Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Династия Авраамовых. Часть 4. Авраамов Георгий Николаевич. Подгот, надводник, адмирал, историк.

Династия Авраамовых. Часть 4. Авраамов Георгий Николаевич. Подгот, надводник, адмирал, историк.

Георгий Николаевич Авраамов подробно рассказал о своей службе в "Воспоминаниях заместителя командующего БФ". - Военно-технический альманах "Тайфун". Выпуск 20, 2000 г. Продолжение.

В 1946 г. почти весь наш класс направили в ВВМУ им. М.Ф.Фрунзе. Училище я закончил в 1950 г. по специальности "офицер корабельной службы". После распределения любой из выпускников мог быть штурманом, минером или артиллеристом — все решалось непосредственно на местах.
Меня направили на Балтику, где имелось два флота — 4-й и 8-й. Штаб 8-го флота находился в Таллине. Я получил назначение на должность командира группы управления артиллерийским огнем главного калибра ЭМ «Сторожевой» пр.7У. Корабль в то время стоял в ремонте в Кронштадте, командовал им капитан 2 ранга Алексей Диомидович Никитенко.
Прослужив на «Сторожевом» буквально несколько месяцев, я был вынужден уйти. Причина ухода в то время была не оригинальна. В послевоенный период вновь начали очень настороженно относиться к тем морякам, которые имели какое-либо отношение к дореволюционным офицерам. А как известно, мой отец служил и в царское время, и при советской власти. В то время Кронштадт и Кронштадтская крепость имели очень строгий пропускной режим. Кто-то из руководства посчитал, что я, как сын бывшего российского дореволюционного офицера, не имею права служить в Кронштадте. Поэтому оттуда меня направили на равноценную должность на другой корабль — командиром группы управления главного калибра ЭМ «Стойкий», который строился в Ленинграде. «Стойкий» был вторым кораблем в серии ЭМ пр.30бис.



Эсминцы пр.30-бис в базе

Уход со «Сторожевого" стал для меня печальным событием, т.к. там я ощутил (кстати, уже не в первый раз) такое настороженное отношение. Но то, что я попал на новый, современный по тем временам корабль, сыграло положительную роль, открыв перспективы службы.
ЭМ «Стойкий» командовал капитан 2 ранга Эмануил Григорьевич Курас. Послужил я на «Стойком» 1.5 года. Служба была интересной, у меня в подчинении находились матросы военного призыва, служившие по 7 лет — многие офицеры были моложе них. Эти матросы, как правило, были не очень грамотными, что важно для группы управления, которая связана со сложной техникой, электроникой. При этом лишь старшина 2-й статьи Фрумкин, командир отделения артиллерийских электриков, имел 7 классов образования — у остальных было и того меньше. Но люди были потрясающие, они прошли постройку корабля. Приняв его, общаясь с проектантами и строителями, они набрались такого опыта, что стали асами в своем деле, несмотря на низкий общеобразовательный уровень. К сожалению, в дальнейшем это все как-то сошло на нет...
В то время все командиры кораблей нашей бригады были участниками Великой Отечественной войны, имели за плечами большой опыт службы. Многие из них закончили ВВМУ им. М.В.Фрунзе, учились у моего отца, хорошо его знали, поэтому по-доброму относились и ко мне. Кстати, на том же ЭМ «Сторожевой», когда пришла весть, что мне придется оттуда уйти, командир капитан 2 ранга Никитенко очень болезненно к этому отнесся, по-порядочному, душевно, за что я ему благодарен.
Командир «Стойкого» Курас войну прошел, насколько я помню, на Тихом океане — опытный офицер и по возрасту, и по званию. О нем могу сказать только хорошее. Помощником командира корабля был капитан 3 ранга Константин Сергеевич Никитин, впоследствии — командир крейсера «Аврора» (сейчас он является председателем Совета ветеранов крейсера).
Вообще, хочется сказать, что в то время офицерский состав был подобран на корабле весьма тщательно. Мы, младшие офицеры — командиры групп, были примерно одного возраста. Офицерская семья была дружной, и мы от старших товарищей воспринимали их опыт службы.
В марте 1952 г. в Ленинграде, где жила моя семья, родилась дочь Елена, впоследствии тоже связавшая себя с военно-морской службой, выйдя замуж за морского офицера.
В 1952 г. меня направили на Высшие артиллерийские классы, где проучился год. Направление на учебу я воспринял положительно, т.к. всегда старался получить как можно больше знаний. Начальником факультета артиллерийских классов был контр-адмирал Слизкой, известный артиллерист, участвовавший в обороне Ленинграда, очень порядочный адмирал. За год учебы на Охте мы получили серьезные знания и приобрели необходимые навыки.



Окончив в 1953 г. классы, я прибыл в свою бригаду командиром БЧ-2 на ЭМ «Солидный». БЧ-2 — большая организация, около 80 человек подчиненных, в т.ч. трое офицеров. Две батареи главного и зенитного калибра, группы управления. Пробыл я в этой должности немного — всего год. После этого, видимо, оценив мою службу, командование бригады ЭМ решило направить меня по командной линии, а не по специальности: в 1954 г. в звании старшего лейтенанта стал старшим помощником командира ЭМ «Стерегущий» пр.7.
Корабль прошел войну, стоял в ремонте в Кронштадте. Командиром ЭМ был капитан 2 ранга Олег Павлович Грумбыков — опытный офицер, прошедший войну. Старпом, насколько могу судить по отзывам и характеристикам, из меня получился неплохой. На «Стерегущем» я прослужил два года — один с Грумбыковым, второй со Станиславом Петровичем Кострицким (О.П.Грумбыков впоследствии стал контр-адмиралом, а С.П.Кострицкий — вице-адмиралом). «Стерегущий» простоял несколько месяцев в ремонте и перешел в Таллин. Плавали в составе 76-й БЭМ.
В 1957 г. меня назначают старшим помощником командира ЭМ «Свободный» пр.30бис, командиром которого был капитан 3 ранга Л.Н.Ольштынский. Год я прослужил на этом корабле, затем вновь был послан на классы — опять на Охту, но теперь уже учиться на командира ЭМ. Через год вернулся в свою бригаду, но т.к. свободных должностей не было, меня вновь назначили старшим помощником командира ЭМ «Степенный», которым командовал капитан 3 ранга Владимир Семенович Пирумов. Через год он ушел в ВМА. а меня назначили командиром «Степенного». Кстати, в 1958-1959 гг. «Степенный» имел бортовой номер 27.



Эскадренный миноносец проекта 30-бис "Свободный" в Югославии, сентябрь 1957 года

"Тридцатки-бис" — интересные корабли, в то время самые ходовые, самые активные. Бригада у нас была мощная (11 ЭМ различных типов), вместе с тремя крейсерами входила в состав 32-й дивизии крейсеров. В 1959-1960 гг., когда началось очередное сокращение ВС, «Степенный» поставили в консервацию.
Я предпринимал все возможные попытки остаться на плавающем корабле, но в нашей бригаде таких вакансий было немного. Большинство ЭМ законсервировано, на плавающих мест нет. Крейсера из дивизии передали в другие соединения: «Октябрьская революция» ушла в Балтийск, «Жданов» — на ЧФ, а «Адмирал Лазарев» — на ТОФ. Мне очень хотелось плавать, поэтому в 1961 г. согласился перейти с должности командира ЭМ на должность командира ПЛК-9 пр. 159.
Таллинская ВМБ была главной базой 8-го ВМФ, там находился командующий флотом и штаб. В середине 1950-х гг. БФ снова объединили, и тогда была сформирована Восточно-Балтийская флотилия (ВБФ), штаб которой разместился в Таллине. Командующим флотилией был очень известный у нас вице-адмирал Г.С.Абашвили (это уже после его командования эскадрой БФ).
32-ю дивизию как дивизию крейсеров расформировали; 76-я бригада вошла непосредственно в состав ВБФ. У нас в Таллине, помимо 76-й бригады, остался один крейсер пр.68К — «Комсомолец». Позже ВБФ переформировали в Таллинскую ВМБ, в нее вошли дивизия ОВР двухбригадного состава (противолодочная и тральная) и 76-я БЭМ.
В состав 76-й БЭМ входили «Смелый», «Стойкий», «Статный», «Свободный», «Степенный», «Солидный», «Серьезный», «Славный» и др. Еще приходили корабли, которые строились — они приписывались к нашей бригаде на время испытаний, и число их доходило до 12-15 ед.
Командиров 76-й БЭМ за время моей службы было несколько. Очень ответственные и известные в то время офицеры: сначала капитан 1 ранга Г.А.Визель. затем капитан 1 ранга В.Г.Бакарджиев (позже стал одним из начальников ВВМУ им. П.С.Нахимова, контр-адмирал), затем капитан 1 ранга Борис Гаврилов. Позже — капитан 1 ранга Т.Г.Катышев (тоже впоследствии удостоен звания контр-адмирала).



ЭМ «Степенный» на военно-морском параде в Ленинграде. Июль 1975 г. (фото Н.Г.Масловатого)

Служба была интересной. Тогда корабли активно строились, все они проходили через Таллинскую ВМБ, и 76-й бригаде часто приходилось обеспечивать испытания "новостроек'' в различных погодных условиях. Запомнились мореходные испытания головного крейсера «Свердлов» пр.68бис. Когда вывели нас на его обеспечение, шторм был 11-12 баллов. Если крейсер ложило градусов по 30, то как мотало наш ЭМ, даже передать трудно. На Балтике плавать сложно, волна крутая. Участвовали мы в обеспечении испытаний первого атомного ледокола «Ленин» (тоже в районе Таллинской ВМБ).
Часто проводились артиллерийские стрельбы, стрельбы в сильную качку, с т.н. упределителем залпа — специальным устройством, обеспечивающим выстрел, когда стволы находятся в горизонтальном положении. В очень сильный шторм находиться в КДП, выше ходовой рубки, где размах качки больше, чем внизу, очень трудно. Стреляли мы и по затопленному немецкому крейсеру в районе о. Осмуссар, выполняли плановые стрельбы. Запомнилась стрельба по бывшему немецкому ЛК «Schlezwig Holstein» — радиоуправляемой цели. По нему мы стреляли боевыми снарядами.
Были и походы, правда, ограничивались они, в основном, акваторией Балтийского моря. Если не ошибаюсь, в 1951 г. был сбит американский самолет-разведчик. Он зашел в наши территориальные воды и был уничтожен. Мы искали его обломки, членов экипажа, была спланирована целая поисковая операция.
В 1960 г. в Таллине у нас в семье родился сын, названный в честь деда Николаем. В последствии он тоже стал морским офицером.
В то время становление молодого офицера шло довольно быстро и планово. Строились новые корабли, долго на одних должностях не засиживались, если командование чувствовало, что у офицера есть перспектива в службе, его "двигали" дальше. Но были и сложности. Например, я был только старпомом на трех кораблях и лишь потом стал командиром.
На противолодочный корабль пр. 159 (по штату командир — капитан 3 ранга) перешел с ЭМ (капитан 2 ранга), который был гораздо больше по водоизмещению. Это было следствием политики, которую проводило наше правительство во главе с Н.С.Хрущевым. Я пошел на это, поскольку хотел плавать.
Корабли пр.159 — очень интересные, первые корабли с ГТУ в составе нашего флота. Внимание к ним со стороны военно-морского командования и Москвы было повышенное. Корабли пр. 159 строила вся страна: ГТУ мы получали с ЮТЗ из Николаева, а всего в их создании участвовали около 70-ти союзных предприятий. "Шли" они очень тяжело, впрочем, как и все новое. Уже на этапе постройки было известно, что ПЛК-9 (5-й корабль в серии) предназначен для СФ и, соответственно, экипаж, в т.ч. и я, был в штате соединения СФ.
1-й ПЛК пр. 159 прошел, как обычно, полные испытания. 2-й и 3-й ушли на Север в 1962 г. Мы продолжали испытания и после окончания строительства входили в состав 67-го дивизиона ПЛК бригады Балтийской ВМБ. Командовал дивизионом капитан 2 ранга Марат Ибрагимович Гильфанов. Кстати, в 76-й бригаде мы вместе командовали ЭМ.



Сторожевые корабли (ПЛК) пр.159 в море



Общие впечатление об ПЛК пр. 159. Конечно, когда приходишь с большого корабля на меньший, многое кажется маленьким и неудобным. Но все же я считаю, что корабли были неудачные с позиции обитаемости, жизнедеятельности. Для личного состава там были очень тяжелые условия. Мостик открытый, имелась боевая рубка, откуда тоже могло осуществляться управление. В нормальных условиях личный состав находился на мостике, а по боевой тревоге спускался в боевую рубку. Наверху, на мостике имелись все приборы, вахтенный офицер стоял, команды передавались рулевому в боевую рубку. В сильный шторм приходилось переходить в боевую рубку, оставляя наверху только сигнальщиков, что не совсем удобно. Для уменьшения качки на ПЛК пр. 159 установили успокоители, чего раньше мне не доводилось встречать. Это смягчало качку, но не сильно.
Если же оценивать корабль по вооружению, то о ПЛК можно сказать, что он был вооружен "до зубов".
В должности командира корабля я прошел через "кухню" постройки и сдачи, что в последствии пригодилось для дальнейшей службы.
Корабли пр.159 после постройки приходили либо в 67-й дивизион, либо уходили на Север, где из них была создана 130-я бригада ПЛК. Позже на СФ ушел и ПЛК-9.
На смену пр. 159 пошел пр.35 — тоже газотурбинный, но усовершенствованный по сравнению с предыдущим проектом. С моей точки зрения, тоже не очень удачный. Да и внешне был некрасив — "с горбом".
Прослужил я на ПЛК-9 недолго. Получилось так, что со мной вместе в море вышел начальник отдела боевой подготовки флота капитан 1 ранга Петр Николаевич Навойцев (впоследствии — адмирал, зам. начальника ГШ ВМФ). Петр Николаевич —опытный командир. Видимо, как командир я ему понравился, и поэтому он предложил перейти в Отдел боевой подготовки штаба БФ. Так в 1963 г. я был назначен в штаб БФ на должность офицера отдела боевой подготовки, на которой пробыл два года.
Служба в штабе флота отличается от корабельной, но из штаба флота видишь всю перспективу и масштабы такой большой и сложной военно-морской организации как флот. Служа в штабе, я эти масштабы впервые почувствовал. Соответственно, было легче учиться в ВМА, в которую я поступил заочно. Многие оперативные и даже оперативно-стратегические вопросы, которые изучались в Академии, давались мне значительно проще.
Через два года меня назначили командиром БРК «Неуловимый» 128-й бригады кораблей БФ. Корабль базировался в Балтийске. Командира сняли за побег матроса в Данию в проливной зоне. Командовать этим кораблем было интересно, ракетное оружие на таких больших кораблях только появилось, все было ново. Часто выполняли ракетные стрельбы комплексом КСЩ. а во время инспекции БФ — совместную групповую стрельбу двумя кораблями («Неуловимый» и «Зоркий» пр.57бис).



Большой ракетный корабль (ЭМ) «Неуловимый» пр.56-М на военно-морском параде в Ленинграде. 1966 г.

Кроме «Неуловимого», в состав 128-й бригады входили БРК «Зоркий» (капитан 2 ранга В.Подельщиков), «Образцовый» (капитан 2 ранга Владимир Иванович Власов), «Спешный» (Владимир Шевченко). «Смышленный» (капитан 3 ранга Илья Еремеевич Биров, он на «Стерегущем» был помощником, когда я служил старпомом) и др. — всего 7 кораблей и крейсер «Октябрьская революция» (командиры указаны на 1966 г.). Командовал бригадой капитан 1 ранга Олег Павлович Грумков, у которого в свое время был старпомом на «Стерегущем».
В конце 1966 г. «Неуловимый» пришел в Кронштадт для докового ремонта. Корабль я передал старшему помощнику. Позже «Неуловимый» под его командованием ушел на Черное море.
За свою службу мне приходилось на многих кораблях флота приходить в Неву для участия в военно-морских парадах. Тогда парады были и 1 Мая. и в День флота, и 7 ноября — не менее 3 раз в год. Шло время, и в парадах я участвовал в различных должностях — сначала как командир группы, затеем в качестве командира корабля, позже приходил и командиром соединения. Правда, ПЛК-9 во время моего им командования на такие мероприятия не ходил.
В 1966 г., когда я закончил ВМА, мне сказали, что пора менять род деятельности — хватит командовать кораблями, пора командовать соединениями. И в декабре 1967 г. назначили НШ 71-й бригады ДК в Балтике. Это очень интересное соединение (в то время — одно из перспективных) входило в состав Балтийской ВМБ. Командовал бригадой капитан 1 ранга Гамид Габибович Касумбеков (впоследствии — вице-адмирал, командующий Каспийской флотилии). Бригада состояла из двух дивизионов ДК и только начавших вступать в состав бригады БДК. Все корабли — около 35 вымпелов — интенсивно использовались. Главком ВМФ был большим любителем морских десантов, что было связано с его военным опытом на ЧФ, где он участвовал в подобных операциях. С наступательной точки зрения в то время десантные операции считались перспективными, эффективными их считали и при ведении оборонительных действий.
Дивизионами командовали: 177-м (МДК) — капитан 2 ранга Бирбровер: (СДК) — капитан 2 ранга Фунтифанов. Корабли были отечественной (МДК, МДК ВП и МДКа ВП) и польской (СДК-2, СДК-5. СДК-7, СДК-68, СДК-78 и др.) постройки. БДК первоначально были номерными, позднее им присвоили собственные наименования.
В 1970 г. прошли очень солидные учения "Океан", в которых активное участие приняла и наша бригада: корабли ходили на Север, там высаживали десант на полуострове Рыбачий вместе с кораблями СФ. Десант проходил в сложнейших штормовых условиях, но нам удалось не допустить гибели людей. По возвращении на Балтику я получил радиограмму, подписанную НШ БФ вице-адмиралом Савельевым, о присвоении мне воинского звания капитан 1 ранга.
Возвращение с учений тоже было запоминающимся. Мы получили приказание идти не прямо в Балтийск, а сначала зайти в Шербур. Там мы должны были принять на борт командование БФ, возглавлявшее визит балтийских кораблей (крейсера «Октябрьская революция» и БПК «Образцовый»). В то время мой бывший комбриг Грумков получил звание контр-адмирала (погоны ему доставил я), и командующий БФ вручил Грумкову погоны контр-адмирала прямо в Шербуре. В порт мы не заходили, стояли на рейде.
После визита «Октябрьская революция» и «Образцовый» пошли на БС в Средиземное море, мы же, приняв на борт командование БФ, направились в Балтийск.
В 1971 г. корабли бригады участвовали в учении ''Юг-71", которым руководил Министр обороны маршал А.А.Гречко, ходили на Черное море вокруг Европы. Я командовал отрядом кораблей в составе БДК «Донецкий шахтер» (бортовой №533) и БДК «Красная Пресня». Десант высаживали в районе Феодосии.



Большой десантный корабль "Донецкий Шахтер"

Командиром одного из кораблей нашей бригады был Кирилл Алексеевич Тулин, которого я помнил еще капитан-лейтенантом, затем он стал командиром БДК «Донецкий шахтер». Корабль К.А.Тулин принял в Севастополе, куда мы зашли для приемки десанта перед учением "Юг-71" (на переходе командира БДК не было, управлял старпом, я обеспечивал). Потом я его направил в ВМА, впоследствии он командовал дивизией ДК на ТОФ, получил звание контр-адмирала (ныне работает в ЦВММ). О Кирилле Алексеевиче можно отозваться как об очень хорошем офицере и порядочном человеке: очень добросовестный, пунктуальный во всех отношениях, хороший семьянин. До сих пор у нас очень хорошие отношения.
Из 71-й бригады (впоследствии переформированной в дивизию) вышло очень много хороших людей, известных личностей. Первым командиром корабля на ВП типа "Джейран" (МДК-167) был капитан-лейтенант Вячеслав Тимофеевич Харников. впоследствии ставший вице-адмиралом, командующим Камчатской флотилией, затем 1-м зам. командующего СФ. Первый командир 71-й бригады Д К Ярослав Максимович Куделькин, впоследствии стал НШ флота, вице-адмиралом. Его сменил капитан 1 ранга А.Г.Олейник, впоследствии тоже вице-адмирал.
Но главное, чем запомнилась корабельная служба, это длительными, дальними походами на боевую службу и решением учебно-боевых задач. 7 раз мне посчастливилось проходить черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы, много раз быть на Средиземном море, совершить заходы в ряд стран Европы, Азии и Африки.
После бригады ДК, в декабре 1971 г., меня назначают НШ Лиепайской ВМБ. База являлось довольно солидным объединением, зона ее ответственности начиналась от Клайпеды и включала весь Рижский залив и часть островов Моонзундского архипелага. Основные силы ЛиВМБ, которой командовал подводник капитан 1 ранга Валерий Анатольевич Преображенский, базировались на Лиепаю, но подчиненные нам корабли имелись и в Риге. В состав ЛиВМБ входили только НК и вспомогательные суда, объединенные в ряд соединений.
Имелась довольно большая 118-я бригада кораблей ОВР в составе 109-й дивизиона ПЛК, дивизиона СКР и дивизиона ТЩ. В составе дивизиона СКР были только корабли пр.50. Командовал бригадой капитан 1 ранга Михаил Моисеевич Цейтлин (с ним я был знаком по учебе в ВМА).
76-я БЭМ ЛиВМБ была перебазирована в Лиепаю из Таллина. Это была родная бригада, на которой началась моя служба. В соединении еще оставались знакомые корабли — тот же «Степенный», на котором я был командиром.
Подчинялись нам и бригада вспомогательных судов, довольно мощная бригада АСС, дивизион консервации и ряд вспомогательных подразделений. На Ригу базировалась 78-я бригада кораблей ОВР (в ее составе были как плавающие корабли, так и находящиеся в консервации). Под Ригой имелся специальный Учебный центр для подготовки специалистов зарубежных экипажей (из Индии, Ливии и Сирии).
На Лиепаю базировались ПЛ, но они не подчинялись нам в оперативном плане, а только по линии гарнизонной службы (командир ЛиВМБ был командиром гарнизона в Лиепае). Имевшиеся соединения ПЛ подчинялись командованию 37-й дивизии (три БПЛ, одна из них в Палдиски).
В 1974 г. командующий флотом адмирал В.В.Михайлин предложил мне должность зам. НШ флота по БП — начальника БП флота, я опять вернулся в отдел, где когда-то был рядовым офицером. Только я вступил в должность, как началась подготовка к большому учению. Оно было не столько масштабным, сколько ответственным. Флот демонстрировал для МО СССР маршала А.А.Гречко уровень своей готовности. В район Балтийска должен состояться выход в море Министра (примерно на 2 часа), но на этом выходе ему надо было продемонстрировать все: и ПЛ. и НК, и авиацию (похоже, подобное мероприятие проводил СФ для нашего президента в 1998 г.). За пару часов кораблям и соединениям флота удалось выполнить десятки боевых упражнений. Это была не "показуха"', а реальная демонстрация нашей боевой выучки и подготовки. Учение нам удалось, оно было признано успешным, а Министр обороны выразил нам свою благодарность.
И снова началась обычная служба, напряженная и интересная. НШ флота, заместителем которого я являлся, был вице-адмирал Анатолий Михайлович Косов. Где-то в 1975 г. адмирал В.В.Михайлин отбыл в Москву на должность зам. ГК ВМФ, командующим ДКБФ стал вице-адмирал А.М.Косов, а НШ флота назначили контр-адмирала А.М.Калинина.
С Алексеем Михайловичем Калининым мы до этого встречались не раз: вместе окончили училище, классы, командовали ЭМ. Правда, он — на Севере, а я — на Балтике. Встречались мы с ним в Ленинграде, когда он был НШ бригады строящихся кораблей, вместе учились в ВМА (он — на очном, а я — на заочном отделении).
Руководить боевой подготовкой флота — сложное дело, требовавшее полной самоотдачи. В период нахождения в этой должности в 1976 г. я стал контр-адмиралом. В следующем году меня назначили на должность зам. командующего флотом, которым после Косова стал командовать адмирал Сидоров (после гибели командующего ТОФ в авиакатастрофе он ушел на ТОФ), а затем Иван Матвеевич Капитанец.



Десантные корабли ВМФ СССР и России. "Запад-81".

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Михаил
15.08.2010 19:36:39
дополнение
Раз вы были в родной 76 БЭМ, почему умалчиваете об эсминцах Суровый, Сердитый, Серьёзный и совсем не упоминаете об учении дважды Краснознамённого Балтийского флота под кодовым названием "Север". Я в то время служил старшиной команды радиотелеграфистов на эсминце Суровый.
0
Вскормлённые с копья
16.08.2010 20:52:48
Ответ
Никто из соавторов нашего дневника не служил (не был) в 76 БЭМ, относимся к БЭМ, ее кораблям с уважением, но "не можем объять необъятное". Успехов Вам, здоровья и приятных воспоминаний, товарищ Михаил Богомолов.


Главное за неделю