Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.37.

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.37.

Рассохо Александр Анатольевич.



Рассохо Александр Анатольевич.

Рассохо Александр Анатольевич. Курсант ВВМУ им. Фрунзе в 1971-1974 гг. Уволен в запас по болезни в 1974. Окончил 114 школу мичманов и прапорщиков в 1977 г., окончил ВВМУ им. Фрунзе (заочно) в 1985 г. Ушел в запас в звании капитана 3 ранга в 1994 году.

Такая вот биография. Самый интересный, на наш взгляд, пункт в личном деле - сведения об отце. Рассохо Анатолий Иванович, адмирал. О нем рассказали ранее в очерке "Известен, как советский подводник, державший флаг ВМФ над рубкой после всплытия ПЛ в окружении 3-х эсминцев и самолёта ПЛО ВМФ США. Начало." - "Много поступков, и доблестных, и справедливых, и толковых, совершил за долгую служебную "карьеру" вице-адмирал Рассохо Анатолий Иванович, а в памяти при упоминании его имени неизменно всплывает это "крепко выругался и произнес..."

Приведем еще один пример из жизни флотского адмирала Рассохо А.И. Его привел Борис Александрович Караваев в очерке "К-107: первая автономка".

"Когда все мероприятия были выполнены, доложили командованию флота. Приехал наш шеф — НШ флота вице-адмирал Рассохо. Ему начальник Технического управления флота доложил, что всё исправно, но после возвращения надо будет менять аккумуляторную батарею. Было принято решение батарею сменить до, а не после похода. Это нас задержало ещё почти на три недели. Мы потом не раз вспоминали добрым словом командование, когда даже новая батарея при высоких температурах “газовала”, т.е. обильно выделяла водород при активных разрядках и зарядке. Батарея была заменена, а экипаж уже с нетерпением ждал выхода. Все уже устали от приготовлений и проверок."

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июня 2005 г. № 398 имя А.И. Рассохо присвоено географическому объекту в Северном Ледовитом океане».

Рекиш Виктор Георгиевич



Нахимовец Виктор Рекиш. Капитан-лейтенант Рекиш Виктор Георгиевич.

Пистолет у виска империализма История кораблей проекта 1234 В.В.Костриченко, В.Е.Кузмичев. Москва 2006 г.

"Третий корабль проекта 1234, построенный Владивостокским ССЗ и входивший в состав КТОФ. МРК «Муссон» входил в состав 192 ДН 165 БрРКА Приморской флотилии PC. С 1982 года являлся передовым кораблем соединения, правофланговым социалистического соревнования. МРК прошел не одну тысячу миль, выполнил на "отлично" пять ракетных стрельб. В 1985 году командир "Муссона" капитан-лейтенант С. Кашуба организовал соревнование офицеров корабля за право называться лучшим специалистом части и это звание завоевал штурман МРК старший лейтенант В. Чичин, а БЧ-1 была признана лучшей в дивизионе. Корабль в 1984 году имел бортовой номер 401, в 1987- 414 и должен был принять участие в весенних учениях флота."



МРК пр.1234.

ГИБЕЛЬ «МУССОНА» (пр.1234). Г. Пасько. «Служба», №12, 1995 года. (материал даётся в сокращении)



"В тот вечер старший боцман старший матрос Михаил Щемелинин был назначен рабочим по камбузу. Подготовка к ракетной стрельбе вконец измотала всех. Выход в море откладывали несколько раз, потом долго шло приготовление, во время которого то и дело выяснялось, что на корабле чего-то не хватает.
В семнадцать ноль-ноль снялись с якоря. Пришли в заданный район, начали «крутиться» в квадрате. Условия стрельбы ясны: отразить ракетную атаку надводного «противника». Однако, как говорят, в тот день особенно долго срабатывал какой-то невидимый и непонятный большинству механизм перестраховки, перепринятия уже принятых решений и пересогласовки ранее согласованных вопросов.
Ужинать тот день так никому и не довелось.
За полукруглой перегородкой, где находилась шахта артиллерийской башни, что-то загрохотало. Щемелинин первым учуял неладное. Судя по звукам, работал транспортер подачи снарядов. Зачем? Стрельба ведь предстояла ракетная, а не артиллерийская. Едва боцман подумал об этом, как корабль сильно встряхнуло.
– Первая сошла, – спокойно констатировал радиометрист Хачик Карапетян.
Через минуту корабль вздрогнул еще. Прямо над головой загрохотали выстрелы. «По какой цели ведет огонь пушка? Почему молчит трансляция?», – подумал Щемелинин.
Вдруг раздался сильнейший удар, и по телу корабля пробежала судорога. Щемелинина отбросило к переборке, и он тут же почувствовал крен на правый борт.
– Кажется в нас попали,–предположил невозмутимый Карапетян. Выход наверх, куда резко было рванулся Щемилинин, оказался закрыт. Люк задраили по тревоге. Но кто-то навесил на него еще и замок.
В помещении погас свет. На корабле наступила странная, холодящая душу тишина. Внезапно откуда-то сверху послышались крики и металлический скрежет. Лязгнул замок на люке. Щемелинин ринулся вперед. В открытый выход вместе с морским воздухом хлынула гарь и едкий дым.
– Живы?! – крикнул кто-то сверху. Щемелинин узнал голос Сергея Суховеева.
– Живы! – откликнулся он, выбираясь наверх.



Старший кок Шинцов и моторист Суховеев после неизвестного взрыва оказались закрытыми в рубке дежурного: ударной волной заклинило дверь. С трудом вырвавшись оттуда, они первым делом открыли выход из камбуза (там находились матросы Михно, Харабара и Завалов) и столовой команды. На палубе Щемелинин увидел жуткую картину. Он не узнавал свой корабль. Все вдруг превратилось в груду обгоревшего металлолома. Переборки были искорежены и покрыты толстым слоем копоти. Леера погнулись. Краска всюду облупилась...
Разглядеть, что делалось в районе главного командного пункта (ГКП), было невозможно: все застилал дым и огонь.

Памяти малого ракетного корабля "Муссон".

"... Командир "Муссона" капитан 3-го ранга В. Рекиш, 1-й заместитель командующего объединением капитан 1-го ранга Р. Темирханов и ряд других офицеров, мичманов, старшин и матросов погибли сразу же после взрыва. За старшего на объятом пламенем "Муссоне" остался помощник командира корабля капитан-лейтенант Игорь Голдобин. Получив при взрыве травму позвоночника, перелом ноги и ожог руки, он тем не менее остался в строю, возглавив вместе с замполитом старшим лейтенантом Василием Загоруйко сначала борьбу с огнем, а затем и организацию спасения оставшихся в живых людей.
Во избежание преждевременного взрыва морякам удалось приоткрыть крышки погреба с зенитными ракетами, чтобы снизить внутреннее давление. Они пытались подозвать к себе другие корабли, пусть не помочь, а чтобы хотя бы с них перебросили на "Муссон" пожарные шланги, ведь голыми руками и даже огнетушителями разбушевавшуюся огненную стихию не укротишь. Однако оттуда ответили, что командование не дает "добро" на сближение. Морякам "Муссона" оставалось рассчитывать только на себя..."

Дело «Муссона».

"... В 18.36 катер выпустил первую ракету-мишень. Цель тут же была взята на автосопровождение и сразу после ее входа в зону поражения была обстреляна ЗРК «Оса-М». А вот дальше произошло невероятное: несмотря на то что ракеты разорвались в зоне поражения, цель продолжила полет, более того, она изменила траекторию и понеслась на «Муссон»! К чести «муссоновцев», они еще успели дать по ней очередь из зенитного автомата. Но помочь это уже не могло – ракета врезалась в надстройку. И все бы ничего, ведь обстреляли же как-то россияне украинский траулер, а закончилось все несколькими ушибами да переломами. Вся беда была в том, что из-за малой подлетной дистанции в ракете оставалось приличное количество топлива и окислителя. Вот они-то и полыхнули. Корабль был обречен…
Вы скажете: почему это обречен? Потушили пожар – и всего-то! Но дело в том, что в то время во всех конструкциях кораблей и даже подводных лодок активно использовались алюминиево-магниевые сплавы (АМГ). Я думаю, нет нужды рассказывать об их высокой горючести. Многие, наверное, готовили в детстве кустарную пиротехнику из смеси алюминиевых и магниевых опилок… Так экономическая выгода производства перевесила вопросы безопасности..."

ГИБЕЛЬ «МУССОНА» (пр.1234). Г. Пасько. «Служба», № 12, 1995 года. (материал даётся в сокращении)

"Опомнившись, старший боцман приказал вооружить пожарный шланг, но вскоре убедился, что отсутствует питание на потребители.
Старший кок Шинцов кинулся в задымленный коридор, чтобы спуститься в центральный пост управления (ЦПУ). У входа он столкнулся с мичманом Уразовым и старшиной 2-й статьи Решетниковым, от которых узнал, что в ЦПУ живых не осталось.
С горящей надстройки раздался крик:
– Заберите меня отсюда!
Кричал командир отделения рулевых Сергей Капалин. Ему повредило ноги. Харабара и Михно кинулись на помощь, но что делать дальше не знали. Никакой инструкцией действия в подобной ситуации не предусматривались. На свой страх и риск решили покинуть корабль вместе с раненным. Капалина посадили на шею Харабаре, помогли спуститься в воду, что была немного выше нуля, и тот осторожно поплыл.
На надстройке с новой силой взметнулись языки пламени. Сквозь пламя увидели капитан-лейтенанта Багдулина, дивизионного штурмана. На выручку офицера бросился матрос Суховеев. Он оттащил штурмана подальше от огня, помог прыгнуть в воду и тут же бросил офицеру спасательный круг.
После Уразова и Решетника из задымленного шторм-коридора никто больше не появлялся. И хотя Решетник сказал, что в ЦПУ никого в живых не осталось, всем хотелось увидеть еще кого-нибудь.
Когда крен корабля увеличился, а пожар усилился, Михно с Шенцовым сбросили в воду уцелевший спасательный плотик. Когда начали на него спускаться, на надстройке показалось обгоревшее лицо старшины 1-й статьи Рахмата Сабдуллаева. Он вылез из горящего чрева корабля. К нему подбежали, ощупали: обгоревший, но целый, живой.
Последним на плотик спрыгнул старший матрос Щемелинин. Решили подождать ещё минут десять-двадцать. Однако никто больше из объятой пламенем надстройки не появлялся. Оставаться дольше возле горящего корабля, начиненного боеприпасами, было опасно.
Когда отплыли, увидели, что на баке корабля стоят матросы и офицеры в спасательных жилетах со швартовыми концами наготове...
Сколько их было – ракетных стрельб на Тихоокеанском флоте. Сотни. И ничего подобного не происходило.
Когда отзаседались все комиссии, когда были завершены эксперименты и заслушаны свидетели, стало ясно: учебная ракета (без взрывчатого вещества, но начиненная ракетным топливом и окислителем) внезапно изменила курсовой угол и врезалась в малый ракетный корабль, который по условиям стрельбы должен был сбить ее. Он и сбивал. Дважды попали в цель подчиненные командира БЧ-2 старшего лейтенанта В.Васильчева. Но ракета продолжила свой смертоносный полет.
Но то «на совести ракеты». Однако было что и на совести людей. Ракетную стрельбу по приказанию старшего начальника упростили донельзя. Корабль шёл с меньшей скоростью. Старший на борту и командир корабля своевременно не сумели сориентироваться в сложившейся обстановке. Это стоило жизни не только им...
Объёмный взрыв и интенсивный пожар привели к потере управления кораблём. Были разрушены ходовая рубка, ГКП, радиорубка, центральный пост управления механической установкой...
Окислитель ракеты создал мощные очаги пожара, который мгновенно охватил надстройку корабля от каюты командира до помещения амбулатории. Быстро разрушились и интенсивно горели корабельные конструкции из алюминиево-магниевых сплавов. Корабль обесточился, потерял внутрикорабельную и радиосвязь, заклинило почти все двери и часть люков. Вышли из строя системы: пожарная, водяной защиты, орошения носового и кормового погребов, контейнеров ракетных комплексов.
Из поста противовоздушной обороны сумели выбраться на бак все 16 человек. Из-под обломков были вытащены два радиста, помощник командира старший лейтенант И.Голдобин и замполит старший лейтенант В.Загоруйко.
В связи с опасностью взрыва ракет в контейнерах старший лейтенант И.Голдобин отдал приказание личному составу покинуть терпящий бедствие корабль. Последними в 19.20 МРК покинули Загоруйко и Голдобин.



С 21.55 до 22.34 на корабле рвались ракеты и артиллерийские снаряды. В 22.30 «Муссон» затонул.
В акте расследования в числе виновников происшествия назван капитан 2 ранга С.Желиба, офицер штаба части ракетных кораблей. Ему в вину вменено нарушение требований «Методики проведения стрельб». Позже мы не раз со Станиславом Ивановичем обсуждали случившееся.
– Я с себя вины не снимаю, – говорил он, – но до сих пор мне никто не доказал её четко и убедительно. Более того, независимо от меня, проводили свои расчёты разных управлений Тихоокеанского флота. Они пришли к выводу, что если пунктуально выполнять требования той самой методики, то трагедия, как это не дико звучит, должна произойти неминуемо.
Также в числе виновников были названы офицеры Н.Кимасов, Р.Тихомирханов – офицеры вышестоящего штаба, командир МРК «Муссон» капитан 3 ранга В.Рекиш, флагманский специалист ракетного оружия капитан 3 ранга Н.Иванов, руководитель учения контр-адмирал Л.Головко.
По итогам расследования комиссия предложила рассмотреть возможность исключения алюминиево-магниевых сплавов при строительстве кораблей ВМФ, а также разработать меры «резкого улучшения качества зенитно-ракетных и артиллерийских комплексов, радиолокационных станций кораблей для гарантированного уничтожения крылатых ракет в зоне самообороны». Подписан был акт председателем комиссии первым заместителем Главкома ВМФ адмиралом флота Н.Смирновым.
Все виновные были наказаны. Но часть вины списали и на Его Величество Случай. И пусть даже написана эта мрачная страница трагическим случаем, в соавторстве у нее были расхлябанность, непродуманность и преступная халатность должностных лиц."

ТРАГЕДИЯ мрк “МУССОН” глазами и сердцем офицера походного штаба. Владимир Ульянич капитан 1 ранга запаса.

"... Ни тогда, ни после у меня не возникло никаких личных внутренних претензий к поведению Командующего в той сложной обстановке. Все команды отдавались без паники, желчи и психоза ровным уверенным голосом. Не переводились “стрелки“ на других должностных лиц, ни на ком не вымещалось зло. Во всём произошедшем я не вижу вины Головко, если не считать планетарной ответственности вроде той, что у Ельцина: простите, что не уберёг защитников Белого Дома.
Как же так: погибло тридцать девять человек, а виновных нет? По моему мнению, среди привлечённых к ответственности по итогам выводов комиссии – нет. Все подобные ракетные стрельбы, проводимые ранее и впоследствии, могли закончиться трагически при определённом стечении обстоятельств. Уже через непродолжительное время после гибели “Муссона“ несмотря на все принятые меры и предостережения ракета-мишень имела контакт с антеннами однотипного корабля на Балтийском флоте.
Чтобы с высокой долей вероятности исключить риск при проведении стрельб по ракетам-мишеням, необходимо было разрабатывать и внедрять специальные технические системы обеспечения безопасности или вообще не стрелять. На первое, наверное, не было денег, а что касается второго, то – а “холодная война“ как же?
Скоро исполнится шестнадцать лет с того трагического дня.
Настоящий мужчина и герой, русский моряк Игорь Голдобин уволен с Флота без наград и выслуги. Нет, его никто не выгонял, но и никто не удерживал.
Адмирал Головко умер в неподходящем для этого события возрасте.
Основной пункт базирования Краснознамённой 165 бригады ракетных катеров в бухте Большой Улисс разгромлен и уничтожен. Хочется верить, что памятник славному малому ракетному кораблю Военно-Морского Флота СССР “Муссону“ перенесли в достойное место.
Перед глазами памятная доска с фамилиями погибших:
– Первый заместитель Командующего Приморской флотилией капитан первого ранга Тимирханов Р.;
– Командир 192-го дивизиона малых ракетных кораблей капитан 2 ранга Кимасов Н.;
– Командир малого ракетного корабля “Муссон“ капитан 3 ранга Рекиш В., –
и ещё тридцать шесть фамилий офицеров, мичманов, старшин, матросов и курсантов.
Вечная память “Муссону“!"



Фотоархив. У памятника погибшим. В центре: штурман - А. Новиков, помощник - И. Голдобин.

Гибель "Муссона". Григорий Пасько - почетный член Русского Центра Международного ПЕН-клуба.

"... Когда материал был очередной раз подготовлен к печати и не опубликован из-за очередного "мнения сверху", стало известно, что 19 апреля (почему-то снова апреля) 1990 года на Балтийском флоте выполнялась стрельба, аналогичная стрельбе по "Муссону". Наличие практически всех тех же недостатков чуть было не привело к трагическим последствиям. Ракета-мишень попала в МРК "Метеор", сбив несколько антенн на надстройке корабля. Пролети она немного ниже - быть бы повторению трагедии."

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю