Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 25.

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 25.

Леоненко Игорь Владимирович.



8 ноября 2008 года в связи с кончиной капитана 1 ранга Леоненко Игоря Владимировича был опубликован краткий биографический очерк Дружба длинною в более чем 60 лет и дневник нахимовца Леоненко 1946-1948 гг. Сегодня в нашем распоряжении есть "ЭВРИКА! (фрагменты биографии Леоненко Игоря Владимировича, нахимовца I выпуска, состоявшегося в ионе 1948 года)", так назвал это произведение сам автор. В нем рассказ о том, как формировалось у мальчика в довоенном Ленинграде стремление стать моряком, что пережил подросток, находясь на временно оккупированной фашистскими захватчиками территории, какие преграды уже умудренный жизнью и невзгодами подросток преодолел на пути к первому этапу реализации своей романтической мечты. Публикуем полностью. Просим особо с вниманием отнестись нахимовцев 1989 и 1990 годов выпуска. От них зависит, удастся ли уточнить интереснейший факт биографии И.В.Леоненко, Ленинградского Нахимовского училища и их собственного выпуска. А также - цензуры того времени. Узнаем и историю ранее опубликованной трогательной фотографии маленького Игоря Леоненко.

ЭВРИКА! (фрагменты биографии Леоненко Игоря Владимировича, нахимовца I выпуска, состоявшегося в ионе 1948 года

"Кто привык за победу бороться, -
С наш вместе пускай запоет:
Кто весел - тот смеется,
Кто хочет - тот добьется,
Кто ищет - то» всегда найдет!"

(из песни Роберта в кинофильме "Дети капитана Гранта")



Ленинград. Набережная Невы. Петр Кончаловский 1931 г.

Родился я "на берегах Невы", в Северной Пальмире, под знаком Стрельца. 17 декабря 1928 года, в семье служащих. Отец, являясь инженером-строителем, участвовал в возведении промышленные и жилых зданий на правом берегу Невы, в районе Малой Охты. Ездил; в командировки в Архангельск, где участвовал в строительстве, - как он говорил, - "эллингов для больших кораблей". Мама, закончив библиотечный институт им. Н.К.Крупской, а также студию Яхонтова - известного в Питере мастера художественного слова, работала в библиотеках города: сначала - в библиотеке горуправления милиции на Мойке, а затем - в библиотеке "имени 17-го Партсъезда", относящейся к 1-й Образцовой школе Куйбышевского района, на Фонтанке, куда я был приведен мамой в 1-й класс и где проучился до 5-го класса, оконченного перед началом В.О.В., в мае 1941 года.
Как и многие ленинградские мальчишки, я рано стал мечтать о профессии военного моряка, читать книги о морских приключениях, с большим интересом относиться к людям и событиям, имеющим отношение к флоту, морским путешествиям, экспедициям, - всему, что связано с историей и развитием флота. Еще дошкольником, родители, внимая моей просьбе, "экипировали" меня фуражкой с золотым "крабом" и бушлатом, что было зафиксировано на фотографии.



Интерес к флоту и его людям ширился и креп после посещения замечательных кинофильмов "Четвертый перископ", "Мы из Кронштадта","Балтийцы","Моряки", "Петр I", а также прекрасных выставок в День ВМФ на Кировских островах и в залах Музея истории ВМФ, находящегося неподалеку от Ростральных колонн. Меня впечатляла демонстрация стендовой отработки главных машин торпед, ослепительно надраенных и,"зловеще сверкая", ревущих при запуске по команде: "прочь от гребных винтов"...
На водной глади Невы очень красиво выглядели стоявшие на бочках боевые корабли с развевающимися флагами расцвечивания, сияющие медью надраенных рынд, которые каждые полчаса синхронно и гулко отбивали склянки. Гремели духовые оркестры, на эстрадах и в концертных залах выступали лихие, ловкие, озорные, сильные и симпатичные матросы и их командиры, демонстрировавшие танцевальные номера и поющие душевные морские песни.
Все это воодушевляло, манило, привлекало и влекло к мужественным, красивым и надежным защитникам морских рубежей Отчизны. Хотелось стать такими же сильными, дружными, умелыми и стойкими, какими воочию и "на скрижалях" впечатляли, покоряли мысли и чувства мои и сверстников наш славные, преданные своей суровой и прекрасной профессии рыцари океанов и морей Великой Державы...
.. .Школа моя являлась одной из лучших школ Ленинграда и называлась 1-й Образцовой школой Куйбышевского района № 206, с просторными классами, специализированными учебными кабинетами, кинозалом, спортивным залом, большим актовым залом с креслами, обтянутыми красным бархатом, столовой и санчастью.
Преподавательский состав был весьма авторитетный, высококвалифицированный - воистину сеятели мудрого, доброго, вечного. Наш 5-"А", запечатленный на фотографии предвоенной поры с любимой классной воспитательницей Евгенией Николаевной Цейс. превратился за пять школьных лет в дружный, любознательный, благодарный коллектив, в послевоенное время часто собиравшийся на теплые встречи. Коллектив патриотов советской Родины, твердо и уверенно идущий "с песней по жизни".



Ленинград. Набережная Зимней канавки и Эрмитажный мост

Мы посещали различные кружки, - хоровой, спортивный, художественного слова, юного ворошиловского стрелка, - были "значкистами" как минимум трех значков (ПВХО, ГСО, ГГО). Ходили во Дворец пионеров, в парки - летом, на катки - зимой. Участвовали в самодеятельности, катались на лыжах, велосипедах и самокатах, ходили друг к другу в гости, устраивали культпоходы в кино и театры, делали различные макеты, строгали и пилили. Довольно метко научились стрелять из "воздушки" в тире, куда заглядывали после школы .Тир располагался вблизи Аничкова моста в подвальном помещении дома, где жил одноклассник Ожег Макарьев, - на углу Невского и Фонтанки (рядом с конями скульптора Клодта).
Об Олеге Макарьеве, как о моем ближайшем товарище, следует упомянуть особо. Он появился в нашем, уже 3-"А" классе, в полном матросском обмундировании, как юнга в форме № 3, и сразу стал мне симпатичен своим живым, задорным характером. Вскоре мы подружились, после чего я уже стал реже захаживать в читальный зал, где всегда по многу просиживал за журналами "Пионер", "Костер", "Техника молодежи", книгами Жюля Верна и Беляева, а также новинками юношеской советской литературы, например "Тайной двух океанов", "Человеком-амфибией" и другими, которыми щедро "одаривала" мама, принося для прочтения из нашей школьной библиотеки то, что не дочитал там. Естественно, с приходом интересного и общительного Олега-"макаки"(которую он комично мог изображать), я стал больше уделять времени ему, часто бывая "после тигра" у него в гостях, встречаться с его доброжелательными, интеллигентными и высококультурными родителями.
Отец Олега Леонид Федорович Макарьев - известный артист, один из основоположников и активных деятелей советского театра для детей (ТЮЗа). С 1939 г. - профессор Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Осуществляя шефстве над кораблями и частями флота, Леонид Федорович был в дружеских отношениях с руководящим составом ВМФ.
Комната, выделенная Олегу, содержала много замечательных книг, была наполнена морской атрибутикой - сводом штатных сигнальных книг и флагов, большим крейсерским флагом и гюйсом, морским компасом, биноклем, хронометром. На стенах висели картины и литографии с морскими баталиями. На столике лежали различные подарки от моряков, в том числе курительные трубки, которые потешно мы примеряли, изображая старых морских волков.



Макарьев Леонид Федорович. Л.Н. Гозентд.

Макарьев Леонид Федорович [родился 12(24).8.1892, Пермь], русский советский актёр, режиссёр, драматург и педагог, народный артист РСФСР (1956). Член КПСС с 1940. Окончил историко-филологический факультет Петроградского университета (1917) и Высшие педагогические курсы (1919). Организовывал первые трудовые школы, преподавал, вёл лекторскую работу. В 1919 поступил в студию Передвижного театра П. П. Гайдебурова. М. — один из основоположников и активных деятелей советского театра для детей. Участвовал в создании Ленинградского театра юных зрителей (открыт в 1922). Автор пьес, в том числе «Тимошкин рудник» (1925, ЛенТЮЗ) — одной из первых пьес для детей о современности. Роли: Эйно («Винтовка № 492116» Крона), профессор Ведель («Продолжение следует» Бруштейн), Франц Моор («Разбойники» Шиллера), Тартюф («Тартюф» Мольера) и другие. Поставил: «Аттестат зрелости» Гераскиной (1949), «Её друзья» Розова (1950), «В садах лицея» Дэля (1957) и другие. С 1932 руководитель и педагог Студии при ЛенТЮЗе; с 1936 педагог, с 1939 руководитель кафедры актёрского мастерства Ленинградского института театра, музыки и кинематографии (профессор с 1939). Автор многочисленных статей, ряда книг («С утра до вечера в театре», 1930, «Творческий путь Ленинградского театра юных зрителей», 1933, и других). Награжден 3 орденами, а также медалями.

С Олегом мы часто посещали спектакли в ТЮЗе. В "Емельяне Пугачеве "главную роль Пугачева исполнял сам Леонид Федорович, удививший меня мастерством актерского перевоплощения. Неизгладимое впечатление осталось и от сыгранной отцом Олега роли офицера-белополяка, прихвостня германских оккупантов в фильме"Щорс".
Обозревая ретроспективно предвоенный и военный этапы жизненного пути, обнаруживаешь в той поре мимолетное проявление судьбоносных знаковых кодов.
...Коль скоро и елико возможно "собравши последние силы", меня обуревает потребность открыть моим друзьям-нахимовцам - и убеленным сединой. и юным - "дверь топки", вот уже пламенеющей в новом, 21 веке и 3-м тысячелетии, попытаюсь раскодировать некоторые из знаков. Они, благодаря Богу, родным и всем добрым товарищам, освещали путеводно, помогали жить со смыслом, "бороться и искать. найти и не сдаваться".



Памятники сказочным героям. В.Каверин: "Мне кажется, этот проект прекрасно передает содержание и нравственную цель моего романа "Два капитана"".

А познав эти два этапа, легче и проще мне будет описать один из главнейших в моей жизни третий этап - этап самопознания и достижения цели.
...Возвращаясь к своим "барашкам-пятиклашкам" на фотографии предвоенной поры (где в правом нижнем углу написано "Класс 5 "А" 206-й школы г Ленинграда, 1940/1941 уч. год), хочу обратить внимание, что все мы, двадцать двое мальчишек и двадцать девчонок, в четыре ряда были сфотографированы за месяц до начала В.О.В. в кабинете военного дела. "Лео", (приставшее ко мне пожизненно прозвище) встал на скамейку в верхнем ряду, поближе к плакатам со станковым и ручным пулеметом. Пониже его, в морских бушлатах с якорями на пуговицах, стояли "Туляк" и "Макака" (имевшие прозвища, близкие по звучанию к фамилиям Тулякова В. и Макарьева О.)
...У нас был и замечательный учитель пения Валериан Владимирович (негласно - "Валериан"). Мы дружно, под аккомпанемент рояля и по подсказке написанного на доске текста, исполняли массу песен советских и русских композиторов. Это - "Тачанка", "Раскинулось море широко", "Море в ярости стонало", "Разве есть еще страна на свете?".
.. .Помню, как меня и Борю Гончаренко - нашу "первую перчатку" класса - Валериан вызвал к роялю, поставил рядом и предложил спеть дуэтом песню "О винтовке". Припев нам подпевал класс хором: "Эх, бей, винтовка, метко, ловко! Беспощадно по врагу!" ...После исполнения "с душой" песни Валериан Владимирович умиленно привлек нас к себе и сказал: "Отлично, молодцы!".
Да, мы старались! А наш класс - поддержал! Подобных школьных: эпизодов можно вспомнить много. Учителя наши не скупились на похвалу, а мы старались не подкачать, почти у всех годовые оценки за пятый класс в наших табелях составляли "отлично" и "хорошо".
Конечно, не все и не всегда нам, ровесникам первой пятилетки и озорным наблюдателям бурно развивающихся событий в стране и за рубежом, представлялось в пастельных тонах, Проявляя любопытство и активное осмысление обильной информации, а также желание не только наблюдать, но и совершать, мы уже многое знали, желали принять участие, откликнуться, по-своему отреагировать. А события, о которых мы слышали из репродукторов дома, от взрослых, регулярно читаемых в то время "наших" газет "Ленинские искры" и "Пионерская правда", также видели воочию в почти бесплатном кинотеатре "Новости дня" (где можно было многократно, без доплаты, смотреть захватывающие кадры кинохроники), будоражили ум, "заставляли в унисон ступать сердца". На экране отображались республиканцы в Испании, восставший народ Абиссинии, гитлеровский аншлюс и, конечно, подвиги наших героев-летчиков, героев боев у Халхин-Гола, у озера Хасан, героический подвиг командира подводной лодки Щ-311 Вершинина, и т.д., и т.п.



Пионерская Правда, №51, 1940 год.

Мы не только пели "Если завтра война, если завтра в поход - будь сегодня к походу готов! ". С четвертого класса мы с Олегом уже регулярно делали утреннюю физзарядку, обтирались водой "как маршал Буденный", который на одной из газетных страниц "Пионерской правды" был сфотографирован на зарядке в трусах, стоящим у форточки, с лихо торчащими усами и распахнутыми в сторону руками.
У меня сохранился блокнот со старательно зарисованным в нем эскизом пулемета "Максим" и обозначением всех его частей. В блокноте также записана азбука Морзе, которую мы использовали для переписки между собой на уроках. Отдельная страничка заполнена флотским семафором, который я разучивал с Олегом Макарьевым.
Иногда, как и положено мальчишкам, мы дрались и боролись, соблюдая кодекс чести - "до первой крови","лежачего не бьют".
Возвращаясь веселой ватагой из школы - "вдоль, да по речке, вдоль, да по Фонтанке", - доверительно сообщали подсмотренные, подслушанные ненароком сценки из жизни взрослых - с шуткама, анекдотами и выразительными телодвижениями и гримасами.
...В конце марта 1941 года, с появлением на свет моего "запоздалого" брата Олега, в нашей семье было решено: ряд функций по"жизнеобеспечению братца "замкнуть" на меня (покупка лекарств в аптеке, доставка спецпитания, прогулки с коляской вблизи дома), и мое "корпоративное внеклассное участие" в променадах по облюбованному маршруту нашего Питера сократилось. ...
Выехали мы с мамой и ниспосланным братом-младенцем, провожаемые отцом, 5 июня 1941 года. Помню внезапно налетевший снежно-крупяной заряд, когда мы направлялись к вокзалу, вывешенные на фронтонах привокзальных зданий огромные полотнища с изображением в полный рост товарища Сталина И.В. - в простой, без регалий шинели, и Ворошилова К.Е. - в форменной шинели, с маршальскими звездами на воротнике. Это был наш прощальный и безвозвратно последний день, когда мы видели и слышали живого отца. Вместе с ним проследовали до поезда, удалившего нас от любимого человека, от родного и прекрасного города, еще объятого мирным, но уже хмурым предвоенным июньским небом.
Мы неминуемо и непредсказуемо приближались к трагической для народа, страны, ее армии и флот а, небывалой во всем мире катастрофе, обрушившейся на всех нас огненной, всеразрушающей, смертельной лавиной, - войне.



22 июня 1941 г. Халдей Евгений Ананьевич

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю