Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Вице-адмирал Жданов Леонид Иванович. Сослуживцы, однокашники, командиры, учителя. Часть 5.

Вице-адмирал Жданов Леонид Иванович. Сослуживцы, однокашники, командиры, учителя. Часть 5.

За каждой подводной лодкой за 35 лет существования дивизии стоят тысячи человеческих судеб, главная задача которых состояла в защите интересов Отечества в Мировом океане... Член ЦК КПСС СССР адмирал флота И.М. Капитанец, через члена Политбюро ЦК КПСС СССР Л. Зайкова, доставал дефицитные электронные компоненты, которые закупались через Внешторг.

Сослуживцы.

Атомная стратегия XXI. Ноябрь 2006. Главная тема "Атомный флот".

Освоение первых атомных подводных лодок не обошлось без неприятностей. В октябре 1960 года на АПЛ К-8 произошла первая авария ядерной энергетической установки, закончившаяся облучением части личного состава. Экипаж справился с аварией, лодка самостоятельно возвратилась в базу. В июле 1961 года при нахождении в Северной Атлантике на учениях «Полярный круг» на ракетоносце К-19 произошла тяжелая авария ядерной энергетической установки с облучением всего экипажа и последующей гибелью восьми человек. Первыми укротителями «разбушевавшегося» атома и его жертвами стали корабельные инженеры офицеры-подводники Ю.Повстьев и Б.Корчилов, ряд старшин и матросов экипажа. К-19 с выведенной из строя ядерной энергетической установкой возвратилась в базу под буксиром, получив название «Хиросима».
Несмотря на свою недостаточную безопасность, в основном, из-за не очень высокой надежности парогенераторов в составе паропроизводящей установки, атомные подводные лодки первого поколения выполнили сотни дальних походов и боевых служб, освоили трансарктические, экваториальные и трансокеанские маршруты в Мировом океане.
В июле 1961 года на базе подводных лодок (табл. 1) образована 1-я флотилия атомных подводных лодок Северного флота, которую возглавил известный подводник контр-адмирал А.И.Петелин, флагмехом флотилии был назначен капитан 1 ранга М.М.Будаев, впоследствии ставший вице-адмиралом, начальником 1 ЦНИИ МО.
Торпедные АПЛ проекта 627 с первенцем атомного подводного флота К-3 вошли в состав 3-й дивизии атомных подводных лодок – родоначальницы соединения такого типа с командиром капитаном 1 ранга В.П.Масловым. Дивизию ракетных подводных лодок возглавил капитан 1 ранга А.И.Сорокин.
Непродолжительная история 3-й дивизии атомных подводных лодок Северного флота длилась с 1961 по 1995 год. В ее анналах остались славные дела многочисленных морских походов, испытания техники и людей на надежность, мужество и отвагу. На АПЛ 3-дивизии четырнадцать подводников в мирное время удостоились высокого звания Героя Советского Союза. Ими стали: Л.Г.Осипенко, А.И.Петелин, Л.М.Жильцов, Р.А.Тимофеев, И.Р.Дубяга, Ю.А.Сысоев, В.А.Касатонов, Л.Н.Столяров, И.Ф.Морозов, Н.В.Усенко, Д.Н.Голубев, И.Д.Петров, В.Е.Соколов. Дивизией руководили: Герои Советского Союза адмиралы А.П.Михайловский и Н.К.Игнатов. Ряд подводников из 3-й дивизии удостоились этого высокого звания на других должностях: вице-адмиралы Е.Д.Чернов и Е.А.Томко, адмирал флота В.Н.Чернавин, Героем Социалистического Труда стал капитан 1 ранга В.В.Рыков. Командный состав 3-й дивизии представлен в табл. 3. (Жданов Л.И. - зам. командира дивизии)
Все командиры третьей дивизии стали адмиралами. Адмиральского звания достигли на других должностях Н.Ф.Рензаев, В.Н.Чернавин, Г.В.Егоров, В.Я.Барановский, М.Г.Проскунов, Г.К.Костев, А.М.Евдокименко, Л.И.Жданов, В.М.Монастыршин, В.А.Рудаков, В.Л.Зарембовский и др.
3-я дивизия атомных подводных лодок на первых порах являлась основной кузницей кадров подводников атомного флота. Из ее рядов выросли командующие флотами адмиралы В.Н.Чернавин (СФ), В.П.Маслов (ТОФ), А.П.Михайловский (СФ), В.П.Иванов (БФ), О.А.Ерофеев (СФ). История ее образования и существования в составе ВМФ – это история освоения атомных подводных лодок разных проектов и поколений. Основная тяжесть при освоении лодок возлагалась на экипажи, принимавшие корабли от промышленности, на их командиров и командиров БЧ-5. Состав 3-й дивизии на первом этапе представлен в табл. 4.
Освоение АПЛ первого поколения проходило и вторыми экипажами подводных лодок, командирами которых в разное время были М.М.Чубич, Ю.Н.Черненко, О.Б.Комаров, Ю.Н.Дружинин, Е.Ростовцев и многие другие.
За каждой подводной лодкой за 35 лет существования дивизии стоят тысячи человеческих судеб, главная задача которых состояла в защите интересов Отечества в Мировом океане.

Михайловский, Аркадий Петрович. Цена успеха: записки командующего флотом. - Санкт-Петербург: Наука, 2006.

На заключительном этапе учения «Фланг-83» силы обозначения действий сторон приступили к выполнению заранее спланированных контрольных и зачетных боевых упражнений. Подводные лодки из состава дивизий контр-адмирала Виктора Горева и Леонида Жданова выполнили друг по другу несколько атак и контратак с применением практических торпед. Противолодочные корабли из состава бригад Николая Трошнева и Вячеслава Бирюкова произвели глубинные бомбометания. Экипажи самолетов противолодочных авиационных полков Александра Матанцева и Ивана Зотова успешно осуществили высотное торпедометание. Дивизионы малых ракетных кораблей и ракетных катеров вновь назначенного комбрига Михаила Гречухина, как и Кильдинский береговой ракетный полк Бориса Ясныского, поразили своими противокорабельными крылатыми ракетами заданные мишени.

Гаврилов Валерий Владимирович.

Доблестная "К-52" атомная подводная лодка. Об авторах.



Гаврилов Валерий Владимирович, капитан 1 ранга в отставке. Закончил Высшее военно-морское училище подводного плавания в 1959 г. Проходил службу на дизель-электрических подводных лодках (1959-1964 гг.), на атомных подводных лодках (1964-1976 гг.). Командир подводной лодки К-52 (1973-1976 гг.), начальник штаба 17 дивизии АПЛ Северного флота (1976-1985 гг.), начальник отдела ПЛБ штаба Северного Флота (1985-1990 гг.).

КОМАНДИРЫ АТОМНОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ К-52.
Гаврилов Валерий Владимирович (октябрь 1973 г. – декабрь 1975 г.)

Мифы с приставкой РИЦА. Военный пенсионер В.Е.Курышев, Североморск, 2008 г.

"В годы холодной войны советские подводные лодки значительно уступали по дальности взаимного гидроакустического обнаружения американским. Это привело бы к гибели нашей лодки в подводной дуэльной ситуации, если бы началась война. Всё больше накапливается фактов, что такое положение было создано умышленно, чтобы сознательно ослабить советский подводный флот. Это делалось руками наших советских людей либо по их глупости, либо за деньги. Общий научно-технический уровень СССР позволял ещё в 70-80 г. преодолеть этот технологический разрыв. Общественность не знала об этом и видимо не знает и сейчас.
Доказательством тому являются независимые разработки советских специалистов, волей случая и по своему убеждению не подчинившиеся директивным указаниям партийных органов и принятой научно-технической доктрине развития гидроакустических средств обнаружения подводных лодок в СССР.
Даже в не оборудованных условиях советские офицеры-подводники сумели в те далёкие годы холодной войны самостоятельно разработать необходимую цифровую аппаратуру и внедрить её на подводные лодки для своей защиты и победы над американскими лодками в подводном бою.
Состояние военной гидроакустики для советских подводных лодок в то время надо называть своим именем – государственная измена. Нельзя поверить, что держава, имеющая ядерную бомбу, не справилась бы с какой-то гидроакустикой - маразм.
По имеем документам, в США гидроакустика была названа элементом стратегического ядерного сдерживания. Преимущество американских лодок по гидроакустическим средствам обнаружения над советскими лодками с баллистическими ракетами обернулось бы тем, что с началом военного противостояния все ракетные лодки СССР были бы одновременно уничтожены. И на это отводилось всего 4 минуты. Надо быть было слепым и глухим, чтобы противник, назвав гидроакустику у себя элементом ядерного сдерживания и элементом ядерного преимущества над советами, не предпринял бы усилий столкнуть советскую гидроакустику в тупиковое направление. Что и произошло. Занимались гидроакустикой, а надо было заниматься гидроакустическим обнаружением подводных лодок, т.е обработкой сигналов и гидроакустика, как раздел физики, тут была ни при чём. В этой проблеме нет явного криминала. Криминал сознательно размазан на множество незначительных событий в пространстве и во времени. А собранный, интегрально имеет разрушительные последствия для обороны страны. Преступника нет, а криминал по подрыву национальной безопасности есть. И видимо не только в гидроакустике. А везде в стратегически важных для безопасности страны направлениях науки и техники. Пора бы русскому народу научится противодействовать этому.
Всё, что здесь написано – не миф. Так было. Офицеры эскадры подводных лодок Северного флота в 1985 г. разработали цифровую приставку к гидроакустическому комплексу лодки, резко повышающей возможности наших лодок по обнаружению американских...
Я настаивал тогда перед капитаном I ранга В.В. Гавриловым о докладах о всех обнаружениях мобильной системой на КП учений, сразу с началом учений, чтобы приучить КП к данным по системе освещения обстановки. Однако запоздалый доклад В.В.Гаврилова на руководителя учений адмирала Г.А Бондаренко и начальника ПЛБ ВМФ контр-адмирала Н.Я. Ясакова впечатления не произвёл. Так как доклад об обнаружениях В.В. Гаврилов озвучил с задержкой всего 2 часа после кульминации учения, когда лодки «синих» и «красных» сошлись на дистанцию обнаружения и не смогли обнаружить друг друга. Как мне показалось, из-за этого опоздания, адмиралы, измученные сочинением «победной» реляции наверх об «успешных» учениях, по поводу доклада В.В.Гаврилова наперебой предлагали идти ему к такой-то матери, выражаясь при этом яростно, просто и односложно. После чего В.В. Гаврилов докладывать что-то по обнаружениям системы далее уже не решился...
Буквально за месяц до своей кончины Г.А.Бондаренко приезжал в г. Североморск и досконально изучил работу той мобильной системы, которую сразу не понял во время доклада В.В. Гаврилова. Нашёл меня и долго в кабинете Начальника БП СФ журил за то, что я не служу в 5 НИЦ. Долго сокрушался по поводу, что я не поставил его тогда в известность с моим неназначением в 5 НИЦ. Иначе бы 54 НИИ летел оттуда «…как сра…ый, и вообще Курышев этот отдел я создавал для тебя. Нам нужна была альтернатива. Мы в вас поверили. А ты надежд не оправдал». Однако начальник ПЛБ СФ В.В. Гаврилов попросил тогда Г.А. Бондаренко сделать при отделе ПЛБ СФ лабораторию освещения обстановки, во главе со мной. Тут же был приглашён на беседу начальник ОМУ СФ контр-адмирал В.Н. Кузнецов, который получил распоряжение готовить соответствующие документы. К 1991 г. штатное расписание лаборатории было утверждено. Но 1991 г. ознаменовался массовым сокращением офицерских должностей. И комфлот О.А. Ерофеев подал на сокращение ещё не состоявшуюся лабораторию. Уголовным делом и сокращением лаборатории подрубив все концы дальнейшей моей службы в рядах ВМФ. И дело «Рицы» на Северном флоте.
И, тем не менее, удалось сделать многое. Приставка «Рица» - это не формулка, это идеология и эпоха в жизни Северного флота. Это были годы холодной войны. Война могла начаться под водой в любую минуту. В начале 90-х наступил конец холодной войне - не нужны, стали приставки и те, кто их придумал. Командование флота было озабочено продажей флота, и ему стало не до гидроакустического обнаружения подводных лодок. Всему своё время...
Вся деятельность «Рицы» на Северном флоте носила инициативный, но организованный и директивный характер. Работы проводились под руководством командования СФ и непосредственно через отдел противолодочной борьбы штаба СФ в период 1982-1992 гг. под руководством В.В. Гаврилова, а после него, новым начальником ПЛБ СФ Б.Санниковым. Только флот объединил усилия управлений боевой подготовки, разведки, противолодочной борьбы, управление связи и деятельность оперативного управления в единый действующий комплекс под названием «Рица» и лодки с «Рицами» были боеготовы перетопить натовские лодки в зоне своей ответственности, перерасти холодная война в горячую. Математика обнаружения в «Рице» была лучше, чем в ГАК американских подводных лодок."

Неизвестная «АТРИНА». Магазнов Александр Михайлович. 25 мая 2007 года.

"... В июле 1985 года завершилась операция «АПОРТ». По словам капитана первого ранга В.В. Гаврилова начальника отдела ПЛБ СФ, идейными разработчиками этой операции были адмирал Е.И. Волобуев начальник управления ПЛБ ВМФ СССР и адмирал Г.А. Бондаренко первый Зам Главкома С.Г. Горшкова по боевой подготовке. Результаты этой операции их не удовлетворили, в это время, до них доходит информация о сентябрьских испытаниях приставки «БПФ-ДВК». В первых числах октября 1985 года они прилетают в город Полярный, к старшему лейтенанту В. Курышеву. Адмиралы были в длинных тёмных пальто, из-за соображения секретности. Первый вопрос, который был задан, на каком расстоянии приставка «слышит» подводные лодки. «Более ста километров» ответил В. Курышев, показывая протоколы испытания. Е.И. Волобуев накричал на него, «где ты был со своей приставкой полгода назад». Затем он поворачивается к Г.А. Бондаренко и говорит загадочную фразу «и мы их поставим на сто километров», через несколько лет станет понятно, что речь шла о предельном контролируемом расстоянии между АПЛ в будущей операции «АТРИНА». В разговоре В.Е. Курышев непроизвольно отметил, что испытания хотя и показали приличные результаты, но фактически они были сорваны из того, что не было второго компьютера «ДВК-2М». Адмиралы были явно в хорошем настроении. Попросили найти коньяку, а затем с песнями спустились в ожидавший их катер и убыли в город Североморск. Адмирал Г.А. Бондаренко, когда приехал обратно в Москву, рассказал своему другу СЕРЁЖЕ, о трудностях, которые испытывает группа старшего лейтенанта В.Е. Курышева. Главком ВМФ СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков, позвонил сначала командующему СФ адмиралу И.М. Капитанцу, а затем командующему 4-ой эскадрой контр-адмиралу В.П. Ларионову. Какую реакцию произвели эти звонки, вспоминает В.Е. Курышев. «4 октября 1985 года, меня вместе с Кудимовым срочно вызвали в кабинет к контр-адмиралу Ларионову. Он очень энергично «беседовал» с нами, и основная мысль его «беседы» сводилась к тому, почему Горшков узнал о наших трудностях раньше, чем он, при этом волосы на его голове совершенно неестественно подпрыгивали». В кратчайшие сроки «ДВК-2М» был получен из Зеленограда. В следующие разы Бондаренко приезжал уже с начальником ОМУ ВМФ СССР вице-адмиралом Матвеевым и как в первый раз они были в длинных тёмных пальто из-за соображений скрытности. Уже будучи, на пенсии вице-адмирал Е.И. Волобуев вспомнил о том, что он получил письмо из военного отдела ЦК КПСС, где ему предлагалось написать рапорт на имя М.С. Горбачёва в котором он должен был бы «попросить» отозвать наши АПЛ с боевого дежурства, которые проходили около берегов США. Это письмо пришло ему незадолго до поездки в Рейкьявик М.С. Горбачёва. Начальник управления ПЛБ ВМФ СССР вице-адмирал Е.И. Волобуев отказался это сделать. Вскоре была найдена, какая-то причина и его отправили в отставку. Но вернёмся к нашему повествованию...
В начале 1986 г. по инициативе начальника отдела противолодочной борьбы СФ В.В. Гаврилова было принято решение оснастить пять атомных подлодок «приставками» и начать их подготовку к операции в Центральной Атлантике. Весь 1986 год шла подготовка к операции, тренировались экипажи АПЛ, группа подводников 4 эскадры помогали им в этом, также делались комплекты приставок. Подготовку экипажей 33 дивизии АПЛ проводило её руководство: комдив капитан первого ранга А.И. Шевченко, «РИЦЕЙ» занимался заместитель комдива капитан второго ранга М.В. Моцак. Начпо дивизии капитан первого ранга Т.А. Буркулаков (Талант Амитжанович – погиб на АПЛ «Комсомолец» в 1989 г.) хранил дефицитные блоки приставок «РИЦЫ» прямо у себя под кроватью, в казарме штаба дивизии.
Член ЦК КПСС СССР адмирал флота И.М. Капитанец, через члена Политбюро ЦК КПСС СССР Л. Зайкова, доставал дефицитные электронные компоненты, которые закупались через Внешторг. Конечно, адмирал флота И.М. Капитанец хорошо знал то, что военный отдел ЦК КПСС, и несколько академиков работающих в области гидроакустики, были очень враждебно настроены по отношению к «БПФ-ДВК». И надо было всё очень хорошо взвесить, иметь большое гражданское мужество (он это подтвердил ещё раз в августе 1991 года) и на 100% быть уверенным в приставке, чтобы так поступать. Так как в этой ситуации вылететь из его больших погон было очень просто. Но основная тяжесть всё же легла на плечи группы, они делали приставки, тренировали экипажи АПЛ и конечно продолжали совершенствовать «БПФ-ДВК». Приставки изготавливались в лаборатории шумности 4 эскадры СФ возле Екатерининской бухты города Полярный. Так как всё делалось в условиях большой секретности, то все были уверенны, что эти приставки делает промышленность.



Клуб Адмиралов.

К лету 1986 года, по словам адмирала флота И.М. Капитанца «..операция «АТРИНА» была уже подготовлена, но из-за того, что два командира АПЛ, не имели опыта работы с приставкой, операцию перенесли на март 1987 года». Разработка операции «АТРИНА» проводилась капитаном первого ранга В.В. Гавриловым начальником отдела ПЛБ СФ с учётом тактико-технических характеристик «РИЦЫ»...
Интересно то, что в августе 1985 года, за месяц до начала испытаний «БПФ-ДВК», этот же контр-адмирал В.П. Сенин приказал забрать у группы Курышева очень важную, составную часть приставки, анализатор «ЧАРЫШ- 2М» и в этом случае испытания были бы сорваны, но этому воспрепятствовал, командующий 4-ой эскадрой контр-адмирал В.П. Ларионов. После испытаний, начальник РТУ СФ контр-адмирал В.П. Сенин стал сторонником «БПФ-ДВК». Также против того чтобы снять приставки выступали, Командующий СФ адмирал И.М. Капитанец, начальник штаба СФ вице-адмирал Ю. Патрушев и начальник отдела ПЛБ СФ капитан первого ранга Гаврилов В.В...
По утверждённому плану операции все наши АПЛ должны были идти друг за другом. Расстояние между ними было порядка ста километров. В определённый час они должны были повернуть в сторону берегов Америки, образовав гребёнку в Атлантике длиной в 500 километров, при этом, не теряя контакт между собой.
Перед началом операции, начальник разведки ВМФ СССР вице-адмирал И.К. Хурс высказал начальнику ПЛБ СФ капитану первого ранга В.В. Гаврилову (основному разработчику «АТРИНЫ»), свои опасения по поводу возможной утечки информации. Результатом этого разговора, стали некие меры по предотвращению и обнаружению утечки информации.
Но, судя по всему, утечка имела место, так как все пять АПЛ были обнаружены на рубеже Нордкап – Медвежий (первый рубеж противолодочной системы СОСУС), о чём вице-адмирал И.К. Хурс информировал В.В. Гаврилова телефонограммой.
Казалось бы, что операция «АТРИНА» была проиграна, не начавшись. Но после анализа ситуации командующим СФ адмиралом флота И.М. Капитанцем, начальником штаба СФ вице-адмиралом Ю. Патрушевым и начальником ПЛБ СФ капитаном первого ранга В.В. Гавриловым было найдено решение, которое позволило успешно провести эту операцию. Были внесены некоторые изменения в план операции. Одним из этих изменений было увеличение расстояния между лодками, чего американцы никак не ожидали, а их противолодочная система СОСУС к этому была не готова. «РИЦА» позволила это сделать, так как имела большой запас «прочности».
Конечно первые образцы «РИЦЫ» были не так совершенны но, по словам адмирала флота И.М. Капитанца «это первая отечественная аппаратура с цифровыми принципами обработки сигналов, а её тактико-технические характеристики «РИЦЫ» учитывались при разработке и замысле противолодочной операции «АТРИНА»».
11 апреля 1987 года произошёл триумф «РИЦЫ»..."

Машин Василий.

Глава VII. НА ВСЕХ ШИРОТАХ МИРОВОГО ОКЕАНА. Очерк истории Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища.



"Большую и интересную жизненную школу прошел выпускник училища Василий Машин. После того, как он, отлично закончив учебный отряд, прослужил на боевом корабле некоторое время, у него сформировалось твердое решение навсегда связать свою жизнь с морем, с суровой и прекрасной жизнью моряка. В 21 год старшина 2 статьи Василий Машин стал курсантом Севастопольского ВВМИУ.
Принципиальность, скромность, отзывчивость — вот те черты характера Василия, которые привлекали к нему товарищей. Уже на первом курсе он возглавил комсомольскую организацию подразделения, а затем ежегодно избирался членом комитета комсомола факультета.
После окончания в 1966 г. училища он пришел служить на корабль на должность командира группы БЧ-5. Но любознательному офицеру все чего-то недоставало: он частенько присаживался к штурману за прокладочный стол, основательно изучал оружие корабля и тактические приемы его использования. Передовой офицер, хорошо знающий свою специальность, вдумчивый воспитатель подчиненных твердо решил стать командиром корабля. Упорство, настойчивость, огромная трудоспособность, любовь к военно-морской службе позволили Василию Машину добиться осуществления своей мечты. После прохождения переподготовки инженер-механик стал командиром корабля.
Его экипаж уверенно сдает все учебно-боевые задачи, выполняет свои социалистические обязательства, добиваясь все больших успехов в повышении боеспособности и боеготовности корабля. И главная заслуга в этом энергичного влюбленного в свою профессию, море и флот командира капитана 2 ранга-инженера В. Машина."

Устьянцев Александр Михайлович.



Леонид Иванович Жданов. - "Записки по гидрографии" № 270. 2007.

"В последние пять лет службы Леониду Ивановичу было поручено руководство Каспийским высшим военно-морским училищем имени С.М.Кирова, где он имел возможность в непростых условиях готовить кадры для Военно-Морского Флота."

Наступил, пожалуй, самый сложный период службы адмирала Жданова. И дело вовсе не в так называемых "блатных", курсантах, детях высокопоставленных отцов, проблема, характерная практически для всех высших военно-морских училищ, хотя и в разной степени, больше, например, для ВВМУРЭ, меньше для КВВМКУ. Головная боль для начальников, болеющих не о карьере, а о флоте и Отчизне.
Как сказал Путин, у того нет сердца, кто не жалеет о распаде СССР. А каково было быть там и тогда, где и когда происходил этот трагический слом?

История штурманской службы Флота России: [История и развитие штурм. дела / Г.И. Безбородов, С.П. Алексеев, В.Н. Андреев и др.]; Гл. ред. Е.Г. Бабинов. - М.: Большая Рос. энцикл., 2003.

"С распадом СССР заканчивается история Каспийского ВВМКУ. С февраля 1988 г. в период погромов немусульманского населения в Сумгаите, Баку и других городах и селах Азербайджана, вплоть до ввода войск СССР на территорию республики в январе 1990 г., личный состав училища проявлял высокую гражданскую зрелость, благородство, выдержку и самообладание, встал на защиту правопорядка, жизни и достоинства людей. Будущие штурманы под руководством начальника училища вице-адмирала Л. И. Жданова принимали активное участие в поддержании правопорядка, охране государственных учреждений, на длительное время предоставили свои помещения для размещения и организации эвакуации беженцев, обеспечили охрану, оказывали им всевозможную помощь...
При распаде СССР Указом Президента Республики Азербайджан от 3 июля 1992 г. училище было переведено под юрисдикцию вновь образованного государства. Фактически училище было передано новым властям 18 июля 1992 г., после чего директивой ГШ ВМФ от 10 сентября 1992 г. Каспийское ВВМКУ имени С. М. Кирова было расформировано, а личный состав переведен в другие военно-морские училища России. При этом большинство офицеров и курсанты штурманского факультета продолжили службу и учебу в ВВМКУ имени М. В. Фрунзе. До самого убытия из Баку личный состав Каспийского ВВМКУ имени С. М. Кирова сохранял высокую организованность и дисциплину, поддерживал училище в образцовом состоянии. Большую роль сыграло в этот непростой период уверенное руководство училищем, которое осуществлял начальник училища вице-адмирал Л. И. Жданов и его заместители капитаны 1 ранга Г. Д. Шубович, А. П. Германович, В. П. Морозов, В. Н. Гришин, А. X. Цориев."

Российскому флоту XXI века нужны флотоводцы (беседа с вице-адмиралом Ждановым // Морская газета. Молодежный выпуск «Гардемарин». 19 мая 1994 г. Беседу вел лейтенант Сергей ВОЕЙКОВ.

"... Форму мы всегда носили с гордостью и ни в коем случае никогда ее не стыдились. Кстати, постоянно, насколько было возможно, я носил ее сам и требовал этого от подчиненных. Даже в условиях Баку. Никто никогда не бывал бит, если находился в городе в форме. А только переодевались в «гражданку» — приходили с разбитыми физиономиями..."



Один из эпизодов долгого противостояния, борьбы за личное достоинство, достоинство подчиненных и Державы.

Адмирал ФСБ. Документальный роман. РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ - Православное воинство - Дух воинский.

"Капитан 1-го ранга Я. Я.: Неподалеку от военно-морского училища находился арсенал. Перед вводом войск, в январе 1990 года, боевики попытались арсенал захватить. Одним из элементов нашей работы было разложение боевиков, чтобы они отказались от своих замыслов. Его мы постоянно использовали. Из числа местного населения мы знали немало трезво мыслящих людей, которые понимали, куда боевики ведут народ и чем все это может кончиться.
Мы успели получить от них упреждающую информацию, что к нам из центра города движутся четыре КамАЗа, набитые вооруженными людьми. По боевой тревоге подняли училище, всех вооружили, расставили по местам. Связались с командованием Каспийской флотилии (на проводе был вице-адмирал Жданов) и в считанные минуты обговорили тактику действий. Уже на подступах к училищу послали вперёд помощников из местного населения, чтобы те предупредили боевиков: никто вас здесь хлебом-солью встречать не собирается, так что лучше не соваться, иначе могут быть большие жертвы. Это отрезвляющий фактор.
КамАЗы остановились на подъезде к арсеналу, от них подошла делегация для переговоров. Бородачам с автоматами показали вооруженных людей, которые имели свои сектора ведения огня, постращали. Почувствовали, что у них был расчёт на то, что мы будем лишь защищаться словесно, что ли, а стрелять не будем. Поспешили их разочаровать, что нами получен приказ: в случае, если они сунутся к арсеналу, стрелять на поражение.
— Да ты што, командир! Нас тут полторы тысячи, и все с оружием!
— А ништо, “командир”. Вот и ладно, коль так, как ты сказал. Пятьсот мы уложим сразу, а остальные пусть подумают. Приказ получен, патронов хватит, а приказы мы выполнять умеем. Или есть на этот счёт какие-то сомнения?.. Если нету – тогда, надеюсь, задача понятна?!
Уехали. Таких попыток было несколько."

Честь и достоинство, не декларативные, подтвержденные всей жизнью, порой требуют защиты от "горлопанов" и "перевертышей". Посему не можем не привести следующую статью 1994 года.

Дороги, которые мы выбираем. Капитан 1 ранга Е.Водопьянов. - Морской сборник № 5, 1994 г.



"Этот заголовок известной новеллы О Генри вспомнился, когда в почте редакции встретилось открытое письмо Офицерского собрания Бакинского высшего военно-морского училища (бывшего Каспийского ВВМКУ имени С.М.Кирова). Речь в нем шла о материале «Репатрианты», помещенном в N 10 нашего журнала за прошлый год. Напомню, что автор публикации лейтенант С.Воейков обратился к ряду курсантов этого училища с просьбой рассказать, как проходила его передача под юрисдикцию Азербайджана. В публикации были приведены и оценки этого процесса, высказанные последним начальником КВВМКУ вице-адмиралом Л.Ждановым.
Как следовало из полученного редакцией письма, подписанного капитаном 1 ранга Г.Шубовичем, офицеры БВВМУ «глубоко возмущены выходом в свет статьи лейтенанта С.Воейкова». В их обращении в журнал в частности говорилось: «Содержание этого, с позволения сказать, «творения» вызвало у нас горечь и недоумение, особенно рассуждения бывшего начальника КВВМКУ имени С.М.Кирова вице-адмирала Жданова Л. И. и некоторые комментарии автора. Ими нарисована жуткая картина посулов, угроз и принуждения к службе в Вооруженных Силах Азербайджанской Республики...
Так вот, господа, ничего этого не было, да и быть не могло... Никого посулами или уговорами, тем более силой, во вновь организованном Бакинском училище никто не удерживал. Остались же офицеры и мичманы служить осознанно, по собственному желанию - желанию сохранить одно из наиболее благоустроенных и технически оснащенных в стране учебных заведений, или были поставлены командованием ВМФ в такие условия, что выбора не оставалось: в Каспийское училище они были назначены приказом ГК ВМФ, но Главком не предложил им ни места службы в России, ни должности, т.е. все было сделано по принципу «спасение утопающих - дело рук самих утопающих», и обвинять этих людей в чем бы то ни было, по меньшей мере непорядочно...
Статья начинается словами «Они уходили, бросая все...». Да, с этим трудно не согласиться, только следовало бы вместо многоточия вспомнить, что не только бросая, но и ломая, похищая, уничтожая то, что ими не создавалось..."

Продолжение следует.

Список сослуживцев.

Сознавая неполноту, надеясь на дополнения, предварим список сослуживцев одним из хранимых в личном архиве адмирала Жданова приказом флотоводца Нахимова.

РАПОРТ П.С. НАХИМОВА А.С. МЕНШИКОВУ С ХОДАТАЙСТВОМ О НАГРАЖДЕНИИ ОФИЦЕРОВ И МАТРОСОВ, ОТЛИЧИВШИХСЯ В СИНОПСКОМ СРАЖЕНИИ 29 ноября 1853 г.

"Поставляя непременным долгом своим свидетельствовать... об отлично-усердной службе вообще гг. офицеров и команд на судах, состоявших в нынешнем лете под моим начальством, и о
примерном мужестве, храбрости и искусстве, оказанных ими во время истребления отряда турецких судов и батарей в Синопе, имею честь покорнейше просить ходатайства... о награде отличившихся гг. флагманов, командиров судов и офицеров, как в прилагаемом у сего списке значится. Нижним же чинам вообще за истинно русскую храбрость и присутствие духа во время боя, за неутомимую их деятельность во время продолжительного крейсерства до сражения и при исправлении повреждений судов после оного почтительнейше прошу исходатайствовать денежное награждение для всех и знаки Георгия Победоносца, числом по положению статута сего ордена, соразмерно составу команд судов, — для особенно отличившихся.
Осмеливаюсь присовокупить, что таковое ходатайство... поставляю выше всякой личной мне награды."

Белоусов Александр, Борисенко Виталий Дмитриевич, Борисов Владимир Степанович, Владимирский Лев Анатольевич, Гаврилов Валерий Владимирович, Зарембовский Вячеслав Леонидович, Карачев Иван Иванович, Каспер-Юст Дмитрий Сергеевич, Квятковский Юрий Петрович, Лебедько Владимир Георгиевич, Лобов Семён Михайлович, Машин Василий, Михайловский Аркадий Петрович, Можайский Александр Михайлович, Онопко Генрих Петрович, Печенкин Юрий Алексеевич, Полюхович Геннадий Иванович, Соколов Николай Васильевич, Стрюков Игорь Михайлович, Судаков Л.Н., Устьянцев Александр Михайлович, Храмцов Виктор Михайлович, Шапошников Валерий, Шаров Петр Федорович, Юферов Г.И.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю