Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 16.

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 16.

2.4.4. У штурвала научных исследований. (Научно-исследовательский отдел академии, 1975-1980). Окончание.



Слушатели инженерного факультета академии на практических занятиях у электронно-вычислительной машины.

В повседневной текучке каждый отдел занимался своим делом и редко общался с соседями. Встречались регулярно на партийных собраниях, которые в соответствии с уставом КПСС проводились ежемесячно. Темы, выносимые на обсуждение собранию, носили глобальный или общеакадемический характер. В зависимости от темы собрания с докладами выступали обычно начальники соответствующих отделов. Выступать в прениях на таких собраниях было непросто, хотя и готовились к ним заранее. Поэтому рядовые члены партии независимо от темы говорили о своих служебных делах, не вступая в какую-либо полемику. На собраниях почти всегда присутствовал начальник академии, что придавало собранию серьёзно-деловой и сдерживающий характер. Все ораторы старались говорить коротко и ясно, чтобы не прогневить начальство своими нереальными или хлопотными прожектами. Тем более, что собрания носили скорее формальный характер, и дельные предложения соответствовали официальным документам.

«…Я тоскую везде с незапамятных пор.
По тропинкам, что круто взбираются в гору,
По студёным потокам, что катятся с гор…»

Расул Гамзатов. В горах моё сердце. 1956 г.

2.4.5. Иссык – Куль.



Иссык-Куль — Википедия

У кого-то из писателей есть выражение, что лучше гор есть только горы. Я бывал в горах Кавказских Минеральных вод и Нальчика, когда ездил вместе с Алей во время гастролей Капеллы. Когда смотришь вдаль из салона автобуса или, еще лучше, через иллюминатор самолёта, горы могут вдохновить не только поэта.
В 1976 году появилась возможность представить собственное мнение о предгорьях Тянь-Шаня. Через всю страну, через несколько климатических, часовых и природных поясов проехал на поезде Москва-Фрунзе. Уезжать прошлось из Москвы, т.к. из Ленинграда не было прямого поезда. Трое суток в купе фирменного поезда прошли незаметно. За окном поочерёдно менялся пейзаж: лес, лесостепь, степь, пустыня и, наконец, где-то вдалеке отроги гор. Задумка этого путешествия родилась не в одночасье и была связана с необходимостью подлечиться. В конце января обострился шейно-грудной спенделёз, выразившийся в ноющей боли в грудной клетке, усиливающейся при движении головы, шеи и рук. Рентген подтвердил, что углы шейных позвонков заострены, это, возможно, и вызывает боль.
Надо заметить, что академия, где проходили службу офицеры уже не первой молодости, обеспечивалась путёвками лучше, чем в других частях, где мне пришлось служить. Полагаю, что выбивание путёвок было одной из важнейших обязанностей начальника медслужбы академии. Большинство офицеров широко пользовались возможностью подлечиться и, одновременно, познакомиться с разными регионами страны, благо, что сеть санаториев МО раскинулась от Калининграда на западе до Камчатки на востоке.
5 июня поезд прибыл на конечную станцию с небольшим опозданием. Путника, выходящего из железнодорожного вокзала, первым приветствует М.В.Фрунзе, бронзовая фигура которого в длинной армейской шинели и буденовке привычно держится на спине резвого коня. На привокзальной площади прибывших по путёвкам ожидал небольшой автобус, доставивший отдыхающих на ночлег в эвакопункт санатория. До наступления темноты успел пройтись по этому небольшому зелёному городу, раскинувшемуся на равнине у подножья темнеющих вдалеке горных массивов.



Город Фрунзе – столица Киргизской ССР (бывший Пишпек, ныне Бишкек). Назван в честь полководца М.В.Фрунзе, который здесь родился в 1885 году. Крепость Пишпек, основанная в 1825 году, была взята русскими войсками в 1862 году. Стены крепости были снесены, а на её месте основано военное поселение, которое в 1878 году стало уездным городом. Расположен на высоте 800 метров у подножья протянувшегося с запада на восток на 375 км Киргизского хребта Тянь-шаньской горной системы. За годы советской власти Фрунзе из неблагоустроенного городка с сырцово-саманными домами превратился в современный красивый, богато озеленённый город с чёткой прямоугольной планировкой. Улицы обсажены пирамидальными тополями и дубами карагачами, скверы и площади – кустарником и разнообразными цветами.
Рано утром следующего дня обладатели путёвок заняли места в санаторном автобусе и двинулись в путь. Предстояло проехать на восток республики около 300 километров. Первые сто км ехали по хорошей асфальтированной дороге вдоль реки Чу (восточная часть Чуйской долины). В восьми км от города пересекли одну из ветвей Большого Чуйского канала. Канал был вырыт вручную методом народной стройки перед Великой Отечественной войной. Глубокое и широкое русло искусственной реки протянулось на 170 км, украшает город и питает живительной влагой тысячи гектаров засушливой земли. Один из посёлков, оставшийся позади, называется Кант (по-киргизски сахар), который напоминает, что восточная часть Чуйской долины славится своими плантациями сахарной свёклы. В 60 км от столицы на берегу реки Чу расположен город Токмак. В X-XII веках на его месте находилась столица государства Караханидов (тюркского происхождения) – Баласагун. Вблизи города от тех времён осталось городище, на территории которого находится сильно повреждённый минарет мечети, известный под названием Башни Бурана.
За Токмаком долина заметно сужается, зелени становится меньше, горы всё ближе сдвигают дорогу к реке. Часовая техническая остановка автобуса в районе невзрачного здания столовой посёлка Быстровка связана с вмешательством милиции, которая регулирует движение, организуя поочерёдное одностороннее движение на следующем опасном участке дороги. Далее начинается затяжной серпантинный подъём к озеру Иссык-Куль. Дорога входит в теснину Боомского ущелья то поднимаясь, то спускаясь к самой воде реки Чу. Справа вдоль дороги на головокружительной высоте проложено полотно железной дороги. Сомнительно, что она используется для перевозки пассажиров. Многолетний опыт водителя автобуса, видимо, притупляет чувство страха, и он уверенно жмёт на педаль газа даже на крутых виражах трассы. Местами левая кромка неогороженной дороги примыкает к вертикальному обрыву каньона, внизу которого видна вспенившаяся масса воды. В случае отказа тормозов или неисправности рулевого устройства участь пассажиров была бы незавидной.



За мостом, перекинутым через Боомское ущелье, течение реки становится спокойнее. Горы отступают, и открывается панорама большого озера. Не останавливаясь у портового городка Рыбачье на 160-ом км., сворачиваем к югу и движемся дальше на восток вдоль южного берега Иссык-Куля. Слева вода, справа – склон горного хребта. Вдоль дороги невысокий кустарник периодически сменяется обработанными участками земли, где преобладает красный цвет мака. К 16 часам, преодолев еще 135 км, приближаемся к воротам санатория.
Иссык-кульский военный санаторий Краснознамённого Среднеазиатского военного округа расположен на берегу озера в посёлке Тамга на высоте более 1800 метров. Основную часть посёлка занимает благоустроенная и ухоженная территория санатория, на которой разбит регулярный парк с коллекцией ценных пород деревьев, живописными куртинами и цветниками. Есть даже свой зверинец, натуральные звуки обитателей которого ежедневно оповещали о начале нового дня.
Разместили в общей палате с пятью койками в старом корпусе казарменного типа с минимальными удобствами. Новый жилой корпус был ещё только в проекте. Лечебные и служебные корпуса тоже не блещут внешним видом, но функционируют исправно. Меню в столовой разнообразное, но порции, особенно мясных блюд, довольно скромные, что объясняется трудностями доставки продуктов в этот отдалённый район. Получил необходимые лечебные процедуры, в том числе целебные грязевые ванны, а также рекомендации соблюдать режим, заниматься физкультурой, больше гулять, загорать и купаться на берегу озера. Последнее выполнить было затруднительно, так как вода в озере еще не прогрелась. Да и вообще озеро холодное, и даже в самые жаркие месяцы (июль-август) у берега температура не более 18-20 градусов. Закрытый плавательный бассейн тоже в процессе постройки.



Озеро Иссык-Куль расположено на высоте 1608 метров в межгорной котловине мощных горных цепей Северного и Центрального Тянь-Шаня. По величине водной поверхности (6200 кв.км.) озеро занимает 23 место в мире, а по глубине (наибольшая-702 м.) уступает лишь 5 крупнейшим водоёмам, в том числе Байкалу. В озеро впадает более ста рек, но оно считается бессточным, поэтому по требованию экологов движение моторных судов запрещено. По этой же причине водные туристические маршруты также запрещены. Свою лепту в загрязнение озера на протяжении десятков лет вносят и военные моряки, которые используют уникальное озеро для испытания торпедного оружия. Немудрено, что с первых шагов перестройки военных попросили уйти.
Посёлок маленький и ходить некуда, поэтому большую часть времени занимают прогулки по внутреннему парку, а также ежедневное посещение пляжа. Для этого надо было спуститься по каменным ступенькам с высоты 1800 до 1600 метров на берег озера. Купающихся я не видел, загорающих – тоже, за несколько минут можно обгореть.
Количество экскурсионных маршрутов тоже не велико. Первая поездка была посвящена знакомству с городом Пржевальском, районным центром Иссык-кульской области. Город, расположенный в восточной части озера Иссык-Куль, основан в 1869 году и назывался Каракол. В последней четверти XIX века он был базой многих экспедиций, направлявшихся на исследование Тянь-Шаня и центральной Азии – Н.М.Пржевальского, М.В.Певцова, В.И.Роборовского, П.М.Козлова и др. В 1887 г во время своего пятого путешествия Пржевальский скончался в городе Каракол. В честь этого выдающегося учёного и исследователя в 1889 году город был переименован в Пржевальск. В семи километрах от города на высоком берегу Иссык-Куля находится могила этого путешественника.
Вторая поездка в горы в живописное ущелье хребта Терскей-Ала-Тау в каньон реки Барскаун. Цветная фотография запечатлела нашу экскурсионную группу (я второй справа) на высоте 2100 метров на фоне дальней перспективы каньона, где возвышаются одинокие вершины, покрытые снегом.



Растительный мир Прииссыкулья достаточно разнообразен. Здесь явно выражена присущая горным районам высотная зональность. От побережья озера до подножия гор (до высоты примерно 1800 м над уровнем моя) располагаются степи и обрабатываемые поля. Эта зелёная зона отличается разнотравьем и небогатым набором кустарников (шиповник, барбарис, жимолость). Немного выше появляются деревья. Нам встречались миндаль, фисташки, грецкий орех, алыча, дикий виноград, а так же широко распространённые клён и ясень. На высоте 2000 м большинство деревьев – хвойные. Еще выше, на высоте 3000 м зона лесов сменяется субальпийскими и альпийскими лугами, над которыми возвышаются скалистые вершины с вечными снегами и ледниками.
Большее впечатление от посещения этого региона осталось не от уникального незамерзающего горного озера, название которого переводится с киргизского как «тёплое озеро», но на деле оказавшееся холодным и недоступным, а от походов в горы. Вообще говоря, индивидуальные походы в горы администрацией санатория запрещены. Это вполне объяснимо: горы таят в себе и определённую опасность – камнепады, оползни и пр. Но мне хотелось подышать атмосферой гор и это удалось – ничего невозможного нет. Сколотили небольшую группу энтузиастов, которую согласилась возглавить молодая женщина, кажется, инструктор физкультуры санатория. Раньше водила даже большие группы пешеходов, но однажды кто-то отстал и заблудился. Наша группа из 4-5 человек несколько раз уходила в горы по грунтовой дороге, которая начиналась в полукилометре от санатория. Дорога, а затем тропа пролегала вдоль горной речки, давшей название и посёлку – Тамга. По пути глазели по сторонам и рассказывали байки, больше говорила наша проводница, называя приметные пункты и горные вершины. Это помогало незаметно преодолевать высоту и проходить довольно большие расстояния, достигая альпийских лугов, и любоваться красотой гор.



Людей практически не встречали, за исключением единичных пастухов, перегонявших отары овец с высокогорных лугов в кошары. Овец, похоже, в горах не считают. Однажды увидели одиночную овцу, оказавшуюся в придорожной яме. Но настоящего шашлыка из баранины отведать так и не удалось. Зато впервые попробовал кумыс. Наблюдал, как в поселковой столовой местные жители пьют его пивными кружками, черпая напиток из вёдер, стоящих на столах. Кумыс присутствовал и в меню санатория, но только как лечебное средство по предписанию врача.
Горы не только манят, но и располагают к размышлениям и неторопливым разговорам о творцах природы и места в ней человека. Скрытый потенциал даже на вид безобидных гор без вулканов настораживает. Человек в горах – маленькая беззащитная букашка. Попытка покорить горы даже профессионалами нередко заканчивается трагически. Некоторые народы считают многие горные вершины священными и поклоняются им как богам. Блестящие строки посвятили горам и горцам гениальные поэты и писатели прошедших эпох и современности – Пушкин, Лермонтов, Расул Гамзатов и другие. Мои спутники, такие же, как и я, материалисты, шли по горным дорогам без священного трепета, но с каким-то благоговением перед высшими созданиями природы. Иногда по пути разгорался не шуточный спор о божественных началах мироздания. Апеллировали ко мне, как старшему по возрасту в этой самодеятельной молодёжной группе. Чтобы не обижать своих попутчиков я не старался навязывать им свои представления, но и не скрывал их. Позднее я прочёл мысли пророка нашего времени А.Д.Сахарова о его отношении к религии, которые я разделяю. «Я не верю ни в какие догматы, мне не нравятся официальные церкви…. Но в то же время не могу представить себе человеческую жизнь без какого-то осмысляющего начала, без источника духовной теплоты, лежащей вне материи, и её законов. Вероятно, такое чувство можно назвать религиозным». (Вечерний Петербург. 13.12.1993.)
Срок путёвки заканчивался, и я прощался с горами уже в самолёте: сначала в маленьком (Як-40) от Тамги до Алма-Аты, а затем прямым рейсом до Ленинграда в многоместном Ил-62. В столице Казахстана пришлось провести одну ночь в заштатной гарнизонной гостинице на окраине города. Утро наступившего дня было душным и влажным. Удивительно резкий контраст с утренней прохладой в Тамге в 300 км отсюда. Чтобы познакомиться с городом прошел пешком от гостиницы в южной части города (район ВДНХ) до аэровокзала по одной из центральных улиц – Ауэзова.
Город возник на месте военного укрепления Заилийское, появившегося в 1854 году. Сейчас Алма-Ата благоустроенный и красивый город прямоугольной планировки с крупными кварталами, утопающими в зелени, широкими и прямыми улицами – аллеями, по сторонам которых расположены арыки. Хребет Заилийский Алатау, у подножия которого раскинулся город, является неотъемлемой частью городского ансамбля. Большинство зданий современной архитектуры украшены элементами казахской классики и окрашены в светлые солнечные тона.
Перед посадкой в самолёт осталось время, чтобы заглянуть в бетонную цитадель центрального рынка. Цена яблок в городе яблок (Алма-Ата в переводе означает отец яблок), к удивлению, оказалась соизмеримой с ценой в Северной Пальмире. (2 р. за 1 кг.)



Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю