Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.44.

Обзор выпуска Ленинградского Нахимовского военно-морского училища 1971 года. Часть 1.44.

Герой Советского Союза Тимофеев Рюрик Александрович. Окончание.



Герой Советского Союза Тимофеев Рюрик Александрович. Капитаны 1 ранга Морозов И.Ф. и Тимофеев Р.А. Фото из газеты "Петербургский дневник".

Поскольку только недавно удалось "достать" и обработать книгу Николая Мормуля "Первая атомная и ее экипаж (Из воспоминаний участников)". - СПб: Изд-во Политехн. ун-та, 2006., рассказывая об отце Александра Рюриковича, воспользуемся поводом и дополним очерки о командирах АПЛ "К-3" (Ленинский комсомол): Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Рижский нахимовец и его однокашники. Часть 1. (Всего 10 частей) и Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Ленинградский нахимовец и его однокашники. Часть 1. (всего 13 частей).

Этот день в Истории 17 июля 1962 г.



На вершине планеты.

"В 6 часов 50 минут атомная подводная лодка К-3 (будущий "Ленинский комсомол") достигла Северного полюса Земли. После возвращения лодку на пирсе встречали Н.С. ХРУЩЁВ и министр обороны Р.Я. МАЛИНОВСКИЙ. Как только экипаж сошел на берег, сразу же началось награждение. Малиновский шилом перочинного ножа проделывал дырки, а Хрущев вручал ордена и медали всем участникам похода. Руководитель похода контр-адмирал А. И. ПЕТЕЛИН, командир подлодки капитан 2-го ранга Лев Михайлович ЖИЛЬЦОВ и командир БЧ-5 Рюрик Александрович ТИМОФЕЕВ были удостоены звания Героя Советского Союза."

Гришанов В.М. Все океаны рядом.

... капитан 2 ранга инженер Рюрик Александрович Тимофеев "вырос в Севастополе, в рабочей семье. Окончив военно-морское училище, плавал вначале на эсминце, потом на дизель-электрической подводной лодке. Предложение перейти на атомную он воспринял с радостью. Его захватывала перспектива инженерных работ. Когда вводили лодку в строй, часто шли путем неизведанным, и Тимофеев оказался на высоте положения. Он ведал, можно сказать, сердцем подводной лодки — атомным реактором. Надо ли говорить, какими знаниями, да и смелостью должен обладать человек на таком ответственном посту."

Тимофеев Рюрик Александрович. - Мормуль Николай. Первая атомная и ее экипаж (Из воспоминаний участников). - СПб: Изд-во Политехн. ун-та, 2006.

Старший лейтенант Рюрик Александрович Тимофеев прибыл на подводную лодку в 1954 году (Железный Рюрик, как мы его называли между собой за требовательность и принципиальность в вопросах специальности по устройству и живучести корабля).



Инженер-механик высшей квалификации. Специалист в области эксплуатации, боевого использования, технического обслуживания и ремонта ядерных энергетических установок и подводных лодок. Командир электромеханической боевой части атомной подводной лодки. Участник похода первой ПЛА в июле 1962 г. на Северный полюс. Кандидат технических наук (1968 г.). Доцент (1969 г.). Герой Советского Союза (1962 г.). Капитан 1 ранга.
Родился 31 марта 1926 г. в г. Остров Псковской обл.
Прохождение службы:
• июнь 1942 г. — июль 1945 г. — курсант специальной школы № 13 Военно-воздушных сил СССР, г. Свердловск;
• июль-октябрь 1945 г. — курсант 9-й авиационной школы пилотов первоначального обучения, г. Бугуруслан;
• октябрь 1945 г. — июнь 1947 г. — курсант 1-го Чкаловского военно-авиационного училища летчиков, г. Оренбург;
• июнь 1947 г. —декабрь 1952 г. — курсант паросилового факультета Высшего военно-морского инженерного ордена Ленина училища им. Ф.Э. Дзержинского. Окончил ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского (1947-1952 гг.), кораблестроительный факультет Военно-морской академии (сентябрь 1962 г. — июнь 1965 г.), адъюнктуру при кафедре "Ядерные энергетические установки" Военно-морской академии (июнь 1965 г.- июнь 1968 г.);
• декабрь 1952 г.— сентябрь 1954 г.— командир машинно-котельной группы БЧ-5 эскадренного миноносца "Безбоязненный" Черноморского флота;
• сентябрь 1954 г. — апрель 1959 г. — командир машинной группы, командир дивизиона живучести первой отечественной атомной подводной лодки пр. 627 К-3 ("Ленинский комсомол");
• апрель 1959 г. — сентябрь 1962 г. — командир электромеханической боевой части ПЛА "Ленинский комсомол".
С декабря 1954 г. по июль 1955 г. обучался на первой в мире атомной электростанции в г. Обнинске. Прошел теоретическую и практическую подготовку по обслуживанию ЯЭУ станции. Был допущен к самостоятельному несению вахты на пульте управления станцией в должности инженера, а затем старшего инженера.
Участвовал в строительстве и эксплуатации стенда 27ВМ в г. Обнинске. От имени ФЭИ наблюдал за монтажом оборудования в турбинном отсеке и в отсеке вспомогательных механизмов стенда, состоял членом пусконаладочной комиссии по паротурбинной установке и непосредственно участвовал в наладке и пуске в действие главного турбозубчатого агрегата, его вспомогательных механизмов, трубопроводов и арматуры.
С сентября 1955 г. по январь 1957 г. прошел полный курс теоретического и практического обучения на стенде 27ВМ по обслуживанию ЯЭУ стенда в должности заместителя начальника смены. Руководил подчиненным личным составом смены и другим эксплуатационным персоналом стенда.
В январе 1957 г. прибыл вместе с командой в Северодвинск, где на судостроительном заводе строилась первая отечественная атомная подводная лодка.
С января 1957 г. до апреля 1959 г. в должности командира дивизиона живучести электромеханической боевой части участвовал в достройке подводной лодки, в спуске ее на воду, в пускона-ладочных испытаниях общекорабельных систем и устройств корабля, в том числе и системы обитаемости, в межведомственных комплексных швартовных испытаниях ядерной энергетической установки ПЛА и ходовых государственных испытаниях подводной лодки.
Межведомственные комплексные швартовные испытания ЯЭУ прошли с 19 мая по 5 июня 1958 г. Государственные ходовые испытания ПЛА, которые проводила правительственная комиссия, были завершены в период с 3 июля по 1 декабря 1958 г. Во время всех видов испытаний ПЛА являлся членом заводской сдаточной команды подводной лодки, выполнял обязанности командира дивизиона живучести.
Участвовал в первом доковании ПЛА в 1958 г. и в глубоководном погружении подводной лодки во время государственных испытаний в декабре 1958 г.
Руководил электромеханической службой ПЛА (с 20 апреля 1959 г.) в период опытной эксплуатации корабля, подготовки подводной лодки к походу на Северный полюс и во время этого похода в июле 1962 г.
В период службы на первой отечественной ПЛА К-3 "Ленинский комсомол" вместе с командованием и офицерами 1-го экипажа участвовал в разработке флотских эксплуатационных документов по ЯЭУ ПЛА, по эксплуатации общекорабельных систем и устройств, по борьбе за живучесть технических средств, по борьбе с поступлением воды во внутренние помещения корабля, в разработке новых и корректировке действовавших флотских документов по боевой и специальной подготовке личного состава подводных лодок. Среди них документы по отработке экипажа, командные слова для ПЛА, инструкция по использованию средств движения, инструкция по докованию и другие документы.
В 1968 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук на тему "Учет и планирование надежности ЯЭУ соединения АПЛ". Имеет научные труды на эту тему.
Производственная деятельность:
• июнь 1968 г.— сентябрь 1969 г.— преподаватель кафедры "Ядерные энергетические установки" ВМА;
• сентябрь 1969 г. — август 1971 г. — старший преподаватель той же кафедры;
• август 1971 г.— май 1981 г.— заместитель начальника кораблестроительного факультета ВМА.
В 1981 г. уволен из кадров ВМФ в запас, затем в отставку по возрасту. После окончания военно-морской службы с 1981 г. в течение нескольких лет работал сотрудником в Ленинградском отделении Академии наук СССР.
Награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени, орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени, орденом Мужества, медалью "За боевые заслуги" и др.

Певцов Олег Сергеевич.



Командир БЧ-1, участник похода К-3 на Северный полюс.
Родился в 1934 г. В 1944-1952 гг. учился в Нахимовском училище в Ленинграде, после которого поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания. После окончания ВМУПП в 1956 г. назначен командиром электронавигационной группы на ПЛА К-3.
В 1961 г. назначен командиром БЧ-1 (после Е.Н. Золотарева). Активный участник похода К-3 на Северный полюс.
В 1967 г. пережил вместе с экипажем пожар на К-3.
Продолжительное время преподавал в учебных центрах г. Палдиски и Сосновый Бор.
В 1984 г. вышел в запас, работал на предприятиях рыбной промышленности в г. Сосновый Бор.
Награжден тремя орденами и многими медалями.

К Северному полюсу. Ветеран подразделений особого риска капитан 1 ранга в отставке О. С. Певцов. 2003 г. Сосновый Бор.

"В 1950-х годах (уже прошлого столетия) шло бурное строительство атомных подводных лодок США и активное освоение ими арктического морского театра для подготовки к ведению в этом районе предполагаемых в будущем боевых действий. В период с 1957-го по 1962 год атомными подводными лодками США "Наутилус", "Скейт", "Сарго", "Сидроген" и "Джорж Вашингтон" подо льдами Арктики выполнено несколько походов, во время которых решались различные задачи, имеющие военное значение.



Часть экипажа АПЛ "К-3" у цеха № 420 в г. Северодвинске. 1958 г. Слева направо: 1 ряд - Золотарев, Труханов, Черных, Лучников, Баленко, Жильцов, Первухин, Беклемишев, Шурыгин, Гурьянов; 2-й ряд - Певцов, Рудаков, Тимофеев, Бечик, Романенко, Акулов, Михайлов, Горбенко, Ершов, Крикуненко.

Первая советская атомная подводная лодка впервые вышла в море в июле 1958 года. Уже в 1959 году было принято решение о подготовке ее к походу на Северный полюс, в связи с чем предстояло решить следующие задачи:
— обеспечить переход достоверными морскими картами, пособиями и другим справочным материалом;
— оборудовать подводную лодку дополнительным штурманским вооружением, способным обеспечить высокоширотное плавание;
— выработать необходимые рекомендации по использованию штурманской техники в высоких широтах в квазигеографической системе координат;
— подготовить личный состав штурманской боевой части к обслуживанию ее в новых условиях;
— оборудовать подводную лодку надежными системами для наблюдения за ледовой обстановкой;
— укрепить ограждение боевой рубки на случай всплытия во льдах.
Для выполнения этих задач была проделана огромная работа специалистами научно-исследовательских институтов, предприятиями и организациями, гидрографической и гидрометеорологической службами флота. Так или иначе, были задействованы тысячи людей по всей нашей стране. Многих я знал лично, других никогда не приходилось видеть. Большая им благодарность за их труд! Видимо, многие из них и не догадывались, что работают на то, чтобы наша подводная лодка достигла Северного полюса.
В 1960 году я в качестве командира электронавигационной службы был направлен в командировку в Ленинград сроком на два месяца для изучения новой штурманской техники, которая была установлена на нашей подводной лодке в дополнение к имеемой штатной.
После командировки в вечернее время, когда заканчивался рабочий день, мы часто оставались на корабле до 22 часов, изучали руководства и другие документы по плаванию в арктическом бассейне. Мы — это командир подводной лодки капитан 2 ранга Жильцов Л.М., старший помощник командира капитан 3 ранга Первушин Г.С., заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга Штурманов А.Я. и я.
В 1961 году после ремонта и модернизации по прибытию к месту постоянного базирования подводная лодка совершила предварительное плавание подо льдом до широты 8Г57' N. В данном походе проверялась работа системы курсоуказания и производилось всплытие во льдах.
В ноябре 1961 года я был назначен командиром БЧ-1 (штурманской) нашей подводной лодки вместо ушедшего с повышением капитана 3 ранга Золотарева Е.Н. Примерно в это же время было принято окончательное решение о походе подводной лодки К-3 к Северному полюсу. Он был запланирован на июль 1962 года.
В зимнее время этого периода проводились подготовительные работы по устранению замечаний в работе техники, отлаживалась работа отдельных систем, а также проводились работы по тщательной регулировке системы курсоуказания представителями НИИ и ВМФ с участием личного состава подводной лодки. Это была большая школа для всего личного состава корабля, особенно для штурманов. Ведь от точности работы системы курсоуказания в основном зависела точность плавания подводной лодки.
По окончании этих мероприятий подводная лодка вышла в море для восстановления навыков личного состава в управлении ПЛ и эксплуатации технических средств. В этот же период много внимания уделялось управлению подводной лодкой на заднем ходу в подводном положении. Этот маневр отрабатывался на случай всплытия во льдах.
Ранее назначенного срока подводная лодка была вызвана в базу, где о готовности к походу на Северный полюс командиры боевых частей и командир ПЛ доложили командующему Северным флотом адмиралу В.А. Касатонову. В день выхода 10 июля 1962 года прибыл Главнокомандующий ВМФ адмирал Горшков С.Г., которому также было доложено о готовности к походу на Северный полюс.



Певцов Олег Сергеевич. Июль 1962 г.

Для участия в походе была сформирована научная группа из представителей НИИ, промышленности и ВМФ, состоящая из 16 человек. Предстоящий поход имел не только военное, но и большое научное значение. Необходимо было организовать и осуществить постоянное наблюдение за работой многих приборов, документировать их показания с целью проанализировать их в дальнейшем и сделать соответствующие выводы, выработать рекомендации для последующих плаваний подо льдом.
Старшим на походе был назначен командующий соединением наших подводных лодок контр-адмирал А.И. Петелин. С ним прибыли опытные специалисты штаба соединения — флагманский штурман соединения капитан 2 ранга Д.Э. Эрдман и заместитель командующего соединением по электромеханической части капитан 1 ранга М.М. Будаев.
Согласно имевшимся в нашем распоряжении документам наиболее благоприятным временем для подледного плавания по многолетним наблюдениям являются август-сентябрь месяцы. В это время кромка льда в арктическом бассейне наиболее удалена к северу. Однако какие-то обстоятельства, о которых можно только догадываться, определили время выхода ПЛ в июле. Но это далеко не самый худший вариант.
Итак, 10 июля в 22 часа по московскому времени подводная лодка К-3 стала отходить от причала. В последний момент пришлось задержаться, так как к причалу подъехала машина, доставившая нам фотоснимки ледовой авиаразведки по маршруту нашего следования к Северному полюсу. Маршрут: Баренцево, Норвежское, Гренландское моря, Северный Ледовитый океан.
В исходной точке на нулевом меридиане в Гренландском море была назначена встреча с одним из тральщиков сопровождения. 13 июля всплыли в точке рандеву. Сплошная облачность. Установили радиосвязь с тральщиком, но визуально его не наблюдали. Около 18 часов выглянуло солнце. Уточнили свое место. Видимо, то же самое сделал и тральщик, так как скоро мы с ним встретились. Нам сообщили некоторые данные и пожелали счастливого пути.
Погрузились и легли на курс 0° для следования к Северному полюсу.
14 июля в 10 часов 45 минут в широте 79° N подводная лодка вошла под кромку льда.
Наблюдение за ледовой обстановкой осуществлялось с помощью трех эхоледомеров, работавших постоянно. Имелась и телевизионная аппаратура, но в достаточной степени она себя не проявила. Как ни странно, но наблюдение за льдами довольно хорошо можно было вести через перископ по принципу "темно" — это лед, "светло" — чистая вода. Для размещения наблюдателя ограждение перископа в трюме центрального поста было снято, а перископ чуть приподнят. С глубины около сотни метров было отчетливо видно, как над "головой", подобно облакам, проносятся призрачные серо-зеленые льдины. На ленте эхоледомера записывалась картина подводной части ледового покрова как разность показаний гидростата и эхолотовой части эхоледомера. Об общей толщине льда можно судить, полагая, что под водой находится 2/3 или 3/4 его толщины, в зависимости от плотности льда. Толщина пакового льда по маршруту следования лодки в основном составляла 4—6 метров. Несколько раз встречались торосистые образования, погруженные в воду до 30 метров и более.
Ледовая обстановка впереди по курсу обследовалась штатной гидроакустической станцией. Встреча с айсбергами по маршруту следования подводной лодки маловероятна, и, если встреча возможна, то только в широтном диапазоне 80—82°. Айсберги имеют ледниковое происхождение и образуются вследствие обламыва-ния краев ледников, сползающих с берегов Гренландии и Шпицбергена.
Глубина под килем измерялась с помощью трех эхолотов, тоже работавших постоянно.
Согласно плану перехода мы должны были достичь широты 85° N и вернуться в исходную точку. Только после этого при отсутствии замечаний в работе техники, получив разрешение Москвы, вторым заходом по этому маршруту мы должны следовать к Северному полюсу. Правда, еще 10 июля командир подводной лодки капитан 2 ранга Л.М. Жильцов запрашивал разрешение у Главнокомандующего ВМФ адмирала С.Г. Горшкова следовать к Северному полюсу в случае удачного всплытия в широте 85° N. Ответ был уклончив, мол, там видно будет. Паковые льды не являются сплошным покровом Северного Ледовитого океана. Они имеют трещины, разводы, полыньи. Льды не стоят на месте. Они дрейфуют. Под действием ветров, течений и других причин образуются разрежения и сплочения ледяного покрова.



15 июля в 17.40 по московскому времени всплыли в разводье размером 2200x750 метров. Всплывали долго, так как в этом деле мы не имели навыков. За время наших маневров льды, имея подвижку за счет ветра и течений, надвигались на расчетную точку нашего всплытия. Успешному всплытию способствовало то, что был хорошо отработан маневр по управлению подводной лодкой на заднем ходу. Широта 84°54' N. Подо льдом пройдена половина пути. До Северного полюса еще 300 миль. Определили поправку системы курсоуказания и место подводной лодки по солнцу. Доложили командованию о всплытии. Получив разрешение следовать дальше к Северному полюсу, погрузились на глубину и дали ход. На пути следования имело место неожиданное и очень значительное поднятие рельефа дна. На эхолограмме эхолота вырисовалась подводная гора. Вершина горы обозначилась на глубине 401 метр. Затем глубина под килем снова стала увеличиваться. Таким образом, нами была подтверждена гипотеза советского океанографа Я.Я. Гаккеля о существовании в Арктике еще одного подводного хребта. Это пока наименьшая известная глубина в данном районе. Подводный хребет назван именем ученого океанографа, а подводная гора — именем нашей подводной лодки "Ленинский комсомол".
17 июля 1962 года в 6 часов 59 минут 10 секунд по московскому времени по расчетам мы достигли Северного полюса. Глубина 4115 метров, температура забортной воды минус 2° С, толщина льда 4,5 метра. Момент прохождения Северного полюса был объявлен по корабельной трансляции. Реакция экипажа была естественной для такого случая. В отсеках подводной лодки раздалось дружное "ура!" По этому случаю состоялся праздничный завтрак.
В течение полутора часов продолжали следовать в прежнем направлении с целью перекрыть любые погрешности в знании места подводной лодки. Всплыть на поверхность для уточнения места не представлялось возможным. Участки чистой воды встречались, но очень незначительных размеров. Льды в этом районе в данном случае были сплоченными, а поэтому достижение Северного полюса определялось по штурманским расчетам.
Повернули на обратный курс и в 10 часов 02 минуты вторично пересекли Северный полюс. С чувством выполненного долга возвращались к ледовой кромке.
18 июля 1962 года на широте 85°06' N вторично всплыли из-под льда. На этот раз маневр всплытия был выполнен довольно быстро, хотя полынья имела маленькие размеры. Незначительная часть кормы подводной лодки оказалась подо льдом, а впереди несколько метров чистой воды. Осторожно, чтобы не повредить винты, дали толчок гребными электродвигателями, и корма полностью освободилась ото льда. Достали трап и опустили его прямо на лед, так как ледяное поле практически вплотную примыкало к бортам подводной лодки.
Безветрие. Потрясающая тишина. Низкая сплошная облачность. Небольшой туман. Солнце не просматривается. Местами наблюдаем торосистые образования. Вот тут-то с разрешения руководителя похода появились фотоаппараты, и началось совершенно неуправляемое фотографирование. Личные фотоаппараты использовать на подводной лодке запрещается. Но ими располагали люди из научной группы для служебных целей. У штурманских электриков имелся фотоаппарат, который входил в комплектацию перископа. И он пошел в дело. Были фотоаппараты и у некоторых членов экипажа, которые хранились у помощника командира. Видимо, часть членов экипажа оказалась предусмотрительной. Все это позволило оставить память о нашем подледном плавании.



В полынье простояли порядка двух часов. В это время состоялся сеанс связи с Москвой. Получили множество поздравлений от командования и правительства.
Перед погружением взял радиопеленг на американский аэрорадиомаяк Нор, расположенный на северной оконечности острова Гренландия. Согласно радиопеленгу мы находились западнее счислимого места. Погрузились и продолжили движение на юг для выхода из-под ледового покрова. Измеряемые глубины периодически значительно отличались от тех, которые были обозначены на карте. Это давало возможность предполагать, что мы сошли с оси глубоководного желоба и переместились к западу за счет ошибки в знании курса подводной лодки.
19 июля в 10 часов 45 минут по московскому времени всплыли на широте 79°30' N. Вокруг плавающие ледяные поля и отдельные льдины. Определили место подводной лодки и поправку системы курсоуказания. В определении места участвовало несколько человек. Ошибка в месте составила 34 мили, а ошибка в знании курса +1,2°. О всплытии доложили командованию. Получили приказание следовать в военно-морскую базу Гремиха. Срок прибытия назначен жесткий. Для выполнения указания командования изменили маршрут дальнейшего движения для следования в Баренцево море, погрузились и увеличили ход до 23-х узлов.
20 июля в 13.40 прошли границу льдов. Закончилось продолжительное плавание подо льдом. За 147 часов пройдено 1294 мили.
При подходе к Гремихе всплыли. Вскоре нас встретил торпедный катер, на борту которого находился заместитель Главнокомандующего ВМФ вице-адмирал Иванов В.Н. Он нас настойчиво торопил, так как нас в базе уже ожидал Н.С. Хрущев. Но из-за обвода носовой части корпуса мы не имели возможности увеличить надводный ход.
21 июля в 21 час подводная лодка вошла на рейд Гремихи. На рейде стоял крейсер, на борту которого никого не было, кроме одного курящего матроса на юте. За крейсером стоял на якоре эскадренный миноносец, команда которого была построена на верхней палубе. Эсминец приветствовал нас сигналом "Захождение", как это принято на флоте. Это была красивая запоминающаяся картина. У одного из причалов был ошвартован другой эсминец, на котором, как оказалось, и находился в это время Н.С. Хрущев. Мы швартовались к этому же причалу с противоположной стороны. В Гремихе бывали большие приливы и отливы и сильные течения. Во время нашей швартовки подводную лодку отжимало от причала, и этот маневр несколько затянулся. После швартовки на подводной лодке была объявлена боевая готовность № 2. Личный состав одной из смен остался на подводной лодке для обслуживания работающей техники, а остальной личный состав экипажа был отправлен в базовый матросский клуб, куда вскоре прибыл Н.С. Хрущев в сопровождении большого количества лиц, среди которых были министр обороны Р.Я. Малиновский, Главнокомандующий ВМФ С. Г. Горшков, начальник Главного политического управления МО Епишев, командующий Северным флотом В.А. Касатонов, президент Академии наук А.П. Александров, главный конструктор нашей подводной лодки В.Н. Перегудов, главные конструкторы морской техники и много других представителей, известных в научном мире, но не известных широкому кругу людей нашей страны.



Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю