Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 6.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 6.

Третьи сутки под Панцирем.

Я наблюдаю Экипаж... Похоже, первые всплытия во льдах без хода впечатлили не меня одного… Какая-то особенная, бросающаяся в глаза собранность... Зауважали Мы Арктику!
Продолжаю читать книгу Д.Калверта... Все больше встречаю «знакомых» ощущений... Оказывается, Страх не имеет национальности!
Американцы боялись точно также, как я! Странно, но эта мысль внесла какое-то особенное умиротворение в Мой Внутренний Мир... Они выполнили свою задачу и благополучно вернулись... Значит, научились уживаться рядом со Страхом!
И я научусь… Обязательно научусь!
Но пока... Он давит... Все сильнее...



Полярный паковый лед в средних числах августа, сфотографированный с высоты 5,5 тыс. метров. Черные пятна — свободная от льда вода; маленькие серые пятна — небольшие водоемы из растаявшего льда и снега. Видны также торосистые ледяные хребты, образовавшиеся в результате сжатия ледяных полей. - Калверт Дж. Подо льдом к полюсу. — М.: Воениздат, 1962.

…Боевая тревога! Начали поиск полыньи для всплытия без хода...
Представьте себе простую вещь: Корабль ищет полынью на глубине 100 метров в течение Многих Часов... и Каждую Секунду возможно столкновение со Льдом!! Каждую!!!
Никто никогда не знал, не знает и не будет знать, где точно залегает у Панциря нижняя граница ледовых полей и Как она выглядит... Это может быть Плавная Линия... Или чуть Изогнутая... А возможны и Частоколы, состоящие из огромных, заостренных книзу ледовых клиньев... Очень напоминает пасть акулы... Или крокодила...
Длина каждого «Зубика» – 25-28 метров!!! Поисковая скорость – 6 узлов.., 185 метров в минуту... Круговая развертка нашего НОК-1 всего 1000 метров... Для чего так подробно?
А вот почему... Скажем, впереди вдруг появился Частокол... Что делает Командир? Правильно! Немедленно дает реверс обеими турбинами...
Отработка этого маневра – дело не мгновенное... Секунд 40-50... Иногда – и больше... А дальше – длина пробега по инерции до полной остановки Корабля... Это еще несколько минут – Может 5… А может и больше... Умножьте 185 хотя бы на 5… Сколько? Верно! Почти…. 1000 метров… Удар!!!
Так что встреча с Частоколом вполне возможна... И что дальше? Исходов много... Но почти во всех присутствует Смерть… «Почти» – это если удалось «нырнуть» на безопасную глубину с помощью цистерны быстрого погружения раньше, чем произошел «наезд» на Частокол...
Всплывать аварийно с продуванием всего балласта – хрен редьки не слаще... Там, наверху, нам ох как обрадуются...
Представьте... Стальная махина весом 4000 тонн на скорости всплытия 40-50 метров в минуту со всего маху вонзается в лед... Винты сломаны... Прочный корпус пробит... В отсеки врывается ледяной водопад... И все!!!

...тонкие ручки цеплялись за льдинки...
Очень люблю я эти картинки!

(из народной попевки)



Страшные и ужасные картинки.

Понятно теперь, почему Арктика так Давит? И это – в течение всего времени поиска полыньи... Многие часы... А потом – процесс всплытия без хода... Вся задница в мыле... Да еще попробуй, попади в саму полынью... Да не повреди винты… Да… Да…
Ура! Сегодня полынья нашлась быстро... Начали всплывать без хода... Да, черт побери! «Промазали»! Чистая вода оказалась позади... Вот тебе и без хода!
Но уже поздно стопорить всплытие!.. Глубина 10 метров... 9... 8... 7... Мне показалось, что Панцирь оскалил зубы.. Но это было мимолетное видение...
... Продуть среднюю!
Воздух с шумом врывается в цистерны... Корабль вздрагивает... Вот глухой толчок... Корпус аж содрогнулся... Еще толчок...
…Поднять перископ!
Еще секунда... Голос Командира: «Ломается лед! Рубка всплывает!»
Все! Конец маневру... Мы – наверху!
Пока ПэЭф и ЭсШа колдуют у приемоиндикатора, а Командир пишет радиограмму я верчу перископ...
Картина открывается, я Вам скажу!!! Куда достигает глаз – бесконечные ледяные поля с грудами торосов... Они каждый раз – разные... Эти сегодня мне кажутся более приветливыми... Даже по-своему красивыми… Блики Солнца то там, то здесь пробиваются через серую пелену... От этого создается такое впечатление, как будто торосы подмигивают Мне...3а кормой Корабля во льду тянется неширокая трещина.
Она довольно длинная и узкая... Мы ее проломили... прочной рубкой! Когда продули среднюю...
А слева, совсем рядом – широкая полынья, которую мы проскочили... Она затянута тонким льдом... 10-15 см... Всплывать в ней было бы куда как приятнее! А вот рубка немного помята... А винты? Повезло, что лед тонкий оказался... А могло и не повезти... Остаться без винтов в Арктике – это Смерть Корабля! Быстрая или медленная... но верная! Экипаж могут спасти... Полярные летчики... Если повезет... И Нам и Им...
Об этом не говорят... Но думают все время... Все! Тот, кто говорит, что не думает – кривит душой, не верьте ему...
Скоро снова вниз, под Панцирь...
…Глубина 150 метров... Странная мысль посетила меня: Арктика заманивает нас... Как опытный шулер затаскивает в игру нового игрока... Уж очень легко сегодня все получилось... Как удар кулаком по воздушному шарику... Смешная мысль, а?
Снова полумрак гиропоста... Снова я разговариваю с девчонкой на фотографии».

И снова Ты…. как старые мечты...
Как сказка о чудесном и заветном...
Пускай сегодня голубые льды
Тебе передают мои приветы!
Пускай безбрежность ледяных глубин
Нас разлучает не печалься, право!
Под панцирем многовековых льдин
Совсем недолго нам бродить осталось…

Московское время 4 часа 15 минут... Игра с Панцирем продолжается... Спокойной ночи, любимая... Третий раунд – наш!



Гряда торосов - это сравнительно прямолинейное нагромождение битого льда, образовавшегося в результате сжатия. Подводная часть гряды называется ледяным килем.

Четвертые сутки под Панцирем.

Когда-нибудь это будет!
Знакомый подъезд и дверь...
Когда-нибудь это будет!
Но… не сейчас, не теперь…
Когда-нибудь верно будет
Все по-другому, иначе...
Мы вспомним торосов груды
И выпьем за Нашу Удачу!
Мы выпьем за нас Обоих!
Мы выпьем за тех, кто в море!
И зазвучит, как прежде,
Песенка о Надежде!



Мы меряем глубины… Эхолоты работают исправно... Все дальше и дальше Корабль уносит нас под Панцирь... 81° северной широты... 82°... 83°... Если провести прямую линию от Места Корабля до Гремихи, то окажется, что мы почти «зависли» над ней... Почти...
Отсюда кажется почти невероятным, что где-то люди живут Обычной Жизнью...

Ты поверь, что здесь издалека
Многое теряется из виду...
Тают грозовые облака,
Кажутся нелепыми обиды...

(Н. Добронравов «Надежда»)



Слушай, Анна Герман онлайн

Московское время 5 часов 50 минут… Курс – 0. Скорость - 6 узлов. Стучат эхолоты... Щелкают шестеренки автопрокладчика… Ночь…
Мне нравятся ночные часы... В штурманской рубке – уютный полумрак... Свет обыкновенной настольной лампы кажется необыкновенно мягким...
Во Мне что-то происходит… Сегодня я вдруг поймал себя на мысли, что все эти приборы, окружающие Меня здесь и в гиропосту, - Друзья! Я впервые подумал: Железо – оно ведь Живое!
Вы бы стали помогать тому, кто Вас ненавидит? Правильно... Железо знает, что я его ненавижу… Зачем ему помогать такому, как Я?
Но есть ПэЭф, ЭсШа и ЭсШа, которые заботятся о Железе... ЭсШа – это старшина команды штурманских электриков... Эти трое своей заботой перевешивают Мою ненависть..
Поэтому Железо пока помогает Нам… Экипажу... Кораблю… играть с Панцирем...
В эти минуты в Моей Душе вдруг рождается Обращение к… Да, к предмету моей недавней ненависти! К системе курсоуказания, к эхолотам, эхоледомерам, лагу, приемоиндикатору... словом, к Железу...
Простите меня, Друзья! Если можете... Вот так, Дорогой читатель... Бывают чудеса на свете… Напугайте Незнайку как следует... Скажем, отправьте его на две недельки под Панцирь... Да заставьте поискать полынью... Да предложите всплыть в ней без хода... Да не один раз, а несколько... И у него в Душе ненависть сменяется Любовью!



Выставка "Живое железо".

Да, во Мне что-то происходит! С появлением нового отношения к Железу Страх стал меньше Давить на Меня! А вот и Командир... Боевая тревога!
Начали поиск полыньи для всплытия без хода... Что за чертовщина?? На глубине 60 метров мы обнаруживаем по показаниям приборов... чистую воду над Нами!!! Да! Да! И эхоледомеры, и навигационный обнаружитель точно сговорились!! Чистая вода!!! Невероятно... Лед, где ты?
Да вот же Он! Тут как тут... Слава богу! А то невесть что можно подумать…
Ложимся на обратный курс... Надо же посмотреть на Чудо со всех сторон... Вдруг это Полярный Мираж?? В пустыне это бывает... а чем же Арктика не пустыня? Вместо песчаных дюн ледовые горы торосов... Пустыня как пустыня...
Но вот чудо обследовано со всех сторон... Чистая вода!!! Такого еще не бывало!
Что ж, всплываем! Льда над нами нет, все проходит быстро... Средняя продута... И вот Корабль уже наверху...
И тут происходит невероятное: я слышу голос Командира: «Отдраить верхний рубочный люк!» Он что – ничего не боится?? В центральный льется Свежий Воздух! Холодно, черт побери... Начальство – наверху, а я – у перископа...
Громадная полынья. Настоящее озеро, обложенное со всех сторон торосами... Чистая вода слегка парит... В центре – 2-3 большие льдины... лед совсем тонкий...
«Готовность №2 надводная... Первой смене заступить!» А дальше – больше... «Выход наверх разрешен!» Вот так вот! Знай наших...
Ватник в руку... Ботинки вместо тапочек... И вот – я уже на корпусе Корабля... Чертовски приятно – пройтись по холодному железу... А вот и корма... Дальше – вода... Глаза трудно привыкают к Белому Безмолвию... Вода с голубоватым отливом... Чистый-чистый лед... И ощущение Полной Тишины и Абсолютной Затерянности... Мы – точка, миг, чужеродное тело, лишь по какому-то неизвестному капризу Арктики оказавшееся в этом озере...
И все-таки Нечто шевелится под сердцем, кусает Холодом Предчувствия... Заманивает нас Арктика... Все дальше и дальше... Голенище сапога все шире... Все безогляднее Мы лезем вперед... Отгоняю прочь мелькнувшую мысль...
Сижу на срезе рубки... Смотрю на курильщиков внизу... Дышу... Не могу оторваться от завораживающего пейзажа: красиво, черт побери!
Вдруг – как обухом... «Центральный! Акустик... По пеленгу... шум винтов... Предполагаю – атомная подводная лодка!»
Вот тебе и Безмолвие... Тесны океаны... «Контакт потерян по пеленгу...!»
Передали радио на Берег... Мы здесь не одни... Командир убежден – это американцы...
Должно быть, тихо крались за Нами в течение всего времени промера... на шум эхолотов пришли... А потом Мы всплыли и легли в дрейф... Они, должно быть, потеряли Нас... и вот – подставились сами...
Кому же Панцирь готовит ловушку? Нам? Им? Или – обоим сразу?
Поживем – увидим... Недолго осталось...
Ну, вот и конец прогулке! «По местам стоять, к погружению!» Прощай, озеро! Спасибо тебе!
Снова – глубина 150 метров... Народ заметно расслабился... Улыбки... Смех... Похоже, Чистая Вода сыграла с Нами Злую Шутку...
Все поверили, что выигрывать у Панциря можно бесконечно! И я тоже... И Вы бы поверили – четвертый раз подряд... и раз от разу все легче и легче…



Слово "артокс" по-гречески означает "медведь", и арктический регион берет свое название от созвездия Большая медведица.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю