Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Агронский М.Д.«И молодость, одетая в бушлаты, И юность перетянута ремнём…» Часть 3.

Агронский М.Д.«И молодость, одетая в бушлаты, И юность перетянута ремнём…» Часть 3.

Вёсла «на валёк».

"С приближением лета начинался самый ответственный этап учебного процесса. Я имею в виду экзамены, которые были в каждом, без исключения, классе, по результатам которых осуществлялся перевод на следующую ступень обучения. Таких экзаменов в старших классах было 10-11, что значительно больше, чем в нынешних школах. Экзамены выматывали и физически и духовно, и тем приятнее было предвкушение предстоящего отпуска. Не все, правда, получали право на так необходимый отпуск. Получившие на экзаменах «двойки» оставались в училище, и всё лето готовились к осенним переэкзаменовкам. Но отпуск ещё только маячил. Впереди был летний учебный лагерь или же в старших классах морской поход на парусной шхуне по Балтийскому морю."



Летний лагерь РНВМУ.



"Летний лагерь – это небольшой палаточный городок, стройные ряды больших армейских палаток которого раскинулись на песке среди невысокой балтийской сосны. В середине лагеря грибок дневального, где в непогоду можно спрятаться от дождя. Вдоль палаток – песчаные дорожки, окаймленные кирпичом. И кругом вода и песок, песок на зубах и в постелях, и чистейший, пропитанный хвоей, воздух. Лагерь располагался в юго-западной части большого и в прошлом пустынного острова Даугавгривас, в устье реки Даугава. Песчаный остров, вытянувшийся с юго-запада на северо-восток на 8 километров, с севера омывается водами Рижского залива, с востока примыкает к Даугаве, на юге отделяется от материка рекой-протокой Буллупе, а с запада – устьем реки Лиелупе, впадающей в залив. Остров кажется необитаемым. Кроме палаточного городка летний лагерь располагает открытым бассейном для плавания, шлюпочной базой и стрельбищем для выполнения простейших упражнений из стрелкового оружия. Между прочим, именно в этот период был принят на вооружение (1948 г.) ныне знаменитый автомат Калашникова, и мы его активно осваивали. Автомат считался секретным оружием с соответствующими мерами по хранению, как самого автомата, так и патронов к нему.
В лагере такой же жёсткий распорядок дня, как и в зимний период: подъём, физзарядка, завтрак, занятия, перерыв на обед и отдых и снова занятия. Приятной особенностью было то, что в погожие дни перед обедом было организованное купание, которое позволяло снять любую усталость. В выходные дни удавалось позагорать и поваляться на чистом песке прибрежного пляжа.
Большая часть учебного времени была посвящена морской практике. Шлюпку – шестёрку (шестивесельный ял) изучали досконально, до последней заклёпки. Первоначально, особенно в младших классах, до кровавых мозолей гребли наперекор ветру и волне, болели руки и ноги, ныло всё тело. Тренировки проводились вначале на реке в районе лагеря, затем зона плавания значительно расширялась. После отработки синхронной гребли перешли к освоению паруса, т.е. хождению под парусами. Надо отметить, что большинство офицеров-воспитателей и старшин были энтузиастами и мастерами шлюпочного дела, которому добросовестно обучали нахимовцев. Мы все научились лихо управляться с вёслами и рангоутом, ставить и убирать паруса, ходить галсами против ветра с рулём и без него, чётко выполняли повороты «оверштаг» и «фордевинд», требующие навыка и сноровки. По мере взросления последовательно переходили к выполнению более сложных судовых ролей – от рядового гребца до старшины шлюпки."



Шлюпочный причал в летнем лагере.

"Главным организатором и строгим контролёром морской практики был начальник училища – отличный моряк и мастер шлюпочного дела. В конце лагерного сбора ежегодно проводилось первенство училища – гонки на шлюпках под парусами. Шлюпками управляли нахимовцы 9 класса (воспитанники 10 класса готовились к госэкзаменам), экипаж состоял из младших воспитанников. Гонки проводились на реке Даугаве, которая значительно шире других рек района, и позволяла без помех показать своё мастерство. Маневрировали на виду у жителей города, которые наблюдали с центральной набережной, всегда заполненной гуляющими горожанами. В результате этого соревнования определялся чемпион училища, портрет которого красовался на доске почёта. Личность чемпиона вызывала уважение, а его фамилия оставалась в анналах истории училища. Уважением пользовались и другие чемпионы, например, по борьбе или гимнастике, отличники учёбы и медалисты. Но чемпион шлюпочных гонок был на особом счету. Без преувеличения могу сказать, что я, как и почти все одноклассники, шлюпку освоили в совершенстве, и на чемпионате училища в 1951 году занял одно из призовых мест, а чемпионат училища выиграл Лёва Голандт. К сожалению, в дальнейшей службе эти знания и навыки почти не пригодились. Век гребных и парусных судов на боевом флоте давно закончился, шлюпки, как и лошади, ушли в историю. К счастью, мы успели воспользоваться многовековым достижением человечества в создании и использовании паруса, проникнуться его красотой и совершенством и, самое важное, получить отменную физическую закалку."



"Кроме тренировок и гонок вблизи живописного летнего лагеря практиковались и дальние шлюпочные походы на вёслах и под парусом, возглавлявшиеся начальником училища капитаном 1 ранга К.А.Безпальчевым. На памяти один из таких походов в 1948 г. на вёслах вверх по реке Лиелупе, который продолжался двое суток, и не обошёлся без приключений. Конечной целью похода было участие самодеятельности нахимовцев в каком-то празднике в городе Елгава. Когда шлюпочная флотилия прибыла к месту назначения, оказалось, что построенная к празднику сценическая площадка сожжена, а в городе не утихали выстрелы. Наше выступление, разумеется, не состоялось, а праздник был сорван. Назад плыли по течению, что было значительно легче, чем выгребать против течения быстроходной реки. Ночевали в шлюпке, спали вповалку, и рёбра шпангоутов впивались в мягкие места нашего тела. Это был один из первых моих дальних морских походов, после завершения которого ещё несколько дней меня покачивало даже на берегу. Были и другие длительные походы, в том числе и с выходом в Рижский залив."



"Настоящим моряком нельзя стать не испытав себя в условиях настоящего штормового моря. По мере становления училища совершенствовалась и морская практика. Летом 1950 года был поднят флаг на настоящем паруснике. Это был сравнительно большой водоизмещением 626 тонн трёхмачтовый корабль с бермудским косым вооружением (общая площадь парусов свыше 700 кв.м.) финской постройки с неограниченным районом плавания. Для возможности плавания при отсутствии ветра на шхуне стоял дизель мощностью 225 л.с. На паруснике проходили морскую практику воспитанники старших классов, которые были расписаны на всех боевых постах. Совместно со штатной командой несли штурманскую и ходовую вахты, участвовали в авралах и управлении парусами. Особенно экзотической представлялась вахта впередсмотрящего, в обязанность которого входило дремать на сетке под бушпритом, глядя на белоснежный бурун и изумрудные брызги воды. Сетка из-за своего низкого расположения не была предназначена для несения такой вахты. На боевых парусниках прошлого были специальные смотровые площадки на верхней части фок-мачты. Немногочисленные современные парусники оснащены современной навигационной и радиотехнической аппаратурой и в наличии впередсмотрящего нет необходимости. Механизмов, облегчающих управление шхуной под парусами, на шхуне вполне достаточно, но без личного состава не обойтись. При любом маневре корабля с мостика раздавалась команда: «Свистать всех наверх…» (далее наименование маневра и длинные малопонятные для непосвященных команды по управлению парусами). Матросы и нахимовцы по команде с мостика выполняют сложные манипуляции на рангоуте, приводящие к изменению курса или скорости корабля. После выполнения маневра даётся отбой, и всем, кроме вахты, можно оставить боевой пост и спуститься вниз в кубрик для отдыха. Постоянно проводятся тренировки на боевых постах, не сразу даётся морская наука. Вспомнил казус, случившийся с известным писателем И.А.Гончаровым, отправившимся в длительное морское путешествие на военном фрегате «Паллада». В первый же день раздалась команда: «Свистать всех наверх!». Писателю показалось, что случилась какая-то беда. Он спросил пробегавшего мимо него мичмана: «Зачем это всех зовут наверх?». – «Свистят всех наверх, когда есть авральная работа» - второпях бросил мичман. Гончаров по трапу выбрался на палубу. Все суетились. «Что такое авральная работа?» - спросил писатель у другого офицера. – «Это когда свистят всех наверх» - поспешил ответить тот и куда-то исчез...



Учебная парусно-моторная шхуна «Лавена».

В тёплую летнюю погоду, когда на море штиль, шхуна ложилась в дрейф, спускались спасательные шлюпки, и давалась команда купаться. Представляете, купание в середине Балтийского моря, где глубина, скажем, 200 метров. Вода серо-зеленная от водорослей, не очень прозрачная, но чистая и прохладная. Желающие могли нырнуть с борта шхуны, который возвышался над поверхностью воды на 3-4 метра. Поднимались на борт после купания по штормтрапам, которые специально вываливались за борт для этой цели."



Купание с борта УПС "Нахимовец" ("Ловена"). В центре снимка: поднял голову из воды нахимовец 3-го выпуска Щукин Б.Б.

"Плавание по Балтике было рассчитано на пару недель с заходом по пути в крупные города. Так побывали в Таллинне и Ленинграде, где знакомились с акваторией порта и достопримечательностями города. Обычно плавание завершалось благополучно, но не всегда. При сходе на берег в Ленинграде не вернулся на судно один из лучших сверхсрочников, главный старшина М.Ф.Невзгляд. Позднее стало известно, что его тело нашли в пруду какого-то парка со следами насильственной смерти."



День ВМФ. УПС "Нахимовец" ("Лавена") в Ленинграде. 1951 г.

"С названием нашей шхуне не повезло: в течение трёх лет дважды менялось её имя – «Амбра», «Лавена» и, наконец, «Нахимовец». Причины такой трансформации мне не известны, мне нравилось название «Лавена», но, что означает это слово, узнать не удалось."

Примечания редакции.

1. Лагерь Рижского НВМУ имел два места расположения. Оба находились в устье Даугавы. Летом 1946 года после затянувшегося первого 1945/1946 учебного года нахимовцы в лагерь не выезжали. Летом в 1947 и 1948 году лагерь располагался на острове Мангали, а в последующие годы переместился на более удобное место, о котором пишет автор. Вся эта система большого количества островов так и называлась Даугавгривас.

2. Изображение учебной парусно-моторной шхуны «Лавена» принадлежит перу будущего контр-адмирала Шаурова А.А. На рисунке, однако, есть небольшие неточности, а именно ни грот-мачта, ни бизань-мачта не имели рей, да и парусным вооружением шхуны их наличие не предусматривалось.

3. «Лавена» (б. финская шхуна «Амбра») БФ Л. 13 об. Водоизм. 600 т. 11.1949 РНУ, 3 ранга, 4.11.1950 «Нахимовец» 10.1953 передана РВВМУ 25.4.1955 станция безобмоточного размагничивания «СБР-138» в Лен ВМБ 1957 в Свиноустье 504 ОДВС 1961 Усть-Двинск, 73 группа Вспомогательных судов, и обратно в Свиноустье

Лавена - Викизнание или Лавен-аа - река Ковенской губернии, правый приток реки Мусы, берет начало из болота Новоалександровского уезда, орошает уезды Новоалександровский, Поневежский и Вилькомирский. Течет сначала к З, потом к С, длина 130 вер., ширина от 7 (в верхней части) до 15-30 саж. (в нижней). Протекает по местности болотистой. Ниже мест. Корсакишек обрывистые берега состоят, как и дно, из известняков; местами - обнажения гипса. На Л. встречаются пороги и быстрины. Л. в окрестностях Поневежа так близко подходит к Невяже, что весенние разливы обеих рек сливаются между собой. Притоки ее: Вешинте, Истре, Сволька.

«За тех, кто в море».

"Уже упоминалось, что училище располагалось очень компактно (учебный и жилой корпус были рядом) в самом центре города, где собственно и прошла наша юность. Но было бы не справедливо не отметить и другую зону, которая располагалась за пределами огороженной территории. Это сам город, достаточно знакомый и неизвестный, с его многочисленными улицами, парками и площадями, магазинами и театрами, красивый древний город, к которому мы были не равнодушны."



Прохождение торжественным маршем.

"Ради справедливости надо также заметить, что и официальные власти, и большая часть населения города были не равнодушны к нахимовцам. Буквально через один - два года после основания училище уже крепко стояло на ногах и представляло собой образцовое по форме и содержанию учебное заведение. Помимо рационально организованного учебного процесса в училище работали десятки кружков художественной самодеятельности и спортивные секции, регулярно давал концерты образцовый духовой оркестр, которым, конечно, тесны были рамки, ограниченные училищным забором. Забор начинался от Пороховой башни вдоль улицы Смилшу, перегораживал улицу Торня (которая использовалась как внутренний двор и небольшой плац), отгораживал значительную часть бульвара Падомью, оставляя городу неширокий проезд с трамвайной линией, и вторично перегораживал улицу Торня с другого конца. Отгороженное пространство вдоль бульвара использовалось для организации спортивного городка и внутренней зоны отдыха. Здесь проводились утренняя физзарядка и спортивные игры, здесь же в случае крайней надобности можно было незамечено перелезть через забор и раствориться в большом городе. КПП и ворота располагались со стороны улицы Смилшу между Пороховой башней и спальным корпусом. Как и в любом военном училище пройти через КПП можно при наличии увольнительной записки (или жетона). Увольнение воспитанников младших классов вообще было ограниченным. Увольняли только тех, у кого родители или родственники жили в Риге. Ограничения, видимо, в то время были оправданны и диктовались напряженной обстановкой в республике. Насильственная коллективизация, в частности, вызывала протест местных землевладельцев-хуторян, в том числе и с оружием в руках. Был период (1947-1948 гг.), когда в городе было негласно введено военное положение и наши офицеры ходили по улицам с оружием. Нахимовцев отгораживал от внешнего мира упомянутый выше забор.
Отдушиной в жизни нашего мужского монастыря было участие в художественной самодеятельности. На ежегодных городских смотрах самодеятельные коллективы училища занимали призовые места.
Помню, что танцевальный коллектив нашей роты, в котором я был рядовым танцором, несколько раз выступал в заключительных сводных концертах, которые проходили на большой сцене театра оперы и балета."



В ритме танца.

"Значительно чаще концерты профессиональных актёров или своей самодеятельности проходили на сцене клуба училища. Здесь же, практически каждый выходной были танцы под духовой оркестр. И если мы стремились вырваться наружу, то юные школьницы старших классов стремились попасть в нашу крепость для участия в художественной самодеятельности или на вечера танцев.
Участие в художественной самодеятельности и спортивных секциях позволяло лишний раз официально выйти в город. Различные спортивные секции были, фактически, продолжением хорошо поставленных уроков физкультуры, которые вели квалифицированные преподаватели, в основном, мастера спорта. Они же были инициаторами и организаторами спортивных секций, некоторые из которых из-за ограниченности своей базы проходили вне территории училища – в спортзалах военного округа и спортивных школ. Работали секции гимнастики, акробатики, фехтования, борьбы, волейбола, баскетбола, бокса, стрельбы и другие. Регулярно проводились соревнования, как по отдельным видам спорта, так и на спартакиадах гарнизона, ВМУЗ и ВМФ. Среди воспитанников были, конечно, талантливые ребята, которые достигали сравнительно высоких результатов, и становились чемпионами училища, гарнизона и т.д."



Прыжок с 10-ти метровой вышки.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю