Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 10.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 10.

Болдырев Алексей Данилович

Два флота – одна судьба. Ее, как путевку в жизнь, дала омутнинским мальчишкам военной поры Соловецкая школа юнг. г.Омутнинск. 14.10.2006. По материалам газеты «Кировская правда» и Марии Рябовой подготовила Ирина ЛЮТИНА.

В ИЮЛЕ текущего года на доме № 1 по улице Энгельса областного центра появилась мемориальная доска, посвященная Соловецким юнгам. Отсюда в годы Великой Отечественной войны пятнадцатилетние мальчишки по комсомольскому набору отправлялись в школу юнг. А потом чуть повзрослевшие, но все еще подростки, служили на флоте. О них, кому довелось отражать натиск врага на море, к 70-летию Кировской области будет издана книга.
В нее войдут фамилии и наших земляков А.Д.Болдырева и П.М.Рябова. Оба Омутнинским райкомом комсомола были направлены в первом наборе на Соловецкие острова обучаться морским дисциплинам. Алексей мотористом торпедных катеров попал на Северный флот, а Петр корабельным электриком на тральщик «Арсений Раскин» – на Черноморский.
А.Болдырев принимал участие в боевых операциях по разгрому разгрому фашистских караванов, вывозивших руду и другие ценности из Норвегии, в освобождении Печенги, Линахамари и мыса Крестовый. В июле 1944 года воздушная разведка обнаружила вражеский конвой у Варангер-фиорда: шесть транспортов, сопровождаемых двумя эскадренными миноносцами, шестью сторожевыми кораблями, тремя тральщиками и шестью сторожевыми катерами, – всего 23 единицы.
Бригаде торпедных катеров, на одном из которых находился Болдырев, было приказано нанести торпедный удар по каравану. Такое же приказание получили авиаторы. Но, как это часто бывает на севере, погода испортилась. Небо заволокло плотными облаками, на море наплыл туман. Самолеты вылететь не могли. И катерам пришлось выполнять задачу без поддержки авиации.
Когда началась атака, был убит второй моторист катера. Алексей взял управление на себя. Вокруг рвались снаряды. Моторный отсек наполнился дымом, который разъедал глаза, вызывал удушье, мучительную боль в висках. Однако юнга четко выполнял все приказания командира. Он сознавал: от него требуется только одно – обеспечить ход и скорость. И он обеспечил! Вражеский корабль ценой нечеловеческих усилий и многочисленных жертв был уничтожен. Катер вышел из полосы вражеского огня и благополучно вернулся на родную базу. Немалая заслуга в этом была юнги Болдырева. Одним из первых он был награжден медалью Нахимова.



Торпедные катера в походе. Торпедный залп. - Пигарев Д.Т. На торпедных катерах. — М.: Воениздат, 1963.

Ботвин Альберт Иванович

ИЗ ПЛЕМЕНИ ЮНГАШЕЙ. Валерий КИСЛЯКОВ. - Вечерний Котлас. 02.03.2005.

Для людей старшего поколения Великая Отечественная война – не просто веха в истории. Она – часть их жизни. Одни сражались на фронте, другие все делали для победы в тылу. Несомненно, особую страницу в летопись той войны вписали и юные защитники Родины – соловецкие юнги. Сегодня мы хотим рассказать об одном из них.
Альберт Иванович Ботвин – котлашанин. В 1943 году закончил семь классов. А дальнейшую судьбу решила встреча на каникулах с двумя своими одноклассниками. Они объявили, что едут в военно-морскую школу, предложили и ему написать в военкомате заявление. Кто из мальчишек в те годы не рвался на фронт, не бредил морем? А тут форма, бескозырка, ленточки! Мать против решения сына сильно не возражала, а отец раненый лежал в архангельском госпитале. Альберт прошел медкомиссию и уже через день (документы тогда оформляли быстро) вместе с друзьями отправился в областной центр. Там, во флотском экипаже, их снова ждал тщательный медосмотр. Пришел навестить отца в госпиталь уже в форме. А на следующий день на корабле «Краснофлотец» поплыл на Соловки...
Альберта поначалу определили в класс радистов. Но командир роты, у которого был рассыльным, сагитировал перейти в группу боцманов торпедных катеров. Учили их, вспоминает Альберт Иванович, капитально: сигнальному, штурманскому, минно-торпедному, водолазному делу, управлять катером, стрелять из разных видов оружия. Ребята одновременно осваивали военное дело, несли караульную службу, выполняли хозяйственные работы и достраивали здания, оборудовали помещения.
Распределяли выпускников школы по всем флотам. Ботвин, получив, как и другие отличники, право выбора, заявил, что согласен идти туда, куда пошлют. Попал на Север, а друзья-котлашане – на Балтику. На долгие годы связь прервалась. Лишь в 1949-м смог узнать, как сложилась судьба ребят. Один, вернувшись после демобилизации домой, умер, второй потерял на войне ногу и в Котлас не возвратился.



В ВИХРЕ ТОРПЕДНЫХ АТАК. - Торпедный катер Д-3

Молодого матроса Ботвина назначили на торпедный катер. Базировалась бригада в основном в Полярном да в Губе Долгой на Кольском полуострове. Потом перебрались поближе к фронту, под Рыбачий. Очень скоро пришлось продемонстрировать навыки, полученные на Соловках. Боевое крещение получил уже в первый месяц службы. Наша подводная лодка обнаружила немецкий конвой. Катерникам поступил приказ: атаковать. Боцман, в распоряжении которого находился Ботвин, был ровесником его отца, звал сынком и по-отечески опекал парня. Наверное, потому, что и у самого в деревне остался такой же по возрасту мальчишка. И все удивлялся, зачем такой молоденький пошел на войну. Отговаривал идти в тот поход: «Посиди на базе, успеешь навоеваться». Но разве усидишь на берегу, если впереди ждет первый бой.
Вышли в море, а вражеских судов нигде нет. Обнаружить их помогли летчики. Конвой усиленно охранялся, и советские катера попали под ожесточенный огонь, море буквально кипело от разрывов снарядов, осколков и пуль. Немцы попытались укрыться за дымовой завесой. Наши поставили свою, что позволило уйти из-под прицельного огня.
Чтобы не столкнуться в дыму, на катерах сбавили скорость. Корабль, на котором служил Ботвин, вынырнул на чистое место, и моряки прямо по курсу увидели немецкий эсминец. А поскольку у экипажа все было на «товсь» (приготовлено к стрельбе), тут же всадили обе торпеды тому в борт. От взрыва эсминец разломился пополам и затонул.
Сделав свое дело, катера начали отходить. А тут прилетели немецкие самолеты. Хорошо, наши истребители завязали схватку с ними и дали возможность морякам уйти. Иначе туго бы пришлось. Хоть и скоротечным оказался бой, не обошлось без потерь – убитые, раненые. Страшно ли ему было? Страха, вспоминает Альберт Иванович, тогда не чувствовал, вроде как знал, что ничего с ним не случится. Судьба хранила его и потом, хотя довелось бывать во всяких переделках, в том числе и в морской водице поплавать, когда взрывом сбросило с палубы. Вовремя обнаружили свои, спасли. Особенно запомнилась Печенегская операция, когда высаживали десант на Линахамари. Участвовали в ней вместе с малыми и большими катерами, морскими охотниками, и торпедные. Когда вышли на заданную точку у вражеского побережья, часть кораблей обеспечила охрану десанта с моря, а другие устремились к берегу. Немецкая артиллерия первых десантников встретила шквальным огнем. И все же высадку провели удачно, без больших потерь.



Атакуют торпедные катера. - ТОРПЕДЫ ВМФ СССР

Несколько месяцев Ботвин ходил на катерах, но после госпиталя перевели на линкор «Архангельск», где, к слову, тоже были соловецкие юнги. На нем и служил до 1948 года. Он в числе специально отобранных моряков перегонял свой корабль в Англию (его получили в годы войны по ленд-лизу, а потом вернули союзникам), а из Италии – доставшийся Советскому Союзу по конвенции линкор «Кай Юлий Цезарь», переименованный в «Новороссийск». На нем и служил, уже на Черном море, до 1950 года.
Бывший юнга отдал военно-морской службе более семи лет, бывал в заграничных походах. На флоте Ботвин вступил в Коммунистическую партию. Награжден медалями Ушакова и Нахимова, особенно ценимыми моряками, «За оборону советского Заполярья», орденом Отечественной войны 2 степени.
Когда пришло время увольняться в запас, был он уже старшиной первой статьи. На сверхсрочную службу остаться не захотел и поехал домой. Встал вопрос: куда пойти? В местном локомотивном депо направили в дорожную техническую школу на курсы помощников машиниста паровоза. Закончил ее и до выхода на пенсию водил пассажирские составы. И после помогал родному коллективу, чем мог. Такие уж они, люди старой закалки, – без дела не могут. Как-то начальник попросил на лето подменить дежурного по депо. Оформили на полставки, поскольку раньше пенсионерам не полагалась полная доплата. А растянулась та его временная помощь на два года.



Но военно-морская служба не оставила Ботвина в покое и на гражданке. Весной 1953 года, в разгар «холодной войны», вызвали в военкомат и отправили в Ленинград на трехмесячные курсы командиров торпедных катеров, присвоили офицерское звание. И в последующем дважды по два месяца на Северном флоте стажировался на современных боевых катерах. Даже предлагали остаться. Кадровая флотская служба не прельстила, но после каждой командировки получал очередную звездочку. На 55-летие Победы стал капитан-лейтенантом.
О соловецкой поре своей юности Альберт Иванович хранит добрые воспоминания. Для юнг Соловки – хорошая школа жизни: мальчишки военного времени там мужали, учились защищать Родину и быть настоящими людьми... Ботвин бережно собирает все, что связано со школой, дорожит памятью о друзьях-товарищах.
В 2002-м впервые побывал на сборе бывших юнгашей на Соловках. Съехались всего 150 человек. Здесь встретил нескольких ребят из их набора, с двумя из которых жил в одной землянке. Нашлись и другие знакомые по флотам и боевым кораблям – где только не пересекались пути-дороги юнг соловецких! Какими молодыми вступали они в войну! Кто погиб в боях, кто ушел в мир иной раньше времени из-за ранений и увечий, годы берут свое и над оставшимися в живых. Сегодня они, юные участники войны, уже в преклонном возрасте. Но их боевому задору, жизнелюбию могут позавидовать и молодые. Крепкое это племя, соловецкие юнги.

Ботвин Альберт Иванович ушел из жизни в возрасте 79 лет в 2006 году. - Вечерний Котлас № 33. 18.98.2006.

Буженков Николай Иванович



22 июня 1941 года. - Воспоминания и размышления. В 3-х т. Т. 2 (Жуков Г.К.)

Юнга с Соловков. Вячеслав КАШИН, первый заместитель председателя СВ РК. - Карелия N 10 (2 февраля 2010).

Николай Иванович Буженков родился 1 февраля 1930 года в Гжатске (ныне город Гагарин) Смоленской области. В 1933 году семья переехала в Петрозаводск. Когда началась война, отца призвали в армию, а мать с сыном эвакуировались в деревню Кириллово Вологодской области (прежде она работала заведующей детским садиком). Вскоре дядя позвал их в Каменск-Уральский, где он работал главным инженером Красногорской ТЭЦ. Мать устроилась уборщицей, а Николай стал учеником мастера по ремонту теплоизмерительных приборов.
Вскоре пришла похоронка - под Ленинградом погиб отец. Николай всем сердцем рвался на фронт, однажды даже сбежал, но в Свердловске его сняли с поезда и отправили домой. В Петрозаводск они с мамой вернулись в начале июля 1944 года, но желание попасть на фронт у Николая не пропадало. Он узнал, что на Соловецких островах есть школа юнг и в нее объявлен очередной набор. Ему очень хотелось попасть в эту школу, но туда принимали только комсомольцев.



Не хуже старого мастера... - Репортаж военного фотокорреспондента Д.Трахтенберга.

Николай тогда работал учеником слесаря в центральных ремонтных мастерских, где вскоре его приняли в комсомол. В августе вместе с двумя товарищами он отправился в Беломорск, а оттуда на Соловки. Николая зачислили в группу мотористов, так он стал юнгой третьего набора. У него был хороший голос, и он радовал своих товарищей морскими песнями.
Всего 19 петрозаводчан были юнгами Соловецкой школы. Обучение длилось год, а затем их направляли на флот. В августе 1945 года, когда Николаю было 15 лет, он окончил школу юнг и был распределен во вторую бригаду торпедных катеров военно-морской базы в Риге. До 1952 года он служил матросом, затем старшим матросом. После демобилизации вернулся в Петрозаводск. Окончил школу рабочей молодежи, затем Ленинградское речное училище. Более 20 лет проработал в Беломорско-Онежском пароходстве: ходил помощником механика на теплоходе "Ипполитов-Иванов", работал на пароходах "Андрей Жданов", "Балтийский-59" и других.
После выхода на пенсию Николай Иванович включился в общественную работу. Вместе с бывшими юнгами он принимает участие во встречах со школьниками, курсантами речного училища, членами Клуба юных моряков, проводит уроки мужества в школах Петрозаводска. Ребята с вниманием слушают его воспоминания об учебе в Соловецкой школе, службе во флоте.
Н.И. Буженков неоднократно посещал Соловецкие острова. Особенно ему запомнилась поездки в 1992 году на 50-летие основания школы и в 2002 году - тогда на встречу собралось более 100 бывших юнг. Николай Иванович награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями Ушакова и "За оборону Советского Заполярья", многими памятными и юбилейными медалями.
1 февраля Николаю Ивановичу исполнилось 80 лет, от души поздравляем его с юбилеем. Желаем крепкого здоровья, благополучия и успехов в общественной деятельности!



Плоскодонные торпедоносцы.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю