Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 3.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 3.

Первые впечатления от общения со старшими штурманами. (ПэЭф).

Помощника флагманского штурмана я дальше буду называть просто: ПэЭф... А своего начальника – старшим штурманом: ЭсШа...
...ПэЭф – ходячая энциклопедия в области судовождения вообще, и Подводного - в частности... Для меня общение с ним – непрекращающийся Кошмар! Первые попытки сдавать ему что-либо из зачетного листа оканчиваются одинаково: «Если Вы этого не знаете, то что же Вы вообще тогда знаете?»
...Огромная батарея разных специальных книг, которые именно я должен прочитать, растет с ужасающими меня темпами! А вот зачетный лист остается девственно пустым...
...ПэЭф издевается... «Я поворачиваю переключатель в положение II... Видите, загорелась зеленая лампочка... Расскажите, что произошло в системе курсоуказания такого, чтобы заставить лампочку загореться...» И так далее...
Вы уже знаете о моих отношениях с техникой (я ее ненавижу!)... В училище я просто выучивал материал наизусть (память была отличной!), а умные преподаватели радостно удивлялись моему прилежанию и усидчивости... и своему умению научить...
Здесь, у ПэЭф, память не спасает... Он требует такого Понимания Железа, как будто Оно Больной, а Я – Терапевт-диагност... Поэтому для того, чтобы сдать Часть, я сначала должен изучить Целое…
Вот представьте себе мой типовой ежедневный ужас: на панелях центрального прибора системы курсоуказания в гиропосту имеется 64 различных переключателя… Чтобы сдать зачет по устройству этого прибора (а это всего один вопрос из 13 в зачетном листе!) мне пришлось сначала сдать зачеты ПэЭф по каждому из этих 64-х переключателей! Смеетесь? А вот мне было тогда не до смеха...



Доктор (Александр Ануфриев), caricatura.ru.

Все было бы еще ничего, если бы Кораблю не предстоял поход подо льды Северного Ледовитого океана...
Но этот поход предстоял, поэтому мой зачетный лист стараниями ПэЭф немедленно пополнился длинным перечнем вопросов по Подледному Судовождению... Будь она проклята, эта Арктика, с ее специфическими особенностями!
ПэЭф педантичен, как хронометр... Его ежедневное появление в штурманской рубке в один и тот же момент моей вахты неотвратимо... Как рок... «Сменились? Пойдемте в гиропост...» Палач-любитель молодых лейтенантов…
Сегодня он ласков... «Идите в кают-компанию, посмотрите фильм, а потом доложите впечатления» Я – ошеломлен! Он что – заболел?? Или – это шутка? Ведь кино для меня – табу... По-идиотски переспрашиваю... Нет, не шутка...
Радостно влетаю во второй отсек... В кают-компании – никого… Оказывается, по приказанию Командира фильм поставили на просмотр только для Меня...
«Думают ли животные?» – так он называется...
Краткое содержание: мартышке показали банан и положили на землю... Между ней и бананом – перегородка... Эту перегородку можно легко обойти и слева и справа... Можно... Но обезьяна почему-то не догадывается о таких прекрасных возможностях...
Сначала она пытается подлезть лапой под сетку... Неудача! Потом идет в ход палка... Неудача... Потом сооружается подставка... Неудача! Потом снова палка, длиннее чем первая... И так – полтора часа... Чего только не перепробовала бедная героиня фильма, чтобы достать банан! Наконец, загородка обойдена... Заветный банан съеден!
…Возвращаюсь в гиропост... Появляется ПэЭф... «Ну как? Понравилось? Вот точно так же и Вы сдаете на допуск…
...В этот день я был объектом пристального внимания Всех Членов Экипажа! На меня пришли посмотреть даже повар и интендант из далекого восьмого отсека! И на всех лицах радостно читался один и тот же вопрос: «Думают ли животные?»
...Через много дней Командир мне скажет: «Предстоял подледный поход... Надо было снять напряжение с Экипажа... Арктика – это не шутка...»
...Вы бы обиделись на Них, будь Вы тогда на моем месте? Нет? А я – да... До сих пор...



Первые впечатления от общения со старшими штурманами (ЭсШа).

Мы с ЭсШа настолько разные, насколько это вообще может быть между людьми…
Трудно было найти двух более непохожих друг на друга людей для общения в течение 50 суток на площадке в четыре квадратных метра...
... ЭсШа – удав... А я – типичный ушастый кролик. Он даже молча так умеет выразить недовольство (если он чем-то недоволен!), что хочется спрятаться глубоко-глубоко... и желательно навсегда!
А уж если изречет при этом что-нибудь... Вот как сейчас, например... когда Корабль всплыл на сеанс связи... «Перископ не вращается от гидравлики! Вы – командир БЧ-5 в штурманской боевой части... Идите, устраняйте неисправность... А Место корабля положено определять Мне!»
Вот так-то... И место указал – иди, занимайся ненавистным железом... и напомнил заодно, кто из нас отмечен всей полнотой Ответственности за безопасность судовождения...
Он вообще не любит тесноты в штурманской рубке... Особенно сейчас, когда они вместе с ПэЭф на каждом всплытии проверяют исправность нового приемоиндикатора...
ЭсШа равнодушен к моим эмоциям по поводу сдачи зачетов не ему, а ПэЭф...
...Так же равнодушен он к Моему Незнанию техники…
...А вот к Моему Нежеланию заниматься Ею он неравнодушен и весьма!
Сеанс связи окончен... Погружение... Привычные 60 метров над головой... Снова появляется ПэЭф... «Сменились? Пройдемте в гиропост...» Боже, дай силы вытерпеть все это...
...ЭсШа прячет ухмылку в рыжую бородку...
В центральном натыкаюсь на Командира... «Чем же занимается мой недопущенный лейтенант?» Все, приехали...
... Много лет прошло с тех пор...
Спасибо Вам, старшие штурмана!
Вам ПэЭф, за то, что показали незнайке Цену Знаниям!
Вам, ЭсШа, за то, что Клин Клином выбивали и не жалели Незнайку! Благодаря Вам всегда, где бы ни служил потом, стремился быть Настоящим Профессионалом и достойно Держать Удары Судьбы!



Заяц-гот (Сергей Корсун), caricatura.ru.

Первые наблюдения за Экипажем.

Экипаж наблюдает за Мной... Я наблюдаю за Экипажем...
Я заметил, что, давая в разговоре между собой характеристику кому-нибудь, офицеры добавляют иногда слово «грамотный»... Это по отношению к одним...
А по отношению к другим – не добавляют... бросается в глаза то, как произносится фраза... С подчеркнутым уважением!
Что же, значит надо стать Грамотным!
Гениальный вывод... чего и ПэЭф и ЭсШа упорно добиваются именно в отношении Меня! Им не повезло: в качестве материала достался Незнайка...
Остается утешаться известной цитатой Сократа... Сказанной в утешение всем незнайкам: «Я знаю, что я знаю Мало, но я добьюсь того, чтобы знать больше!» Вас греет? Меня – нет...
Ход моих мыслей прерывает ПэЭф...
«Сменились? Пройдемте в гиропост...»
... Все еще хотите быть Грамотным? Будьте...



Первые неприятности в судовождении.

Неприятности в судовождении бывают мелкие, крупные, очень крупные... и с тяжелыми последствиями для Корабля (упаси нас, Боже, от этого)...
Мелкие – это когда что-то из Железа ломается и быстро ремонтируется... Или когда берут в море такого, как я... и возятся с ним...
Крупные – это когда забывают переключить масштаб автопрокладчика при переходе с путевой карты одного масштаба на карту с другим масштабом... И оказываются в другом измерении... Или когда одновременно выходят из строя основная и резервная системы курсоуказания...
Очень крупные – когда Не Понимаешь, что происходит со средствами определения места Корабля... или с навигационным комплексом... Когда появляется в душе Леденящий Ужас от осознания того, что не ты ведешь Корабль, а едешь в Подводной Галактике вместе с Кораблем Неизвестно Куда и находишься при этом Неизвестно Где…
И, наконец, с тяжелыми последствиями – это когда по вине судоводителей Корабль прекращает выполнение боевой задачи и просит Берег о Помощи...
У нас сегодня – очень крупные... На очередном всплытии ЭсШа и ПэЭф обнаружили отсутствие каких-либо сигналов на входе приемоиндикатора... Этот прибор – последнее слово в радионавигации... Их всего три комплекта на всем флоте... Установку делала специальная бригада заводских специалистов... Все отрегулировано, опечатано... Нам категорически запрещено лезть внутрь прибора...
Главное – без него идти под лед Нельзя! А это – основная цель похода! Вот такие дела... Поведение приемоиндикатора Абсолютно Непонятно: все контрольные проверки, предусмотренные инструкциями, дают Отличные Результаты... Прибор будто издевается над ЭсШа и ПэЭф... «Я абсолютно исправен!»... А сигналов на входе Нет! А они по всем исходным данным Должны Быть!!
...Первые сутки... перепробовали Все, что только было в силах таких специалистов, как ЭсШа и ПэЭф... Ничего...
...Вторые сутки... ПэЭф принял кардинальное решение – лезть внутрь приемоиндикатора! Весь гиропост и штурманская рубка завалены папками с эксплуатационной документацией... Рулоны бумаги от самописцев... Влезли в прибор... Прозвонили все цепочки в схемах... Ничего!!!
...Третьи сутки... ПэЭф обращается к Командиру с просьбой запросить Берег об изменениях в работе радионавигационной системы...
Надо знать ПэЭф, чтобы оценить в полной мере тяжесть такого решения... Да еще на боевой службе... И здесь происходит Невероятное!!!
Командир достает записную книжечку и... спокойно говорит ПэЭф: «А у системы сейчас профилактика... с... по...» Оказывается, во время инструктажа в штабе флота Командира предупредили... об Этом Самом... с... по... А он Забыл сказать об этом нам!



леденящий ужас от неизвестности, ЧТО там за этой дверью.

Зато я никогда не забуду, какое выражение лица было у ЭсШа и ПэЭф в тот исторический момент... С облегчением Вас, дорогие товарищи!
«. Сейчас они оба спят мертвым сном, а я уже 22 часа стою на вахте... Хорошо...
А сигналы появились! Точно тогда, когда и должны были... в соответствии с графиком профилактики системы... из записной книжечки Командира!
...Много лет спустя в одном «высоком» кабинете мне показали полотно неизвестного художника.
...Штурманская рубка... Залитый кровью автопрокладчик... На путевой карте – распростертый «труп» командира БЧ-1… Разъяренный командир корабля одной рукой вцепился в горло еще живого командира группы... В другой занесен окровавленный циркуль... Внизу надпись: «Постоянное взаимодействие Командира Корабля с личным составом штурманской боевой части – залог навигационной безопасности!»
Вот так-то, дорогой читатель!

Первые «подглядывания» в перископ.

Нам нужна связь с берегом... Поэтому в назначенное время Корабль, как кит, поднимается из глубины... Нет, не на поверхность... хватануть воздуха, а в пограничный слой, который называется перископной глубиной...
На этой глубине мы поднимаем антенны связи и ловим свои позывные... Сеанс связи длится несколько минут... Все это время огромный Корабль «зависает» в приповерхностном слое, высунув из-под воды перископ – свой единственный глаз...
Всплытие на перископную глубину для Корабля – это всегда шаг в зону Неведомой и Всегда Существующей Опасности!
Дело в том, что в момент всплытия прямо по курсу всплывающего корабля может запросто оказаться огромное судно, лежащее в дрейфе... Без хода... С остановленной машиной... Но мы-то этого не знаем! И прём, как бык на ворота!
Либо, вдруг внезапно, откуда ни возьмись, появляется какой-нибудь «Летучий Голландец»…. Хотя еще минуту назад гидроакустики уверяли и себя, и нас, что горизонт чист...
А дальше – все зависит от Реакции Командира и Экипажа... Кто хотя бы раз побывал в такой ситуации, тот на собственной шкуре ощутил леденящую душу точность слов «промедление – смерти подобно!»
Окончательное право ответить на вопрос есть для корабля опасность наверху или нет, предоставлено только одному человеку – Командиру... Только он дает команду на подъем перископа и лично осуществляет Первый Круговой Обзор Поверхности Моря...



Летучий голландец. Адиятова Наиля Найфовна.

В этот раз все проходит спокойно... Без сюрпризов... «Горизонт чист... Поднять выдвижные... Погода... Начался сеанс связи по назначенной программе...» Привычная уже картина.
Мне иногда дозволяют заглянуть в окуляр перископа...
Краткие незабываемые мгновенья... Будто растворяешься в линзе... и становишься Частью Океана... Он живет своей размеренной жизнью... Серая спокойная гладь... Плавно перекатывающиеся через Корабль громады волн... Облака… Брызги пены в перекрестье линзы... Иногда – чайки над то появляющейся в волнах, то исчезающей спиной Корабля…
Вдруг... Картина безмятежного покоя исчезает... В линзе голубоватый сумрак Глубины... Блики солнца затухают в мириадах белых пузырьков... Это боцман не удержал корабль... и – нырок...
«Окончен сеанс связи!» Как удар хлыстом по сердцу! «Опустить выдвижные...» Все, прогулка окончена...
Через несколько минут я вновь – просто член Экипажа...

Первые измерения Внутреннего Мира.

Представьте себе островок в Безбрежном Океане... Длина чуть больше 100 метров... Ширина около 7... На островке много дней и ночей живут и работают 120 человек... Оторванные от всего мира...
Ближайшая земля зачастую удалена на сотни, а иногда и тысячи миль... Рассчитывать приходиться, главным образом, на себя да на Товарища по Отсеку... У Вас не появилось желания оказаться на таком островке?
Меня иногда посещает мысль: о чем думают эти люди в редкие часы отдыха? Или во время ходовых вахт?
То там, то здесь появляются непредусмотренные отсечными описями предметы... Самодельные календари с надписями «до конца похода осталось ... суток»... Или карта мира с надписью посреди Атлантического океана «где мы?»...
В жилых каютах и на боевых постах нет-нет, да и мелькают фотографии Близких... жен, детей, внуков... Но о береге сейчас редко говорят... расслабляет... а расслабляться пока Нельзя: впереди – встреча с Арктикой...
Я пока Чужак для Экипажа... Поэтому Мой Внутренний Мир полностью заполнен Ею... Суженной... Богом данной... Достаю из сумки заветную фотографию... Смеющаяся девчонка.- копна роскошных каштановых волос... Букетик голубых васильков вместо заколки... В глазах чуть заметная усмешка...
Весь Мой Внутренний Мир растворяется в глубине этих глаз…
Сегодня Она уезжает на Большую Землю... к очаровательной Ленинградской осени... В Неизвестную Свою Жизнь Без Меня...

Устлали листья парки Ленинграда,
И навевает грусть осенний цвет…
Пора чудес… Но мы тебе не рады,
Ведь мы ушли и нас давно здесь нет...



Питерская осень.

Память жестока... особенно, когда снимешь ограничители… Дни и ночи медового месяца мелькают, как запретные картинки... Я и Она... и Безоблачное Небо над нами...
Раздвигаю занавеску на переборке... Маленькая картина в нише... Июльский денек... Зеленый луг… Спокойная гладь лесного озера... Синее небо... и сосны на берегу...
Мы покупали картину Вместе с Ней незадолго до отъезда. А сегодня она здесь, со мной... Кусочек земли в Океане.
...«Гиропост! Командира группы – на вахту!» Занавеска задернута... Фотография спрятана... Дверь в Мой Внутренний Мир стремительно захлопывается...
В центральном! Внимание! Недопущенный командир группы следует на вахту... Дорогу... Дорогу... Дорогу...

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю