Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

"Выбор". Н.Загускин, Н.Лапцевич (О книге контр-адмирала в отставке В.Г. Лебедько "Верность долгу"). - Морской журнал № 2. 2007.

"Выбор". Н.Загускин, Н.Лапцевич (О книге контр-адмирала в отставке В.Г. Лебедько "Верность долгу"). - Морской журнал № 2. 2007.

... офицеры, вдоволь хлебнувшие «флотской романтики мирного времени», знают, каким испытаниям подвергаются совесть, порядочность и чувство собственного достоинства. И чем выше должность, тем чаще и жёстче испытания.



О книге контр-адмирала в отставке В.Г. Лебедько «Верность долгу», вышедшей в свет два года назад, до сих пор много говорят на встречах отставных и кадровых офицеров ВМФ, в кулуарах официальных мероприятий, посвящённых флотским праздникам и юбилеям. Но, подчеркнем это особо, в кулуарах. Официально эту книгу стараются замолчать. Почему?
На наш взгляд, только по причине исключительной правдивости автора, описывающего флотскую жизнь в недавнем прошлом нашей Родины и дающего порой нелицеприятные характеристики действующим лицам, в том числе имеющим адмиральские звезды на погонах и ныне здравствующим...
Правда не всегда и не всем нравится. Но по-другому автор писать не может. «ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ» - это фамильный девиз морского офицера Лебедько.
Он служил с полной отдачей и считал, что все должны служить так. Но, к сожалению, так служили не все. Из-за этого у него часто возникали конфликты и с подчинёнными, и с начальниками. Один пример. Лебедько, вспоминая свои первые шаги (в 1957 году во Владивостоке) в должности старпома командира подводной лодки, которую готовили на продажу Индонезии, так отзывается об одном из своих товарищей: «...На лодку пришел помощником командира мой однокашник старший лейтенант Козлов Борис Игоревич. Я не знаю, кто его назначил на командирскую должность... Был он какой-то несобранный, вечно везде и всегда опаздывающий. На отданные ему приказания реагировал медленно, организаторскими способностями не обладал. В то же время Боря был добрым, мягким, отзывчивым и честным офицером. Но самое интересное: свою службу на флоте он считал личным ответом на «происки американского империализма». Такое неординарное качество вызывало к нему уважение. Через пятьдесят лет, прочитав о себе в книге Лебедько, доктор философских наук, профессор Борис Козлов так размышляет о тех непростых годах совместной службы: «...По прибытии во Владивосток лично я представлял собой вполне ощутимую угрозу боеспособности любого корабля, поскольку в Экспедиции особого назначения (организация, которая перегоняла боевые корабли из Европейской части Союза по Северному морскому пути на Дальний Восток. - Авторы) болтался два года, и, конечно, забыл сдачи всех боевых задач. И вот такого меня назначили помощником командира-начальником РТС на 613-й проект, который готовили для перегона в Индонезию. Лебедько, пришедший на корабль старпомом, наблюдал меня с плохо скрытым и вполне оправданным отвращением. Ему нужна была служба, а я, разбаловавшись в ЭОН, служить «по-лебедькиному» (то есть, правильно) не умел. Наверняка, он прав, вспоминая о том, что я был каким-то неорганизованным. Не люблю стиля «чтобы через пять минут собака была за бортом», но флот без таких службистов, наверное, пропадёт. Не держу я на него зла. Флот должен стоять на таких требовательных офицерах».
Людей, с пониманием воспринимавших требовательность офицеров, подобных Лебедько, даже в те времена было немного.
Автор называет свою книгу «историко-хроникальным повествованием». Такое жанровое определение применимо, например, к летописи, где автор, находясь в позиции наблюдателя, отстранённо и бесстрастно свидетельствует о происходивших или происходящих на его глазах событиях. На наш взгляд, и содержание книги «Верность долгу», и позиция автора совсем другие. Его оценки происходящего и окружающих лиц предельно откровенны, порой жестки, но читатель видит, что и к себе автор не менее строг - не приукрашивает эпизоды, где был «на грани фола», не обходит молчанием ситуации, в которых он со своей требовательностью мог показаться смешным, неуместным. Книга и документальна, и в то же время публицистична. Владимир Лебедько - главное действующее лицо, он активно и эмоционально присутствует в самом центре правдиво и ярко описываемых событий. Присущие ему честность, добросовестность в порученном деле, боль за Флот и Отечество влекут авторское перо все глубже, к предельной искренности. Несомненное литературное дарование позволяет Лебедько выражать свои мысли точными словами, подкрепляя их впечатляющими деталями. В итоге многие страницы и эпизоды «повествования» приобретают волнующий колорит исповеди.
Закрыв последнюю страницу, ясно осознаёшь, что книга дала возможность соприкоснуться с судьбой многогранной и одновременно чрезвычайно цельной личности. Личности, наделенной недюжинным умом, рано осознавшей своё призвание и непреклонно следовавшей ему.
На жизненном пути В.Г. Лебедько ждала далеко не простая, трудная, но по-настоящему мужская, и в этом смысле завидная, судьба. Однако применительно к нему нельзя сказать расхожее: «Судьба играет человеком». Он сам, сознательно и неуклонно, строил ее так, как велели ему совесть и понимание им долга, пользы выполняемому делу и, шире, пользы для Флота и Отечества.
С августа 1953 года, когда зелёным лейтенантом он вступил на борт ПЛ «С-68», и до января 1991 года, когда контр-адмирал Лебедько сдал обязанности командира Учебного центра подготовки экипажей атомных подводных лодок, Владимир Георгиевич всегда находился в боевом ядре военно-морского флота СССР. И хотя он скромно итожит эти годы: «Ничего особенного я за свою службу не совершил, служил не за страх, а за совесть, добросовестно и чуть выше», но офицеры, вдоволь хлебнувшие «флотской романтики мирного времени», знают, каким испытаниям подвергаются совесть, порядочность и чувство собственного достоинства. И чем выше должность, тем чаще и жёстче испытания. Лебедько прошел их с честью, не поступился жизненными принципами и убеждениями.
Из-за своей жесткости и требовательности он нажил немало недругов. Его не очень любили подчинённые, но лодки, которыми он командовал, всегда выходили в число лучших на флоте по боеготовности и техническому состоянию.
И вот ведь как бывает - матросы, старшины и офицеры, служившие под его командованием, до сих пор пишут ему письма, делятся своими радостями, просят совета.
Владимир Лебедько - увлечённый и творческий человек. На высоких штабных должностях он делал всё, что мог для укрепления и развития ВМФ, для совершенствования оперативного искусства. Он постоянно размышляет о том, как надо воевать в морях и океанах, чтобы побеждать. Главнокомандующий ВМФ С.Г. Горшков, весьма взыскательный и сведущий в этих вопросах, высоко ценил редкий оперативный талант В.Г. Лебедько и неоднократно поручал ему разработку крупнейших океанских операций. Несмотря на некоторые разногласия, Главком уважал Владимира Георгиевича как офицера оперативного управления. Но за непримиримость ко всему, что «делалось не так, как надо», и Главком, и непосредственные начальники его недолюбливали, и эта нелюбовь оставалась неизменной, каких бы успехов он ни добивался.
Читатель найдёт в книге Лебедько немало эпизодов, в которых перед автором возникала альтернатива: следовать в интересах дела своим служебным и моральным принципам или, за счёт небольшого поначалу смещения понятий о том, «что праведно и что дурно», обрести благорасположение вышестоящих и, соответственно, достичь быстрых карьерных успехов. Книга убеждает, что второй, соглашательский вариант всегда был неприемлем, органически чужд для Владимира Лебедько. Далеко не каждому он по плечу. Такой путь, такой выбор, особенно на фоне описываемой автором весьма непростой и всё более ухудшавшейся моральной атмосферы на флоте, был (да и сейчас остаётся) весьма редким, можно сказать, особенным. Лебедько никогда не прогибался перед начальством, упорно не желал в угоду ему кривить душой и закрывать глаза на недостатки. Вряд ли такой офицер и, тем более, адмирал мог устраивать вышестоящих начальников, в том числе и Главкома.
Для офицеров, служивших на Флоте во второй половине XX века, не секрет, что в последние десятилетия нравственные устои флотской службы были заметно подорваны. После смерти Адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова, в руководстве ВМФ, и до этого сильно поражённом протекционизмом и карьеризмом, начали быстро нарастать коррупционные процессы, основанные на круговой поруке и двойной морали. Как следствие, в практику флотского руководства всё более проникали некомпетентность и карьеризм, очковтирательство и фальсификации при оценке состояния дел на флотах; волюнтаризм в принятии решений; безответственность высшего руководства при чрезвычайных происшествиях; покровительство нужным, лично преданным лицам. Развитию негативных процессов способствовала глубоко въевшаяся в жизнь флота неоправданно жёсткая служебная и социальная зависимость плавсостава от вышестоящего флотского начальства. «Рыцари океана» зачастую оказывались заложниками карьерных амбиций своих начальников.



В.Лебедько с главкомом ВМФ СССР С.Горшковым

Естественно, что фактическая боевая готовность военно-морских сил быстро снижалась. Неизбежным и трагичным следствием этого стала, после тринадцати лет безаварийной интенсивной эксплуатации более 130 боеготовых АПЛ, полоса тяжёлых аварий и катастроф, получивших по своим масштабам и по беспомощности при их ликвидации мировую известность. (1983 г.- «К-429» на ТОФе, 1986 г. - «К-219» на СФ, 1989 г. - «К-278» «Комсомолец» на СФ... Трагическая цепочка продолжилась и далее.).
Проводимое после этих ЧП следствие каждый раз изобиловало подтасовками и фальсификацией, направленными на увод от ответственности руководящих лиц флота, и фактически не устанавливало ни истинных причин, ни действительных виновников происшедшего.
В такой атмосфере адмиралы склада В.Г. Лебедько оказывались не ко двору. И начальника Оперативного управления самого мощного флота СССР, Северного, в 1984 году назначают заместителем начальника штаба войск Юго-Западного направления по морским делам и отправляют в Кишинёв - подальше от флота и от ГШ ВМФ, И хотя эта должность была вице-адмиральской, всем было понятно, что для Лебедько это - «почётная ссылка», а для флота - вполне реальная потеря.
Кстати, очередного звания В.Г. Лебедько за четыре года так и «не успели» присвоить.



В.Лебедько (третий справа) с группой адмиралов в Стамбуле

В 1988 году, в связи с сокращением должности В.Г. Лебедько, Главнокомандующий Юго-Западным направлением генерал армии И.А. Герасимов предлагает ему занять пост начальника Организационно-мобилизационного управления в его штабе («Твои моряки не присвоили тебе звания вице-адмирал, а я гарантирую: через год будешь генерал-лейтенантом»). В.Г. Лебедько отказывается. И, после недвусмысленно красноречивой многомесячной «выдержки» за штатом, Управление кадров флота назначает его на «самую низкую адмиральскую должность во всём ВМФ» - командиром 270 Учебного центра ВМФ в Сосновом Бору Ленинградской области. «Но я решил: начал службу подводником и подводником закончу. И потому дал согласие» (стр. 412).
Вскоре после этого назначения на одном из совещаний, которые вслед за Горбачевым полюбили проводить и другие высшие руководители и начальники страны, произошла характерная встреча Лебедько с главкомом. Вот как описывает её Владимир Георгиевич в своей книге:
«Сойдя с трибуны, Главком пошел на выход и тут увидел меня.
— Вы как здесь оказались?
— По вашему ходатайству и по приказу Министра вчера я принял в командование 270 Учебный центр.
— Ну, и как вы теперь думаете служить?
— А что, ко мне есть претензии? Буду служить так, как вы здесь говорили в своем докладе.
— Ну, хорошо, я с вами ещё побеседую.
Беседовать нам было просто не о чем, и потому разговора между нами до конца моей службы не состоялось» (стр.416).
Подтекст вопроса, заданного Главкомом, легко понять тем, кто служил в последние советские годы: так обращались политработники и некоторые командиры к своим разгильдяям-подчиненным после сурового разноса или возвращения их с гауптвахты.
Но это не могло изменить ни характер автора, ни его отношение к делу. И на этой должности В.Г. Лебедько служит с полной отдачей. Вот что он пишет в своей обычной сдержанной манере: «Не скажу, чтобы я делал какие-то большие дела, но они будоражили маленький городок...». Отметим, в числе «не слишком больших дел» была жёсткая реализация его приказания выселить из общежития всех, не имеющих отношения к Учебному центру. А ведь это были в основном так называемые «нужные люди» - работники городской торговли, медики и т. п., которым кем-то когда-то была пожалована жилплощадь за счёт офицерского состава, вынужденного ютиться где попало. Несмотря на давление со стороны городских властей, Лебедько разрешил оставить в общежитии только семьи офицеров-пограничников и офицеров милиции. К этому добавилось упорядочение рабочего дня, ужесточение пропускного режима, повышение требований, нацеленных на обеспечение порядка и дисциплины. «...Не всем обывателям, огородникам-подводникам нравились мои нововведения. Мне часто звонили по ночам, оскорбляли, угрожали. Я не считал, что заслуживаю такого отношения за свою добросовестную службу. Наступало утро, и служба продолжалась» (стр.419).
Напомним, что на дворе был конец 80-х - время, которое сам автор называет «расхлыстанным».
Длительное пребывание В.Г. Лебедько на «периферии» флота было, на наш взгляд, причиной его не вполне объективной и внятной оценки (стр.421) причин катастрофы АПЛ «Комсомолец». Он не поддержал принципиальную позицию Героя Советского Союза вице-адмирала Е.Д. Чернова, доказательно вскрывшего истинные причины её гибели. В частности, Лебедько ошибочно написал, что Е.Д. Чернов был председателем Государственной комиссии по приемке АПЛ «Комсомолец» от промышленности и потому, стремясь самооправдаться, утверждает, что находящаяся в опытовой эксплуатации лодка не имела конструктивных недостатков, и прямая ответственность за её гибель лежит на тех, кто назначил её на боевую службу, выпустив в море с неподготовленным экипажем. Но Чернов не принимал лодку от промышленности. До убытия с флота на новую должность он был председателем опытовой комиссии. На боевые службы лодку стали назначать уже без его ведома.
В последующем, уже за рамками книги, В.Г. Лебедько согласился со взглядами Чернова на причины аварий и катастроф и принял участие в соответствующем письме инициативной группы адмиралов и офицеров в Верховный Суд РФ.
Нельзя не упомянуть еще об одном эпизоде из жизни автора, красноречиво характеризующем состояние армии и флота на сломе советской эпохи.
15 мая 1990 года в стенах Военно-Морской академии В.Г. Лебедько блестяще защитил кандидатскую диссертацию. Тема: «Взаимодействие флота с соединениями и объединениями других видов Вооружённых Сил в оборонительной операции на континентальном ТВД». В ней автор научно обобщил опыт своей работы в штабе Юго-Западного направления. И в этом же году Российский Флот - по логике, известной лишь его Главнокомандующему - признал дальнейшую службу контр-адмирала В.Г. Лебедько нецелесообразной!..
Уход В.Г. Лебедько в запас читатель книги встречает с чувством внутреннего протеста. Ибо совершенно очевидно, что автор далеко не реализовал богатые возможности, заложенные в него природой и приобретённые в ходе каторжного труда, каким на деле является служба верного своему долгу офицера-подводника. Он был способен еще очень много дать Флоту и Отечеству. Но, в ходе рокового скольжения того и другого к развалу, необходимость в принципиальных и совестливых офицерах ощущалась всё меньше и меньше. Наступало время людей, для которых понятия честь, достоинство, верность долгу - всего лишь помеха на пути к успеху. Перешагивая через совесть, делая карьеру любой ценой, такие люди навязывают обществу, и, прежде всего, молодёжи, циничную идеологию нуворишей — идеологию беспринципности и вседозволенности, главное в которой, чтобы тебе было хорошо.
Книга Лебедько - активное противодействие этой моральной гнили. Ибо речь в ней, по большому счету, не только о воинском долге, но и о долге совести, о долге гражданина своей страны.
Он субъективен в восприятии окружающего? Да, несомненно. Но именно личная точка зрения автора, с которой читатель волен соглашаться или не соглашаться, делает эту книгу особенно интересной. Личностное восприятие событий, свойственное любой хорошей публицистике, отличает книгу «Верность долгу» от множества бездушных, псевдообъективных повествований, проутюженных привычной всем нам самоцензурой и детищем новых времен — цензурой корпоративной: не дай Бог обидеть кого-нибудь из власть имущих или сказать что-то неприятное или не устоявшееся в традиционном, среднестатистическом общественном мнении.



С супругой Надеждой Михайловной

Добавить осталось немного, но добавка эта очень существенна: в ней и характер, и моральное кредо Владимира Лебедько. Потерявший зрение адмирал, подобно Николаю Островскому, дописывал эту книгу, надиктовывая текст жене. А издал он её по канонам нового времени — за свой счёт, продав машину и дачу.
Книга В.Г. Лебедько, повествующая об интересной и сложной жизни человека высоких идеалов, несгибаемой честности и неколебимой верности долгу, несомненно, послужит делу воспитания будущих подводников и молодых граждан России - поможет им не спасовать, когда придёт их черёд делать трудный выбор: карьера, купленная за счёт моральных компромиссов, или долг, честь и совесть. Мы убеждены, что книга В.Г. Лебедько «Верность долгу» из тех, которые непременно окажутся востребованы будущим поколением военных моряков.

Об авторах, воспитанниках Ленинградского военно-морского подготовительного училища.

Загускин Николай Евгеньевич – капитан 2 ранга в отставке. Окончил в 1949 г. ЛВМПУ, в 1953 г. Минно-торпедный факультет 1 БВВМУ, в 1968г., заочно, сценарный факультет ВГИК.
1953-1957 гг. – ЧФ, БФ, СФ, ТОФ – командир БЧ 2-3 пл 613 проекта. При плавании по Северному Морскому Пути зимовал в Крестах Колымских.
1957-1965 гг.– Петропавловск-Камчатский и Ленинград, разные должности в линейных органах Военных Сообщений. 1969-1975 гг. - Военная академия тыла и транспорта – преподаватель кафедры ВОСО, затем научный сотрудник Центральной научно-исследовательской лаборатории ВОСО.
В 1976 г. уволился в запас. Инструктор-методист на туристских теплоходах, иногда и поездах Ленинградского бюро путешествий. Начальник агиттеплохода «Ленинградец» Бассейнового комитета профсоюзов. Уполномоченный Мингазпрома в Ленинграде и Выборге по контролю за морскими перевозкам для газопровода Уренгой-Помары-Ужгород. Представитель Торгово-промышленной Палаты в Ленинградском порту. 1992-1998 – главный редактор Киновидеостудии Санкт-Петербургского государственного университета.
С киностудиями и «Лентелефильмом» сотрудничал с 1964 года. Автор более 40 документальных, научно-популярных и учебных фильмов. Член Союза кинематографистов.

Лапцевич Николай Васильевич родился и вырос в глухой белорусской деревне Веркалы, однако в учении проявил исключительные усердие и способности. ЛВМПУ он закончил с золотой медалью, а в 1-м Балтийском ВВМУ был сталинским стипендиатом. Его фамилия до сих пор красуется золотыми буквами на белой мраморной доске в фойе клуба училища (ВВМУПП) вместе с фамилиями других талантливых парней.
Несмотря на столь впечатляющий старт, дальнейшая служба проходила сложно, так как приобретённая им специальность классического ствольного артиллериста заканчивала своё существование на флоте. Ему пришлось трижды кардинально менять сферу деятельности, каждый раз начиная заново.
Начав офицерскую службу преподавателем школы комендоров учебного отряда, затем переучивался на Высших Офицерских классах. Стал ракетчиком и продолжил службу на главной ракетно-технической базе Тихоокеанского флота, закончив службу на ней в должности заместителя командира части.
В 1969 году переведён служить в Ленинград в НИИ вооружения ВМФ, где со временем был назначен руководителем научно-исследовательской группы по разработке новой темы.
За период до 1986 года участвовал в проведении ряда научно-исследовательских работ по ракетной тематике, будучи большей частью их ответственным исполнителем. Непосредственно участвовал в создании и испытаниях комплексов РО «Базальт», «Вулкан», «Гранит».
В 1983 году за участие в создании комплекса РО «Гранит» награждён орденом «За службу Родине» 3 степени.

Ранее опубликованные сообщения:

РОЗЫ И ТЕРНИИ В СУДЬБЕ МИНИСТРА МОРСКИХ СИЛ РОССИИ АДМИРАЛА ПАВЛА ВАСИЛЬЕВИЧА ЧИЧАГОВА. В.Г. Лебедько, контр-адмирал в отставке, кандидат военных наук.
В.Н.Ленинцеву 79! Рассказы Виталия Ленинцева: "Посемафорил", "Код", "Ахинея".
Контр-адмирал Акатов Альберт Васильевич. Часть 3. Чулков Джемс Константинович. Знаком многим, по совместной службе, проходившим обучение на ВСОК, по сложенным о нем "легендам" (начало).
Контр-адмирал Акатов Альберт Васильевич. Часть 4. Чулков Джемс Константинович. Знаком многим, по совестной службе, проходившим обучение на Высших офицерских классах, по сложенным о нем "легендам" (окончание).

Мы продолжим выполнять свое обещание - рассказывать о судьбах и творчестве наших друзей - Подготов, воспитанников подготовительных училищ ВМФ.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Бызова Светлана
20.03.2012 05:56:06
Прочла книгу Владимира Георгиевича Лебедько "Реквием поколению". Раньше она называлась "Верность долгу". Меня, человека штатского, живущего вдали от морей и океанов, с женским менталитетом, книга просто потрясла. Думаю, она не может оставить никого равнодушным. Ни военных, ни гражданских, ни людей с жизненным опытом, ни тех кто только вступает в жизнь.
Я оставлю "за бортом" мое впечатление о взаимоотношениях и "взаимодействии" наших адмиралов, генералов и других "высоких" начальников. Все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо. Радует тот факт, что в наших славных вооруженных силах есть еще люди с совестью, честью, доблестью и самоуважением к себе и подчиненным.
Читая книгу больно думать, что великая армия, некогда великой державы, разорена. Что "холодная война", которой мужественно противостояли замечательные люди, в итоге проиграна. Что ее цели - разобщение советского народа и подрыв боеспособности нашей армии - достигнуты. Ах, как больно!
Поэтому хочу выразить свою глубокую признательность Владимиру Георгиевичу за его сегодняшний труд в патриотическом воспитании нашей молодежи. Сегодня это особенно важно. Важно для нас, людей советской эпохи. Важно для наших взрослеющих детей пост советского периода. Возродить нашу национальную гордость. Научить гордиться своей Родиной, ее историей, ее героями новое молодое поколение. Преодолеть сегодняшнюю потребительско- мещанскую психологию людей - вот сверх задача для людей честных, думающих, неравнодушных.
Поэтому желаю Вам, Владимир Георгиевич, долгих плодотворных лет жизни. И пусть глаза не видят, главное, чтобы сердце было зрячем. Поздравляю Вас с 80-летним юбилеем.
С огромным уважением Бызова Светлана. г. Томск.
Страницы: 1  2  


Главное за неделю