Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 13.

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 13.

2.4.1. В водовороте информации. (отдел военно-технической информации, 1967 – 1975). Окончание.

Недостатки этого массового конвейерного жилища стали проявляться позднее, когда прошло несколько лет, и появилась возможность сравнивать с более комфортными проектами домов. Троих жильцов (мама, отчим и бабуля) эта квартирка ещё устраивала, но на пять человек после нашего вселения жилого пространства стало маловато. Зато этот новый район нам нравился: много зелени, поблизости нет промышленных предприятий, загрязняющих атмосферу, и всего в десяти минутах ходьбы до конечной наземной станции «Дачное». Вскоре, правда, наземная станция была закрыта, но построены две подземные «Проспект Героев» и «Проспект ветеранов», до которых было ещё ближе. Рядом с домом типовой универсальный продовольственный магазин и типовое здание школы-десятилетки.
Район «Дачное» простирается от речки Красненькой на севере до улицы 3 интернационала – на юге. Сегодня, правда, такой улицы на карте города нет. После смерти Суслова улица была названа именем этого партийного идеолога, а после начала перестройки была переименована, надо надеяться, окончательно в Дачный проспект.



Заселение этой территории началось ещё в 18 веке. Участки вдоль Петергофской дороги (ныне проспект Стачек и Петергофское шоссе) были розданы знатным горожанам, построившим здесь свои загородные дома. При этом Пётр Первый обязал их владельцев поддерживать благоустройство дороги, вдоль которой появились роскошные парки, сады, оранжереи. В первой половине 19 века эта местность утратила аристократические черты, и стала использоваться в основном для летнего отдыха жителей города. Отсюда и закрепилось название – Дачное. После постройки Балтийской железной дороги (1857 г.) здесь началось большое строительство деревянных дачных домиков, образовавших дачный посёлок. К концу 19 века этот район перестал считаться дачной местностью, т.к. к нему со стороны Автово наступала промышленная зона с чадящими заводскими трубами. В посёлке начал селиться промышленный люд, превративший этот район в рабочую окраину города – грязную и неблагоустроенную. Во время Великой Отечественной войны Дачное стало передним краем обороны Ленинграда. Все деревянные постройки были уничтожены обстрелами или разобраны на оборонительные сооружения, или на топливо. Вместо домов появились окопы, траншеи, блиндажи. Некоторые из находившихся здесь дотов сохранились до наших дней и оставлены в мемориальных целях.
В 1949 году на пустырях между Дачным и Ульянкой появились первые домики пионеров коллективного садоводства рабочих кировского завода («Вечерний Ленинград», 17.09.1957). Одновременно в районе больницы Фореля возводилось жильё, получившее название городок Кировского завода. В 1959 году в Ленинграде появились первые домостроительные комбинаты. В Дачном рабочие Автовского ДСК начали возводить типовые пятиэтажные жилые дома из газобетона. Началось реальное осуществление Постановления ЦК КПСС И СМ СССР «О развитии жилищного строительства в СССР» от 1957 года, положившее начало массового строительства малометражных квартир, получивших в последствии саркастическое название «хрущебы» в память инициатора строительства – Н.С.Хрущева. Между пятиэтажками, составляющими большинство застройки первых шести кварталов Дачного, были возведены точечные 6, 8, 9 – этажные здания, вносящие кое-какое разнообразие в композицию кварталов. Так были оформлены Трамвайный проспект, улицы Зины Портновой, подводника Кузьмина, начало проспекта Ветеранов, которые стали местом нашего обитания.



На этой почтовой открытке с надписью на обороте «Новостройки в Дачном» изображен перекрёсток трёх улиц: Зины Портновой с автобусом на остановке, улица подводника Кузьмина, которая уходит влево между двумя точечными домами, и проспект Ветеранов, который здесь берёт свое начало и уходит вправо. В объектив фотокамеры случайно попал не только наш дом (на заднем плане в середине снимка – правая пятиэтажка), но и два окна (широкое и узкое – кухонное на 4 этаже крайнего справа подъезда) нашей квартиры. Ленинград. 1971.

Композиционной осью Дачного стал проспект Героев, названный так в память о массовом героизме воинов и ленинградцев в годы войны, и, к сожалению, волюнтаристски в годы правления Г.В.Романова переименованный в Ленинский проспект.
К моменту нашего вселения квартира на Ветеранов была полностью меблирована новым польским гарнитуром, поэтому большую часть привезённой с Севера мебели пришлось пристроить у Зубовых в деревне Рыбицы в районе станции Сиверская, которая там и осела. Наш переезд в Дачное кроме решения нашей жилищной проблемы позволил снять вопрос о средствах существования мамы и бабушки, которая не получала пенсии, т.к. не имела необходимого трудового стажа. Она считалась на иждивении дочери, которой наше щедрое государство к пенсии кормильца добавляла аж целых пять(!) рублей.
Самое начало нового 1969 года принесло новую печальную весть: на 59 году жизни умер отец Али Александр Григорьевич Пожарский. К сожалению, мы редко встречались, и я плохо знал этого полярного исследователя и очень одарённого человека, так рано ушедшего из жизни. Организацией похорон занимались моряки военного института на Васильевском острове, в котором он служил и работал до последнего времени. Гражданская панихида прошла по-военному чётко и без лишних эмоций в одном из залов Матросского клуба на площади Труда. Похороны состоялись на старинном Киновеевском кладбище на правом берегу Невы, где когда-то хоронили монахов Смольного монастыря.



Чтобы не перегружать материал о своей службе мне преднамеренно приходится на этом этапе ограничиваться лишь поверхностными сведениями о родственниках. Некоторые подробности биографии тестя и других близких родственников постараюсь изложить в четвёртой книге своих записок, предназначенных для домашнего архива.

Возвращаюсь к делам в стенах академии. Сегодня вряд ли есть необходимость доказывать значение информационной грамотности общества, когда рынок насыщен компьютерами и всевозможными средствами оргтехники. Уже не нужно убеждать, что информация стала показателем уровня общественного развития и интеллектуальным товаром. Не только в Японии, но и почти во всех наших квартирах, офисах, учебных заведениях, промышленных и общественных организациях компьютерные терминалы столь же обычны, как ранее телефоны. На глазах нашего поколения произошло технологическое чудо – формирование общего информационного пространства человечества. Включив свой персональный компьютер в глобальную сеть Интернета, можно вывести на экран интересующую информацию из любого уголка планеты (Российская газета, 13.10.1992).
В конце 1960-х годов уже писали о грядущем «информационном взрыве», но лишь немногие учёные понимали пагубность отставания в развитии информационной техники и технологии. Пока наши политики подыскивали идеологическую базу под шатающийся фундамент экономики развитого социализма, передовые страны стремительно развивали средства обработки информации, предчувствуя, что именно эти средства могут стать фундаментом их развития, впоследствии названным экономическим чудом.
Уже сам факт создания в академии отдела военно-технической информации говорило о понимании важности этого направления в Министерстве обороны. Причём, основное направление информатики – компьютеризация (в то время – освоение ЭВМ) сомнения не вызывали и широко внедрялись в учебный процесс. Академия располагала современной базой ЭВМ для решения оперативно-тактических, инженерно-технических и управленческих задач.



МИНСК-22

Сотрудники отдела находились у истоков развития смежного направления информатики, связанного с переработкой и использованием научно-технической информации. Задумывались и о возможности сочетания традиционных (ручных) способов с обработкой информации на ЭВМ. С этой целью в сентябре 1969 года начал посещать организованные в академии для преподавательского состава курсы по изучению алгоритмического языка «Алгол 60», которые успешно окончил в феврале 1970 г. В это же время отдел начал подготовку к поездке в Москву в Центральный институт военно-технической информации (ЦИВТИ) для знакомства с деятельностью института и изучения информационно-поисковой системы (ИПС) дескрипторного типа на базе ЭВМ «Минск-22». Эта командировка состоялась в начале 1970 г и прошла очень продуктивно. Впоследствии (в 1973 г.) отделом была разработана аналогичная ИПС в академии на базе ЭВМ «БЭСМ-4», которая из-за отсутствия специализированной технической базы функционировала только в опытном режиме. Работа была полезна тем, что показала возможность создания и функционирования локальных ИПС, но не была востребована. Нам говорили: бежите впереди паровоза. Действительно, инерция мышления являлась непреодолимым валом, и традиционные методы работы с информацией преобладали ещё длительный период.
По мере накопления опыта работы продолжали совершенствовать систему обеспечения профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и командования новинками научно-технической информации по индивидуальным заявкам, постоянным и разовым. Наладили творческое взаимодействие с библиотечными работниками фундаментальной библиотеки, через которую начали выписывать реферативные издания ВИНИТИ и других информационных центров. Составляли информационные карты для включения научно-исследовательских работ академии в государственную систему информации. Начальник отдела руководил также и переводным бюро, которое занималось переводом на русский язык иностранных книг и журналов по военно-морской тематике. Бюро работало по выполнению заказов ГШ ВМФ и командования академии, оформляло и выпускало свои переводы небольшими тиражами. К редактированию переводов нередко привлекались и сотрудники отдела.
В декабре 1970 года организатор отдела и первый его начальник инженер-капитан 2 ранга Минаев Дмитрий Дмитриевич (Дим Димыч) ушёл на пенсию по возрасту, но ещё какое-то время оставался в отделе на должности инженера. Место начальника отдела занял его заместитель капитан 2 ранга Смирнов Геннадий Александрович, толковый и общительный, безоговорочно положительный офицер, который продолжил начатое предшественником дело. Я так же переместился на одну ступеньку служебной лестницы и с 1 января 1971 года был назначен заместителем начальника отдела. Правда, это давало только небольшую прибавку к должностному окладу на 10 или 20 рублей. Я продолжал курировать два инженерных факультетов академии – вооружения и кораблестроения. Смирнов передал мне обязанности по планированию и отчётности, но оставил за собой курирование самого большого факультета – командного.



На выставке музея «Дорога жизни». 1970-е годы. Слева направо: Д.Д.Минаев, Г.А.Смирнов, М.Д.Агронский. Музей является филиалом Центрального военно-морского музея и находится на берегу Ладожского озера вблизи Осиновецкого маяка.

Отдушиной ежедневной рутинной работы была фундаментальная библиотека, куда ходил, практически, ежедневно не только по обязанности. Часами рылся в недрах её богатых фондов, подбирая нужные материалы для проведения научных работ и, одновременно, удовлетворяя своё любопытство. Фонды библиотеки разнообразны и богаты уникальной литературой по военно-морской тематике со времён Петра I. И это не удивительно в связи с тем, что библиотека стала преемницей фонда Николаевской морской академии («Очерки истории военно-морской академии», 1970). В библиотеке бережно хранятся редкие книги: «Устав морской», изданный по указанию Петра I в 1720 году, «Указы Петра Первого» за 1714-1725 годы, «Всеобщая история о мореходстве», в семи томах (1836-1845 года издания) и другие раритеты. Собран полный комплект журнала «Морской сборник», начиная с 1848 года.
Благодаря стараниям Минаева и Смирнова с работниками библиотеки были установлены деловые дружеские отношения. Валентина Михайловна Шерман и Лидия Антоновна Будрик и другие были готовы в любой момент помочь разобраться в лабиринтах библиотечных полок.
3 марта 1972 года я успешно окончил двухмесячные курсы повышения квалификации работников технической информации при Ленинградском межотраслевом территориальном центре научно-технической информации и пропаганды в Инженерном замке. В удостоверении № 869 утверждается, что мною изучены следующие дисциплины:
1.Теория и практика научно-технической информации (НТИ).
2.Источники НТИ. Основы библиографии. Справочно-информационный фонд.
3.Информационно-поисковые системы и механизация поиска информации.
4.Средства и способы копирования и размножения информационных документов.
5.Система УДК (Универсальная десятичная классификация) и её применение.
6. Основы патентоведения и патентной информации.
7.Основы редактирования и издания информационных материалов.

Курсы пополнили и систематизировали мои самостоятельные познания в области информатики и библиотечного дела и были полезны в дальнейшей работе. Полученными знаниями делился с сотрудниками отдела и даже написал небольшое пособие по основам информатики, которое использовалось внутри отдела.
1 августа 1970 года попал в госпиталь с левосторонней очаговой пневмонией. Не странно ли заработать воспаление легких в жаркие летние дни? Думаю, что причиной была не простуда. Дело в том, что после переезда в Дачное, пришлось заняться ремонтом паркетного пола. Первоначально красивый вьетнамский паркет в гостиной был покрыт бесцветным лаком, который от времени местами стёрся, и образовались залысины. Я сдирал этот лак примитивным инструментом (металлическими скребками), и таким образом, в течение нескольких месяцев квадрат за квадратом обработал всю площадь 15-метровой комнаты. К летнему отпуску я закончил эту каторжную работу, купил банку очень пахучего польского лака и начал покраску пола. Нитролак был исключительно ядовит (другого в продаже не было) и в инструкции по его применению предписывалось пользоваться противогазом. Я рекомендацией пренебрёг, надеясь на русское «авось». На этот раз это легкомыслие безнаказанно не прошло. Пары нитролака в купе со сквозняком при покраске, видимо, спровоцировали воспаление лёгких. Через несколько дней я почувствовал лёгкое недомогание. Температура оказалась невысокой, поэтому решил, что слегка простудился, и к врачам не обращался, тем более что на руках был билет на поезд в Одессу. И, несмотря на недомогание, неделю провел на юге, купался в тёплом море, греясь под Одессой на песчаном пляже. Небольшая температура (37,5), однако, продолжала упорно держаться, поэтому пришлось досрочно вернуться в Ленинград и обратиться в поликлинику.



Угловое здание за мостом - Военно-Морской госпиталь.

Первый военно-морской госпиталь, основанный при Петре I в 1715 году, считается старейшим лечебным учреждением в городе. С 1866 года госпиталь находится у Калинкина моста и занимает помещения бывшей второй морской казармы. Почти две недели пролежал на больничной койке в общей большой палате с высокими сводчатыми потолками. Интенсивные лечебные процедуры с уколами сделали своё дело и заглушили очаг в лёгких. В свободное время запоем читал книги, успел прочитать почти всё собрание сочинений Достоевского, за исключением опального романа «Бесы», которого не оказалось в местной библиотеке. После выписки из госпиталя получил дополнительный двухнедельный отпуск, который провёл на Сиверской вместе со своим семейством.
Аля с успехом работала в хоре Капеллы, совершенствуя мастерство вокала. Её добросовестность и личная скромность вскоре были замечены и оценены. В январе 1972 года была принята в КПСС, куда принимали только по рекомендации и только достойных, прочно и надолго вошла в актив коллектива. Мирную домашнюю обстановку в этот период иногда взрывала Маша. Мало того, что училась спустя рукава и на «тройки», так в 13-14 лет связалась с разболтанной уличной компанией, поздно появлялась домой, в ответ на увещевания дерзила и скандалила. Правда это вскоре прошло, ребёнок повзрослел, успокоился и вошел в нормальное русло.



На прогулке в лесопарке «Александрино», расположенном в 15 минутах ходьбы от нашего дома. Выгуливаем Кнопочку (помесь болонки и терьера) и нашего приятеля, сослуживца по Североморску по фамилии Акура Генрих Львович, приехавшего на несколько дней из Москвы.

11 апреля 1973 года, отмечая день рождения, придворный поэт Семён Спутников (псевдоним отчима) подарил следующее стихотворение:

«Не может быть, а обязательно,
Здорова будь, дружок, всегда!
Всегда будь так же обаятельна,
Порывиста и сострадательна,
А равнодушна – никогда!
И пусть задорно глазки светятся
И ямочкам – навечно быть!
И много раз ещё всем встретится,
И все невзгоды позабыть».

Он же откликнулся 6 ноября 1974 года на наш приближающийся юбилей семейного союза:

«Усвоили мы с детства прочно,
Что делать надо всё досрочно.
И потому уже шестого
Готовы вас поздравить с новой
Притом, весьма солидной датой,
16 лет, как вы женаты!
За стол уселись все мы дружно
И тост поднять скорее нужно:
За ваше счастье и любовь,
Да только «горько» - вот в чём соль.
Вам подсластить тост надо срочно…,
И будьте счастливы – досрочно!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю