Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Династия Авраамовых. Часть 1.

Династия Авраамовых. Часть 1.

Авраамов Николай Георгиевич.
... командовал без лишнего крика и разносов, с чувством достоинства — и своего, и чужого.



Николай Георгиевич Авраамов. Родился 21 апреля 1960 г. В 1977 г. окончил Нахимовское ВМУ, в 1982 г. — ВВМУ им. М.В. Фрунзе, в 1988 г. — 6-е ВСОК ВМФ.
Присвоение воинских званий (даты приказов): июнь 1982 г. — лейтенант; июнь 1984 г. — ст. лейтенант; июнь 1987 г.—капитан-лейтенант; июль 1990 г. — капитан 3 ранга; октябрь 1993 г.— капитан 2 ранга.
Прохождение службы: командир группы управления БЧ-3 СКР «Свирепый» пр.1135 БФ (07.1982-08.1984); командир БЧ-3 БПК «Славный» пр.61МП БФ (08.1984 -05.1985); ст. помощник командира БПК «Образцовый» пр.61 БФ (05.1985 -11.1986); ст. помощник командира СКР «Сильный» пр. 1135 БФ (11.1986 -08.1987); слушатель ВСОК (09.1987-06.1988); командир СКР «Свирепый» пр.1135 БФ (07.1988 -23.02.1991); командир СКР «Неустрашимый» пр.11540 БФ (23.02.1991-13.05.1993); преподаватель кафедры "Тактика ВМФ" ВВМУ им. М.В. Фрунзе (13.05.1993-12.1998). Уволен в запас в 1998 г.

Три возраста Авраамовых. Капитан 2 ранга Е.Водопьянов. - Морской сборник № 7, 1991 г.

"ВИДНО, так устроена человеческая память, что события порой поворотные в жизни запечатлеваются в ней штрихом. И в то же время факты, казалось бы, малозначительные она хранит до мельчайших подробностей.
Детство у Коли Авраамова ассоциируется не столько с морем и боевыми кораблями, сколько со вкусом свежеиспеченного хлеба. Им — еще теплым, мягким и необычайно вкусным — угощал отец, когда втроем с матерью и сестрой Еленой они встречали его корабль, вернувшийся из похода. Наверное, с этим корабельным хлебом, которым потчевал их отец в своей каюте, и впитал Николай любовь к морской службе. Извечного вопроса для многих молодых людей — кем быть? — для него не существовало. Только моряком и только военным. Да вот чуть промашка не вышла.
На вступительных экзаменах в нахимовское училище он получил по одному из предметов удовлетворительную оценку. Пришел домой расстроенный. Эра Павловна попыталась было намекнуть мужу, чтобы тот замолвил за сына слово. Но Георгий Николаевич отрезал: мне никто не помогал, и я не допущу, чтобы он по «звонку» поступал. — По конкурсу я тогда все-таки прошел. Но навсегда уяснил, что в службе я могу рассчитывать только на себя,— рассказывал мне Николай.



Ко времени этой беседы мы были уже знакомы. Года четыре назад мне довелось выйти в море на сторожевом корабле (СКР) «Сильный». Выход был экстренным, командир корабля в это время находился на учебе. В командование вступил старший помощник — капитан-лейтенант. Помнится, приметил я его сразу. И не только потому, что он отличался крупным телосложением и что пышные усы не скрывали его молодости. Как потом и подтвердилось, Николай и впрямь оказался самым молодым старшим помощником в соединении. Более всего привлекли мое внимание уверенность в себе и некий флотский шик, проскальзывающий буквально во всем, что бы ни делал капитан-лейтенант: будь то швартовка или поиск цели в море. Не могла не остаться незамеченной и интеллигентность офицера. И более всего — в обращении с людьми. Что греха таить: обязанности старпома, которые в Корабельном уставе занимают не одну страницу, не располагают к сантиментам. Однако капитан-лейтенант командовал без лишнего крика и разносов, с чувством достоинства — и своего, и чужого.



СКР (БПК) «Сильный» пр.1135 в Балтийске

И вот новая встреча. За это время в жизни Авраамова-младшего произошли значительные перемены. Он успел закончить Высшие офицерские классы ВМФ, стать командиром СКРа, получить очередное воинское звание.
Среди книг, хранящихся в его каюте, появилась еще одна — «Командир корабля». С разрешения хозяина я перелистал ее и был поражен большим количеством пометок на полях. Причем, как я понял, более всего интересовали капитана 3 ранга вопросы воспитания и обучения подчиненных.
Ничего странного в этом нет. Новая должность возлагала на него новые обязанности и новую ответственность. В первую очередь — в работе с людьми. И здесь командир корабля Авраамов выделяет особую категорию своих подчиненных — молодых лейтенантов. Не только потому, что сравнительно недавно он сам еще был командиром группы. Большинство рапортов на увольнение подают именно лейтенанты. Сказываются сложности с жильем, низкая зарплата. Конечно, играют свою роль и нападки на армию и флот в прессе, и инфантильность многих молодых людей... Хотя многим припомнятся времена, когда на кораблях по трансляции подавали команду: «Офицерам и лейтенантам собраться в кают-компании!» И в то же время сам Николай вспоминает, как у него, молодого лейтенанта, вырастали крылья, когда командир обращался к нему по имени-отчеству. И капитан 3 ранга Авраамов сам поступает подобным образом. Встречались рифы и на командирском курсе Николая Авраамова-младшего. Я уже вспоминал, что, первый раз увидев Николая, обратил внимание, как лихо он швартуется. А ведь швартовка — лакмусовая бумага, по которой определяется командир. Вот и в тот раз Николай, как всегда, «залетел» в гавань. Отдал команду перейти на малый ход, а затем, чтобы погасить инерцию и плавно подойти к стенке, перевел ручки машинного телеграфа в положение «назад-средний». И тут с ужасом почувствовал, что корабль не повинуется его команде. Впрочем, вот рассказ самого капитана 3 ранга Авраамова:
— Вахтенный офицер с недоумением смотрит на тахометр, а стрелки назад не отрабатывают. Наконец он выходит из состояния оцепенения и докладывает: «Заднего хода нет». Старпом тут же связывается с ПЭЖ (пост энергетики и живучести корабля. — Е. В.): «В чем дело?» Оттуда следует доклад механика: «Не расцепляется муфта...» До стенки — рукой подать, а у меня в голове вдруг всплывает строчка из Пикуля: вот так надо разбивать миноноски!
Правда, сориентировался быстро: приказываю отдать оба якоря. И мы, «пролетев» сначала свой, а потом соседний причал, метрах в десяти от стенки, как ни в чем не бывало, стали. Баковая группа хорошо сработала — оба якоря были готовы к отдаче.



БПК «Образцовый» в Балтийске

Везение в службе офицера играет немалую роль, но не будь у Николая в свое время командиром капитан 2 ранга А. Татаринов, возможно, как старший помощник он и не состоялся бы так быстро. А Александр Аркадьевич в рамках разумного давал ему возможность проявлять инициативу. Что интересно — с Татариновым еще раз пересеклась дорога Авраамова-младшего, когда он стал командиром сторожевого корабля. А тот служил в штабе соединения. И вновь бывший командир оказал ему доверие. И как результат — беспрецедентный для флота случай: приняв корабль, Авраамов уже через месяц самостоятельно выполнял задачи, Впрочем, стоит ли удивляться. Это уже стало аксиомой: доверие окрыляет, а постоянная опека — подрезает крылья. Вот и выходит: повезло Авраамову, что на его курсе встретился дальновидный командир. О том, каков как командир он сам, говорит тот факт, что вахтенные офицеры его корабля признаны лучшими на соединении. На СКР, которым командует Николай Авраамов, сход на берег для офицеров и мичманов не заказан и тогда, когда на других кораблях он часто ограничивается.
«Если люди нормально не отдыхают, страдает дело», — считает Николай.
Нельзя не согласиться с молодым командиром. В условиях постоянной оторванности от дома и семьи тот же сход на берег для офицера или мичмана, и так не избалованного благами,— своеобразная «отдушина». Так стоит ли лишать их этого «глотка свежего воздуха»?
И еще одну черту, полученную по наследству от деда и отца, заметил я у Авраамова-младшего. К моменту нашей второй встречи СКР, которым командует капитан 3 ранга Авраамов, был одним из самых «плавающих» в соединении. А в море у капитана 3 ранга Авраамова случались самые неожиданные встречи.
Как-то сторожевой корабль «Сильный», на котором служил Авраамов-младший, выполнял задачи в Средиземном море. Авраамов находился на мостике, когда его пригласили для переговоров в рубку телеграфиста.
Вижу на ленте, выползающей из аппарата, что кто-то со мной здоровается, справляется о самочувствии, а кто — не пойму, — рассказывал мне впоследствии Николай. — Только потом, когда прочитал, что мама чувствует себя хорошо, понял, что переговариваюсь с отцом. Он с курсантами своего училища, как оказалось, шел из Севастополя в Алжир...
В рамках одного очерка невозможно осветить путь нескольких поколений людей, которые в общей сложности более века служат на флоте. Тем более что жизнь не стоит на месте. Когда готовился этот материал, стало известно, что капитан 3 ранга Николай Авраамов получил назначение на новый, более современный корабль. Флотская вахта династии Авраамовых продолжается."

Уйдя в запас, Николай Георгиевич Авраамов нашел время и обстоятельно рассказал о своей службе, в частности и особо, о замечательном корабле - СКР "Неустрашимом", которым ему довелось командовать (23.02.1991-13.05.1993). - СКР «Неустрашимый». Н.Г. Авраамов, капитан 2 ранга. - Военно-технический альманах "Тайфун". Выпуск 21, 2000 г.

От командира группы до старшего помощника командира корабля

В 1977 г., окончив Нахимовское училище, я поступил на противолодочный факультет ВВМУ им. М.В.Фрунзе, по окончании которого в 1982 г. по распределению был направлен в Балтийск, в 128-ю бригаду противолодочных кораблей (ПЛК). Свою службу начал на СКР «Свирепый» пр. 1135 в должности командира группы управления БЧ-3. Корабли пр. 1135 строились достаточно многочисленной серией, долгое время их классифицировали как БПК 2-го ранга, а в конце 1970-х гг. отнесли к классу СКР.



Сторожевой корабль "Свирепый" в Ленинграде, 1974 год

В тот год на «Свирепый» пришли шестеро лейтенантов, окончивших разные училища и имевшие различные специальности. Прибыв в Балтийск, своего корабля я не обнаружил — он находился на БС в Северном море. На Фареро-Исландском противолодочном рубеже полным ходом шли учения ОВМС НАТО, «Свирепый» вел слежение за иностранными кораблями, в т.ч. за американским авианосцем.
Через месяц «Свирепый» прибыл в базу, и я вступил в свою первую должность. Считаю, что нам, молодым лейтенантам, тогда повезло, т.к. буквально три месяца спустя мы ушли на БС в Средиземное море на 4,5 месяца. Это была очень хорошая школа, мы сдали все зачеты на допуск к самостоятельному управлению подразделениями, к несению вахты дежурным по кораблю, на практике изучили матчасть.
Считаю, что для того, чтобы у лейтенанта удачно началась служба, необходимо, чтобы выполнялись три условия. Во-первых, молодой офицер должен попасть на плавающий корабль. Во-вторых, у него должны быть хорошие, грамотные, строгие, требовательные, но справедливые учителя — непосредственные командиры и начальники. В-третьих, крепкий тыл (жена. дети, порядок в семье) или полное его отсутствие (лейтенанту лучше быть свободным от "бытовых мыслей"). Все это способствует становлению молодого офицера и раскрытию его профессиональных качеств. Во всяком случае, раньше так часто бывало, когда корабли плавали, выполняя БС в течение 4-х, 6-ти, 8-ми месяцев. Если же говорить о себе, то БС в Средиземном море позволила нам очень быстро влиться в экипаж. Офицерский коллектив на СКР был очень хорошим, со многими до сих пор поддерживаю контакт.
Моим первым корабельным командиром стал командир «Свирепого» капитан 3 ранга Валерий Руфьевич Головунин — очень грамотный, толковый командир, бесподобный человек, прекрасный воспитатель, психолог; офицер, к которому до сих пор, как и многие мои сослуживцы со «Свирепого», я отношусь с любовью и уважением. Впоследствии В.Р.Головунин стал НШ бригады ПЛК, комбригом, и свою службу закончил в штабе БФ.
В Средиземном море «Свирепый» временно был подчинен командованию 5-й ОПЭСК. Обстановка в регионе сложная, на Ближнем Востоке неспокойно —видимо, поэтому группировка наших кораблей собралась достаточно внушительная (с Балтики прибыл СКР «Дружный», были корабли с ЧФ и СФ). Мы очень гордились, что представляем в этом регионе свою страну, демонстрируя наш военно-морской флаг. Служба была интенсивной, каждую неделю мы осуществляли слежение на натовскими авианосцами и ПЛ (один раз преследовали американскую АПЛ, но были вынуждены прекратить слежение, т.к. она ушла в тунисские территориальные воды). Постоянно мы находились в контакте, как тогда говорили, с вероятным противником.



Морские учения французских и американских кораблей

Корректно по отношению к нам себя вели и англичане, и американцы, и др. представили стран НАТО, с которыми доводилось встречаться (слышал истории о том, что с некоторых авианосцев нашим показывали голые задницы — лично мне с этим сталкиваться не приходилось). Во время встреч с "иностранцами" они вели себя весьма корректно, даже когда мы пытались подойти на дистанцию "вытянутой руки" — например, к авианосцу при слежении. Никаких провокационных действий не предпринимали. Мне доводилось участвовать в слежении за CVN-68 «Chester W. Nimitz», CVN-69 «Dwight D.Eisenhower», CV-66 «America» (они меняли друг друга в Средиземном море). Мы постоянно держали с ними радиосвязь на 16-м канале.
Бывало, что самолеты совершали облеты со стороны солнца, имитируя нападение — заходили на корабль на предельно малой высоте, с грохотом проносясь над ним. Но чувства страха и даже негативной реакции это не вызывало. Более того, мы использовали это для практической отработки наших зенитных расчетов, своих операторов по реальным целям — совершенствовали свои навыки, сопровождая каждый пролет самолета НАТО своими АУ и ЗРК. Для боевой подготовки это было даже полезно.
Во время БС мы совершили официальный визит в Тунис, стояли в Бизерте. Для меня это был первый заход в иностранный порт. Тогда довелось участвовать во многих официальных мероприятиях. Уже после БС. в 1984 г. «Свирепый» сделал еще один официальный визит — в Хельсинки, но вообще подобными мероприятиями нас тогда не баловали.
Не секрет, что в Средиземном море постоянно действовали наши лодки. Поскольку наших баз там практически не было, часто дизель-электрические ПЛ всплывали и швартовались к бортам наших кораблей, чтобы дать отдых экипажам (походить по широким палубам кораблей и просто нормально помыться). Зеленовато-фиолетового цвета в своем одноразовом обмундировании, подводники вылезали на палубу надстройки своей лодки, подставляли себя под лучи слепящего средиземноморского солнца, от которого мы. надводннки, уже, честно говоря, дурели. Для них же это было настоящим блаженством. Мужество этих людей, постоянно находившихся в прочном корпусе, произвело на меня сильное впечатление.
Во время одной из стоянок в Мессинском проливе офицерам экипажа разрешили искупаться. Как выяснилось чуть позже, в этом районе было очень сильное течение — такое, что в лучшем случае, при энергичных телодвижениях, ты остаешься на месте. Мы об этом не знали, т.к. стали на якорь ночью, а утром, после физзарядки, пошли искупаться. Занырнули, и нас понесло в чужие территориальные воды. Хорошо, что у нас катер стоял "на товсь". а за кормой СКР на шкертах в воде — спасательные круги. Пришлось проводить небольшую спасательную операцию, чтобы выловить тех, кто был не в состоянии самостоятельно доплыть до корабля.
Запомнилась встреча с семьей после БС — ведь я впервые так долго находился далеко от родных. Кстати, пока я пребывал в Средиземке, у меня родился второй ребенок. Правда, сын родился 12 апреля, а телеграмму об этом я получил только 21.



Вид Балтийска с птичьего полета.

По возвращению в базу выяснилось, что в Балтийск нас сразу не пустят. Стали на якорную стоянку, и к нам подошла баржа минно-торпедного управления флота. Одев химкомплекты и противогазы ("вероятный противник применил ОВ"), начали грузить мины — командование решило проверить наши навыки в минной постановке. А в это время жены стояли на молу, видели корабль и, образно говоря, махали нам платочками. Так нам задержали радостную встречу практически на сутки — тогда так было принято.
В 1984 г. меня назначили командиром БЧ-3 БПК «Славный» пр.61 МП. К моменту назначения корабль заканчивал средний ремонт в лиепайском СРЗ-29. В течение месяца мы его завершили, достаточно быстро провели ходовые испытания, сдали курсовые задачи и вошли в состав сил постоянной готовности. Дальних походов «Славный» в тот период не совершал — решали задачи БП, район плаваний ограничивался Балтикой. Командовал «Славным» капитан 2 ранга Александр Николаевич Комаров (ныне помощник командующего БФ) — весьма грамотный командир.
В 1985 г. я стал старшим помощником командира БПК «Образцовый» пр.61, которым командовал капитан 2 ранга Александр Аркадьевич Татаринов —личность, я бы сказал, легендарная (сейчас он НШ ЧФ). Совместная служба для меня стала хорошей, но суровой школой. Я пришел к нему старшим лейтенантом, достаточно молодым, в чем-то даже "зеленым", а он уже был опытным командиром. Служба на «Образцовом», где все командиры БЧ имели звание капитанов 3 ранга, начиналась непросто.
Когда я зашел в каюту командира, чтобы доложить о том, что дела и обязанности старпома принял, обращаясь ко мне с кратким напутствием. Александр Аркадьевич сказал: "Старпом, корабль в твоих руках. Моя каюта на две палубы выше твоей, поэтому кроме утреннего и вечернего докладов ты ко мне не должен подниматься со своими проблемами. Проблема должна быть только одна: когда докладываешь, что обнаружены дымы на горизонте — видимо, противник". Но такое высказывание не означало, что командир бросил меня на произвол судьбы. В дальнейшем он очень многому меня научил, во многом помогал и подсказывал верные решения, хотя и шишек я по молодости тоже набил себе немало.
А.А.Татаринов — настоящий моряк, офицер с большими интеллектуальными способностями, начитанный человек. Его страсть к книгам, к знаниям вызывала у меня просто изумление — было непонятно, когда он успевал читать. Все время он проводил на корабле (может быть, поэтому он достаточно поздно женился). Но, тем не менее, его грамотность во всех отношениях, большая морская практика, профессиональные способности — и как командира корабля, и просто как человека — вызывали у меня восхищение.



Вышесказанное не означает, что отношения между командиром и старпомом складывались легко и безоблачно. Служить с А.А.Татариновым было непросто — знаю это и по опыту службы на «Образцовом», и на «Неустрашимом» (когда я уже стал командиром СКР, он был командиром бригады, в состав которой входил «Неустрашимый»), У него были очень высокие требования — может быть, не всегда понятные нам, исполнителям. Сейчас я анализирую все, что он делал, и прихожу к выводу, что иначе поступать было невозможно. Более того, на его месте я поступал бы так же.
Несколько слов о том, чем был вызван такой "рывок" в должности ("старлей" стал старпомом). Дело в том, что на Балтике это не было особым случаем. Много было молодых командиров и до меня, и после. Многие из них достаточно известны на флоте. Валерий Анатольевич Корнюшко. впоследствии ставший вице-адмиралом (к сожалению, ныне покойный), стал командиром СКР «Неукротимый» в звании капитан-лейтенанта. Нынешний командир 143-й бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей А.В.Егоров (сын командующего флотом) тоже стал командиром корабля, будучи капитан-лейтенантом. Наши командиры не боялись выдвигать молодых офицеров — это отличительная черта командования нашей дивизии и 128-й бригады ПЛК.

Бригада противолодочных кораблей



Капитан 2 ранга Н.Г.Авраамов

Вся моя служба прошла в 128-й бригаде ПЛК БФ. Соединение нельзя назвать старейшим на Балтике, но, несомненно, это одна из наиболее славных бригад флота. Сформированная 12 апреля 1951 г., первоначально она именовалось бригадой ЭМ. а в середине 1960-х гг. стала бригадой ракетных кораблей. В первые годы существования соединения в его состав входили КРЛ «Октябрьская Революция» пр.68бис, БПК «Образцовый» и «Славный» пр.61, ЭМ «Неустрашимый» пр.41, ЭМ «Светлый» и «Спешный» пр.56, БРК «Зоркий» пр.57бис и «Неуловимый» пр.56М и др. С середины 1970-х гг. в бригаде появились СКР пр.1135 — «Свирепый», «Бдительный», «Бодрый», «Сторожевой», «Сильный» и др.
22 февраля 1968 г. Указом Президиума ВС СССР от 22 февраля 1968 г. "за большой вклад в дело укрепления оборонной мощи Советского Союза, за успехи в политической и боевой подготовке, освоение новой сложной боевой техники" бригада была награждена орденом Красной Звезды. Награда была дана не "за дела давно минувших дней", а действительно за освоение новой техники и за дальние походы в Атлантику, Средиземное море. Тогда отдельные наши корабли совершали в год по две БС, "наматывая на винт" по 30 тыс. миль (в 1967 г. КРЛ «Октябрьская революция» прошел 28482, ЭМ «Светлый» — 28279 миль, а БПК «Зоркий» и «Образцовый» — по 26600 миль).
Бригада стала кузницей кадров для всего флота. Многие командиры бригад НК служили в нашей бригаде, многие флагманские специалисты флота были выходцами из нашего соединения. В разные годы свою судьбу с бригадой связали Василий Никанорович Апанович (командир СКР «Сильный», позже — контр-адмирал), Геннадий Антонович Радзевский (командир СКР «Дружный», ставший вице-адмиралом, сейчас — командир ОПЭСК), Алексей Михайлович Кулиш (командир СКР «Неукротимый», капитан 2 ранга, зам. комбрига), Алексей Владимирович Егоров (СКР «Бдительный», капитан 1 ранга, комбриг), Алексей Борисович Тузов (командир СКР «Бодрый», капитан 1 ранга, комбриг), Александр Константинович Тихонов (командир СКР «Неукротимый» пр.1135, позже — капитан 1 ранга, служил в штабе БФ и ГШ ВМФ), Список далеко не полный — для перечисления всех потребуется отдельная статья.
За период существования соединения им командовали 14 командиров, семеро из них дослужились до адмиральского звания. Это контр-адмиралы Дмитрий Севастьянов, Юрий Можаров, Юрий Кличугин, Олег Павлович Грумбков, вице-адмиралы Валерий Анатольевич Корнюшко, Александр Аркадьевич Татаринов. В течение семи лет командовал бригадой нынешний командующий БФ адмирал Владимир Григорьевич Егоров.
В бригаде не боялись двигать вперед молодых офицеров, не боятся этого и сейчас. Владимир Соколов, мой бывший командир ракетной батареи на БПК «Образцовый», ныне командует ЭМ «Беспокойный» пр.956. Мой старпом Сергей Белоногий уже закончил ВМА, сейчас — командир ЭМ «Настойчивый». В результате такого подхода в мое время штаб бригады был очень молодым, флагманскими специалистами служили старшие лейтенанты и капитан-лейтенанты.
Но не только этим известна наша бригада. Бригада ПЛК — самое плавающее, самое боевое соединение в составе БФ да, пожалуй, всего ВМФ России. Бригада до сих пор, даже при нынешнем состоянии флота, является наиболее боеготовым соединением. Практически все корабли — на ходу, экипажи подготовлены для решения поставленных задач. Так всегда было и так есть сейчас, даже при смене командования.



Военная база: Балтийск. 128 бригада НК, БФ.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
сергей
13.12.2012 16:38:40
служба на свирепом
хороший остроумный командир
Страницы: 1  2  


Главное за неделю