Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 7.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 7.

Пятые сутки под Панцирем.
Я читаю разные умные книжки про Арктику. Сегодня сделал два важных открытия: оказывается, под Панцирь следует ходить только в августе-сентябре... А вот в декабре-марте – не следует... Оказывается, в это время выиграть у Панциря Нельзя!!! Я имею ввиду всплытие во льдах... Пройтись на глубине 150 метров – пожалуйста... Если не боитесь пожара, радиации, поступления воды и иных аварийных ситуаций, когда всплытие в надводное положение может оказаться для Корабля и Экипажа Жизненно Необходимым!
Боязнь замкнутого пространства здесь обретает гипертрофированность невероятную! Представьте себе; Вы помещены в абсолютно герметичную бочку, а эта бочка, в свою очередь, помещена в еще одну, также абсолютно герметичную... Никакого шанса выскочить из бочек у Вас нет... Исход один – смерть... Помощи ждать неоткуда… Все иллюзии напрасны... И искать бесполезно… И некого...
Оставь надежду Всяк; сюда входящий! Поэтому вся Наша Надежда – это Наш Корабль и Мы Сами... Помните, у Высоцкого: «Ведь здесь мы на воле... Ведь это наш мир…»
Не бойтесь... Ведь это – для декабря-марта… А сегодня – пока еще сентябрь... Поэтому бочка – только одна... Поэтому и разводья наверху есть... Поэтому и шанс выиграть у Панциря есть... Мы и выигрываем... Пока... И, слава Богу!
А вот диалог из жизни Центрального поста…
С Нами для «обкатки» вышел вновь назначенный на одну из подводных лодок нашей дивизии молодой командир... Он замкнут, надменен и полон собственной значимости... Еще бы! Кто на флоте может похвастать тем, что из «механиков» вышел в командиры атомной подводной лодки? Вот этот – может и Злые языки из Экипажа часто употребляют по отношению к нему словечко «породистый»... При этом, нимало не заботясь о том, что их могу услышать...



В штурманскую рубку этот «второй» заходит, как к себе домой... Велено ему не препятствовать... Дай то дай это…. Даю... Беру... Опять даю... Опять беру...
Из-за чего возник спор в центральном посту – я так и не понял... Что-то насчет режима регенерации... словом, не помню. врать не стану... По-моему «второй» что-то приказал вахтенному механику, а тот адресовал eгo... к командиру боевой части пять...
Наш Механик – этот тот, про которого слово «грамотный» употребляют в Экипаже только в превосходной форме! И вот – он сцепился со «вторым»... Голоса все громче и громче... Наконец – появляется Командир... Наш!
«В чем дело?» – это «Наш» – «второму».
«Режим регенерации задан неверно!» – это «второй».
«Механик – расчеты на стол!» – это «Наш».
«Давайте посмотрим документы», – это «второй» – «Нашему».
«Давайте, посмотрим Устав!» – это «Наш» – «второму».
«Я не согласен с Вами!» – это «второй» – «Нашему».
«На Этом Корабле Решения принимаю только Я!!! – это «Наш» – «второму».
И – все... Инцидент исчерпан... «Второй» испарился... Наступает тишина... И так бывает иногда...
Больше «второго» я в центральном посту не видел... А вот о «Нашем» думаю все чаще...
Командир вообще ни с кем не делится Ответственностью за Корабль... Всю Командирскую Работу делает только сам... И никому из посторонних не позволяет вмешиваться в дела своего Экипажа... При этом для Командира не имеет значения, прав или не прав тот или иной член Экипажа в глазах посторонних. Вот так...
Командир никогда не повышает голос... Не ругается матом... Ничего не забывает... И никого не жалеет за промахи в службе...
Он – Грамотный!!! Мне кажется, что нет такого Железа и такого Документа на корабле, которого бы не знал Командир! Его грамотность давит Меня сильнее, чем страх перед Арктикой... В оценках он жесток и безапелляционен... Язык как бритва!
Больше всего от Него достается старпому и помощнику... Идите, и, наконец, начните работать!»… «Ваша безответственность восхитительна!»... «И эту галиматью Вы называете выводами?»... «Изучите, наконец, руководящие документы»... «Вы не соответствуете должности»...
Его не интересуют трудности исполнителей... Его интересует только Конечный Результат!
А вот и Он, собственной персоной... «Чем занимается мой недопущенный младший штурман?»... Помяни черта всуе – И он как тут... Улыбчивый и ехидный... Без рогов...



Господи, как же осточертел мне этот вопрос!!! И как далек пока Мой Конечный Результат...
Сегодня Мы не всплываем... Хорошо...

Шестые сутки под Панцирем.

Мы потихоньку «набиваем» руки... Это – о всплытии во льдах…
Сегодня – тоже, что и позавчера... Чистая вода над нами! Редкие льдины... мелкие... лед тонкий... Поворот... Еще поворот… Начали всплывать! Пятый раунд... Знакомый холодок под сердцем...
Без боевой тревоги... Одной боевой сменой... И все удалось... Да, Он ничего не боится... Ни бога, ни черта...
...Ощущение такое, что Корабль оказался в Стране Разводий!!! На много миль вокруг – разводья... Большие... Маленькие... Овальные... Многоугольные… Короткие... Длинные... Узкие... Широкие... С плавающими льдинами... И совершенно чистой поверхностью... Без льдин...
Лед стал заметно толще... Исчез голубоватый оттенок... Темный серый цвет... Это – куски пакового льда... Нехороший симптом!
Небо – пасмурное, однотонное... Нос корабля уткнулся в торос... Они почти нависают над палубой... Свободно можно дотянуться с корпуса… Гробовая тишина и Белое Безмолвие... 85° северной широты... 300 миль до Северного полюса.
Мы снова чуть не «промазали»! Корабль всплыл у самой кромки… паковых льдов... Такой лед рубкой не проломишь… И продуванием цистерн не продавишь... Панцирь крепчает…
Картина уже не так восхищает Меня, как прежде... Лед как лед... Торосы как торосы... Экая невидаль – всплыть во льдах! Ха–ха...
Только передали радио на Берег, как акустики «обрадовали»! «Шум винтов по пеленгу... градусов»
Опять иностранная атомная подводная лодка! Второй раз за двое суток... «Пасут» нас американцы… Плотненько держат за хвост... На войне, как на войне... Сегодня – они нас, завтра – мы их...
А ощущение, что Арктика вот–вот сыграет с нами какую-нибудь скверную штучку, не проходит... Слишком все гладко идет!
И у нас, штурманов, тоже... Гладко... Приемоиндикатор пашет, как часы... Определили Место Корабля... Скорректировали промерочный галс... Эхолоты работают... Гирокомпасы не разбегаются... Словом – совет да любовь!
И вот тут – взрыв… Не бойтесь, не бомбы, не торпеды.., «Рванули» мои эмоции!!!
ПэЭф сегодня встал не с «той ноги»... Чего у него там случилось, не знаю... Может, устал... Может еще чего... Но он вдруг заявил мне с издевкой: «Какая Ваша заслуга в том, что Корабль еще не сел на мель? Нулевая, никакой!» А мои двадцатичасовки, кальки глубин и сданные зачеты что, не в счет?
Ну, тут я ему «врезал»! Весь «пар» выпустил, накопленный за 25 суток похода!!
Все! Конец карьере лейтенантской!!! Думают ли животные или нет – не знаю! Но издеваться над собой никому больше не позволю! Я не подопытная обезьяна и не экипажный «мальчик для битья»! Не нанимался на это...
Прибежал ЭсШа... Замполит... Старпом... Еще бы! Так я давненько не орал! Наверное, белые медведи наверху разбежались кто куда! И американские акустики оглохли! Кровь из ушей сутки не могли остановить...
ПэЭф ушел... А меня «воспитывали» два часа! Зам... Старпом... Помощник... По очереди...
А вот ЭсШа – нет! Как вы думаете, почему? И Командир – нет! Как вы думаете, почему? Я для них просто пацан-неврастеник… После этой истории Экипаж смотрит на меня иначе, чем раньше...
Осуждают, наверное... И правильно...
А ПэЭф оказался выше сведения счетов с неврастеником-лейтенантом! На следующий день я сдал ему очередной, самый сложный зачет – по квазикоординатам... Этот день я Никогда забуду... Потому что он чуть не оказался для Нас всех Последним...



Белые медведи

Седьмые сутки под панцирем.

Несутся дни похожей чередою
Опять тревога... к бою, по местам!
А я прошу: поговори со мною...
Я стосковался по твоим глазам...
Мне здесь не плохо... доверяют дело,
И потихонечку вхожу в ряды...
Но я не стал отчаянным и смелым
Под толщей льда, под тяжестью воды
Обычным был... таким же и остался...
Одной Тобою жил я эти дни...
С одной Тобой ночами целовался,
С одной Тобой делил и явь и сны...
К Тебе иду... стремлюсь... бегу, девчонка!
Одной Тобой мечтаю наяву...
Ищу везде твою фигурку тонкую,
Мою девчонку... женщину мою…



Художник Леонид Афремов (Leonid Afremov).

Это – Я... Опять говорю с Ней... Московское время – 03.27… Любимое время... Никто не достает вопросами… Вниманием... Заботой...
Хорошо! Но – к сожалению, недолго музыка играла... Да, да! Панцирь зовет...
Привычный маневр по поиску полыньи и сегодня выполняется Нами быстро... Опять над кораблем Чистая Вода вместо Льда... Опять ищем полынью без объявления боевой тревоги... Снова на боевых постах только дежурная боевая смена... Все буднично... Привычно... Знакомо...
А вот и граница полыньи... Поворот... Еще поворот... Ну, вот и все... Добро пожаловать!
«По местам стоять! К всплытию без хода...» По-моему, все же не совсем без хода... Помощник снизу кричит, что воздушные пузырьки смещаются... Он смотрит в перископ из трюмной выгородки... Простое устройство придумали: к головке перископа подвели трубку от воздушной системы... Когда Корабль всплывает строго вертикально, то пузырьки равномерно скользят вниз по обе стороны от трубки... Как только появляется инерция – пузырьки сразу смещаются в противоположную сторону! Голь на выдумки хитра... Зато просто, а главное – надежно...
Но вот вроде все устоялось... Корабль медленно идет вверх... По инструкции положено всплывать не быстрее, чем 0,3 метра в минуту... Но стрелка глубиномера перемещается явно быстрее…
Над нами – Чистая вода! Чего беспокоиться... обычное всплытие... Еще несколько минут – и все...
И все... Как просто... и страшно...
Я смотрю на индикатор навигационного обнаружителя... Только что он был светлым... Это значит, что Льда над Нами мет... А сейчас он стремительно Темнеет!!! Появился лед... Откуда, черт побери, он взялся?
Вместе с Заполняющим Душу Ужасом из моей глотки вылетает нужная комбинация слов: «Над Нами – Лед!»... Командир услышал...
Вот и помощник из трюма вопит; «Лед над Нами!» Как эхо в сердце... Лед! Лед! Лед над Нами! Это Арктика внезапно ощерила зубастую пасть...
Индикатор навигационного обнаружителя – Черный! На экранах эхоледомеров – Ночь... Лед над Нами! Лед, лед, лед...



Один из создателей отечественного эхоледомера И.М. Короткин. - Во льдах и подо льдами. В. Г. Реданский. - Москва: «Вече», 2004.

Арктика, наконец, захлопнула долгожданный капкан!
А Мы – всплываем! Быстро... глубина 25... 23... 22 Как же быстро поднимается Корабль!
Да еще боцман рвет душу, черт бы его побрал...
«Глубина 20 метров... 17... 14... 11...»
Что же Командир? Чего Он ждет?? Командуй же что-нибудь... Черт бы Тебя побрал!!!
«Заполнить быструю!!» Как выстрел в самое сердце... Скорее! Вниз... Прочь из пасти...
Внизу в трюме короткий хлопок... Но это – не то, хорошо уже знакомое Мне уханье десятков тонн воды, стремительным водопадом заполняющих цистерну быстрого погружения... Не то! Не то! Что там, у них?
…Спасения пока нет… «Глубина 10 метров... 9… 8…» Корабль упрямо лезет вверх! Господи, останови же Его!!
«Заполнить быструю!!!» Такого Голоса я еще Никогда у Командира не слышал... Значит, Опасность близка...
В трюме – снова хлопок... А Мы Всплываем! Вот сейчас Удар! Еще минута... и все... Нет спасения... «Глубина 7 метров... 6...» Все...
Все Мои внутренности превратились в маленький горячий комочек... а вокруг – Ледяной Ужас…
Но... что Это?? Знакомое уханье – Ура!!! Быстрая... Наконец заполнена! Лодка встала!!! Удара нет! Живем!
Кто же там, в трюме, развернулся?
Вдруг Корабль стремительно повалился на нос! И вниз... Полетели!
«Глубина 20 метров... 30... 40…»
«Продуть быструю!!»...
Шум в трюме... Воздух выдавливает воду из цистерны... С трудом... А мы летим...
«Дифферент 5 градусов на нос... 10 градусов...»
«Глубина 60... 80... 100... Дифферент 15 градусов....»
«Глубина 120... Дифферент 19 градусов...»
...С моего стола в штурманской рубке все летит на пол... Упираюсь ногами в носовую переборку... Будто этим поможешь!
И вот уже я стою ногами на радиопеленгаторе!!! На нем ни один штурман ногами никогда не стоял!
«Глубина 130...» А боцман? Почему не докладывает дифферент? Дифферентомер зашкалил... На 20 градусов... Все круче пике... Все ближе и ближе Ледяное Нутро Полярного Океана...
В голове две отчетливые мысли...
Над нами – паковый лед... Метров 5-6 толщиной... Аварийное всплытие исключено... А жаль...
Под нами глубина 3500 метров... Бездна... А у Корабля предельная – 300...
И вот уже одна сплошная Пустота там, где Сердце...
«Глубина 150...»



Паковый лед - это лед, сформировавшийся непосредственно в результате замерзания поверхности моря. Новообразованный паковый лед редко имеет мощность более 20 см, но за ряд лет старый лед может достичь мощности до 4 метров и более.

Я всех вижу... Лица у людей в центральном – сплошные белые пятна... Остановившиеся глаза... Пот на лице Командира... Градом льет... Глаза неподвижные... Осмысленные... Губы сжаты... Чего Он ждет??
А вот – вахтенный матрос у колонки аварийного продувания... Белое лицо... Белые костяшки пальцев... Руки вцепились в клапана носовой группы... Глаза – безумные, страшные, вот-вот выскочат из глазниц... Будто впились в Командира...
«Продуть нос!!!»
Бешено вращается маховик клапана носовой аварийной группы!!! Пошел воздух... Пошел, черт побери!
Дифферент медленно отходит... Даем ход турбинами...
Глубина 170 метров... В центральном – гробовая Тишина... Белые лица неподвижны... Руки вытирают пот…
«Центральный! Восьмой... бидон со сметаной опрокинулся!»



Жираф (Андрей Саенко), caricatura.ru.

Мы хохочем до упада... До полного изнеможения… Все... Командир… Старпом... Механик... Акустики... Я... Живы, черт Нас возьми!
Что же произошло? А все просто... Когда цистерна быстрого погружения заполняется как положено, то весь трюм центрального заполняется водой...
А ее потом надо убирать.,. Это – обязанность трюмных... Неприятная... А им неохота делать дурную работу...
Поэтому, по команде Командира вахтенный трюмный лишь «пшикнул» водой в Быструю... Он так решил! Боевой тревоги-то по Кораблю не объявлялось, поэтому ничего особенного этот матрос в команде Командира не почуял...
А старшины команды в это время в трюме не было! Готовность-то – №2...
Но... он-таки успел появиться там вовремя! Удар пудовым кулаком в лоб шутнику-забавнику – и быстрая заполнена... В последний момент...
Фингал – огромный! Синий с красноватым подтеком... Все смотрят... Любуются... Есть на что посмотреть...
Но – виновник не обижается... Улыбка в 32 зуба... Он – живой! Ему – хорошо... У него еще будут дети и внуки... И у Нас...
Через три часа Мы все-таки вспыли во льдах... Без хода... По боевой тревоге... С соблюдением всего и вся... И шестой раунд – наш...
А вокруг – красота... Арктика, похоже, сжалилась над нами... Адреналином откупились... Живите, недоумки! И помните: со Мной шутки плохи...
Я пока не привык к Опасности... Самое странное в эти минуты – ощущение Полной Ясности в голове... Даже на лице – Улыбка... А в душе – Леденящий Ужас и Пустота вместо Сердца… Впервые сегодня Я подумал: очень хочу ребятюшечку...



Нина Прохорова : ЖИВНОСТЬ ВСЯКАЯ... : Это не фингал, это так и было...

Чтоб след на Земле остался в случае чего... Жена, слышишь Ты Меня?
А Железо словно взбесилось... Раз остались живы – занимайтесь! Вышел из строя вертикальный руль, перископ…
Весело... Да, эту автономку я запомню! Навсегда... Боевое крещение… Льдом, Холодом и Железом...
Очередная двадцатичасовка позади... Но спать будут другие... у кого Железо исправно... А Вы – за работу, товарищи! У Вас – матчасть не в строю! Боевая задача под угрозой срыва...
Так закончился Этот День, который мог стать, но не стал для Нас Последним...

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю