Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Чему меня научило высшее военно-морское орденов Ленина Краснознаменное ордена Ушакова училище имени М. В. Фрунзе (система обучения и воспитания). - Абсолютная власть (впечатления командира атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный"...

Чему меня научило высшее военно-морское орденов Ленина Краснознаменное ордена Ушакова училище имени М. В. Фрунзе (система обучения и воспитания). - Абсолютная власть (впечатления командира атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный"...

Лагерь училища расположен в красивейшем месте - Приветнинском. Сосны на фоне синего неба, чистый песок, гладь Финского залива...
...Одна неприятность - все это великолепие расположено в километре от нашего нового места службы. Поэтому каждое утро мы пробегаем два километра: один - туда, к соснам, чтобы искупаться. А потом - так же обратно... чтобы согреться...
Лагерь как лагерь. Для нас, питонов, ничего нового не просматривается: шагистика, уставы, физподготовка, хозработы, наряды. Даже шлюпки те же.
А вот паек - гораздо хуже. Или мы еще подросли за время отпуска, или что-то в этом мире изменилось — но аппетит словно взбесился. Полжизни за банку сгущенки! Словом, море любит сильных. а сильные любят жрать да спать. Грубовато, конечно, но что-то в этом есть. Рота наша - смешанная. Половина нахимовцев и суворовцев, половина - гражданская молодежь.
Нас «понесло»! Да еще как! Ведь Мы - «мориманы»... вся задница в ракушках... И все-то Мы знаем, и все-то Мы умеем... Мы... Да... Словом - «Остапа понесло».
Как будто и не Мы были когда-то «карасями»... Как будто не было вовсе славного 33-го... Самое неприятное: откуда вдруг вылезло из нас Мурло так ненавидимого когда-то «людоедства»?
Вылезло-таки... Видимо, условия новые сработали детонаторами... Светлый образ 33-го как-то потускнел... стал удаляться...
Если б я мог только предположить тогда, каким легким окажется этот карточный домик с надписью на дверях «33-й класс»...
А поскольку я не сразу осознал, что мир изменился, то с радостью согласился занять должность старшины класса... Теперь уже 111-го.
Все как - будто было тем же... Вот она, славная «Бюра»... Правда, не в полном составе... Лица довольные, улыбки, смех... Снова мы рядом...
Но что-то тревожит Душу... Что же? Ответ сваливается в один прекрасный день, как гром среди ясного неба - заявил о себе "первый силовик"! Сразу полегчало: опять Грубая Сила бросает Нам вызов? Ничего, Нам это не впервой... Справимся! Стоп!!! Кому это - «Нам»??? По привычке приняв вызов «силовика», я оглядываюсь, ища привычной поддержки... Ведь он кандидат в мастера спорта, а я ... Где ты, «Бюра»? Где ты, славный 33-й?



Побережье Финского залива

... Никто не поднялся. «Нас» больше нет... «Бюра» мне открыла глаза: «Раньше, в лагере, ты был Аликом, своим в доску, а теперь ты - Старшина Класса... Командирства слишком много. И вообще - здесь недетский сад, мы уже взрослые...» ... Через месяц я подал рапорт по команде... и был освобожден от занимаемой должности. А «Бюра» умерла... ... Горечь этого предательства я помню до сих пор... Это был Первый Урок, полученный на действительной службе: рассчитывай всегда и во всем прежде всего на Себя Самого!

...
Итак, первая ступенька Конвейера Верноподданности не приняла Меня... Пока... Видимо, тесто еще не взошло...
Похоже, сбываются слова нашего командира роты, сказанные Мне во время принятия присяги, когда внезапно ветер сорвал бескозырку с моей головы: «Плохая примета, парень. Служба будет у тебя тяжелой...»
...Настали черные дни. Хмурое небо... Ветер за окном... Мокрые деревья... Осень на дворе...



Сегодня я особенно остро вспоминаю лагерные будни. Целыми днями лил проливной дождь... Домики-бочки понурились... им тоже холодно и мокро.
А печки нет. Промокшие робы мы сушим своими телами.. Сначала очень Холодно... Потом - теплеет что-то.... И вот, наконец, я проваливаюсь в Черноту...
Мне снится Море... Горячий песок, солнце у линии горизонта, ласковое прикосновение ветерка под вечер...
А «Бюра» умерла...
Иногда мне кажется, что Душа моя умерла вместе с «Бюрой» и случилось это давным-давно... А похороны каждый день все повторяются и никак не кончаются...
Говорят - жить Надо... Да, Надо. А не хочется. Тоскливо и пусто вокруг. Ненавистные «питонские» рожи... Век бы их не видеть!
Чего-то читают нам... Лекции. Чего-то заставляют решать нас... Лабораторные... Практические... Череда звонков... Завтрак, обед, ужин.
Спасла старая отдушина - История Военного Искусства... В часы самостоятельных занятий запоем читаю Хронику Войн. Может быть, пригодится когда-нибудь...
А учиться не хочется. Благо, здесь не школа: уроки каждый день делать не надо!
И еще одна старая отдушина - Город-Друг - и «Большой Круг» в этом городе. Город, который стал Другом на всю жизнь. Навсегда! У вас есть Город-Друг? Жаль, если нет...
А «Большой Круг» - это оба берега Невы от Литейного моста до моста Лейтенанта Шмидта. Здесь я расхаживал ногу после операции. С тех пор мы неразлучны - я и Город-Друг...



Литейный мост. Русалки с двух сторон поддерживают герб Петербурга.

... Черные дни сменяются Периодом Нытья... Найдешь кого-нибудь - и ноешь, ноешь, ноешь... Бедные «жилетки»! Как же они меня выдерживали! Спасибо вам... За то, что ничего не советовали, не жалели, просто терпеливо слушали «плакальщика» хренова!
Я проникаюсь ненавистью к Себе!!! «Пике» продолжается... Ни черта не могу с собой поделать...
Где она, Воля, которой так восхищались соратники по Питонии? Или это - такая же иллюзия Прошлого, как и легендарная «Бюра»? Передо мной чистый лист... Ручка в руке не спеша выводит слово за словом... «Прошу отчислить... быть офицером не могу...»
Слякоть... мерзость... Рву один лист, потом другой, третий... Ненавижу Себя!
... Положение мое усугубляется тем, что Я снова «карась»! Да-да... И неважно кто ты - «питон», или гражданский школьник... Для строгого фрунзенского уставного уклада это ровным счетом ничего не значит... Система не намерена давать нам «авансы» в счет «питонского» прошлого. Наплевать и забыть!
Мое нынешнее «пике» случайным образом совпадает с сутью неформального социального статуса первого курса: «без вины виноватые».
Словом, снова изрядно подзабытое состояние Холода и Нестерпимого Одиночества составляет мою Повседневность на первом курсе штурманского (самого престижного!) факультета...
И наш класс, и вся рота в целом живет в так называемом артиллерийском корпусе... Додумалось же Начальство поселить вместе первый и четвертый курсы! Да еще на отшибе...
«Говорят, мы бяки-буки. Как выносит нас земля?» - помните песенку разбойников из «Бременских музыкантов»?
Это - про наших соседей... «Женихи - невесты» - так их социальный статус называется... «Прелести» этого статуса мы наблюдаем ежедневно... И старательно мотаем на ус... Особенно - «питонская братия»...



Слова детских песен, минусовки. Мы бандито, гангстерито, мы кастето – пистолето, о-йес

...Типичная зарисовка из бытия наших соседей... Я - дневальный у тумбочки. Рядом с дверью, которая ведет на чердачную площадку.
Вот в коридоре появляются «бяки-буки» (14-Б рота - курсанты 4-го курса штурманского факультета - так они зовутся по Уставу} во главе со своим старшиной роты. Все они в высоких воинских знаниях: Старшины 1-й статьи, главные старшины. Меня вежливо просят открыть решетку... Все по уставу, честь по чести. Приказ начальника - закон для подчиненного. Они вообще поражали нас, «питонов», изысканной вежливостью... Никакого намека на «людоедство»... Впрочем» у нас никогда и не возникало желание выяснять с ними отношения.
Открываю дверь... Вежливая благодарность в ответ... Они скрываются на чердаке. Щелкают решетки. Снова я у тумбочки. Скукота смертная. До вечернего чая - вечность... Вдруг - явление Христа народу... В лице командира 14-Б... Его вопрос ошеломляет меня: «А где мои?». Мой ответ - на автопилоте: «Ушли в увольнение... пять минут назад».
Второй вопрос валит меня «наповал»: «Какое увольнение может быть в 19.00 в четверг...».
Он не спеша уходит по коридору... А я все еще в шоке... В самоволку - ротой! Вот это - Да!!!
А нам назначили нового командира роты... Ему не позавидуешь: мы уже пошли «в разнос». А вот заместитель командира (из курсантов 5-го курса) — наш общий любимец.
Представьте себе красавца - латиноса... Во-первых, из питонов. Изысканность слога... Убивающая своей ослепительностью вежливость в повседневном общении. И самое невероятное: на груди три медали - «За отвагу на пожаре», «За спасение утопающего» и «За освоение целинных земель»...
... Товарищ мичман! Разве Вы не видите? Мы с восторгом ждем Ваших приказаний... Мне повезло. Нечасто в жизни встречаются люди, на которых хотелось быть похожим...
Кроме командира роты, все остальные начальники у нас - курсанты старших курсов... «Старшинская практика» - так это называется... «Отделенные» - 3-й курс, «взводные» - 4-й курс... Ну и старшина роты - «Самый Главный Старшина» - тоже из 14-й роты (прошу не путать с «бяками-буками»).
Хрен его знает, кто это придумал, ...но придумано здорово! «Тяжелую» руку «практикантов» мы, «питонская вольница», почувствовали сразу: от подъема до отбоя старшины с нами...
Очень сложное впечатление от этих дней... Все «без дураков»: оставаясь «карасями», мы попали еще и в заботливые «руки» Устава» с его кошмарной схемой: «приказ начальника —закон для подчиненного». Попробуй, ослушайся...



Представьте себе, что вами командует пацан, который всего лишь на 2 года, а то и на 1 год старше вас... Обращение -только на «Вы», постоянные проверки всего и вся и непрерывное наведение порядка. «Повторяю для тех, кто,..», «Еще раз», «Как стоите в строю?..», «Начинаем тренировку по укладке формы одежды на ночь...», «Плохо... плохо, еще раз повторяем упражнение...», «Чему вас только учили в вашем Нахимовском...», «Если все «питоны» - такие лентяи, то бедная Питония...», «Бедный флот... он еще не знает, какой подарок ему приготовлен...»
Первый год я помню очень смутно. Дневальства... Камбузные наряды.. Дежурное отделение... Пожарное отделение... Оповещения... Наряды на работу как сплошной кошмар «трудового воспитания»... Чистки картофеля с подъемом в 5.30 утра... Циклевки стометровых коридоров в арткорпусе... Утренние осмотры... Вечерние поверки...
Где ты, Море?
Неужели единственный путь к тебе лежит через Казарму с ее особым, 24-х часовым Укладом?
Да, пожалуй.. Казарменный Уклад быстро приучил нас к Неукоснительному Соблюдению законов Коллективной Гигиены.
Попробуй лечь в постель, не постирав носки (почему-то их тоже звали «карасями»). Или не вымыв ноги холодной водой на ночь... Или не... Или...
Тебя определят по «личному запаху» и тогда... Много было разных «продолжений».
Например, проснувшись утром, ты мог обнаружить собственные «караси»... на шее, аккуратно завязанными галстучным узлом.. Или еще что-нибудь.
Она была очень изобретательна, курсантская братия, в этих случаях.
В то время Учеба вовсе не была для меня важным делом... «Нам не нужен высший балл, лишь бы отпуск не пропал».
Я был ярым поклонником Кодирующей Педагогики, иначе говоря - «зубрилой». Школьная подготовка была слабой еще до Питонии... и не только в области английского. Причин -много... Дома все было непросто: пьющий отец, нетерпимая мать, маленькая сестра... Пьяные разборки до утра, учеба в первую смену, часто несделанные уроки. Основной способ овладения точными науками - списывание с тетрадки соседки-отличницы...
Это потому, что в окружающей Меня жизни все было Алогично до тошноты - поэтому Я возненавидел Логику... А вот гуманитарные предметы меня влекли: они помогали понять реальную Жизнь в единстве Добра и Зла...



«Адам и Ева в Земном раю». Картина Венчеслао Петера (Wenceslao Peter)

Нервное истощение и груз неосвоенных школьных программ - вот с чем я пришел в Нахимовское училище. Этот «шлейф» потянулся за мной и дальше... Новые точные науки наслаивались на старые пробелы - замкнутый круг незнания казался Мне Наказанием Свыше...
Поэтому Я никогда не стремился к тому, чтобы понять природу точных наук...
Расплата наступила в конце концов... Но об этом - чуть позже.

...
Во мне вдруг проснулась...«Гренада» М.Светлова! Помните?

«Красивое имя, высокая честь.
Гренадская волость в Испании есть.
Я хату покинул, пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать...»



Короче - захотелось послужить Красивой Идее! Пролетарский интернационализм буквально захлестнул меня.
Я глотал книги про фашистский мятеж в Испании... День и ночь - сутки прочь... Читал запоем... Везде - на лекциях, на сампо, ночью во время дневальства...
Историю интернациональных бригад я знал практически наизусть... Имена советских добровольцев будоражили воображение... Кто они были - Египко, Бурмистров, Кузнецов, Павлов, Родимцев, Гусев... Командиры интербригад... Живые легенды... Матэ Залка... Луиджи Лонго... Долорес Ибаррури - «Пассионария»...
Я «переехал» в Испанию... Простая географическая карта... Но названия городов, рек и гор буквально «влюбляли» в себя... Пиренеи, река Эбро, Каталония, Валенсия, Гвадалахара, Мадрид, Гвадарама, Картахена... С ума можно было сойти от новых, будоражащих Мысли и Сердце ощущений!
Я задавал Себе вопрос, много-много раз один и тот же вопрос: что позвало всех этих людей в Испанию? Долг? Сострадание? Тогда что же это был за Долг? Перед Кем? А если Сострадание - то к Кому? Борьба с фашизмом - это было слишком просто. «Буревестники демократии» - тем более... Может быть, все эти Люди просто были Одиноки среди своей обжирающейся демократии? Затхлость сытого прагматизма начинала душить их? Просто захотелось Свежего Ветра в виде простого Человеческого Общения? Или - простой и ясной Цели? Всем понятной, без вранья и лицемерия? За один такой день - Жизнь?
Я не сумел ответить... и просто отдался новому ощущению - Сопричастности к Красивому Прошлому... «Все, что было не со мной - помню»... Я до сих пор ощущаю Историю, прежде всего, как Красивое или Некрасивое Прошлое...



Немецкие, английские и французские добровольцы, прибывшие в Испанию для вступления в интернациональные бригады. Барселона. 1936 г.

«Наверх Вы, товарищи, все по местам!
Последний парад наступает...
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»»,
Пощады никто не желает!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю