Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 5.

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 5.

ПОСЛЕДНЯЯ ВЕСТОЧКА ОТ «ПРАВДЫ»

В последнем номере центрального журнала ВМФ «Морской сборник» за 2008 год была опубликована небольшая заметка в разделе официальной информации с флотов. Суть ее заключается в том, что летом 2008 года в Балтийском море на трассе прокладки газопровода «Северный поток» была обнаружена неизвестная подводная лодка, которая погибла вместе с экипажем в годы Великой Отечественной войны. По внешнему виду она похожа на советскую большую эскадренную подлодку IV серии. Окончательно классифицирована погибшая субмарина будет только после подъема на поверхность, но уже предварительная оценка показывает, что это, скорее всего, найдена подводная лодка «П-1» «Правда».

Тайное становится явным

Балтийское море хранит еще немало тайн и загадок прошедшей войны. И это вполне закономерно, на полях любых сражений всегда были и будут без вести пропавшие, а уж в войне на море практически это неизбежно. Балтийский подплав этому не исключение. Поиски не вернувшихся с войны продолжаются, и неожиданные находки становятся настоящей сенсацией. Так случилось и с большой подводной лодкой «П-1» «Правда». Восстановим хронику событий тех дней по документам ЦВМА (г. Гатчина), боевой летописи ВМФ СССР 1941—1942 годов и открытым достоверным источникам периодической печати.



«П-1» («Правда»)

Подводные монстры первой пятилетки

В середине 1930 года конструктор А.Н.Асафов, работавший как репрессированный в Остехбюро ОГПУ, предложил спроектировать эскадренную подводную лодку, предназначенную для совместных действий с соединениями надводных кораблей. Предложение одобрили. Было решено построить три подводные лодки IV серии типа «Правда» с бортовыми номерами «П-1», «П-2» и «П-3». В 1931 году состоялась их закладка. По замыслу это была большая подводная лодка, способная принимать участие в морском бою эскадр, а также атаковать в море корабли и транспорты противника, действуя совместно с быстроходными надводными кораблями или в составе групп подводных лодок.
Целевое назначение данного проекта лодки предопределило своеобразие ее конструктивных решений за счет ухудшения других характеристик подводной лодки. Она имела большой запас плавучести, составляющий 77 % от нормального водоизмещения, что отрицательно сказывалось на времени погружения (108 секунд). Подводные лодки IV серии плохо управлялись в подводном положении, обводы корпуса с «горбами» на верхней палубе, предназначенными для улучшения мореходных качеств в надводном положении, создавали топящие моменты на подводном ходу, площадь горизонтальных рулей оказалась недостаточной. Подводные лодки IV серии были двухкорпусными. Впервые на отечественных подводных лодках были применены наружные шпангоуты прочного корпуса. Кингстоны цистерн главного балласта, расположенные в междубортных пространствах, имели дистанционные электрические приводы с гибкими элементами в виде пружинных муфт. Многочисленные приводы, размещенные вместе с их электромоторами в трюмах в малодоступных местах, были весьма сложными и, как показал опыт их эксплуатации, малонадежными. Поэтому в дальнейшем такую конструкцию приводов кингстонов не применяли.

Подводная лодка типа «П-1»



Подводная лодка типа «П» (головная, до 15.09.34 — «Правда», заводской № 218), IV серия. Заложена 21.05.31 на заводе N6 189 в Ленинграде, спущена на воду 03.01.34 и 23,07.36 включена в состав КБФ. Водоизмещение; надводное 955 т, подводное 1 690,3 т; длина: 87,7 м; ширина: 8,0 м; осадка: 2,9 м; мощность: дизелей 2x2 700 л.с., электромоторов 2x550 л.с.; скорость хода максимальная: надводная 20,2 уз., подводная 8,3 уз.; дальность плавания зкономходом: над водой (10,9 уз.) 5 535 миль, под водой (4,1 уз.) 96 миль; глубина погружения: до 70 м; автономность: 15 (35) суток; вооружение: 4 носовых и 2 кормовых 533-мм торпедных аппарата (10 торпед), 2х100-мм (247 сн.) и 1х45-мм (480 сн.) орудия; экипаж: 56 человек, из них 8 офицеров.

Уже в ходе испытаний выявились и другие недостатки: лодка почти не управлялась по глубине при скорости хода менее 4 узлов, при волнении моря более 5 баллов, из-за качки и оголения винтов она практически теряла боеспособность. Большую глубину погружения подводная лодка обеспечить не могла, и она составила всего 50 метров (предельная — 70 метров). Все это заставило временно приостановить постройку подлодок IV серии до завершения общего проекта корабля, который утвердили лишь 7 октября 1932 года.
Таким образом, подводные лодки IV серии имели значительные недостатки. При создании и в ходе проектирования было принято много сомнительных конструктивных решений. В большую серию они не вошли, а построенные три подводные лодки этого типа использовались главным образом как учебные. Экипаж лодки составлял 53—56 человек, из них 8 офицеров. Все подводные лодки этой серии вступили в строй в 1936—1937 годах.

Идущие на смерть верили в победу



Военно-морская база Ханко

Первоначально участие подводной лодки типа «Правда» в боевых действиях на море не планировалось, но сложившаяся к осени 1941 года обстановка под Ленинградом заставила командование пойти на этот рискованный шаг, и он оказался роковым... Безусловно, руководство флота и бригады подплава КБФ знало боевые возможности подводной лодки этой серии, да и личный состав был в курсе ее тактико-технических характеристик. Но моряки-подводники ПЛ «П-1» тоже хотели внести свою лепту в общее дело борьбы с фашизмом и защиты Родины от ненавистного врага. Не сидеть же все время в резерве, когда их боевые товарищи воюют, а многие уже пали в борьбе.
22 июня 1941 года ПЛ «П-1» встретила под командованием капитан-лейтенанта Логинова Ивана Андреевича в составе Отдельного учебного дивизиона подводных лодок в Ораниенбауме (Ломоносове). 7 сентября 1941 года было принято решение о привлечении лодки для транспортировки грузов на полуостров Ханко. 8 сентября «П-1» перешла из пункта постоянного базирования Ораниенбаум в Кронштадт и, выгрузив торпеды, приняла 154 ящика консервов, двести 100-мм и по сто 76-мм и 45-мм снарядов, до 2 тонн медикаментов и другие грузы, всего 19,6 тонны. 9 сентября вышла из Кронштадта в сопровождении тральщиков, а после острова Гогланд продолжила движение самостоятельно. Переход планировалось совершить в надводном положении ходом 18 узлов, но на Ханко подлодка не прибыла. Впоследствии выяснилось, что на маршруте перехода противник выставил несколько минных заграждений, на одном из них «П-1» подорвалась и погибла.
Более 60 лет считалось, что во время похода «Правда» погибла на минном поле. Но ни в советских, ни в немецких или финских документах найти подтверждение этому факту не удалось. Лишь в 2002 году известный военно-морской историк К.Стрельбицкий впервые отыскал в «Журнале боевых действий военно-морской базы Ханко» запись от 12 сентября 1941 года с докладом наблюдателей 72-го поста службы наблюдения и связи, видевших взрыв недалеко от острова Руссарё, то есть непосредственно в районе возможного нахождения «П-1». К сожалению, в те дни никто не обратил внимания на полученный доклад. И вот неожиданная находка!

Логинов Иван Андреевич, капитан-лейтенант, командир ПЛ «П-1»



Родился 30 августа 1907 года в селе Березовское Екатеринодарской губернии. Русский. В РККФ с 1928 года. Беспартийный. Окончил ВМУ им. М.В.Фрунзе в 1932 году и назначен командиром БЧ-1 на ПЛ «М-74». В ноябре 1936 года, после завершения учебы на курсах командного состава при Учебном отряде подводного плавания им. С.М.Кирова, принял под свое командование ПЛ «М-88».
В 1938 году военмор Логинов был назначен командиром ПЛ «П-1». В этой должности и в воинском звании капитан-лейтенант Иван Андреевич встретил начало Великой Отечественной войны в составе Отдельного учебного дивизиона подводных лодок в Ораниенбауме (ныне — Ломоносов). В сентябре 1941 года лодку решили привлечь для снабжения гарнизона осажденного полуострова Ханко. 9 сентября ПЛ «П-1» вышла из Кронштадта, но к месту назначения не прибыла. По послевоенным данным стало известно, что «П-1» погибла на минном заграждении «Юминда» или «Корбетта» со всем экипажем.

Никто не забыт и ничто не забыто

Поднимут лодку или не поднимут — это вопрос времени и технических возможностей аварийно-спасательной службы ВМФ РФ, ну и, безусловно, финансовый. Но экипаж «Правды» не забыт и не вычеркнут из боевой летописи славного Балтийского флота. Имена 54 моряков-подводников экипажа подводной лодки «П-1» «Правда» увековечены в Книге Памяти моряков-подводников ВМФ СССР, погибших в годы Великой Отечественной войны, изданной в Санкт-Петербурге к 300-летию Российского флота, и в 21-м томе Книги Памяти Калининградской области «Назовем поименно», увидевшем свет в 2008 году, в год 305-й годовщины Балтийского флота. Книги не повторяют одна другую. По архивным документам калининградские исследователи и поисковики установили, что в первый — и последний! — боевой поход на подводной лодке вышли в море 54 моряка-подводника (8 офицеров, 17 старшин и 29 матросов), а не 52, как это числилось ранее и попало на страницы журнала «Морской сборник». Для всех их братской могилой стал стальной корпус не совсем удачного проекта, большой эскадренной подводной лодки «П-1» (до 15 сентября 1934 года — «Правда»). Вечная им память и покой!



Неизвестному солдату. г. Москва

Вместо заключения

Две оставшиеся подводные лодки этой серии — «П-2» «Звезда» и «П-3» «Искра» — в боевых действиях участия не принимали. Правда, 25 октября 1941 года «П-2» пыталась выйти в боевой поход для обстрела береговых объектов в городе Нарве, но безуспешно, и это спасло ее от гибели. Подлодка «П-3» 16 июля 1941 года столкнулась в Финском заливе с ПЛ «Б-2» и чуть не утонула, пробив цистерну главного балласта. В первую блокадную зиму обе субмарины были переведены в Ленинград и вмерзли в лед у моста Лейтенанта Шмидта. Там они и закончили свой боевой путь. 27 января 1944 года «П-2» была выведена из кампании, штат закрыт, а 14 августа 1944 года такая же участь постигла и «П-3». Вот, кажется, и все о подводных лодках типа «П» IV серии.

РОКОВАЯ ОШИБКА

Главным событием, завершающим первое десятилетие XXI века в России, является подготовка и празднование 65-летия нашей победы в Великой Отечественной войне. С каждым годом все меньше и меньше остается в живых тех, кто завоевывал эту победу, кто отстаивал свободу и независимость нашей Родины с оружием в руках. Но интерес к этому периоду в истории страны не ослабевает. Сейчас рассекречены многие архивы, стали достоянием гласности подробности многих драматических событий, в том числе и в войне на море. Потери подводных лодок Балтийского флота — особая тема дискуссий, и ей посвящено немало страниц в различных источниках и средствах массовой информации. Этот рассказ о драматической судьбе подводной лодки «Щ-405», ее экипажа и командиров, павших за свободу и независимость нашей Родины в годы минувшей войны.



Последняя «Щука»

На 22 июня 1941 года в ВМФ СССР имелось 75 средних подводных лодок типа «Щ» шести различных серий. Балтийский флот располагал 33 лодками. Эти корабли строились восемь лет, они были прекрасно освоены промышленностью, и их себестоимость постоянно снижалась. Для строительства подводных лодок типа «Щ» были задействованы семь заводов: три в Ленинграде, по одному в Горьком, Николаеве, Владивостоке и Хабаровске. Однако к началу Второй мировой войны «Щуки» уже морально устарели, и требовался принципиально новый проект средней подводной лодки. Такими явились лодки типа «С», но их постройка затягивалась по различным причинам. Поэтому было принято решение продолжить строительство подводных лодок типа «Щ» с некоторыми изменениями, исходя из имеющегося опыта их эксплуатации и боевого применения. Новая серия получила обозначение Х-бис. Из 13 заложенных подводных лодок Х-бис серии было построено 11, из которых две вошли в строй до войны и семь в ходе ее. «Щ-405» попала в число последней принятой от промышленности перед войной лодки и являлась новейшей подлодкой самой массовой серии этого подкласса кораблей.
Средняя подводная лодка «Щ-405» (заводской № 510) Х-бис серии на шестой день войны вступила в строй боевых кораблей подводных сил Балтийского флота в составе учебной бригады подводных лодок (командир — контр-адмирал А.Т.Заостровцев), базирующихся в Кронштадте. Командовал лодкой капитан-лейтенант Сидоренко Илья Александрович. Боевая готовность всех лодок была примерно одинаковой. В меньшей степени готовности находилась «Щ-405», только что вступившая в строй и не отработавшая всех положенных задач курса боевой подготовки, но война вносила свои коррективы.

На краю пропасти

Сидоренко Илья Александрович, капитан-лейтенант, командир ПЛ «Щ-405»



Родился 23 марта 1902 года в селе Степановка Приазовского уезда Екатерининской губернии. Украинец. В РККА с 1919 года. Красноармеец, участник Гражданской войны. В РККФ с 1924 года. Член ВКП(б) с 1926 года. По комсомольскому набору был направлен на учебу в ВМУ им. М.В.Фрунзе. После окончания училища в 1932 году военмор Сидоренко проходил службу на Черном море штурманом ПЛ «Д-6» (до марта 1933 года), вахтенным начальником на плавбазе ПЛ «Эльбрус» (до ноября 1934 года), командиром БЧ-1-4 ПЛ «Л-4» (до декабря 1936 года).
В 1935 году Илья Сидоренко окончил штурманский класс специальных курсов командного состава ВМС РККФ. До ноября 1937 года занимал должность флагманского штурмана дивизиона подводных лодок Черноморского флота. 7 декабря 1938 года Илье Александровичу Сидоренко присвоено воинское звание капитан-лейтенант. В 1940 году капитан-лейтенант И.Сидоренко окончил ВМА им. К.Е.Ворошилова и получил назначение на Балтийский флот, где принял под свое начало строящуюся ПЛ «Щ-405» Х-бис серии. В этой должности он вступил в Великую Отечественную войну. Погиб 11 августа 1941 года в первом боевом походе. ".



Тип "Щ" с. X-бис 1938

21 июля 1941 года новейшая «Щука» была отправлена в боевой поход и уже вечером покинула якорную стоянку в бухте Триги и взяла курс в район банки Штольпе. Недельное патрулирование в этом районе оказалось безрезультатным. Из-за недостаточного опыта командира и практических навыков у личного состава обнаруженные цели атакованы не были, и к 1 августа «Щ-405» перешла в район мыса Брюстерорт (мыс Таран). Еще одна попытка выйти в атаку сорвалась из-за ошибки торпедистов при заполнении кольцевого зазора торпедных аппаратов. После двухнедельных не увенчавшихся
успехом поисков и уничтожений кораблей и судов противника было принято решение возвращаться с позиции в базу. 11 августа стал самым черным днем первого боевого выхода 405-й «Щуки». Командир, очевидно опасаясь быть обнаруженным, принял решение перейти в позиционное положение, оставаясь под дизелями, тем самым грубо нарушив требования «Наставления по управлению ПЛ», запрещающего переход из крейсерского положения в позиционное из-под дизелей. Опасность данного маневра заключалась в том, что при сильном волнении шахты вентиляции и газовыхлопы дизелей легко могли оказаться накрытыми волной. Необходимо было остановить дизели, запустить электромотор на винт, а затем уже на малом ходу переходить в позиционное положение. Командир БЧ-5 инженер-старший лейтенант Савенко, не предупредив командира о нарушении инструкции, отдал приказание находившемуся в центральном посту старшине команды трюмных главному старшине Костуру принять главный балласт. Не перекрыв шахты вентиляции и не подав соответствующего сигнала ревуном, Костур начал принимать главный балласт. Словно в наказание за нарушение многочисленных инструкций, дистанционное управление клапанами вентиляции кормовой цистерны № 6 не сработало, и нос подлодки стал погружаться быстрее кормы. При дифференте лодки находившиеся в нейтральном положении носовые горизонтальные рули фактически отработали на погружение. Поскольку корабль шел полным ходом, этого оказалось достаточно, чтобы лодка камнем отправилась на дно, даже несмотря на незаполненную среднюю группу цистерн главного балласта. На мостике всю опасность ситуации поняли только тогда, когда вода подошла к носовому орудию. Сидоренко скомандовал: «Всем вниз!», но его приказ успели выполнить только военком и вахтенный офицер. Последнему с трудом удалось закрыть верхний рабочий люк в тот момент, когда через него хлынула вода. Еще большее ее количество успело влиться через шахты вентиляции и газовыхлоп. В результате залило водой дизели и компрессор. Через переборочные двери вода перелилась в носовую часть, создав дополнительный дифферент и нарушив изоляцию аккумуляторной батареи. Личный состав в оцепенении ожидал дальнейших событий. На глубине 60 метров лопнула обшивка цистерн главного балласта средней группы, и субмарина рухнула на каменистое дно на глубине 125 метров. По приказу военкома Горбунова в командование лодкой вступил командир БЧ-1-4 лейтенант Пенькин. Придя в себя и оправившись от шока, личный состав принялся устранять повреждения и готовиться к всплытию.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю