Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 32.

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 32.

Рейзер Владлен (Владимир) Яковлевич.

Судьба Рейзера Владлена Яковлевича трагична. Родился в марте 1930 года на Украине. Участник Великой Отечественной войны (воспитанник в 385 отдельном батальоне связи). Это он, как записал в своем дневнике Игорь Леоненко, попал "на карандаш" за то, что лазал загорать на крышу гостиницы, в просторечье называемой "буржуйкой", и оставил свои инициалы на "грамоте" рабочего (чертеже кораблестроителя).



Будучи старше, если не по возрасту, то по жизни, не сумел преодолеть "вольницу" батальонного баловня, что было характерно для некоторых фронтовиков, и в 1946 году, будучи в отпуске, заразился сифилисом и застрелился. Видимо, от стыда, поскольку его добровольному уходу в мир предшествовала лекция о венерических болезнях начальника медицинской службы училища полковника Бауэра.

Рогов Артемий Иванович.

Ранее - Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 7. - Михаил Иванович Бусько, чей отец, полковник, начальник отдела контрразведки танковой армии в 17 лет ликвидировал "грозу сыщиков" Леньку Пантелеева, высказался в своих воспоминаниях об Артемии Рогове, а мы обещали подробно рассказать об его отце. Сначала же напомним и дополним образ сына.

Рогов Артемий Иванович родился 10 января 1929 года. Первоначально еще в 1943 году его зачислили в Тбилисское Нахимовское училище, а после образования Ленинградского Нахимовского он был переведен в 1944 году из республиканской столицы в стольный град Питер.

Бусько М.И. называет Тему Рогова достопримечательностью 11-го класса. Сын начальника Главного Политического управления ВМФ был добросовестным и аккуратным мальчиком в отличие от некоторых других детей высокопоставленных родителей, которым порой даже возраст занижали, чтобы "пристроить" в училище, как например, так называемому "сыну Орловой". Заметим, что в те годы, рано или поздно, но училище избавлялось от них благодаря коллективам воспитателей и воспитанников, никакие заслуги и ранги родителей помочь не могли.

"За заправку койки старшина всегда выставлял ему «пять». И по черчению у него были неплохие оценки, так как над чертежами, которые мы тогда исполняли, думать не надо было. Зато по всем остальным предметам у него были только двойки и единицы. Всю самоподготовку он усердно зубрил уроки, но, вызванный к доске, ничего толком сказать не мог." В другом месте М.И.Бусько вспоминает, заявление Миловидова на педсовете, когда его упрекнули за выставленный «О» (ноль) Теме Рогову, что такой, мол, отметки в шкале оценок нет: «Что же мне делать, если у Рогова нулевые знания по географии!»



Урок географии. Миловидов Иван Иванович.

Еще одна особенность поведения высокопоставленных детишек, которая не помешала сыновьям Наркома ВМФ Н.Г.Кузнецова стать достойными людьми, состояла в нарушении "общих правил", что также сохранил в своей памяти и для нашей истории Михаил Иванович Бусько. "В наше время существовала так называемая «система разрядов» по успеваемости. К первому разряду относились отличники и «хорошисты», которые имели право на сквозное увольнение в город с вечера субботы до вечера воскресенья. Ко второму — те, кто имел в четверти тройки, и они имели право на увольнение в город с утра до вечера в воскресенье. И наконец, третьеразрядники, то есть двоечники, имели право только на одно увольнение в месяц. Воспитанник, получивший двойку на экзамене, должен был во время каникул его пересдать и уж потом ехать домой. Если же двоек было две или больше, тогда весь отпуск пропадал за трудами праведными. На Тему Рогова эти общие правила не распространялись. За неделю до начала отпуска из Москвы прилетал самолет и Тема «делал нам ручкой». Возвращался он тоже неделей позже. Такая жизнь Темы продолжалась до тех пор, пока Сталин не снял его отца с должности. Тема был тут же исключен из училища за неуспеваемость. Тогда я впервые понял, что не все в жизни человека зависит от его личных качеств."

Сделаем еще одно отступление, обратимся к публицистике Юрия Полякова, сборник "Порнократия". Цитата из статьи 1995 года: "... не случайно несгибаемые большевики, до старости довольствовавшиеся регулярным продуктовым заказом и бесплатной путевкой в барвихинский санаторий, своих детей и внуков старались пристроить поближе к той небольшой скрипучей дверце в железном занавесе, которая помогала приобщаться к жизненным стандартам идеологического противника. Окончив спецшколу и хороший вуз, потомки старых большевиков, привозя из-за границы джинсы и запретный том Генри Миллера, говаривали, что мы так не умеем ни шить, ни писать. При этом они как-то не задумывались, что если б не преобразовательный зуд их дедов, то наши Саввы Морозовы и другие работяги в картузах и поддевках завалили бы джинсами с романтическим названием «портки» полмира, а что касается Генри Миллеров, то они у нас перед революцией косяками ходили, как карпы в правительственном пруду. Кстати, по одной из легенд, Гостомысл был внуком Вандала. Улавливаете? Впрочем, скрипучей дверью пользовался авангард гостомыслов, большинство же ограничивали свой кругозор щелями и дырочками в проржавевшем железном занавесе. Это многое объясняет в наших нынешних заморочках и в наших нынешних лидерах."



Юрий Поляков не только принадлежит к числу читаемых и почитаемых прозаиков, он также один из самых ярких и острых современных публицистов, чьи статьи вызывают неизменный восторг читателей и такое же стойкое неудовольствие властей предержащих. В 1993 году из-за статьи "Оппозиция умерла. Да здравствует оппозиция!" кремлевское начальство даже собиралось закрыть "Комсомольскую правду". В книгу "Порнократия" вошли статьи, написанные автором с 1986 по 2004 год. Собранные вместе, они образуют честную летопись нашего смутного времени и могут служить своего рода учебником современной политической истории.

Трудно удержаться, чтобы не привести еще одну мысль из статьи 1997 года: "Теперь очевидно — советский режим пал жертвой собственной оптимистической идеологии, на разработку и внедрение которой он потратил огромные средства. Если бы хоть у кого-то были сомнения в необратимости прогресса, в неизбежности улучшения жизни, — хрен бы шахтеры стучали своими касками супротив партократов, а творческая интеллигенция черта с два топтала бы давно уже скончавшийся социалистический реализм. «Метили в коммунизм, а попали в Россию» от силы несколько тысяч убежденных антикоммунистов, по историко-генетической иронии происходящих непосредственно от «пламенных революционеров». Большинство населения метило в светлое будущее, а попало в себя самое. Я, конечно же, не хочу сказать, что «все у нас было хорошо». Все зависит от того, с чем сравнивать. Общаясь доверительно с соотечественниками, работавшими в советские времена за рубежом, я приметил любопытную закономерность: чем в более высокоразвитой стране человек трудился, тем больше у него было претензий к покинутой временно Родине. И наоборот. А если человек, как большинство советских людей, вообще никуда не выезжал (разве что в Крым или на Кавказ) и сравнивал тогдашнюю жизнь, к примеру, не с нью-йоркским супермаркетом, а с периодом послевоенного восстановления? В этом случае, согласитесь, оптимизм гомо советикуса не кажется таким уже нелепым и беспочвенным.



Ельцинизм, как стратегия монетарных реформ в России на базе мифологических лозунгов свободного рынка, как идеология проамериканского западнизма, либерализма, агрессивного антикоммунизма, отказа от исторических достижений советской истории и Победы в Великой Отечественной войне, отказа от социализма и капиталистической реставрации потерпел исторический крах. Еще раз История России подписала приговор предательству, смердяковщине, западнизму в России.

Будь «неуклонное повышение благосостояния советского народа» всего лишь пропагандистским мифом — коммунисты, как это ни парадоксально звучит, оставались бы у власти и по сей день… Но оптимизм гомо советикуса опирался, согласимся, и на реальные факты жизни. Сейчас, слушая какого-нибудь телевизионного витию, в это трудно поверить. Однако при советской власти рождались дети, росло народонаселение, игрались свадьбы и новоселья, выплачивались зарплаты и пенсии, строились садовые домики — маленькие, зато в огромном количестве, а за похищенных детей и журналистов не родители выкладывали доллары, но руководители соответствующих органов — партбилеты.
Жить постепенно становилось если и не веселее, то во всяком случае — все-таки лучше… Вот и автор этих строк начинал жизнь в каморке заводского общежития, расположенного в переулке, где стояла одна-единственная частная машина, а встретил достопамятный суверенитет России в трехкомнатной квартире и каждый вечер, паркуясь у дома и ругая советскую власть, ломал голову, куда бы воткнуть свои «Жигули». Неуемная жажда реформ появляется обычно на сытый желудок. И утоляется у всех, кроме самих реформаторов, очень быстро.
Победа Ельцина — это подлинный триумф советской идеологемы «завтра будет лучше, чем вчера». Борьба хорошего с лучшим закончилась падением советской власти. Никому ведь в голову не могло влететь, что завтра может оказаться хуже, чем сегодня. И академик Сахаров, клеймя с трибуны съезда афганскую войну, я уверен, не мог себе вообразить, что следующая война будет вестись уже на территории России, что компоненты для атомной бомбы станут контрабандировать, как пасхальные яйца, и что на крымские пляжи начнут высаживаться пока еще учебные украинско-американские десанты. Андрей Дмитриевич, если вы меня слышите и если я в чем-то прав, явитесь хоть на миг обнищавшим атомщикам, устроившим марш протеста на Москву, чтобы не помереть с голодухи."

Рекомендуем читать и художественные произведения Ю.М.Полякова, и его публицистику тем, кто хочет понять причины происшедшей цивилизационной катастрофы, нынешнее скорбное наше бытие и заглянуть в будущее. А нам пора вернуться к "отцу и сыну", к Роговым.



Благодаря Ю.Полякову в нашем языке появились такие слова и выражения, как "апофегей", "женоненасытник", "господарищи", "десовестизация", "теловек"... Но когда речь идет о женщинах, любовной страсти и политике, Юрий Поляков более чем серьезен. Его обуревают мысли, которые не могут не быть интересны всем, кто любит думать, всем, кто любит литературу - и вообще всем, кто любит жизнь такой, какая она есть.

Видимо, в семье Тему Рогова воспитывали в духе беспрекословного послушания, что развитию ума не то что не способствует, противопоказано, поэтому в итоге одно послушание. Отца на флоте прозывали Иваном Грозным. Оправданный обстоятельствами места и времени войны в семейной атмосфере такой характер оказался фатальным. Предполагаем, что жизнь сына не сложилась, и дело вовсе не в том, что его отчислили из Нахимовского училища после снятия отца с высокой должности. Другая версия - отец сам забрал сына из училища. Все дело в характере ума, типе сложившейся личности.

Итак, отец, Рогов Иван Васильевич, генерал-полковник береговой службы (25.9.1944).



Начальник Главного политического управления ВМФ И. В. Рогов

Вместо подробной биографической справки из сборника Лурье Вячеслава Михайловича "Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР в период Великой Отечественной и советско-японской войн (1941-1945)". - СПб.: Русско-балтийский информационный центр БЛИЦ, 2001., обратим Ваше внимание на статью В.Лурье и Ю.Рубцова, опубликованную в Морском сборнике (№ 8, 1999 г.).

На флотах он слыл Грозным.

Судьба отвела этому человеку всего 50 лет жизни. По выражению одного из его коллег, он буквально сжег себя на службе. Или служба сожгла его? В любом случае написано о нем необоснованно мало. Чтобы хоть в сжатом виде дать представление о его жизненном и боевом пути, представим биографическую справку, составленную нами по материалам Центрального военно-морского архива.
Иван Васильевич Рогов родился 10 (22) августа 1899 г. в Казани. Русский. В РККА с 1919 г. В ВМФ - с 1939 г. Член КПСС с 1918 г. В годы гражданской войны воевал в составе войск Юго-Западного, Восточного фронтов, получил ранение в войне с Польшей (09.1920). Политрук роты, батареи (04.1919-04.1920), военком санчасти 12-й армии (04-12.1920), госпиталя, санитарного поезда в Казани, инструктор ПУ Запасной армии, политотдела дивизии (12.1920-11.1922). Ответственный организатор партработы 136-го полка 16-й стрелковой дивизии Приволжского ВО (11.1922-06.1923). Военком караульной роты (06-12.1923), помполит начальника главного артиллерийского склада (12.1923-11.1924), военком 6-го отдельного понтонного батальона (11.1924 - 04.1926), 1-го железнодорожного полка ЛВО (04.1926 - 11.1927), 6-го топографического отряда (11.1927 - 03.1931), 3-го геодезического отряда МВО (03.1931 - 03.1933), командир 3-го топотряда ЛВО (03.1933-03.1936). Начальник 2-го управления топографических работ ХВО (03.1936 - 12.1937). Военком 23-й стрелковой дивизии (12.1937 -04.1938), Генерального штаба РККА (04-09,1938). Член Военного совета БВО (09.1938 •03.1939). Участник советско-финляндской войны (1939-1940). С марта 1939 г. - начальник Политуправления (с 1941 г. - Главного ПУ) ВМФ, заместитель наркома ВМФ. На этой должности находился всю Великую Отечественную войну. Одновременно с 12.1943 г. по 02.1944 г. - член Военного совета Черноморского флота. В распоряжении министра Вооруженных Сил СССР с 04 по 08.1946 г. С августа 1946 г. - член Военного совета - заместитель командующего войсками ПрибВО по политической части. Скоропостижно скончался 5.12.1949 г. в Риге, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Воинские звания: бригадный комиссар (19.04.1938), дивизионный комиссар (5.09.1938), корпусной комиссар (9.02.1939), армейский комиссар 2 ранга (1.04.1939), генерал-лейтенант береговой службы (13.12.1942), генерал-полковник береговой службы (25.09.1944).
Государственные награды: орден Ленина (1945), ордена Красного Знамени (1940, дважды 1944, 1949), орден Ушакова 1-й ст. (1945), орден Нахимова 1-й ст. (1944), орден Красной Звезды (1936), медаль "XX лет РККА" (1938), медаль "За оборону Севастополя" (1943), медаль "За оборону Кавказа" (1944).



Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов на учениях ЧФ. 1940 г.

Рогов пришел в руководящее звено Военно-Морского Флота в весьма сложный период. Вновь созданный Наркомат ВМФ переживал пору становления - развертывалась большая судостроительная программа, шла напряженная боевая подготовка на кораблях, во флотской авиации и частях береговой обороны. Остро недоставало опытных кадров, изрядно выбитых в ходе репрессий. Новичку впору было растеряться. "Мои первые опасения - сумеет ли он, новый на флоте человек, разобраться в специфике морской службы, - вспоминал нарком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов, - быстро рассеялись. Возвращаясь из поездок на тот или иной флот, Иван Васильевич удивлял и радовал всех нас тем, что глубоко понимал задачи, которые призваны были решать штабы, политорганы, корабли и части ВМФ".
Контр-адмирал А.Т.Караваев, бывший в годы войны инспектором ГлавПУ ВМФ, подтверждает, что Рогов с первого дня взялся упорно и систематически осваивать военно-морское дело: самостоятельно изучал уставы, наставления, специальную литературу, не стеснялся обратиться за помощью и советом к сотрудникам аппарата. Ему удалось быстро уловить специфику уклада и деятельности сложного флотского механизма. Однако не все были такого мнения. По свидетельству известных флотских историков капитанов 1 ранга в отставке доктора исторических наук И.А.Козлова и доктора военно-морских наук В.С.Шломина, Рогов представлял собой типичного номенклатурного политработника, который, если пренебречь частностями, не очень понимал и не жаловал флот. В работе проявлял склонность к командно-нажимному стилю руководства. И эту точку зрения нельзя не учитывать, несмотря на то, что она противоречит мнению, высказанному Н.Г.Кузнецовым (Видный политработник армии и флота.— «Воен.-ист. журн.», 1969, № 8.) и некоторыми другими флотскими начальниками. Не следует забывать, что их книги выходили тогда, когда партия и ее полпреды в Вооруженных Силах были вне критики.

Приведем "субъективное" мнение писателя Александра Крона, служившего в годы войны на Балтийском флоте («Капитан дальнего плавания», М., «Сов. пис.», 1984. с. 162):



"В сорок втором прибыл к нам на Балтику начальник Главного политуправления ВМФ армейский комиссар 2-го ранга Иван Васильевич Рогов. С этим могущественным человеком я за время своей службы встречался дважды и сохранил о нем добрую память. Во флотских кругах его называли Иваном Грозным — и не без оснований. Он был действительно крут, но в нем привлекала оригинальность мысли, шаблонов он не терпел. Летняя кампания в то время была в разгаре, у подводников были успехи. Разобравшись в обстановке, Рогов выступил на совещании работников Пубалта с поразившей всех речью. «Снимите с людей, ежечасно глядящих в глаза смерти, лишнюю опеку,— говорил он.— Дайте вернувшемуся из похода командиру встряхнуться, пусть он погуляет в свое удовольствие, он это заслужил. Не шпыняйте его, а лучше создайте ему для этого условия…».

Не кажется ли Вам, что А Крон в отличие от "номенклатурных историков" заметил и сохранил для подлинной истории свидетельства ума и понимания и уважения достоинства военного моряка уровня подводника Петра Денисовича Грищенко?

На флотах он слыл Грозным.



Начальник Главного политического управления ВМФ И. В. Рогов. - Макеев В. Ф. Комиссар "Марата", герой Севастополя. — М.: Политиздат, 1987.

С началом войны Иван Васильевич возглавил процесс перестройки партийно-политической работы в ВМФ на военный лад, стараясь придать ей военно-практическую направленность. Подобный "прагматизм" себя полностью оправдывал. Так, 1 октября 1941 г. начальнику Политуправления ЧФ П.Т.Бондаренко он дал директивное указание на случай эвакуации войск и сил флота из Одессы учесть недостатки, допущенные командованием КБФ при организации перевода сил флота из Таллина в Кронштадт: уход некоторых транспортов не в ночное, а дневное время, слабое прикрытие с воздуха, плохое рассредоточение по кораблям командных кадров, из-за чего были допущены лишние потери, случаи паники. Указания Рогова, безусловно, сыграли положительную роль при эвакуации Одессы, признанной специалистами одной из наиболее успешных в Великой Отечественной войне.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю