Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Подготовительные училища ВМФ. Горьковское, Саратовское ВМПУ. Часть 7.

Подготовительные училища ВМФ. Горьковское, Саратовское ВМПУ. Часть 7.

Дважды на Новой Земле. Капитан II ранга В.М. Киселев. - ЯДЕРНЫЕ ИСПЫТАНИЯ. Книга 1. Ядерные испытания в Арктике (научно-публицистическая монография в двух томах). Том I. Арктический ядерный полигон. Окончание.



Два самых мощных советских ПЯИ были проведены на НЗИП осенью 1973 г. 12 Сентября 1973 г. Четыре ядерные устройства с полной мощностью 4.2 Мт были взорваны на северном участке. 27 октября одиночный заряд (3.5 Мт) был взорван на южном участке почти через месяц после первого успешного ПЯИ в этом новом районе. Его произвели в стандартной скважине.

Мне хочется остановиться на эпизоде, произошедшем 20 августа 1973 года при подготовке испытаний. Штольня была пройдена в горе Чёрная. Высота горы 800-900 метров над уровнем моря. На некотором расстоянии от устья штольни были размещены фургоны с измерительной аппаратурой. Всё было готово для проведения ядерного взрыва. Из Рогачёво прибыла вертолётная эскадрилья. По плану испытаний на гору, в район центра взрыва, надо было доставить несколько дымовых шашек ДШ-100. За одну секунду до взрыва, по сигналу автоматики, шашки поджигались. Образованный из шашек дым должен был выступить в качестве коагулянта радиоактивных аэрозолей в случае их образования в атмосфере. Дымовые частицы вместе с присоединившимися к ним радиоактивными аэрозолями должны были осесть на воду в акватории Карского моря. Всё было мною рассчитано. 20 августа я вместе со старшим инженером-испытателем В. Маслениковым и матросом (жаль, фамилию запамятовал) вылетел на гору для доставки и установки нескольких шашек. Расстояние от вертолётной площадки до горы 15-20 км. Погода идеальная. Вертолёт быстро набрал высоту и через несколько минут начал снижение. Техник вертолёта пустил сигнальную ракету для определения направления ветра и командир начал посадку на горе. Я заметил крен вертолёта, но был уверен, что всё будет в порядке. Но, увы. Вертолёт ударился о поверхность горы со значительным креном, подпрыгнул и замер. Мы и шашки покатились кубарем. Дверь удалось открыть и мы выскочили из машины. Увидели, что из баков вытекает бензин. Несущие лопасти задели поверхность горы, балка разрушилась, а хвостовой винт оторвался и отлетел в сторону. Пилоты легко выбрались из кабины. Некоторые из нас были легко травмированы. У Масленикова была рассечена кожа на голове и текла кровь. Кровотечение мы остановили снегом. Среда кругом стерильная. У меня болело бедро. Ударился о трап. Состояние было полушоковое. Придя в себя, приняли решение двигаться вниз. Мне пришлось идти, опираясь на какую-то деталь от вертолёта. Боль была острой. С горы мы увидели у устья штольни автомобиль. Наш матрос при падении не пострадал. Я приказал ему быстро спуститься вниз и сообщить водителю о нашей беде. Спускались мы с горы строем уступа, чтобы не сбить случайно скатившимся камнем впереди идущего. Перешли вброд речушку. Подошла автомашина и мы поехали в посёлок. По пути пришлось остановиться, так как стало плохо командиру вертолета Копытину. Привели его в чувство и через 30 минут были уже в посёлке. Взволнованное руководство встретило нас на улице. Им было не понятно, почему отсутствовала радиосвязь. В медпункте нам оказали медицинскую помощь. Потом меня позвал к себе Г. Кауров. Как заведено в подобных случаях, угостил спиртом. Я выпил, закусил. Он сказал, чтобы выпил ещё. Наступило облегчение. Как будто груз свалился с плеч и я рассказал ему всё, как было. Для расследования аварии из Москвы прилетела комиссия. Участников полёта опросили, а затем мы дали письменные объяснения. Из Североморска прилетел вертолёт МИ-6, с помощью которого аварийный МИ-4 был снят с поверхности горы и на стропах перенесён на вертолётную площадку. Подготовка к испытаниям продолжалась. А 12 сентября 1973 года в штольне В-1, пройденной в горе Чёрной, прогремел самый мощный советский подземный ядерный взрыв.



Наша измерительная аппаратура, размещённая в штольне и на дневной поверхности в ближней зоне взрыва, отработала надёжно, выдав необходимую информацию. Эпизоды, о которых я рассказал выше, говорят о том, что работа испытателей ядерного оружия требует полной самоотдачи, и зачастую, связана с риском. Добротная техническая подготовка, физическое здоровье, психическая и моральная устойчивость позволяет испытателям минимизировать риск.
Сейчас, вспоминая участие в ядерных испытаниях на Новой Земле, снова и снова переживаешь чувство удовлетворения за свою, хоть небольшую, но причастность к созданию советского ядерного оружия, которое до сих пор охраняет нашу мирную жизнь.

Конин Николай Михайлович. Закончил Тбилисское Нахимовское училище в 1953 г.

П.М. Званцев: "В 1947 году был проведен третий (последний) выпуск из ГВМПУ. Вышестоящим командованием было принято решение срочно перебазировать подготовительное училище в город Энгельс и переименовать его в Саратовское военно-морское подготовительное училище (СВМПУ)...
Саратовское военно-морское подготовительное училище функционировало как воинская часть, имея свое знамя части, с сентября 1947 года по октябрь 1951 года.
Наборы в училище 1949 и 1950-х годов завершали свое подготовительное военно-морское образование при Калининградском (2-м Балтийском) и 1-м Балтийском высших военно-морских училищах.
С 1952 года обжитое место заняло Энгельское военно-техническое училище войск ПВО страны."

Часть поступивших в 1950 году в Саратовское военно-морское подготовительное училище после его расформирования была направлена в нахимовские училища. Сколько всего, не ведаем, но немало. Как пишет Семевский Р.Б., летописец выпуска 1953 года Ленинградского Нахимовского училища, "за 8 лет учёбы по разным причинам (неуспеваемость, дисциплина и пр.) мы растеряли около 30 чел., которых восполнили в 10 классе за счёт приёма в 1952 г. «подготов» из Саратовского подготовительного училища". Примерно около тридцати человек. Один из них - Елаков Юрий Георгиевич (Из истории 45-ой дивизии атомных подводных лодок Тихоокеанского флота. Сослуживцы. Часть 4.).

Часть была переведена в Рижское Нахимовское училище, а, например, Конин Николай Михайлович - в Тбилисское НВМУ.



Саратовская государственная академия права.

Николай Михайлович Конин родился 2 марта 1935 г. в Ярославле. Вскоре семья переехала на постоянное место жительства в Рыбинск, где отец работал старшим мастером на авиационном заводе, а мать учительницей младших классов в школе. С началом Великой Отечественной войны семья вместе с заводом была эвакуирована в Уфу, где отец продолжал работу на эвакуированном авиационном заводе, а мать школьной учительницей.
В октябре 1942 года, когда Н.М. Конину было 7 лет, мать умерла и ему пришлось познать все горести жизни холодной, голодной, безрадостной и беспризорной, потому что отец работал без выходных с 8 часов утра и до 10-11 часов вечера. Все это время после школьных уроков он был предоставлен самому себе, поскольку никаких родственников в Уфе не было. В 1950 году поступил в Саратовское военно-морское подготовительное училище, которое находилось в г. Энгельсе. В 1952 году училище расформировали и всех воспитанников для получения аттестата зрелости разбросали по нахимовским училищам. И.М. Конин был направлен в Тбилисское нахимовское училище, где в мае 1953 года получил аттестат зрелости (10-классное образование) и ушел на действительную военную службу на Балтийский флот.
По окончании службы на Балтийском флоте на крейсере "Свердлов" в 1956 г. работал на Уфимском авиационном заводе. В 1957 г. И.М. Конин поступил в Уфимский филиал Всесоюзного юридического заочного института, а через год перевелся на очное отделение Саратовского юридического института, которое закончил с отличием в 1961 г.
По окончании института Николай Михайлович Конин работал старшим следователем МВД в Новомосковску (Тульской области), а в 1963 году поступил в аспирантуру Саратовского юридического института по специальности "Административное право", которую в 1966 г. закончил с защитой кандидатской диссертации. В 1964 г. он был зачислен ассистентом кафедры административного права СЮИ и с той поры на этой кафедре прошел все ступени карьерной лестницы: преподаватель, старший преподаватель, доцент, профессор...

Кубарев Александр Георгиевич. Выпуск 1948 г.

Центральный музей Вооруженных Сил - новости. 01.04.2007.

В ЦМВС прошло торжественное собрание, посвященное 70-летию ЧВВМУ им. П.С.Нахимова.



Выступает генерал-майор в отставке Кубарев А.Г.



Александр Георгиевич Кубарев и директор школы Антонина Яковлевна Смирнова

Немногие общеобразовательные учреждения г.Коврова отметили свой 70-летний юбилей. Одним из таких является МОУ СОШ №24.
В нашей школе поддерживается связь поколений, существуют свои традиции. Мы гордимся выпускниками и всегда рады, когда они приходят к нам в школу.
25 апреля из Москвы приехал в родной город кандидат военных наук генерал-майор Александр Георгиевич Кубарев – выпускник 1945 года МОУ СОШ №24 (ранее железнодорожная школа №6). Александр Георгиевич уже не в первый раз посещает родную школу и встречается с педагогами и ученическим коллективом. Долгая и полная яркими событиями жизнь у этого замечательного человека.
После окончания школы поступил и блестяще – с золотой медалью – окончил Саратовское Военно-Морское училище. В 1952 году так же с золотой медалью Александр Георгиевич окончил Черноморское ВВМУ. Был Сталинским стипендиатом. Служить пришлось в различных местах: в 1952-1960 гг. – младшим штурманом тяжелого крейсера «Сталинград», штурман сторожевого корабля «Ягуар», эскадронного миноносца «Пламенный»; с 1960г. – в войсках ПВО страны, командир ЗРД; с 1962 г. – начальник отдела боевого применения корпуса ПРО, начальник боевой подготовки войск Ракетно-космической обороны, с 1977 г. – начальник боевой подготовки управления командующего войсками ПРО и ПКО Войск ПВО страны.
Воспоминания Александра Георгиевича всегда интересны и познавательны, поэтому ребята с удовольствием встречаются и беседуют с ним.
Во время последней встречи 25 апреля с учащимися 9-11 классов Александр Георгиевич не просто поделился воспоминаниями о наиболее ярких событиях своей жизни, но и обратился к выпускникам с напутственным словом, пожелав им помнить и уважать ветеранов, с любовью относиться к своей малой Родине и продолжать чтить школьные традиции.
Ознакомившись с материалами и стендами по истории школы, Александр Георгиевич выразил благодарность творческому коллективу учителей и ребят за проделанную работу, за сохранение памяти о славных традициях школьной летописи и отметил преемственность и связь поколений. В подарок школьной библиотеки Александр Георгиевич передал несколько экземпляров научно-популярной и публицистической литературы.
Ребята поблагодарили почетного гостя, пожелали крепкого здоровья, успехов в делах, долгих лет жизни и выразили надежду на дальнейшее сотрудничество.

Левин Альберт Израилевич.



Метаморфозы "K-77". Сергей АПРЕЛЕВ. Капитан 1 ранга. 2003. Северодвинск. Статья была опубликована с сокращениями в газете "Северная Неделя" (Северодвинск) 24.03.2003 г.

... Зимой 1976 года подводная лодка «К-77» под командованием капитана 1 ранга Альберта Левина вышла в свой очередной боевой поход. Успешно форсировав Фареро-Шетландский противолодочный рубеж, лодка, в полной мере испытала на себе нрав зимней Атлантики. Во время зарядок батареи крен достигал 50 градусов, а гребни океанских волн проносились высоко над ходовым мостиком. Привязанная ремнями верхняя вахта, проворно ныряла под козырек рубки, когда очередной вал накрывал их, далеко не утлое суденышко. В те редкие моменты, когда отдраивался рубочный люк, огромный столб воды проваливался в центральный пост, грозя вызвать замыкания и сопутствующие им неприятности, вплоть до пожара, страшнее которого на подводной лодке, как известно, ничего нет. В Бискайском заливе стихия разбушевалась настолько, что казалось не выдержат стальные борта легкого корпуса…
На параллели мыса Финистерре командир неожиданно получил радиограмму, предписывавшую следовать не в Средиземное море, как ожидалось, а к Виргинским островам, т.е. к восточному побережью Америки. По мнению командования 6-й флот США собирался, если не высаживать десант на Кубу, то, по крайней мере, продемонстрировать подобную попытку. Подводный ракетоносец разворачивался, ни много, ни мало, на перехват американского флота.



ЯДЕРНЫЙ ФОКСТРОТ

В ту пору командир дивизии, в состав которой входила «К-77», капитан 1 ранга Виталий Викторович Козырь (выпускник Ленинградского ВМПУ) вспоминает:
…Новый маршрут пролегал между Азорскими островами и островом Мадейра в направлении Зюйд-Вест. Качка вскоре уменьшилась, а когда вошли в зону экваториальных пассатов, и вовсе стало спокойно. На горизонте - ни дымка, а в воздухе даже инверсионных следов от самолетов не видно. Температура в отсеках достигла 50 градусов. Кондиционеры работали непрерывно, но существенно снизить температуру в отсеках не удавалось…И вот назначенный район на параллели Виргинских островов достигнут. Вокруг мертвая зыбь. Серая мгла оказалась настолько густой, что было трудно различить, где кончается вода и где начинается воздух. Тяжелая, давящая атмосфера. Дышать нечем. Воздух напоен влагой настолько, что блики на воде отражаются в плотных его слоях. В отсеках лодки невыносимая жара.. Однако, испытание было недолгим. 6-й флот оставил в покое Кубу и направился к берегам Анголы. На подводной лодке кончалось топливо. Последовала команда следовать в Конакри (Гвинея) для отдыха экипажа, ремонта техники и пополнения запасов.
Путь к африканским берегам был недолгим. 13 февраля вышли к гвинейской столице. Нужные карты отсутствовали, но штурмана окозались на высоте. "К-77" ошвартовалась к борту большого десантного корабля ЧФ "Крымский комсомолец", на котором находился батальон морской пехоты Балтийского флота. Командир корабля доложил по радио командиру соединения о прибытиино и о том, что закончился хлеб. В ответ получил шуточную рекомендацию - есть бананы. С хлебом выручили интенданты десантного корабля. А вот бананов в Гвинее не оказалось. Зато вдоволь наелись ананасов… Уставшие от трехмесячных походов по штормовой Атлантике, подводники встретили радушный прием у местных властей, а самое главное - у своих коллег моряков-надводников…Помимо дружеских визитов главное внимание было направлено на приведение в порядок материальной части и восстановление бодрости духа в экипаже. За три недели экипаж отдохнул, и, насколько возможно, пополнил необходимые запасы.



БДК пр.1171, снимок с НАТОвского самолета

Приняв топливо с подошедшего советского танкера, «К-77» отправилась в путь, теперь уже в Средиземное море и для начала в Александрию. На подходе к островам Мадейра командир неожиданно получил приказание возвращаться в базу. В Бискайском заливе лодка вновь оказались в зоне жестоких штормов. Даже на глубине 100 метров крен достигал 10 градусов. Предвкушая скорую встречу с Родиной, подводники стойко переносили трудности и, ничто не предвещало беды. Утром 20 марта подводная лодка шла на глубине 80 метров. Командир находился в центральном посту, когда в 10.40 из жилого 5-го отсека поступил доклад: "Аварийная тревога! Пожар в 5-м отсеке! Горит ППС!" (станция параллельно-последовательного соединения групп аккумуляторной батареи). Была сыграна аварийная тревога. По приказанию командира корабля в 8-м отсеке была изготовлена к действию система объемного химического пожаротушения (ЛОХ) и в 5-й отсек был подан огнегаситель "Фреон-114-В2". Связь по корабельной трансляции между главным командным пунктом и кормовыми отсеками 6 и 7 мгновенно оборвалась. Из 7 отсека старшина команды электриков успел доложить по телефону, что в отсек несанкционированно подан фреон. Поскольку пожар в 5-м продолжался, командир приказал подать туда огнегаситель из установки ЛОХ центрального поста. В 11.10. лодка всплыла в надводное положение для вентилирования отсеков. Бискайский залив продолжал бушевать. Для выяснения обстановки была организована группа разведчиков, которая обследовав 5-й отсек и обесточив обгоревший ППС, двинулась в корму. Наконец, была отдраена переборка в 7-й отсек, и взору офицеров открылась страшная картина. На палубе в различных позах лежало десять моряков. Еще двоих в бессознательном состоянии вытащили из трюма.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю