корабли 80-х годов прошлого столетия. И по замыслу, и по постройке. В период развала СССР четвертый корпус — «Адмирал Лобов» — оказался на стапелях Николаевского завода и остался на Украине.
В 1992-1996 годах мы просили передать его нам для достройки. Украина отказывалась, потому что хотела сделать его флагманом для своих ВМС вместо пограничного сторожевика «Гетман Сагайдачный», спроектированного для охраны северных границ СССР и не успевшего перебраться на Север с Николаевского завода.
Сегодня крейсер пришлось бы «строить наоборот», то есть проводить глубокую ревизию. Он стареет в недостроенном состоянии, и вряд ли российский ВМФ будет сегодня брать такой корабль по критерию «боевой — экономической — технической» эффективности.
— Анатолий Федорович, а как обстоят дела с обеспечением боевыми единицами Каспийской флотилии, ведь геополитическая обстановка в регионе наверняка продиктует ее развитие?
— Безусловно. Была принята специальная программа по развитию Каспийской флотилии. Как пример: в 2003 году был получен флагманский ракетно-артиллерийский корабль «Татарстан» пр. 11661 водоизмещением 1.900 тонн. По боевой эффективности он не имеет себе равных в регионе. ВМС Ирана, Туркмении, Азербайджана и Казахстана в ближайшей перспективе, да и в отдаленной тоже, не будут иметь корабля такого класса. Мы смогли подогнать его под жестокие условия, которые ставит Каспийское море. Осадка «Татарстана» позволяет эксплуатировать его на всей акватории.
Кроме того, для Каспия на «Алмазе» (Санкт-Петербург) строим малые артиллерийские корабли проекта 21630. Один заложен в январе прошлого года и один (первый серийный) — 25 февраля этого. Головной в этом году уже выйдет на испытания.



СКР «Татарстан» пр.11661 в порту Махачкалы, 2002 г.

— А что в планах постройки из кораблей и судов меньшего водоизмещения?
— В 2005 году будут заложены, помимо кораблей большего водоизмещения, о которых мы говорили ранее, малый десантный корабль проекта 21820, десантный катер проекта 11770, спасательное судно. Актуальность спасательных судов для флота оставим без комментариев. Сегодняшние спасательные суда не имеют современного оборудования, устарели, и жизнь это, увы, доказала.
В марте планируем заложить корабль — погрузчик разрядных грузов — и новый рейдовый разъездной катер, второй его корпус. Первый участвовал в Морском салоне 2003 г. в Петербурге.
Строим четыре новых бортовых катера для крейсеров проекта 1164. Будет заложен малый гидрографический катер. Ведь Россия имеет 40.000 миль морской границы, и важность гидрографической службы трудно переоценить. А возраст ныне существующих гидрографических судов критичен.
— Годы спада в кораблестроении сказались серьезными проблемами в отрасли. Как сегодня в России чувствуют себя судостроительные предприятия, удалось ли «залечить раны» от потерянного Николаева с его тремя кораблестроительными заводами?
— Многие предприятия за эти годы ушли из кораблестроения, перепрофилировались и уже не способны по своему потенциалу строить современные корабли. Остались флагманы — «Северная верфь» (бывший Ждановский завод), Балтийский завод, «Адмиралтейские верфи» в Питере, в Калининграде — «Янтарь». Остался наш великий Северодвинский куст — «Севмашпредприятие», набирающее темп и успешно решающее задачи строительства и модернизации АПЛ. Ему поручен контракт на ремонт и переоборудование ТАКР «Адмирал Горшков» для ВМС Индии. За индийские деньги получаем наш опыт строительства авианесущих кораблей. Заводы, строящие авианесущие крейсера ранее, и их персонал, как вы отметили, остались в Николаеве.
На Дальнем Востоке жив завод в Комсомольске-на-Амуре, ориентированный на подводное кораблестроение; завод в Хабаровске сдал в 2003 году ракетный катер «Молния» проекта 12411 для ТОФа, сегодня строит малые корабли типа «Мурена». Завод «Звезда» ориентирован на ремонт АПЛ. Неплохо держится «Восточная верфь».
В сердце России хорошо себя чувствуют заводы в Зеленодольске, Рыбинске («Вымпел» и Рыбинский судостроительный), Нижнем Новгороде. Они загружены заказами, на них работают профессионально подготовленные люди. Рыбинский судостроительный завод, например, сделал водолазное спасательное судно для Северного флота, которое так понравилось управлению поисково-спасательной службы, что коллектив завода получил от них искреннюю благодарность.
— Выходит, средств на кораблестроение в России все-таки хватает?
— Увы, это далеко не так. Просто мы строим то, на что есть деньги, стараемся не допускать долгостроя, пополнять вымпельный состав флота. Потребных же средств на кораблестроение в настоящее время не выделяется. Мы очень надеемся, что новая государственная программа вооружения, работа над которой сейчас ведется в ВМФ и Минобороны, позволит увеличить количество средств, выделяемых на военное кораблестроение. Сегодня мы решаем задачу создания головных кораблей класса «корвет», «фрегат», а также ПЛ четвертого поколения — «Санкт-Петербург», «Юрий Долгорукий», «Северодвинск». На серийное строительство ВМФ должен выйти в следующем десятилетии. 2006-2008 годы — период завершения создания головных кораблей, далее строительство их серий и к концу программы — начало создания кораблей новых классов — эсминцев и авианосцев с ядерной энергетикой, подлодок новых проектов.
Все это обсуждалось на заседаниях Морской коллегии России, что придает программе военного кораблестроения государственное значение. Военный флот — это гособоронзаказ, и в отличие от гражданского судостроения, где правят бал в основном коммерческие интересы, призван служить интересам государственным."

И немного о том, что принято считать "личным".Лица русского флота: контр-адмирал Анатолий Шлемов - ПРАВДА.Ру. 10.09.2003.

"- Анатолий Федорович, раз уж завели разговор о книгах, что читаете в свободное время?
- Литературой интересуюсь всю жизнь. Мои дочери считают, что надо успевать читать то, что публикуют сегодня. Так я открыл для себя Улицкую, прочитал роман “Алхимик” Пауло Коэльо. Детективы не греют, но нравится, что пишет Андрей Константинов. Просматриваю “Известия”, “Аргументы и факты”, “Московский комсомолец”, журналы “Власть” и “Итоги”. Благодарен, что присылаете “Корабел”.
- Телевизор успеваете смотреть?
- Безусловно, это информационные программы. С удовольствием смотрю “Культуру”, особенно передачи, которые ведет Швыдкой. Жалею, что не посмотрел премьеру “Идиота” (по актерскому составу и режиссуре - это событие!). Стараюсь ходить в театр. Нравится, что делают Меньшиков, Захаров, театр Маяковского. Горжусь, что посетил концерт Пола Маккартни…...
- Вы это серьезно?!…
- А почему нет? Я воспитан на “Битлз”. Билет, конечно, стоил недешево, но семья сделала мне подарок. На концерте было много узнаваемых людей. Я встретил там даже руководителей оборонных предприятий. Приятно, что пришел президент. Вместе с Маккартни пела вся площадь. Было очень трогательно…. Но “Битлз” это еще не все. В июне я был почетным гостем на юбилейном, тридцатом Грушинском фестивале. Бросил все дела и на сутки съездил с женой и младшей дочкой в Самару. Грушинский фестиваль - великое действо. Более двухсот тысяч человек. Удалось пообщаться с известными бардами. Особенно запомнился концерт-ретроспектива 30-ти фестивалей, где вспомнили всех лауреатов, почтили память Валерия Грушина."

В заключение ссылка - Военная приемка в опасности. 06.03.2009.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю