Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Владимир Щербавских. Дороги, которые нас выбирают. Часть 10.

Владимир Щербавских. Дороги, которые нас выбирают. Часть 10.

А теперь я эту тему закрываю и возвращаюсь в 1953 год на Беломорско-Балтийский канал. С входом в него все непредвиденные препятствия остались позади, и движение наше пошло как по накатанной дороге. Олег Линде вполне освоившийся с обязанностями старпома своевременно уведомил меня, что с приходом в Полярный мне предстоят зачёты на допуск к самостоятельному управлению штурманской боевой частью и к выполнению обязанностей вахтенного офицера. Ну раз надо, значит надо. Будучи сызмальства привычным к дисциплине, я стал все свободное время отдавать усвоению предоставленной мне программы.
А вскоре всем нам пришлось вспомнить, что морской корабль должен иногда покачиваться. Это произошло, когда Беломорканал, как надоевшую жвачку, выплюнул нас в Белое море, и мы резво побежали под весёлый грохот своих дизелей, проснувшихся от долгой спячки.



И вот мы швартуемся к причалу Беломорска, на котором нас встречает начальник штаба бригады, к которой мы приписаны со свитой своей. По правую руку от начштаба Ямщикова стоит флагштурман Эрдман, а по левую флагарт Горкунов. Немного в стороне стоял ещё мичман шифровальщик и наш старпом Кулаков. Они вместе с Постниковым прибыли несколько дней назад из отпусков в Полярный. Штурмана сразу отправили на учение на лодке, которая оказалась без штурмана, а старпома начштаба прихватил с собой сюда в Беломорск встречать нас.
Все мы были построены на причале, где после доклада командира о нашем прибытии без замечаний и происшествий, начальник штаба поздоровался с нами. Он поздравил с благополучным прибытием, выразив уверенность в том, что и дальше мы будем такими и после нашего не совсем стройного, но всё-таки дружного «Ура!», вкратце изложил дальнейшую нашу задачу. Затем командир и замполит вместе с начальником штаба удалились в штаб какого-то здешнего военно-морского подразделения, а мы все остальные не мешкая приступили к претворению в жизнь только что услышанного. Механик занялся самым любимым делом всех механиков – зарядкой аккумуляторной батареи. Старпом, Линде, доктор и флагарт углубились в проверку отсеков, а мы с флагштурманом уединились в кают-компании среди карт и пособий. После детального ознакомления с моими штурманскими познаниями, он выдал мне кальку дальнейшего перехода, и я приступил к предварительной прокладке.
Ночь мы простояли у причала, били зарядку. А утром снялись со швартовов и, подгоняемые лёгким бризом, побежали к Соловецким островам, где мы должны были определить и уничтожить остаточную девиацию магнитного компаса и пройти надводную и подводную мерную милю.
С погодой нам повезло. Установился полный штиль, солнце пекло не хуже, чем на Каспии, панорама Соловецких островов была сказочно красивой. Но мне было не до любования природой. Я, как белка, то выскакивал на мостик, то по трапам съезжал вниз, а на мостике вертелся нехорошим котом.



Михаил Коротаев. Панорама Соловецкого архипелага с высоты птьичего полета.

Ни во время девиационных работ, ни при прохождения мерной мили флагштурман не вмешивался в мою работу, но я постоянно ощущал на себе его прокурорский взгляд. Только когда всё было закончено, а на это ушёл весь день, он достал из папки бланк листа проверки сдачи на допуск. Написал мою фамилию и звание и в графе специальность поставил оценку «отлично», расписался, пожал мою руку и сказал, что толк из меня выйдет.
И мы пошли дальше на север, и берега и огни вскоре пропали из видимости, потом они снова появились, когда проходили горло Белого моря. На траверзе Святого Носа, когда ворочали на запад, начало штормить. Отдыхать мне пришлось очень мало. Всего пару часов соснул я под утро, когда подменил меня флагштурман. Я практически через каждые 20-30 минут пялился в окуляр пеленгатора, изучая и пеленгуя незнакомые маяки, огни, мысы и вершины гор с непривычными названиями. Сейчас я уже не помню, сколько мы шли, кажется, что так это было давно, чуть ли не в рюриковские времена. Но то, что к причалу в Полярном подходили в светлое время суток, это я помню.



На причале играл оркестр и нас встречал комбриг капитан 1 ранга Макаренков вместе со всем своим штабом.
Когда закончилась торжественная часть, Олега, доктора, механика окружили их старые друзья, обнимали, хлопали по плечам. Я же, совсем новый в этих краях сиротливо разглядывал высящиеся за зданиями суровые темные сопки. Но Олег, вспомнив, обернулся и подвёл меня к своим друзьям, и они стали также жать мою руку и дружески хлопать по спине. И, поскольку, я всегда был общительным, то совсем скоро все они стали и моими друзьями. Я и сейчас помню их фамилии, и даже некоторые лица. Все они тогдашние старшие лейтенанты и капитан-лейтенанты Конышев, Конюшков, Леонов, Слюсарев, Ярыгин, Карасев и другие были славные ребята, настоящие северяне-подводники.
Вот так моя нескучная дорога привела меня на Северный флот, на памятный, но всё же один из промежуточных пунктов моего странствия по морям, по волнам, по медвежьим углам.

Конец 2 части. Приложение: историческое и лингвистическое.

Я перечитал много источников по лингвистике. Оказывается, в серьезных научных кругах до сих пор ведутся споры и высказываются разные мнения о том, кто такие славяне. Когда и откуда они появились на теперешней российской земле, как образовалась русская нация, кто такие варяги, кто и зачем их позвал?
Хотя ответы на эти вопросы давно уже есть, просто они не всех устраивают. Если всё то, что уже известно, доказано, обосновано, принять не только к сведению, но и к руководству, то это приведёт одних к сильному огорчению, других к горькой обиде, третьих к полному пересмотру своих позиций. А самое главное никакому политику не хочется менять. Это все равно, что из под самого носа вытащить кормушку, в которой много ещё не доедено.
Оказывается наша древняя летопись «Повесть временных лет», на которой базируются труды всех наших достославных историков: Костомарова, Карамзина, Соловьёва, Гумилёва, Платонова, Тарле, и все современные учебники по истории, писалась Нестором-летописцем под диктовку киевского князя Ярослава Мудрого. Он был ревностный борец за утверждение Христианства на Руси, так как крещением, произведённым его отцом князем Владимиром, дело ещё не закончилось. Языческие жрецы в простом народе имели ещё силу немалую, и было немало кровопролитных восстаний. Ведь коренная смена религий никогда не проходит мирно.



Поэтому Ярослав Мудрый сделал всё, чтобы люди как можно быстрее забыли свое языческое прошлое, свою предыдущую историю, прежние обычаи, прежних героев. И поэтому уничтожил предыдущую летопись, которая велась с V века – так называемую «Велесову книгу», и приказал Нестору писать новую, которая начиналась с искажённого образа Рюрика.
Легенда о варягах-иноземцах, приглашённых славянами к себе, чтобы те ими мудро командовали, а они им покорно, как добровольные рабы, подчинялись, выглядит не только глупой, но и вредной.
Ведь ни один народ, даже самый невежественный, никогда не звал чужаков командовать собой. Нет больше таких примеров в истории.
Этот вымысел очень помог нашим недругам и продолжает помогать сейчас, потому, что он оправдывает их утверждения, что русские – низшая раса, недочеловеки, что она никогда не была способной к самостоятельному существованию и развитию без руководства иноземцами. Путаница с этими варягами вообще несусветная. Исторические источники скандинавских стран утверждают, что никаких варягов у них отродясь не было. Норманны были, викинги были, а про варягов не слыхали.
Правда, какие-то варанги с южного берега Балтийского моря иногда к ним заплывали. И имени такого - Рюрик - не слыхивали. Это, скорее, искажённое на германский манер славянское имя Юрий.
На юге от Скандинавии, то есть в древнегерманских источниках говорится, что и у них варяги не водились, но вроде с Востока из-за Вислы реки захаживали какие-то то поторговать, то повоевать. То есть круг замкнулся. В арабских же источниках VI-VII веков прямо говорится, что варяги это одно из племён большого народа под названием Руссы, с которыми хорезмийские купцы торговали ещё в III веке, или же это в переводе с финского языка означает то ли бродяги, то ли странники.



Рюрик в композиции «Тысячелетие России»

В общем на этом запутанном деле история сбилась с панталыку. Мало кто точно знает, что это за слово «панталык», хотя оно и распространено в русском языке с давних времен. Для его толкования есть много версий, но, на мой взгляд, самая верная из них – сарматская версия.
Был такой родственный скифам народ – сарматы, которые в начале нашей эры, перейдя частично на оседлость, обитали на территории нынешних Ростовской области и Краснодарского края и кочевали в Сальских степях. Они были искусными воинами, потому что своих бойцов готовили с малолетства. Для этого они их сажали на коней в седла без стремян, которые назывались «алык», и вооружали их палками, обшитыми кожей с мехом для избежания увечий. Такая дубина называлась «пант» на их языке. Вот этим «пантом» молодой воин должен был выбить своего противника из «алыка». Вот вам и «панталык».
Во время походов князя Владимира Мономаха в половецкие степи сарматы были ему союзниками. Среди дружинников князя встречались сарматы, и так же славянские воины женились на сарматках и оставались жить у них. А потом на сарматской земле была построена славянская крепость, которую сарматы назвали Калач. Это на их языке означает вроде как главная юрта, или шатёр. Не прошло и столетия, как и славяне и сарматы там перемешались, и языки их тоже перемешались.
К примеру, там в этом Калаче выпекали хлеб из пресного теста, замешанного на кобыльем молоке с пряными травами и медом. По месту его изготовления киевляне его калачом прозвали, а потом в результате искажения этого названия и кулич появился. Нет сейчас человека который бы не знал, что такое пыль. Но в те времена это слово имело другое значение. Это скифское слово, означает оно название травы кавыль. Поэтому тот простор, в котором растет ковыль, то есть «пыль», и назвали «поле».
Славяне же пыль называли прахом. На Дону и на Кубани простые люди и сейчас ещё не говорят, а гуторят, потому что у живших когда-то там сарматов слово «гутор» обозначало славянское слово «глагол» или слово «речь». Вот так перемешивались народы и их языки на необъятных просторах теперешней России.



Военно-исторические реконструкции воинов Великой Степи: Скифы, Сарматы.

По-славянски огнь, а на языке сарматов это «кур». Так появилось название города Курск. Эти сарматы были хлеборобы, поэтому они выжигали леса, чтобы получать поля для посевов и у них повсюду горели костры. За это их славяне и прозвали курянами, а их главное городище – Курском.
Слова одного народа не только переходили к другому народу, но и в своём языке они смысл меняли. Например, славянское слово победа тогда имело значение не то, что сейчас. Оно означало окончание беды. Заболел живот, это беда. Перестал живот болеть, значит беда кончилась Это значит победа.
Сейчас у нас вода, это то что течёт. А в те времена вода обозначала нынешнюю дорогу. От этого произошли слова, водить, вести, ведущий, вождь. А вода тогда называлась «уда». Вот почему зайцев, мышей, блох ловят, а рыбу удят. И вот почему так богат русский язык. Ведь он произошёл от слияния такого множества языков: славянского, финского, мордовского, вепского, сарматского, скифского, ятвяжского, тюркского. Вообще всех не перечесть. И все народы, которые тут жили, никуда не девались, а так тут и остались, только слились в один русский народ.
И поэтому в русском языке такой богатый словарный состав. Вот к примеру: речь, глагол, молва, говор и т.д. А на чистом славянском языке никто сейчас говорить не умеет. Сами славяне, растворившись в других народах, забыли его. Лингвист Кнорозов (точно фамилию не помню) давно расшифровал язык этрусков. Оказывается это славянский язык. Многие слова понятны, но фразы, составленные из них понять невозможно, так как значение этих слов тогда были другие. Ну вот, к примеру, в «Слове о полку Игореве» переводчикам попалось описание, как хоронили князя. Там пишется, что сначала вынесли деток и положили их у терема. Что за чушь, подумали переводчики. Зачем деток на землю класть, что они такие маленькие, что стоять не умеют? Или может быть они с горя умерли? И только когда обратились за помощью к сербскому переводчику, тут всё и разъяснилось. Оказывается, когда хоронили славянского князя, то разбирали потолок терема и тело поднимали через этот проём. Доски же поперечные, которые опирались на продольную балку, на это время аккуратно складывали у стены терема. Вот эти доски и назывались «детки». А теперешние дети тогда у славян назывались «чада». Вот так лингвистика помогает распутывать исторические узлы.



Кнорозов Юрий Валентинович

Вот, к примеру, кто такие казаки? Донские, кубанские, терские? Откуда они взялись? С подачи известного советского историка академика Тарле, всем нам со школьной скамьи внушили, что казаки - это беглые холопы, которые убегали от своих помещиков в донские и прочие степи, строили там станицы, и так далее.
Только опять получается большая неувязка. Ведь в XIII-XV века, когда по словам академика это происходило, от русских границ до излучины Дона было более тысячи километров, по которым рыскали вооружённые до зубов отряды татар и других кочевников. От их зорких раскосых глаз и заяц не скроется, не то что полуголодный холоп в лаптях, и от стрелы не убежать. Жителю российскому, живущему даже в сотне километров от границы с южной степью часто было опасно за ворота выйти. Не ровен час, заарканят, и окажется он на невольничьем рынке в Крыму. До самой Москвы татарские разъезды добирались. Не одна армия в той степи исчезла бесследно, а тут какие-то беглые холопы так прямиком и чешут, как по своему огороду.
Да, убегали холопы, но это было намного позже, и убегали они не в глухую степь, а в уже давно обжитые места к уже живущим там привычным к степной жизни людям, которые их привечали, давали кров и защиту. Это были как раз те перемешавшиеся между собой славяне, сарматы и скифы, ещё с времен Владимира Мономаха. И уже тогда они имели свое название – казаки. Это слово сарматское. Казак, это «вольный» на их языке, и поэтому до сих пор там не говорят, а гуторят.
Или вот, у украинцев есть национальный танец – гопак. История его возникновения такова. В III веке с востока начали надвигаться полчища гуннов. Спасаясь от них на земли Киевской Руси, где тогда правил князь Яромир, пришло тюркское племя берендеев и попросило убежища. Яромир принял их и поручил охранять границу.
У тех берендеев был свой метод обучения рукопашному бою на ножах. Во время учебных поединков их воины под звуки барабанов и дудок, кружились, приседали, вертелись волчком и высоко подпрыгивали, выбрасывая и вперёд, и вбок ноги, при этом неожиданно делая подсечки ногами и выпады руками и удары ногами в прыжке. В момент выпада воин резко и громко кричал «гоп!».
От неожиданности противник на мгновение терялся и пропускал удар или подсечку. Своеобразный психологический трюк.
Этот метод переняли у них и славяне. А потом берендеи полностью растворились среди славян и боевая тренировка превратилась просто в красивый танец. И широченные украинские штаны тоже подарок от давних берендеев.



Между прочим историческая загадка, связанная с русской нацией и варягами, всегда вызывала желание разгадать её и у учёных и у государственных деятелей. Не случайно, что ещё нарком просвещения Луначарский намеревался организовать исследования в этом направлении. Но вождь мирового пролетариата В.И.Ленин не одобрил эту затею.
Чего там ещё исследовать, когда и так ясно, что русская нация, как носитель великодержавного шовинизма, должна полностью раствориться среди ранее угнетённых народов и послужить материалом для создания новой общности «советский человек». А язык русский пусть останется, потому что по богатству и выразительности равных ему нет.
И только в 1935 году, при полном одобрении Сталина, эти исследования всё же начались. С результатами этой работы я, по мере возможностей, ознакомился благодаря Павлу Ивановичу Строеву, руководителю научной экспедиции в Охотском море, которую я на своей лодке обеспечивал в 1963 году. Будучи по профессии геофизиком, он ещё и историей интересовался, так же, как и я. И мы с ним бывало часами спорили на исторические темы. В 1964 году я получил от него посылку из Москвы, в которой была академического издания книга под названием «Этнонимия повести временных лет». Написана она сухим научным языком, воспринимаемым как несолёная каша без масла, но хоть и через пень-колоду, я всё же в ней процентов на 50 разобрался. И если всю эту высоконаучную тягомотину перевести на общепонятный язык, то получается вот что.
Чтобы сделать заключение, какой народ в данной местности обитал, нужно изучить и проанализировать топонимику этой местности, то есть название рек, озер, гор и древних поселений.
Это укажет на каком языке тут говорили. Потом нужно провести археологические исследования, в результате чего датировать и установить принадлежность найденных захоронений, утвари, орудий труда и оружия. И также исследовать письменные источники, не только живших здесь и живущих сейчас, но и письменные источники соседствующих с ними.
Исследования топонимики показало, что в европейской части СССР славянское происхождение имеют не более 3% названий рек, озер, гор и поселений. К примеру реки Днепр, Днестр, Буг, Дон и другие названы так ещё аримаспами-огнепоклонниками, родственными скифам. Реки Самара, Сакмара и Ахтуба названы так булгарами-кутургурами, и первые две переводятся как «верхняя вода» и «нижняя вода». Реки: Москва, Ока, Яуза соответствуют названию проживавших на их берегах мордовских племен, а Ковжа, Шексна, Молога, Кама названы так вепсами. Город Саратов, это искаженное Сарытау, что по тюркски означает – «Жёлтая гора». Камышин происходит от слова камыш, с тюркского переводится как «водяной лес».
Астрахань - это название в честь хазарского хана Астра. На месте Рязани когда-то было городище мордовского племени Эрзя и называлось оно «Эрзянь». Тула на одном из мордовских наречий означает «конец», так как там кончались мордовские земли и начинались сарматские.



Старая Ладога. Первая столица Руси.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю