Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Специальные военные школы: артиллерийские, морские и авиационные школы. Часть 8.

Специальные военные школы: артиллерийские, морские и авиационные школы. Часть 8.

Морские спецшколы. Воспитанники.

Волобуев Евгений Иванович. Ленинградская? ВМСШ. 1942 г. Окончание.


Проблемы флота, его боеготовности продолжали волновать заслуженного адмирала: "Для эффективной борьбы с противокорабельными ракетами автоматические пушки нужно перевести на больший калибр" Евгений Иванович Волобуев - вице-адмирал, в прошлом заместитель начальника ГШ ВМФ. - Проблема "30/40". 17.12.2004.

Один из наиболее напряженных периодов службы относится к 1970 годам. - Морская Пехота Балтики - 1973. Часть I.

В ночь на 3 октября, в Средиземное море маскируясь за многочисленными судами, поэшелонно форсировав Гибралтарский пролив прибыла 69 БПЛ - 10 ПЛ в основном пр.641 (в том числе «Б-440», «Б-130», «Б-409», «Б-41», «Б-105»), плавбаза «Федор Видяев» и 2 резервных экипажа, под командованием капитана 1 ранга И.Н.Паргамона. Они вышли на первую БС сроком на 12 месяцев и должны были заменить находящиеся там подводные лодки. Однако из-за повышения боевой готовности никакой замены не произошло, и эти корабли влились в состав 5-й эскадры. Когда командующий эскадрой вице-адмирал Е.И.Волобуев узнал предстоящем начале войны, он в 01.00 4 октября, приказал начать массовую передислокацию сил эскадры к египетскому и сирийскому побережью для эвакуации советских специалистов и их семей из военной зоны в район к югу от острова Крит, где они передавались на транспортные суда. После объявления в начале октября повышенной готовности подводным лодкам которые в это время готовились возвращаться из Средиземноморья на Север было сообщено о продлении похода еще на десять для начала дней и они были перебазированы на восток, к побережью Египта.

Выпускник Ленинградского Нахимовского училища 1966 года Владимир Иванович Денисенко предоставил фото из домашнего ахива, за что мы ему признательны.



Средиземное море, 1976 г. Присвоение звания капитан-лейтенанта. Вручает погоны вице-адмирал Волобуев, председатель госкомиссии по приемке корабля (Киев).

Груздев Георгий Александрович. Владивостокская ВМСШ.



БГПУ прощается с ученым - Амурская правда. 03.11.2009.

Педагог Георгий Груздев отдал родному вузу полвека
1 ноября 2009 года на 87-м году ушел из жизни замечательный человек, талантливый педагог, известный дальневосточный ученый, ветеран Великой Отечественной войны, участник Парада Победы Георгий Александрович Груздев.
Георгий Александрович Груздев родился 3 мая 1923 года в городе Немирове Виницкого уезда Киевской губернии в семье служащего.
После окончания школы в 1938 году поступил в 4-ю военно-морскую спецшколу (ошибка в дате, - ред.), из которой в 1942 году был переведен в военно-пехотное училище. В том же году в составе курсантской стрелковой бригады Георгий Александрович был отправлен на фронт. С 1942 по 1947 годы находился в рядах вооруженных сил. Как участник войны, Георгий Александрович прошел нелегкий боевой путь от Воронежа до Праги. Имел несколько ранений. За свой ратный труд награжден орденами и медалями. В июне 1945 года Георгий Александрович был участником Парада Победы на Красной площади в Москве.



После демобилизации в 1947 году Георгий Александрович поступил в Благовещенский педагогический институт на факультет географии, который успешно окончил в 1951 году. До 1955 года работал учителем географии в средней школе № 5 Благовещенска. В 1955 году он приступил к работе преподавателем на кафедре географии Благовещенского педагогического института (университета), где за 50 лет прошел путь от ассистента до доцента.
Вся дальнейшая жизнь Георгия Александровича была тесно связана с родным вузом, работая в котором, он подготовил и защитил кандидатскую диссертацию, активно участвовал в научной и общественной жизни. Георгий Александрович — автор многих научных и учебно-методических работ, получивших признание не только в Приамурье, но и за его пределами.
Георгий Александрович стал Учителем для сотен студентов, обучавшихся на естественно-географическом факультете, воспитателем и наставником для новых поколений ученых и педагогов. Георгий Александрович принимал активное участие в жизни города и области, в работе организаций ветеранов Великой Отечественной войны и труда, в патриотическом воспитании молодежи.
Коллектив Благовещенского государственного педагогического университета, естественно-географического факультета выражает искренние соболезнования родственникам, друзьям и коллегам Георгия Александровича Груздева.

Дыгало Виктор Ананьевич. Одесская ВМСШ.

Как правило, первоисточник лучше изложения. Поэтому приведем квалифицированную оценку первоисточника, она принадлежит перу Александра Мозгового. Дополним ее ссылками и фрагментами публикаций.

Судьба быть моряком. Записки контр-адмирала эпохи Николая Кузнецова и Сергея Горшкова.



Жанр книги, которую написал Виктор Ананьевич Дыгало («Записки контр-адмирала», Москва, издательство «Кучково поле», 2009 г.), обозначен на обложке – «Военные мемуары». Конечно, воспоминания автора, прожившего яркую, богатую событиями и встречами с интересными людьми жизнь, составляют значительную часть книги. Но назвать мемуарами этот труд можно лишь с известной долей натяжки.

«Очень хотелось представить читателю книгу, состоящую из трех отдельных глав: МОРЕ, ФЛОТ и ЛИЧНОСТЬ, – пишет о первоначальном своем замысле В.А. Дыгало. – Но уже при первой попытке написать книгу по такому план-проекту я понял: это невозможно. Эти три понятия настолько тесно связаны между собой, что если их попытаться разорвать, то это приведет к краху всей идеи написания такой книги». Вот почему биографическая составляющая играет важную, но отнюдь не главную роль. В большей степени она служит для иллюстрации мыслей автора о становлении и воспитании личности офицера, флотской службе, военно-морском строительстве и искусстве.
Открывает «Записки» эссе о морской культуре. Оно служит ключом к пониманию всей книги. «Я убежден, что термин «морская культура» рожден жизнью, практикой, – говорит В.А. Дыгало. – Море жестоко наказывает тех, кто пренебрегает требованиями высокой морской культуры, хорошей морской практики». Автор с благодарностью вспоминает своих наставников, прививших ему навыки морской культуры и развивавших ее. Здесь и воспитатели Одесской военно-морской специальной школы, в которую в 1940 г. вопреки воле отца четырнадцатилетний Витя Дыгало «перебежал» из художественного училища, и преподаватели Военно-морской академии...



Контр-адмирал Виктор Ананьевич Дыгало 2001 г. - Мозговой С.А. Интервью с контр-адмиралом В.Дыгало. - ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2008 № 2 (47).

В. А. Дыгало: Моё детство прошло в прекрасном южном городе Одессе, воспетом многими поэтами и писателями: Пушкиным, Багрицким, Катаевым и другими. Утёсов пел: «Эх, Одесса, жемчужина у моря!». Этот город достоин этого эпитета. Мои старшие братья Анатолий и Георгий (оба погибли на фронте во время Великой Отечественной войны) научили меня плавать, когда мне не было и пяти лет. Родители не боялись за меня, и я часто самостоятельно проводил время на берегу моря. Однажды солнечным утром неожиданно на голубой глади моря возник большой парусный корабль. Легко разрезая воду острым форштевнем и чуть кренясь под напором солёного ветра, мчался он в лазурном просторе, окутанный облаками парусов. Я глядел на него как заворожённый, боясь спугнуть это сказочное видение. Это был учебный парусный корабль «Товарищ». Тогда, пожалуй, впервые у меня появилось неодолимое желание стать моряком и побывать на палубе такого красавца...
В 1937 году я окончил 7 классов. К этому времени в Одессе была открыта Артиллерийская специальная школа, которая готовила ребят к поступлению в Артиллерийское училище. Там же учился мой брат Георгий. Но в артиллерийскую спецшколу я не пошёл: отец, зная мои способности к рисованию, настоял на том, чтобы я поступил в Одесское художественное училище. В то время это было одно из лучших училищ этого профиля в Союзе. Конкурс был большой: 7 человек на место. Я прошёл без труда. Очевидно, я бы окончил художественное училище и, возможно, стал бы неплохим художником. Но в 1940 году открылась Одесская военно-морская спецшкола (не путать со школой юнг!). Я ушёл из училища немедленно, без колебаний, горя желанием стать офицером Военно-Морского Флота. Жили мы, прямо скажем, бедно. Поэтому, кроме стремления стать моряком, меня тогда очень прельщали такие «романтические» вещи, как бесплатная форма, похожая на форму курсантов Высших военно-морских училищ. Отличие нашей формы было лишь в том, что лента с золотыми буквами ОВМСШ не переходила в длинные концы с золотыми якорями, а оканчивалась бантиками из чёрного репса на левой стороне околыша бескозырки. По этой причине спецшкольников называли «матросы с бантиками», а так как эта школа подчинялась не Наркомату Военно-Морского Флота, а Народному комиссариату просвещения, то второе название, которое прочно закрепилось за нами, было «матросы наркомпроса».

Любовь к морю и желание стать моряком стали основой всей моей жизни:

А я вот выбрал ветер,
А я вот выбрал качку
И ни за что на свете
Об этом не заплачу.
Я выбрал голубое –
Без стен, без потолков,
За линией прибоя
В разлёте облаков
Солёное от пота,
Зелёное от горя –
Прилёгшее у борта
Обветренное море…

... Виктор Ананьевич командир подводной лодки Б-62 – первой ракетной на Тихом океане, с борта которой 6 сентября 1958 г. стартовали две баллистические ракеты и поразили назначенные цели.

СТАРТ РАЗРЕШАЮ! Кандидат военно-морских наук, контр-адмирал В. ДЫГАЛО. - "Наука и жизнь" №12, 1999 год.



Командир первой ракетной подводной лодки Б-62, впоследствии командир дивизии ракетных подводных лодок Виктор Ананьевич Дыгало. 1959 год.

... Служба шла более чем удачно, и я не без основания ожидал, что в следующем, 1959, году мне будет присвоено очередное воинское звание - капитан I ранга. Но случилось непредвиденное: в конце ноября 1958 года во время планово-предупредительного ремонта во втором отсеке возник пожар, и тогда еще единственная ракетная подводная лодка вышла из строя. Меня понизили в звании до капитана III ранга. Но впереди экипаж Б-62 ждало еще одно серьезное испытание.
В начале октября 1959 года первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущев на обратном пути из Китайской Народной Республики, куда он ездил на официальные торжества по случаю ее 10-летия, завернул во Владивосток. Глава государства решил лично проверить готовность флота на деле применить только-только поступившие на вооружение подводные лодки с баллистическими ракетами. Он хотел своими глазами увидеть показательные стрельбы и на основании их результатов окончательно определить, какие ракеты должны стать главным оружием стратегических подводных лодок: крылатые - П. Н. Челомея или баллистические - ОКБ В. П. Макеева.
Вечером 4 октября командование Тихоокеанского флота поставило передо мной задачу начать погрузку на лодку двух ракет и 6 октября быть готовым к показательным стрельбам. На акватории залива Посьет в точке прицеливания срочно поставили большой корабельный артиллерийский щит, а на берегу на безопасном расстоянии оборудовали вертолетную площадку и два теодолитных поста для засечки места падения ракеты.
Тот, кто хотя бы отдаленно знаком с ракетными стрельбами, конечно, понимает, какой колоссальный объем работ нам предстояло выполнить в сжатые до предела сроки. Весь личный состав трудился без сна и отдыха, и только в 8 часов утра 6 октября готовая к стрельбе Б-62 ошвартовалась у самого большого пирса бухты Конюшково. До 9 часов мы успели сделать предварительные расчеты исходных данных для стрельбы, проверить в действии систему единого времени и теодолитные посты, выполнить тренировочные полеты вертолетов.



Часть экипажа подводной лодки Б-62 перед показательными стрельбами 6 октября 1959 года. В верхнем ряду четвертый слева - командир Виктор Ананьевич Дыгало.

В 9.30 Н. С. Хрущев в сопровождении Главнокомандующего ВМФ адмирала флота С. Г. Горшкова, командующего Тихоокеанским флотом адмирала В. А. Фокина, первого секретаря Хабаровского края В. Е. Чернышева и других официальных лиц на эскадренном миноносце прибыли в бухту. Эсминец ошвартовался у пирса, где в полной готовности стояла наша Б-62 с поднятой на верхний срез шахты ракетой. Я доложил главе государства, что лодка и ракеты к стрельбе готовы. Никита Сергеевич выслушал меня, а затем спросил, обращаясь к командующему флотом:
- Каков у вас дальнейший распорядок дня?
- Сейчас идет боевая подготовка. В 12 часов обед, - ответил командующий.
- Ну, вот и хорошо. Чтобы не нарушать распорядок, старт назначим на 12.00. А потом пообедаем.
Было 10.15. У экипажа оставался в запасе всего 1 час 45 минут. Из них ровно час занимал переход лодки в точку погружения, а в оставшееся время надо было успеть произвести погружение, маневрирование на боевом курсе, всплытие и старт. Я ожидал, что кто-нибудь из моих начальников скажет Хрущеву, что за такое короткое время выполнить задачу практически невозможно, и старт будет перенесен. Но возражений не последовало, и мне не оставалось ничего, как ответить: "Есть, старт в 12.00!".



Председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущев в окружении командования ВМФ в бухте Конюшково. 6 октября 1959 года.

Но ситуация была не из приятных. И я, и командир ракетной боевой части капитан-лейтенант А. В. Бардинов понимали, что исход стрельбы при таких вопиющих нарушениях правил может быть не только самым неблагоприятным по точности падения ракеты, но даже аварийным. Поэтому мы решили выполнить точно хотя бы первую часть задачи - осуществить пуск ракеты в 12.00.
В 11.30 акустик доложил, что слышит в кормовом секторе слева от лодки шум эсминца. Значит, начальство прибыло. В расчетное время я отдал команду всплыть в позиционное положение и объявил 30-минутную готовность к старту. В перископ я видел, как медленно открылась тяжелая крышка, а еще через 2 минуты стартовый стол поднялся на верхний срез носовой шахты. Под лучами солнца серебром засиял сигарообразный корпус ракеты. Море было спокойное, на небе ни облачка. В пяти кабельтовых без хода покачивался на легкой зыби эсминец. По закрытой радиосвязи я доложил руководству о готовности к старту и услышал в ответ голос Хрущева: "Старт разрешаю".
Сдерживая волнение, я отдал команду экипажу: "Старт разрешаю". Командир ракетной боевой части нажал кнопку старта. На пульте высветилось табло "Выстрел", и в тот же миг над ровной гладью океана разнеслись громовые раскаты ракетного двигателя. Старт состоялся точно в 12.00.
Пока подводная лодка, как этого требовали правила, срочно уходила на глубину, уклоняясь от возможного ответного удара "противника", я успел заметить в перископ инверсионный след ракеты и понял, что она пошла по расчетному азимуту. Когда мы всплыли, на эсминце был поднят флажный сигнал, означающий, что флагман доволен действиями экипажа лодки. Затем с эсминца последовал приказ следовать полным ходом к назначенному пирсу во Владивосток. Там меня уже ждал командир эсминца капитан-лейтенант Михаил Петрович Путинцев. От него первого я узнал, что ракета, пролетев 150 километров, попала в щит и разнесла его вдребезги. При имевших место грубейших нарушениях правил это был почти невероятный случай в ракетных стрельбах.
Узнав об успешном и точном пуске, Никита Сергеевич прямо на мостике пошел в пляс, а потом настоял на том, чтобы Главнокомандующий ВМФ тут же подписал приказ о присвоении мне звания капитана II ранга.
Не успел я привести себя в порядок, как к трапу подъехала "Волга", и меня доставили в штаб флота. В конференц-зале был накрыт стол. На нем стояли далеко не будничная снедь и бутылки с неуставными напитками. Я доложил главе государства о выполнении задания. Хрущев обнял меня и сказал:
- Молодец! Ты не представляешь, что сделал! Теперь вот где они у нас! - Никита Сергеевич крепко сжал кулак. Тут же как из-под земли вырос одетый во все белое мичман с подносом, на котором лежали погоны со звездами капитана II ранга и стояли две большие рюмки водки. У Хрущева в глазах заиграли озорные искорки.
- Что у вас на флоте сперва делают: пьют или вручают погоны? - спросил он.
И мы, как положено, осушили по рюмке неуставного напитка, так сказать "обмыли" успешную стрельбу, а заодно и приказ о присвоении мне звания капитана II ранга "в порядке восстановления". Так "его величество случай" помог мне получить следующее воинское звание без задержки.
Судить о тех далеких событиях с точки зрения нынешних международных отношений, наверное, не стоит: нам не дано изменить прошлое. Но уроки на будущее история дарит щедро. И один из них заключается в том, что тогда наше государство никому не позволяло вести с собой диалог с позиции силы.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю