Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 2.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 2.

Впечатления перед походом (береговая часть, продолжение). Первый ввод главной энергетической установки и первый запуск навигационного комплекса.

У моего Первого Корабля есть сердце - атомный реактор... Сейчас он дремлет... Чтобы выйти в море, надо разбудить реактор-сердце и заставить его стучать так, как необходимо Экипажу…
Плохо быть Непосвященным... в Устройство Корабля... Ряд ничего не говорящих мне команд... «Начали выход на МКУ аппаратом левого борта... вышли на МКУ аппаратом левого борта... Начали разогрев аппарата левого борта...» И так далее...
А вот и долгожданная для моих подчиненных команда... «Обе турбины в ТГ-режиме!» Это означает, что можно запускать навигационный комплекс... И его запускают - без меня! А что означают перечисленные команды? Не знаю, уважаемый читатель... Ведь это было одно из самых острых лейтенантских впечатлений - ощущение Полного Незнания! Помнится успокоительная мысль: Те, кто подают команды, знают, Кому их подавать...

За двое суток до описываемых событий.

Предпоходовый отдых... Я и Она... единственный близкий человек, находящийся Рядом... Я пока отвергнут Флотом... мне нечего ему дать... я для него Чужак... Но не для Нее...
Поэтому оставшееся до Похода время мы посвящаем друг другу... В этом новом и равнодушном ко мне мире лишь один человек мне рад - это Она... маленькая знакомая звездочка на темном небосводе Подводной Вселенной...

И любовь Твоя, словно звезда,
Осветить мне дорогу старается...
То во тьме пропадет без следа,
То еще горячей разгорается...

(из песни полярников)

А счетчик времени бежит неумолимо... Несколько зарисовок: сырой туман над тундрой... холодный мелкий дождь - морось... свинцовое море внизу... Мы молча идем с Ней по мокрой траве... рука в руке... щемящее чувство неумолимо надвигающейся Первой Разлуки...
Спасибо тебе, Север, за подаренный кусочек Лета...



Впечатления в походе (морская часть). Первый выход в автономный поход.

Ну вот и все... «Корабль к бою и походу приготовить!» Я пока не знаком с Книгой Корабельных Расписаний, поэтому все происходящее в центральном посту кажется мне Хаосом...
Все-таки удается на несколько секунд глянуть в перископ... Вот он, дом, где пока живет Она... Так близко, и уже так бесконечно далеко...
Вас удивляет, что я думал о Ней в этот ответственный момент?
Представьте себе тоненькую ниточку, которая все еще связывает меня с привычной и хорошо знакомой Жизнью, где все было заполнено Ленинградом, курсантскими буднями и Ею... сначала Невестой, а теперь - Женой...
Будучи пока Чужим здесь, я невольно стремился Туда... к Ней... Чувство все нарастающей Тревоги за Нее переполняло меня, ведь я ухожу, а Она остается одна... Постарайтесь понять, мы оба переживали небывалое по силе эмоциональное состояние - Первую Разлуку с Любимым Человеком!
Поэтому не судите меня слишком строго...
А вот и новое явление в центральном посту... Помощник флагманского штурмана флотилии! Это – по мою душу... «Где командир группы? Поправку системы курсоуказания определили? Чего ждете? Или не умеете? А может и обязанностей по приготовлению не знаете?»
И ведь - в точку: и не умею, и не знаю... пока! Самое главное в том, чтобы в нужную минуту нашлись Те, кто знают... Нашлись… в лице моего начальства - командира штурманской боевой части...
Ну вот и все! «Доложить командиру: получено «добро» от оперативного дежурного Северного флота на переход по плану!»
Дальнейшее - как лавина... «По местам стоять, со швартовов сниматься!»... «Снялись со швартовов, хода и курсы переменные!»... «Боевая тревога! Проходим узкость!»... «Прошли боновые ворота!»... «Вышли с внутреннего рейда! Включить автопрокладчик!»... «По местам стоять, к погружению!»...
В качающейся линзе перископа успеваю поймать заветный желто-белый дом... В ушах звенит старая пиратская песня... «Все семьдесят пять не вернулись домой, они потонули в пучине морской»... Вот так! Да, я боялся всего того Неизвестного, что ожидало Впереди! И в тоже время какая-то непонятная страшная сила влекла меня в Это Неизвестное!
Вот такое сложное сочетание Страха и Боевого Возбуждения!
Все дальше и дальше... от заветного дома... Вот уже и не видно его... Даже на двенадцатикратном увеличении... Весь городок превратился в сплошное серое пятно... До свидания, Любимая Жена и Удачи Тебе в Твоей Неизвестной Жизни Без Меня!
... «Задраен верхний рубочный люк!»...
Здравствуй, Неизвестность! Я приветствую Тебя!



Первое объявление боевого распоряжения штаба флота.

Несколько знакомых уже команд... «Принять главный балласт кроме средней!»... Вода с шумом врывается в пустоту цистерн... «Заполнить среднюю!»... «Боцман, погружайся на глубину 40 метров с дифферентом 3 градуса на нос... Опустить выдвижные!»
Несколько мгновений подводный корабль как будто колеблется... Не хочется ему вниз... от солнца и синего моря...
Но вот - чуть слышный вздох... и огромная махина заскользила в черную глубину...
... «Глубина 10 метров... 12 метров... 15 метров... 20 метров... 25 метров...» Едем вниз, черт побери!
А вот, наконец, заданная... 40 метров…
Доклады из отсеков... Дифферентовка... Уточнение нагрузки...
Командир включает циркуляционную связь... «Внимание в отсеках, говорит командир! В соответствии с боевым распоряжением штаба Северного флота корабль вышел для несения боевой службы на полную автономность! Желаю экипажу успешно выполнить боевую задачу!»
Вот так... Каких-нибудь 40 метров - и мы уже на Переднем Крае... Быстро!

...И уходят ребята, меняют ребята погоны...
Им на флоте теперь не видать ни любви, ни вина...
И не будет театров, не будет у них филармоний,
Лишь холодный норд-ост, да зеленое море без дна...

(курсантская песня)

Первая постановка задачи по специальности.

...Вопрос Командира: «Чем занимается мой недопущенный младший штурман?»
Этот ненавистный вопрос с издевкой будет звучать потом каждое утро... я и сейчас, спустя много лет, сумею воспроизвести интонацию и ехидство командирского голоса до мельчайших оттенков! А пока молчу... Что скажешь?
Командир - мне: «Ставлю задачу: к концу похода сдать на допуск к самостоятельному управлению электронавигационной группой! Устанавливаю суточный регламент: 12 часов - несение штурманской вахты, 4 часа - отдых. 8 часов - подготовка и сдача зачетов на допуск! Вопросы?»
...Какие уж тут вопросы... За Безответственность и Незнание, оказывается, тоже нужно платить... Добросовестностью и Терпением!

Несколько уточнений.

У меня - слабая школьная подготовка в области точных наук... Причины расписывать не стану...
У меня слабая училищная подготовка по специальности… Причины расписывать не стану...
У меня сильная училищная подготовка по гуманитарным дисциплинам... Причины расписывать не стану...
У меня, благодаря богатой училищной командирской практике, хорошо развиты командные качества... Причины расписывать не стану...
Следствие 1. Я ненавижу технику!
Следствие 2. Я люблю и хочу командовать!
…Техники (самой разной) в моем заведовании, увы, много... А командовать кораблем пока, увы, не зовут...
Картину «Не ждали» кого-то из передвижников помните? Это - про меня... сегодняшнего... хотящего и ненавидящего...



"Не ждали". В живописи (И.Репин) и в театре и кино (Е.Леонов).

Первый зачетный лист офицера.

Мне его вручил утром помощник флагманского штурмана флотилии... со своими многозначительными дополнениями по каждому пункту... и комментариями в мой адрес...
Всего этих пунктов - 28... Из них 15 посвящены общекорабельным системам и основным положениям общекорабельной организации… А вот остальные 13 касаются штурманской службы подводной лодки...
...Молодым лейтенантам в течение некоторого времени присущ курсантский оптимизм в отношении флотского обучения: подумаешь, 28 вопросов! Что это за объем в сравнении с училищными экзаменами, на каждый из которых выносилось по 90-120 вопросов и давалось всего 3 дня на подготовку...

...Нам не нужен высший балл…
Лишь бы отпуск не пропал!

(из курсантского фольклора)

...Славная пора Курсантской Веселой Безответственности, где ты?
А что получится, если каждый из 28 вопросов умножить на «Коэффициент Ответственности»?
...Получится Тяжелый Каторжный Труд... С неизвестным исходом...
Мне «повезло» особо: специальные вопросы приказано сдавать не моему командиру БЧ-1, а помощнику флагманского штурмана флотилии!
...Кто-нибудь когда-нибудь сосчитал, скольким молодым лейтенантам загубил Карьеру их Первый Зачетный Лист?...

Первая штурманская вахта.

Корабль в море живет своей особенной жизнью... Эта жизнь регламентирована сейчас Морским Распорядком Дня… Экипаж поделен на три боевые смены... Понятия дня и ночи чисто условны... дань еще не забытому Берегу...
«Первой боевой смене вставать... Приготовиться на вахту»... «Первой боевой смене завтракать»... «Первой боевой смене собраться на инструктаж в трюме четвертого отсека»... «Первой боевой смене заступить»... И так далее... вторая смена... третья смена... снова первая... и так далее... через каждые четыре часа...
А в штурманской боевой части штатом предусмотрены только два офицера-судоводителя: командир боевой части (старший штурман) и командир электронавигационной группы (младший штурман)...
Поэтому в море работаем не в три смены, как весь Экипаж, а в две... Хочешь - меняйся через каждые четыре часа, хочешь - через шесть, а хочешь - через восемь... Или через двенадцать... Словом - полная свобода выбора... в отношении непрерывности несения вахт...
Но на корабле, оказывается, не одни мы такие: Командир Корабля и его старший помощник тоже работают в две смены... Есть такое понятие - «командирская вахта» - когда или сам Командир, или старший помощник находятся в центральном посту корабля в течение длительного времени... Эту длительность для себя и особенно для старпома определяет командир...
Я определен стоять вахты с Командиром Корабля...
Мои четыре часа сна пролетают как мгновенье... «Гиропост! Командира группы - на вахту!»
Помните, у Леонида Соболева в «Капитальном ремонте» лейтенанта будят на вахту? «...Свет и свежесть хлынули в каюту, и сразу же пружинная койка показалась жесткой, пробуждение - насильственным и жизнь - отвратительной...»



Очень точно... Только свежести нет... До встречи, коечка!
Холодная вода в ладонях... зубная щетка с привкусом мяты... Мыло душистое, да полотенце пушистое... Скользкие поручни трапа... И вот я уже на верхней палубе центрального поста...
Командир держит в руке что-то в голубой обложке... Счастливчик, он может себе это позволить - читать на вахте Художественную Литературу!
Вахтенный инженер-механик собирает доклады об осмотре отсеков... Вахтенный офицер заносит в табличку какие-то цифры... Вахтенные гидроакустики слушают Море… Вахтенные химики контролируют Среду Обитания... Вахтенные рулевые держат Курс и Глубину погружения...
Тишина... Сосредоточенные лица... Московское время 3 часа 40 минут... Спросив разрешения, следую во второй отсек... на завтрак...
О, Ночной Завтрак! Ты был всегда великолепен! Пустота и полумрак кают-компании... горячий чай... деликатесы автономного пайка... лейтенантский аппетит Без Границ... Несколько приятных минут, когда можно побыть наедине с самим собой... вспомнить о Ней... Или просто посидеть, ни о чем не думая...
С сожалением покидаю кают-компанию... Снова центральный пост... А вот и штурманская рубка... Храм Судоводителей!
Здесь хранится самая Важная Тайна Корабля Координаты Его Места! Всего пять членов Экипажа имеют право входить сюда: Командир, старпом, замполит, вахтенный офицер и вахтенный штурман!
Стол автопрокладчика в центре занимает половину полезной территории… Путевая карта... Светящееся перекрестие на карте – Место Корабля на текущий момент времени... Слева ~ трансляторы курса, скорости, широты и долготы... Справа и сзади – приемоиндикаторы радионавигации, эхолот… Предостерегающий лозунг на переборке «Сменил карту – проверь масштаб!» Вот и все! Два на два метра - не разгуляешься!
Процедура приема-передачи штурманской вахты – самая короткая на Корабле... «Следуем в район... время движения заданным курсом... сеанс связи... меня разбудить...»
И вот я остаюсь в Одиночестве... Один на один с Подводной Вселенной... Щелкают шестеренки автопрокладчика... Мерцают шкалы приборов... Московское время 4 часа 10 минут
Первая штурманская вахта началась!.. Сколько их было потом! Разных! Легких, тяжелых и очень тяжелых! А эта, Первая, оказалась до обидного обычной... Двенадцать часов шли не меняя ни курса, ни скорости, ни глубины... Есть у штурманов такое выражение - «пасти зайца»... «Заяц» – это светящееся перекрестие автопрокладчика... Вот его я и пас полсуток...
А никто на Корабле так и не заметил моего Дебюта! Экая невидаль в походе - вахту отстоять...

Первые шаги в корабельной организации.

С удовольствием произношу в горловину переговорной трубы: «Гиропост! Доложите командиру боевой части…» Одним словом, пора на вахту, дорогой начальничек... Предвкушаю скорую встречу с заветной коечкой... Хорошо...
Выглядываю в центральный пост... Командира Корабля нет... На краю стола лежит то самое, в голубом переплете... Любопытство распирает меня: что же Он читает на вахте? Была не была... шаг вперед и книга у меня в руках.... «Тактическое руководство для подводных лодок ВМФ»!!! Тьфу! Вот, черт! Разочарованию моему нет предела... Мальчишка! Пацан! Художественную литературу ему подавай!
Сзади слышу знакомый ехидный командирский голос... «Интересуетесь? И правильно...» Краска стыда заливает мне лицо... Как нашкодивший кот, которого поймали за хвост у заветной крынки со сметаной...



Ретируюсь туда, откуда вылез... А вот и смена пришла...
Добраться до заветной койки мне не удалось... Старпом перехватил... Есть такая толстая книга... «Журнал учета событий» (ЖУС) называется... Оказывается, в ней хронометрируется вся наша походная жизнь...
Любые изменения – курса, глубины, режимов движения, готовностей, фиксируются... во времени и пространстве.
А это значит, что в нашем навигационном журнале по каждому такому изменению должны быть, по крайней мере, пять отметок: показания лага, курс, скорость, широта и долгота.
У нас-то они есть... Но они должны быть и в ЖУСе... А их там нет... И не только по сегодняшним изменениям, но и за последние несколько суток...
Старпом хмур и немногословен... «Заполнишь…» Это - о пропусках в ЖУСе...
Через четыре часа я вернул ему заполненную книгу... Потом... попал в «заботливые» руки помощника командира... по поводу проверки корабельных часов в отсеках... Потом... проснулся помощник флагманского штурмана... Потом было всплытие на сеанс связи... Потом вышел из строя эхолот...
Потом мы его чинили... Потом…
Обратно в гиропост я вернулся через 21 час...
Засыпаю с мыслью... «Я планов наших люблю громадьё…» – это о сдаче на допуск.

Первые обобщения лейтенантского опыта.

Итак, сдача экзаменов на допуск к самостоятельному управлению группой – это Мое Личное Дело! И никаких специальных условий Экипаж для меня создавать не будет... А вот наблюдать и периодически интересоваться, как идет этот процесс – будет обязательно...
О, Экипаж тебе сумеет не один раз продемонстрировать свою скрытую и явную заинтересованность в результатах твоего труда!
«... Да, штурман у нас пока один...»
«... Слушай, а когда штурман спит?..»
«... Повезло штурманенку, взяли в поход...»
«... Вернется лейтенант допущенным... Если сдаст...»
«... Молодец у нас Командир: взял недопущенного штурманенка в море… я бы не взял...»
«... У всех трехсменка, а в БЧ-1 односменка... Рекордсмены!»
И все это говорится мимоходом, в случайных разговорах в кают-компании, на вахтах в отсеках... При этом никого не интересует, что по этому поводу думаю я... Ответы не требуются...
Требуются Конечные Результаты, зафиксированные в зачетном листе отметками и росписями должностных лиц… А их, увы, пока нет...
Я – корабельный офицер... поэтому обязан знать устройство корабля в пределах своей должности...
Экипаж мне «помогает» по мере сил в практическом изучении устройства корабля.
Проверяя один раз в сутки корабельные часы, я посещаю все отсеки... В четвертом обязательно больно ударяюсь коленом о выступающий угол большого ящика... «Это – испаритель» – охотно поясняет Экипаж...



Справа корабельные часы подводной лодки «Комсомолец». На часах зафиксировано время затопления 1-го отсека.

В шестом отсеке, прямо за носовой переборкой бьюсь головой о маховик большого клапана... «Клапан №65» – тут же любезно подсказывает Экипаж... И так далее... Отсеков – девять, клапанов десятки... За 50 суток выучу все... Если мозги останутся...
Уже в море я услышал, что мне предстоит еще и сдача на допуск к самостоятельному Дежурству по Кораблю! О, боже, еще и Это!
Итак, на Корабле тебя еще должны признать своим! Должны... А могут и не признать! Их что-то в твоих поступках должно склонить к признанию... Формально офицеру для этого надо предъявить Экипажу два заполненных «4» и «5» зачетных листа: один – на допуск к самостоятельному исполнению занимаемой должности, а другой – на допуск к самостоятельному Дежурству по кораблю! А неформально?
Мой вопрос самому себе: хочу ли я признания со стороны Экипажа? Оно мне надо? Иногда меня посещает мысль о том, что я так и останусь Ни к Чему Недопущенным... Словно кинжал, эта мысль разрушает Мой Внутренний Мир! «Подводник от слова подвода...» Сегодня я уже услышал это в свой адрес... от «благодарного» старпома... Когда представил ему данные, не разделив их отдельно для надводного и подводного положения Корабля...
Поэтому - за работу, товарищи... За Конечными Результатами в зачетном листе!



Маяковский Владимир Владимирович. Агитлубки (1923)

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю