Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.26.

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.26.

Краснов Михаил Анатольевич. "Большой капитан" рассказывает флотские байки. Окончание.

На эсминце "Находчивый" служили сигнальщиками два матроса. Оба близнецы. Огромные, совершенно одинаковые парни, из Курска, широколицые, носы картошкой, кулаки с голову пионера. Во время вахты они стояли на сигнальном мостике, каждый на своем крыле - один слева, другой справа. Ну, несли сигнальную вахту. Как-то во время выхода в море был на эсминце командир соединения, адмирал, и тяжелыми шагами, взад-вперед бродил по ходовому мостику и хмурился, думая какую-то свою мрачную адмиральскую думу. Выглянул на левый борт - сигнальщик вскинул к уху ладонь и представился. Адмирал кивнул, сложил руки за спиной и побрел в сторону правого крыла. Там ему представился тот же сигнальщик. Адмирал вновь кивнул, пошел назад и вдруг остановился, озадаченный. Чуть ускорив шаги, командир соединения устремился к сигнальщику левого борта и внимательно его оглядел. Под пристальным взглядом матрос вновь представился, кинул руку к голове. "Стой здесь", - твердо сказал адмирал и почти бегом кинулся к сигнальщику правого борта. Однако, как он понял, матрос его определи. Шумело море, эсминец врезался, в общем, в волну, поднимая тучи брызг, белые чайки метались на фоне свинцово-синего неба, и адмирал смотрел на сигнальщика. "Командир, - взревел адмирал, - он издевается, что ли, надо мной? Перебегает тут, понимаешь, туда-сюда. Ну-ка сюда этого спринтера". Братья таращились на командира соединения, свесив кулаки по швам. Помолчав, адмирал спросил офицера: "Как служат?" - "Отлично, товарищ адмирал, служат, хорошие ребята". - "Ну, ладно, по 10 суток отпуска обоим. За сходство".
Михаил Анатольевич Краснов, капитан 1 ранга, заслуженный работник культуры.



Созвездие Близнецы.

Среди многочисленных традиций, которые существуют на флоте, традиция встречать корабли жареным поросенком имеет свои не столь давние, но корни. Произошло это в Полярном, в 42-м году, и вот грузится одна из подводных лодок в море, идет в ответственный район, командир лодки капитан II ранга Уткин обнаруживает, что недогрузили хлеба, ему докладывает помощник. В это время на причале оказывается гордый, слегка такой полноватый командир базы капитан III ранга Моденко, к которому подлетает командир, хватает его за грудки и говорит: "Вася, ну как же так, ну елки-моталки, уходим в море, не моемся, не бреемся, топим корабли, под минами, под самолетами, а ты не можешь организовать как следует поесть. Давай так договоримся: если я вернусь с победой, с тебя жареный поросенок". Моденко пожал плечами, говорит: "Ну, попробуй". И действительно Уткин вернулся с победой и ничего не пришлось другого делать, как приготовить роскошного большого поросенка при встрече. И этот поросенок, никто уже не помнит, как он выглядел, но он положил начало замечательной традиции. И потом уже подводники, которые уходили в море, приходили в подсобное хозяйство - это мне рассказывали ветераны легендарной краснознаменной К-21 - с баночкой "Кузбасс-лака" и выбирая самую жирную свинью прямо кисточкой у нее на борту писали "К-21", это уже наша свинья, забита. И вот эти свиньи появлялись на столах в Доме офицеров, где традиционно после победы встречались подводники и за рюмочкой положенных победных 100 грамм съедали этого замечательного поросенка. И сегодня, когда лодки возвращаются в базу, мы тоже видим продолжение этих традиций. И когда, шел репортаж, и фотографии мы видели, наш уважаемый президент побывал у подводников-североморцев, его тоже встретили замечательным, роскошным жареным поросенком. Замечательная, вкусная традиция флота. Пусть она живет.



М. КРАСНОВ – В год 60-летия победы мы вспоминали много замечательных традиций, рожденных в эти годы на флоте. Вот одна из них – возвещать о победе в море выстрелом холостым, когда корабли возвращались в базу. Традиция эта тоже родилась в городе Полярном на подводной лодке, на которой служил лейтенант Арванов, тогда командир БЧ 2.3. Он обратил внимание и посоветовался с командиром, тогда английские лодки, тогда их было четыре (была английская миссия в городе Полярном) возвращались с базы после победы, они поднимали на перископе перевернутый фашистский флаг военно-морской, говоря о том, что они потопили фашистский транспорт. И вот однажды лодка К-1, находясь в море, командир дивизиона Гаджиев был на борту, он мастер не только подводного удара, но и мастер артиллерийского боя на подводной лодке, корабль фашистский был потоплен, но началось бомбометание по советской подводной лодке. Лодка всплыла, и артиллерийским огнем на подводной лодке – «Катюша» две сотки, две сорокопятки – из этих орудий были уничтожены два корабля преследования. Возвращаясь в базу, лейтенант обратился сначала к командиру подводной лодки, Уткину, потом к Гаджиеву и сказал, давайте возвестим холостыми выстрелами о победе русского оружия. Но дело в том, что Арванову был выговор за то, что он однажды стрельнул холостыми, вернее, уже не холостыми, а боевыми снарядами с подводной лодки по фашистским самолетам. У командующего флотом, Головко, был приказ, запрещающий подводным лодкам стрелять в базе, и Арванов получил выговор. На что Гаджиев сказал: «Ты же имеешь уже выговор от командующего, ты что, хочешь, чтобы тебя на губу посадили за такую стрельбу?» И все-таки уговорил. Командующий флотом всегда встречал подводные лодки, которые возвращались в базу, тем более с победой. И вдруг при швартовке раздался выстрел. Главком был страшно недоволен: «Гаджиев! Вы что, с ума посходили?!» «Потом доложу! Разрешите пришвартоваться!» Состоялся традиционный вечер в Доме офицеров. Уже на столах были жаренные поросенки, уже эта традиция вступила в силу. Все знали, что командующий находится за столом всегда только три тоста, последний – «за тех, кто в море» - он встает и уходит. И вот Арванов, он армянин: «Товарищ командующий! Прошу разрешения еще один тост». Посмотрите, времена: лейтенант может обратиться к командующему за столом запросто. Командующий рассердился, говорит: «В чем дело? Вы же знаете, что я только три тоста, гудите здесь хоть до утра». «Товарищ командующий, за этот тост вы обязательно должны выпить». «Ну, давай, быстрее только». Арванов говорит: «Я хотел бы поднять тост за то, чтобы как можно чаще в Екатерининской гавани звучали такие выстрелы, которые прозвучали сегодня во славу русского оружия!» Главком засмеялся говорит: «Вот хитрый армяшка!» Выпил, конечно, этот тост, и тем самым негласно утвердил традицию стрелять. И эту традицию подхватили не только подводники и надводники, но и авиаторы. Они когда шли над аэродромом, делали холостой выстрел, возвращаясь, говоря о том, что они сбили фашистский самолет. Вот, такие замечательные традиции закладывались в годы войны нашими старшими товарищами моряками.



Возвращение из успешного похода. Слева направо: Командующий Северным флотом А. Г. Головко, помощник командира ПЛ «К-21» З. Арванов. комиссар «К-21» Лысов, командир «К.-21» Н. С. Лунин. 1942 г. - Из бездны вод: Летопись отечественного подводного флота в мемуарах подводников. — М.: Современник, 1990.

Эта байка будет хорошо знакома тем морякам, которые прошли боевую службу, особенно в 1970-е годы, когда наши корабли ходили морем много, и североморцы часто бывали в Средиземном море, практически все океаны, и везде находились наши и надводные корабли, и подводные лодки. И в период боевых служб случалось много интересных моментов, которые остались в памяти. В частности, в середине 1970-х годов в очередной раз в Средиземное море пришел наш крейсер "Киев", авианосец, наш первый авианосец. Ну, корабль с авианосным вооружением правильнее назвать. После обеда личный состав, свободный от вахты, загорает, погода прекрасная, нейтральные воды. Иногда над "Киев" зависает вертолет потенциального противника, покружит-покружит, приблизится и фотографирует, как моряки говорят, коробку в целом и отдельные узлы в частности. Разведка. Советским военным морякам, в общем-то, с облупленными от солнца носами и лохматыми от солнца же спинами это кружение и грохот лопастей над ухом в конце концов надоели. Один из мичманов, как был, в зеленых плавочках, заведующий системой, связанной с пожаротушением на летной палубе, почесал себе макушку и что они придумал: он включил водяную пушку, которая есть на палубе, если что-то случается с авиацией, тут же тушится пожар, и через некоторое время по вражеской стрекозе, по вертолету, был нанесен такой упреждающий удар. Представьте себе, внутри хрупкого вертолета, висящего в 10 метрах над палубой военного корабля, когда к вам в кабину влетает мощнейшая струя воды. Все мгновенно промокает и замыкает, вертолет крутится на вершине фонтана, как мокрая муха, кренится в сторону, летит к волне и едва не рушится в море, а о палубу "Киева" звонко и в мелкие брызги разбивается фотокамера "Никон", дорогая фотокамера. Ну, в общем-то, инцидент был исчерпан, вертолет улетел, до международного скандала не дошло, мичману влетело, но никто его серьезно не наказал, потому что можно было проверять часы – в 13 и 17 часов над нашими кораблями в море всегда зависали разведчики, и боролись с ними по-разному, иногда просто в качестве того, чтобы посмеяться над нашим вероятным противником, иногда борт поворачивался, моряки просто для хохмы снимали штаны, чтобы показать, как говорится, что не страшен им звериный империалистический оскал. Ну, юмор всегда на флоте помогал, помогал и в такой ситуации, тем более, когда корабль долго в море, здесь все эти шутки и флотские придумки сыграли и играли свою роль."



ТАВКР «Киев» пр.1143, с картины художника П.Павлинова.

А начиналось это так. -"Энциклопедия Долгопрудного".
"Шел март 1964 года. Ребята-пятиклассники со своим классным руководителем Козарь Ларисой Витальевной были в походе по местам боев под Москвой. Остановились отдохнуть на лыжной базе в Паромоново. Шла неторопливая беседа, когда в разговор вмешался директор базы: - "Ребята, вы ведь из Хлебникова? А знаете, что в поселке Хлебниково в тридцатые годы жил будущий Герой Советского Союза Николай Гастелло?" И показал справочник "Подмосковье", который и подтвердил этот факт.
Первым делом они решили найти дом, где жил герой. Поселок поделили на квадраты, побывали в каждом доме, но, к сожалению, безрезультатно. Помог случай. На очередном родительском собрании дедушка одной ученицы услышал о поиске ребят, и рассказал, что жил по соседству с семьей Гастелло, помнит, где их дом. Это, оказалось, совсем рядом со школой!
Потом пионеры-следопыты узнали, что в Москве живет мать Николая Гастелло, и они поехали к ней на Сокол. Ребята, Миша Краснов и Вася Богданович, впервые увидели подлинную грамоту Героя Советского Союза. Им показали также письма М.И. Калинина к матери - Анастасии Семеновне Гастелло, фотографии. Узнав, для чего собираются материалы, сестра героя Нина Францевна подарила несколько фотокарточек брата: вот он в Хлебниково перед его уходом в летное училище, на летном поле в Луганске, копия грамоты. А на стене его портрет - он в буденовке, смелый открытый взгляд (теперь этот портрет в школьном музее). И еще подарила целую пачку газет военного времени, в которых выступления матери, жены, брата, обращение Анастасии Семеновны к ребятам через "Пионерскую правду": "Будьте такими, как Николай Гастелло".
Пионеры уходили из этого дома счастливые: есть материал об их земляке."

Мы рассказали об одном из хранителей флотских традиций, об одном из аспектов той работы, которая раньше называлась "политико-воспитательной", ныне зовется "воспитательной". Без нее, подлинной, естественно, а не показухи и имитаций, убеждены, флотская история не полная, а будущее флота туманно.

Краснокутский Сергей Михайлович.



Краснокутский Сергей Михайлович окончил ВВМУ им. М.В. Фрунзе, в звании капитана 3 ранга ушел в запас в 1990 году. Об отце, нахимовце военного набора, однокашнике Николая Павловича Соколова, летописца первого выпуска Ленинградского Нахимовского училища 1948 года и деде - в очерке о выпуске 1948 года.

Кузиванов Александр Михайлович.



Кузиванов Александр Михайлович родился в Севастополе Крымской АССР (РСФСР) в 1953 году в семье морского офицера - артиллериста, ракетчика. Пошел в школу в г. Поти Грузинской ССР в 1960 г. После окончания 8-и классов в Москве поступил в Ленинградское нахимовское военно-морское училище (ЛНВМУ). В 1976 году окончил Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе (Ленинград), получил диплом "Штурман подводной лодки". В 1976-1982 гг. штурман на атомной ракетной подводной лодке в Гаджиево, с 1982 года (после травмы) по 1994 год - служба в центральном аппарате ВМФ и Генерального штаба РФ. Ушел в запас в звании капитана 1 ранга в 1994 году. С 1997 года - руководитель Дирекции информационных программ в Военно-страховой компании. Ответственный секретарь московской региональной общественной организации "Морское собрание".



Кузиванов Александр Михайлович. 27.06.2009.

24 года в боевом строю. Капитан 1 ранга запаса В.Чуканов. - «Морской Сборник», 2000, № 10.

"30 декабря 2000 г. исполняется 25 лет со дня принятия в боевой состав Краснознаменного Северного флота атомной подводной лодки К-421 - последнего корабля в серии РПКСН проекта 667БД. На флоте ее неофициально называли "подарком XXV съезду КПСС", так как строительство лодки завершилось к началу форума. Это было время ядерного противостояния двух великих держав. На чашу весов были брошены значительные финансовые и людские ресурсы, лучшие производственные мощности страны. В результате всю серию из четырех РПКСН этого проекта (К-182, К-193, К-92 и К-421) в ускоренном темпе ввели в строй в 1975 г., и корабли получили шифр "Мурена-М"...
Утром 1 января 1976 г. К-421 прибыла в пункт постоянного базирования и вошла в состав дивизии подводных лодок (командир - контр-адмирал А. Павлов, начальник штаба - капитан 1 ранга Э. Балтин, заместитель командира дивизии - капитан 1 ранга В. Холод - все впоследствии стали Героями Советского Союза, начальник ЭМС - капитан 1 ранга Д. Алпатов). После отработки курсовых задач начались нелегкие флотские будни - выходы в море, ракетные и торпедные стрельбы, автономные походы и межпоходовые ремонты. О сложности первого периода службы корабля и его единственного экипажа (второй так и не сформировали) можно судить по боевой нагрузке: за первые два года эксплный состав выполнил, помимо многомесячного боевого дежурства у пирса, три похода на боевую службу.
Та стоянка у пирса была уникальной. В течение полугода только треть офицерского и мичманского состава отпускалась домой. Нередко, задержавшись по служебной необходимости на корабле, люди опаздывали на последний рейс грузовиков, приспособленных для перевозки людей (часть мичманов и офицеров жила с семьями в п. Гаджиево), и были вынуждены идти пешком ночью 12 километров по сопкам. Но к подъему флага никто не опаздывал.



ПЛАРБ пр.667-БД.

В этот период корабль стал своеобразным местом паломничества разных комиссий как из штаба флота, так и из Министерства обороны. Проверки шли за проверками. В итоге - экипаж успешно прошел испытание даже по спортивной подготовке. Большая заслуга в этом старпома В. Чиркова, которому приказом по флоту за личное выполнение всех нормативов военно-спортивного комплекса присвоили звание кандидата в мастера спорта....
Памятным стало и успешное выполнение учебно-боевой задачи по прорыву противолодочного рубежа. Уникальность заключалась в том, что выход из базы был произведен неожиданно - по боевой тревоге, под дизелями; ядерную энергетическую установку ввели в действие только в море. В ходе прорыва рубежа личный состав первым обнаружил и условно атаковал противолодочную лодку "противника". Затем состоялся старт ракеты по боевому полю и возвращение в базу. На пирсе командующий флотилией вручил экипажу жареного поросенка - так, сохраняя традицию русских подводников, были отмечены успешные действия подводников.
Уже в первые годы плавания корабль и экипаж активно участвовали в научно-исследовательских работах. Не обходилось без казусов. Случалось, представители промышленности, аврально проводя доработку боевой техники за несколько часов до выхода на боевую службу, устанавливали блоки (в том числе в электронно-вычислительную технику), не проверенные в базе на всех режимах. Из-за этого экипаж в автономке стоял в буквальном смысле "на ушах", придумывая, как грамотно устранить возникшие из-за этих доработок неисправности.
Экипаж со временем менялся, но традиции, заложенные первым составом, сохранялись. За успешное выполнение боевых задач в высоких широтах командир и ряд офицеров были награждены орденами и медалями. А в 1980 г. экипаж выступил (как тогда было принято) инициатором социалистического соревнования в ВМФ. На следующий год подводный крейсер объявили "лучшим кораблем" в Военно-Морском Флоте. И в дальнейшем все поставленные перед экипажем задачи выполнялись успешно. В целом за свой жизненный цикл подводная лодка 35 раз несла боевое дежурство, совершив при этом 23 выхода на боевую службу.
Корабль стал своеобразной "кузницей" опытных кадров подводников, которыми может гордиться новое поколение моряков. Среди них - первый заместитель командующего Тихоокеанским флотом вице-адмирал В. Чирков, первый заместитель начальника боевой подготовки ВМФ контр-адмирал О. Лазарев, заместитель начальника Военно-медицинской академии по научной и учебной работе генерал-майор медицинской службы В. Новиков, начальник кафедры тактики ВМФ Военно-морского института (бывшее ВВМУ имени М.В. Фрунзе) капитан 1 ранга Л. Шульдешов. Ныне находятся на заслуженном отдыхе капитан 1 ранга А. Неволин, бывший заместитель начальника учебного центра подготовки подводников, капитан 1 ранга А. Катвалюк, в свое время - заместитель начальника Севастопольского военно-морского инженерного училища по учебной и научной работе, старшие преподаватели бывшего Киевского военно-морского политического училища капитаны 1 ранга Г. Никитин и В. Ефременков (последний - сын старпома легендарной ПЛ С-13), капитан 2 ранга В. Руденко, руководивший лабораторией ЦНИИ МО, морской редактор и редактор первых английских выпусков журнала Генерального штаба ВС "Военная мысль" капитан 1 ранга А. Кузиванов и многие другие. Капитаны 1 ранга Г. Карнаухов и Н. Елезов стали командирами новейших атомоходов.
Прошло более 20 лет. Каждый корабль имеет заданный по проекту срок службы. Но жизненный цикл РПКСН К-421 закончился, без сомнения, слишком рано. В 1997 г. его исключили из боевого состава ВМФ, переведя в корабли отстоя, а в следующем году доставили для разделки и утилизации на СРЗ "Нерпа". Здесь ракетный подводный крейсер стратегического назначения и закончил свое существование. Ядерное топливо было выгружено, корабль разрезан и в июне 1999 г. утилизирован.
Корабль жил 24 года. Его уже нет, но остались члены экипажа, которые помнят его и свято чтут военно-морские традиции... Для координации действий и организации встречи создана инициативная группа в составе Л. Шульдешова, В. Руденко, А. Кузиванова и автора данной статьи."



Подводные лодки пр.667-БД в море.

Посетите страницу экипажа К-421.

Значительна роль Александра Михайловича Кузиванова в создание, и успешную деятельность Московского суворовско-нахимовского Содружества, и развитие кадетского движения России, в организацию встреч однокашников, ветеранов-нахимовцев разных лет, в увековечивание и продолжение традиций российского флота и нахимовского братства.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю