Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Пятый выпуск Рижского НВМУ 1953 года. Контр-адмирал, генерал-майор, их учителя, командиры и однокашники. Часть 4.

Пятый выпуск Рижского НВМУ 1953 года. Контр-адмирал, генерал-майор, их учителя, командиры и однокашники. Часть 4.

Ранее, в прошлом году были опубликованы "Нахимовские истории от Арнольда Думбре", а также его поэтические строки о питонской дружбе, о П.С.Нахимове. Сбылась мечта питона Верюжского Н.А., приводим запечатленное его памятью "прекрасное мгновение", спасибо безымянному фотографу и хранителям альбома Рижского НВМУ.

Горбунов Александр Васильевич.



Нахимовцы Адик Сафронов, Алеша Коржев и Саша Горбунов. Рига. 1948 год.

Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"Очень часто вспоминаю Сашу Горбунова, который был родом из провинциального городка Семёнова Горьковской (ныне Нижегородской) области. Мои отношения с Сашей не сразу складывались, но как-то постепенно, выяснив, что мы с ним почти что земляки - с берегов Волги, да и к флотской жизни имеем интерес: у него старший брат уже в те годы был курсантом Военно-Морского училища, можно сказать, мы подружились. Вот уж он-то был настоящий книгочей: его библиотечный формуляр был переполнен прочитанными за учебный год различными по содержанию названиями книг. После Нахимовского училища мы оба оказались в Севастополе, только он был распределён на минно-торпедный факультет, а я выбрал специальность штурмана."

Гребенников Эдуард Тихонович.

Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)


"Детская судьба Эдика Гребенникова, мне тогда казалась похожей и близкой моей. Он приехал из маленького провинциального городка то ли Орловской, то ли Липецкой области. Его семье, кажется, какой-то период во время войны даже пришлось прожить под оккупацией. Мама Эдика тоже была учительницей и также часто писала ему письма. Нас объединяло ещё и то, что мы оба к утреннему завтраку дополнительно получали по стакану молока, так же как и несколько других воспитанников, не достигших двенадцатилетнего возраста на день зачисления в училище. Обладая ровным спокойным характером, Эдик всегда оставался хорошим товарищем. Мне жаль, что я сейчас ничего не знаю о нём...
Поскольку разговор перешёл на женскую тему, то, как бы к слову скажу, что у меня не было постоянных встреч и дружеских отношений с девочками, хотя и были общие знакомые. Например, в период своих занятий на аккордеоне приходилось общаться с представительницами нашего танцевального кружка. Помню были сестрички Верховские. Одна из них, что постарше, была очень миленькая, весёлая, игривая всегда на виду и, видимо, тем самым обращала на себя внимание и имела большой успех у «питонов», в том числе из старших классов. Другая, хотя и помладше, и потише, но тоже хорошенькая не участвовала в танцевальной группе, зато часто сопровождала старшую сестру на занятия, обычно простаивая за кулисами сцены, в терпеливом ожидании завершения занятий. Нам с Витей Кулагиным вместе со своими аккордеонами тоже много времени приходилось проводить в закулисных рабочих помещениях, тренируясь и готовясь к своим выступлениям. Как-то само по себе, у меня с младшей Верховской и произошло закулисное знакомство. На ротных вечерах, играя «в почту», мы обменивались записочками смешного, детского и наивного содержания с намёками на то, что «Вы мне нравитесь», «Давайте дружить» или «Приглашаю на следующий танец». Сейчас я уже забыл её имя. Но тогда, разговорившись при личном знакомстве, меня несколько удивила и насторожила похожесть наших фамилий. Заинтересовавшись этим обстоятельством, уточнил и узнал с чьих-то слов, что это дочери контр-адмирала С.Б.Верховского, командовавшего в годы Великой Отечественной войны бригадой подводных лодок на Балтийском флоте, а ныне занимавшего какую-то высокую должность в Рижской военно-морской базе. Ну, подумал, если это так, то нечего мне, как в народе говорили, «со своим свиным рылом в калашный ряд лесть». Значит, никакой дружбы и взаимной симпатии не должно быть, только «Здрасте», низкий поклон и «До свиданье». Так прошло несколько лет, а в десятом классе вдруг случайно увидел у Эдика Гребенникова, своего друга-приятеля, фотокарточку младшей Верховской с дарственной надписью личного характера: «На добрую память...и т.д и т.п.». Спрашиваю Эдуарда, дескать, как это надо понимать. А он так спокойно отвечает, что дружба у нас установилась, а со старшей сестрой давно встречается Адик Сафронов. Тогда, стало быть, желаю вам обоим полного успеха! Не знаю, чем дело у них завершилось. Вскоре был выпуск, и мы все разъехались, кто куда."

Губарев Виктор Иванович.



Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"У нас в классе было два однофамильца: Витя и Володя Губаревы. Витя Губарев более живой, энергичный, заводила, организатор. Он был в нашем классе активным участником и вдохновителем танцевального кружка. Интерес к этому кружку подогревался ещё и тем, что в состав танцевального коллектива помимо «питонов» входили девочки из близ расположенных рижских школ. Наша танцевальная группа, просуществовавшая несколько лет, имела большой успех, обязательно выступая не только на ротных вечерах и училищных праздниках, но иногда приглашалась для демонстрации своего танцевального мастерства даже в школы."



Нахимовцы Сеня Строганов (слева) и Витя Губарев (справа). Рига. 1947 год.



Танцевальный коллектив нахимовцев 5-го выпуска (слева направо, сверху вниз): верхний ряд: Алексеев Олег Васильевич, Орлов Вячеслав Андреевич, Рапопорт Борис Ефимович, Цирульников Вадим Наумович. Нижний ряд: Игнатьев Юрий Николаевич, Китаев Эдуард Есселевич, Виттер Вадим Сергеевич, Губарев Виктор Иванович.

Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

Губарев Владимир.



"Володю Губарева в училище часто навещала его мама, молодая, красивая, общительная женщина, которая после поступления его в училище, как он рассказывал, переехала в Ригу на постоянное жительство."

Дубов Владимир Матвеевич.



Курсант Дубов В.М. Капитан 2-го ранга Дубов В.М. Доктор наук, профессор.

Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"После окончания РНВМУ вместе с Дворкиным, Кузовковым и другими нахимовцами (всего девять человек) направлен для продолжения учёбы ВВМУИО. Однако после расформирования Училища Оружия в Ленинграде был переведён в Севастополь в Черноморское Высшее Военно-морское училище имени П.С.Нахимова, где окончил последний курс обучения и получил первое офицерское звание."

Проблематика сложных систем : (концептуальные основы модельных представлений) / В.М. Дубов, Т.И. Капустянская, С.А. Попов , А.А. Шаров; Российская акад. наук, Ин-т проблем трансп. [и др.]. - Санкт-Петербург : Элмор,2006.



Встреча нахимовцев 1953 года выпуска: (Слева направо) Руслан Лавров, Николай Уразов, Владимир Дубов. Санкт-Петербург.

Думбре Арнольд Иванович.

Ранее, в прошлом году были опубликованы "Нахимовские истории от Арнольда Думбре", а также его поэтические строки о питонской дружбе, о П.С.Нахимове. Сбылась мечта питона Верюжского Н.А., приводим запечатленное его памятью "прекрасное мгновение", спасибо безымянному фотографу и хранителям альбома Рижского НВМУ.



Нахимовец 5-го выпуска Думбре А.Я. над планкой.

Ермоленко Жан Григорьевич.



Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"На должность старшины роты назначили бывшего саратовского «подгота» Жана Ермоленко, присвоив ему звание вице-главный старшина. Поначалу я думал, уж не могли найти своего достойного, что ли? Но, как показала практика, Жан Ермоленко не только умело командовал ротой на всех построениях и переходах, но и во взаимоотношениях с «питонами» не зарывался и не «терял своего лица». Выглядел он взрослее многих из наших переростков, был черняв, высок ростом. На училищных и ротных праздниках находился всегда в окружении лиц женского пола и немудрено, что при объявлении «белого танца» был просто нарасхват. Но в последние месяцы учёбы он всё чаще появлялся с одной и той же девушкой, очаровательной, стройной, высокой и голубоглазой блондинкой. Они были прекрасной парой. Незадолго до выпуска состоялась свадьба. Поскольку его избранница, красавица-латышка, являлась местной жительницей, то по окончании Нахимовского училища Жана Ермоленко по просьбе обеих сторон для прохождения дальнейшей учёбы и службы распределили в Рижское ВВМУПП. Редкое по справедливости решение...

Ермоленко Жан Григорьевич в период 1970-1971 гг. являлся командиром подводной лодки, входящей в состав бригады пл, которой командовал в тот период контр-адмирал А.А.Усов. Бригада базировалась в бухте Нагаева в Магадане."

Усов А.А. Записки рядового адмирала. М.: Орбита-М, 2005.

"Первые командиры подводных лодок, с которыми мне пришлось служить, имели большой опыт командования, сложившиеся собственные убеждения по различным служебным вопросам. Почти все уже имели воинское звание «капитан 2-го ранга». Как и водится в таких случаях, к моему появлению они отнеслись критически. Но все были замечательными офицерами и хорошими товарищами. Большинство из них мне очень нравилось своими обстоятельными суждениями и командирским поведением, мне нравилось выходить с ними в море в качестве руководителя каких-либо упражнений. В недавнем прошлом, командуя кораблем, я был недоволен малейшими попытками старших начальников вмешиваться в дела командира. Поэтому в каждом командире я видел себя и проявлял сдержанность, когда возникали какие-то ошибки в действиях, не приводившие в тот момент к неприятным ситуациям. Мне кажется, что они чувствовали мое к ним уважение, и между нами установились добрые отношения. Я назову их имена, не называя номера лодок, которыми они командовали.
Это: Василий Прокопьевич Клющкин; Владимир Павлович Колесников; Владимир Павлович Щербавских; Владимир Дмитриевич Захаровский; Жан Григорьевич Ермоленко (РНУ, 1953); Владимир Яковлевич Дробышев; Цатис (Цатис Рольф Анатольевич, выпускник Рижского Нахимовского училища 1949 года. - ред.), к сожалению, забыл его имя и отчество (именно ему удалось сохранить целой «С-275» во время цунами); Юрий Петрович Волков; Юрий Николаевич Шустиков; Козеев; Лев Светловский; Петр Ротко.
Жаль, что, как только офицер уезжал с радостью из Магадана, связь с ним, если и сохранялась, то совсем на короткое время. Как говорят, жизнь закрутила. У каждого свои заботы, своя судьба."

Третья звезда. Капитан 2 ранга Н.Радченко. - Морской сборник № 5, 1974 г.

"ПРОГНОЗ СИНОПТИКОВ оправдался — шторм разгулялся во всю силу и гидрологическая обстановка усложнилась до предела. Мичман Л.Кацай, старшина гидроакустиков подводной лодки, внимательно вслушивался в хаос звуков моря, стараясь обнаружить "противника" на предельной дальности, Экипажу предстояли торпедные стрельбы на первенство ВМФ по огневой и тактической подготовке. А время неумолимо, как поется в песне, спрессовывало мгновения а минуты, часы, и командир подводной лодки капитан 2 ранта Жан Григорьевич Ермоленко вес отчетливее понимал, что выполнять задачу придется в трудных условиях. Он хорошо знал командира отряда кораблей "противника". Это умелый противолодочник, с которым не раз приходилось встречаться на разборах учений. Да и погода сегодня была именно на его стороне.
"И все-таки, уважаемый соперник, — обратился Ермоленко мысленно к командиру отряда, — бить в литавры вам рановато".
И в таких условиях решить задачу можно, Порукой тому — выучка подчиненных, многочисленные дуэли с "противником". Ведь этой лодкой он командует почти два года и в мастерство экипажа вложил немало души, сил. Одних только тренировок в кабинете атак провел столько, что со счету можно сбиться. Но люди не жаловались из нагрузку и усталость. Они понимали: в состязаниях по огневой и тактической подготовке успеха иначе не достигнешь.
Если бы командира спросили, в ком он сейчас более всего уверен, то Жан Григорьевич назвал бы штурмаана подводной лодки нкапитан-лейтенанта. Ю. Бастрикова, главного боцмана мичмана Л. Гавриленко и старшину 1 статьи Ю. Пося, командира отделения штурманских электриков. А вообще-то в этой боевой части все — мастера своего дела, специалисты 1-го класса. Под стать им и моряки других подразделений. Взять, к примеру, минно-торпедную боевую часть, где командиром старший лейтенант В. Глущенко, секретарь партийной организации корабля. Здесь также всегда "все в пределах нормы", как любит выражаться он сам. Этот молодой офицер пользуется заслуженным авторитетом не только в экипаже лодки. Он один из лучших минеров соединения...
Очередную командирскую вахту у старшего помошника Ермоленко принял утром. Погода не улучшалась, но чтобы уточнить свор место по небесным светилам, необходимо было всплыть хотя бы на несколько минут.
Над морем серели густые сумерки. Бастриков быстро поймал в окуляр секстана заранее намеченные светила, взял их высоты, проворно нырнул в центральный, пост, определился. Где-то здесь должен быть "противник". Все с нетерпением стали ждать доклада мичмана Кацая, который нес вахту. И вскоре он услышал шум винтов. То была цель. Расчет главного командного пункта занял места по боевой тревоге, готовясь к торпедной атаке. Немного спустя Ермоленко определил, что корабли лодку пока не обнаружили, и, значит, выигрыш на первой этапе "боя" за подводниками. К сожалению, контакт с целью оказался непродолжительным, поэтому данных для выходя в атаку явно не хватало. «Придется всплывать под перископ, — подумал командир, — хотя такой маневр в свежую погоду рискован; волна может выбросить лодку на поверхность, тогда уж на внезапность не рассчитывай». И туг вновь показал свое искусство боцман Гавриленко, который уверенно держал лодку на заданной глубине, пока капитан 2 ранга осматривал горизонт.
— Молодец, боцман, все в порядке, погружайтесь!
Командир быстро обнаружил корабли "противника", определил место главной цели. Не выдала ли себя при этом лодка? Кажется, нет: активных действий надводные корабли не предпринимали. Значит, инициатива по-прежнему оставалась в руках подводников. И Ермоленко вышел в атаку,,.
А спустя несколько часов радисты приняли депешу от первого заместителя командующего флотом: «Благодарю за успешное выполнение задания".
Через некоторое время экипаж узнал также, что эта атака, как выражаются спортивные комментаторы, оказалась "золотой": подводники завоевали приз Главнокомандующего ВМФ.
Боцману пришлось вновь достать кисти и краску, чтобы на ограждении рубки вывести еще одну, третью звезду с литерой "Т" в сердцевине. Но делал он это с особым удовольствием."

Зуйков Борис Яковлевич.



После окончания Нахимовского училища обучался на артиллерийском факультете Черноморского Высшего Военно-Морского училища имени П.С.Нахимова в Севастополе.

Зайцев Алексей Максимович.



Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"Приблизительно в этот же период в кинотеатрах по всей стране с большим успехом проходила демонстрация фильма «Счастливого плавания!» о Нахимовском Военно-Морском училище, где в главной роли командира 5-ой роты Левашова удачно, на мой взгляд, сыграл Н.К.Черкасов (1903--1966). Хотя эта кинокартина произвела положительное впечатление на измученное войной гражданское население, но больше всего, пожалуй, действующие лица из кинофильма стали популярны не только среди мальчиков, как пример для подражания, но и среди девочек, как объекты повышенного интереса и внимания. Это я сужу по тому количеству писем, которые, можно сказать, хлынули огромным потоком, в том числе и в наше Рижское Нахимовское училище, хотя в фильме не указывается ни одно из них. Например, мой одноклассник Алёша Зайцев, принятый за реального однофамильца участника событий по фильму, в течение нескольких лет вплоть до десятого класса получал письма от девочек с предложением завести дружбу и установить постоянную переписку...
Вот Алёша Зайцев, хотя тоже завёл знакомства с матросами, но учебные занятия не пропускал. Мальчик он был сильный, на шлюпке чаще всего садился на место загребного. Став постарше, увлёкся греко-римской борьбой, получил второй или даже первый спортивный разряд по борьбе, выступая не только в училищных, но и городских соревнованиях, а также на спартакиадах нахимовских училищ. Любил что-то самостоятельно собирать и мастерить в технических кружках. Однажды откуда-то приволок и мне под большим секретом показал завёрнутый в промасленную тряпку настоящий пистолет. Показать-то показал, но даже подержать в руках не разрешил. Вот какой жмот! В каком тайнике он его хранил и куда потом подевал, не знаю?
Дело в том, что содержимое личных тумбочек с туалетными принадлежностями, чуть ли не ежедневно проверяли старшины, да и постели частенько переворачивали, где по их мнению кроме ночной рубашки ничего лишнего не должно быть. А вдруг обнаружатся под матрасом брюки на «торпедах» - быть десятибальному шторму! В баталерке, где на плечиках висела наша форма первого срока, ничего не спрячешь - всё было на виду. Учебные парты в классах имели настолько мало места, что выдаваемые учебники и тетради еле-еле туда помещались, но и они подвергались тщательной проверке. Помощники офицеров-воспитателей умудрялись даже из парт выбрасывать на пол всё, на их взгляд, лишнее, что не относилось к учебному процессу. Словом, ничего своего личного иметь было невозможно, а тем более настоящий боевой, пусть даже трофейный, пистолет. Был такой случай, когда у одного нахимовца в спальном помещении из тумбочки выбросили баночки с лекарственной мазью, которой он смазывал свои болячки: не положено - и всё тут. Правда, со временем разрешили хранить в аккуратном виде одну тетрадь для писем и альбом с фотографиями. В общем, загадочная история с пистолетом для меня осталась большой тайной.
Помнится, Лёша Зайцев учился нормально, во всяком случае не был отстающим. Однако нас всех удивило то, что он, по всей вероятности, единственный из нашего выпуска по неизвестной причине был распределён по окончании учёбы в Одесское Среднее (выделено мной специально, чтобы привлечь внимание - Н.В.) Военно-Морское училище, о существовании которого мы никогда не слышали и ничего не ведали. Это было какое-то странное распределение."

Каменев Гарий Георгиевич.



Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)



"Вспоминаю один удивительный, можно сказать, анекдотический случай, произошедший с этим спокойным, уравновешенным, сдержанным, без всякого зазнайства от всеобщей популярности на спортивном поприще юношей.
В качестве пояснения скажу, что в первом взводе ребята подобрались что надо: высокие, рослые, сильные, физически хорошо развитые. Немудрено, что офицер-воспитатель первого взвода энергичный и настырный капитан Круглов на своей шлюпке-шестёрке с экипажем из таких крепышей, как например, Толя Полковников, Гарик Каменев, Юра Ободков, Володя Лебедев, Арнольд Думбре, Юра Шаробурко, Лёва Окунь, чаше всего на всех гонках занимали первые или в крайнем случае призовые места, оставляя на вторых и последующих местах опытного и расчётливого командира роты капитан-лейтенанта Штепу, который свою команда формировал из «питонов» второго взвода, пусть не таких высоких, но не уступающих им в других компонентах.
Так вот, однажды ребята из первого взвода поспорили между собой: кто может съесть весь обед полностью за шесть человек, несмотря на то, что кормили нас в летний период ещё лучше, ещё вкуснее, ещё обильнее, чем зимой. Какой-то дурацкий, авантюрный, мальчишеский, не серьёзный спор, не правда ли? И всё-таки этот сногсшибательный спор состоялся..."

Каплин Игорь Семенович.

Отец. Каплин Семен И.


ВМИРЭ им. А.С. Попова - Факультет Боевых Информационных Управляющих Систем - Кафедра БИУС ПЛ.

"21 июня 1960 г. в ВВМУРЭ им. А. С. Попова приказом ГК ВМФ образуется кафедра «Электронно-вычислительных машин и индикаторных устройств». Кафедра образуется на базе существовавшей в ВВМИРТУ кафедры «Электронные цифровые машины и индикаторные устройства радиотехнических средств». Начальником кафедры назначается капитан 1 ранга Макагонов Н. П., который до этого возглавлял вышеуказанную кафедру в ВВМИРТУ. Преподавателями на кафедру были назначены: кандидат технических наук полковник Каплин С. И. (участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Отечественной войны и двумя орденами Красной Звезды), подполковник Самсоненко С. В., подполковник Морозович В. Н., капитан 2 ранга Синдаловский Я. Е., капитан 3 ранга Марьясин В. Г., старший лейтенант Зубов Г. Ф.; начальником лаборатории — капитан 3 ранга Живаев В. И., старшим инструктором — старшина Шакалов Б. И. Перед преподавательским составом кафедры была поставлена сложная задача - в течение года подготовить лекции и практический материал по курсам «Электронные цифровые вычислительные машины», «Боевое применение ЭВМ и основы программирования», «Телемеханика и вычислительная техника», «Аналоговые вычислительные машины, телеметрия и электропитание» с тем. чтобы с сентября 1961 г. приступить к обучению курсантов по специальности «Телемеханика и вычислительная техника». С этой задачей личный состав кафедры успешно справился."

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю