Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 37.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 37.

Поспелов Александр Сергеевич. Окончание.

Землянка


Первое, что нужно было сделать мальчишкам, приехав на Соловки, - пройти 12 километров пешком до Савватьевского скита. Александру повезло - он попал во второй набор соловецких юнг. Ведь первый набор жил в шалашах и строил землянки для следующей смены.
В каждой землянке жило по 50 человек. Койки располагались даже не в два, а в три яруса. Посредине стоял стол, а в нем - ячейки, куда клали свою утварь. В ячейке юнги лежали мыло, бумага, чтобы написать письмо домой, противогаз.
О зубных щетках речи не велось, зубы чистить по законам военного времени было не положено. Мылись юнги на ближайшем озере.
Землянки не были видны с воздуха, сверху их прикрывали дерном, не видны они были даже сбоку. Существовала реальная опасность, что школу могли бомбить - на Соловках располагалась Беломорская военная база кораблей.



Савватьево. Фото Я.Лейцингера, 1899.

Татуировка

Распорядок дня жизни юнг был жестким. Через день стояли в наряде: в любую погоду в одной и той же шинели, в мокрых ботинках, которые не успевали высыхать возле печурки в землянке. Полдня уходило на физические упражнения - гребля на веслах на парусном судне. За провинность могли наказать нарядом вне очереди - не через день, а каждый день стоять на посту. Под провинностью понималось, например, уйти с караула погреться, припасти каши для товарищей.
- Но я не помню, чтобы кто-нибудь жаловался или хотел уйти, - рассказывает Александр Сергеевич. - Не помню, чтобы кого-нибудь из юнг уволили. Мы все хотели на фронт. Несмотря на недосып, усталость.
Единственным развлечением юных моряков было нанесение татуировок.
- Брали три иголки, макали их в чернила и кололи под кожу, - рассказывает Александр Сергеевич. - Самые популярные картинки - якоря на руке или на груди.
Маленький якорь на руке у Александра Сергеевича сохранился до сих пор.
- Я же моряк все-таки, - смеется ветеран.



Среди юнг Северного флота обучался и будущий писатель Валентин Пикуль. В те времена Александр Поспелов с ним не познакомился, не довелось. А вот позже он собрал и прочитал все исторические романы Пикуля, любит и очень хорошо знает его творчество.

Дальномер

Так прошел год. После Соловков Александра отправили на подводный флот.
- За это время я не выходил на землю, - рассказывает Александр Сергеевич. - Разрешалось только недолго погулять и покурить возле судна, когда оно приставало к берегу. Дежурили по сменам все 24 часа в сутки.
Война закончилась, и Александр мечтал о том, как вернется домой. А приказ никак не приходил. Не приходил год, два, и на третий тоже не пришел. Так Поспелов и остался лишних три года служить на флоте. Со многими моряками тогда такое случилось: просто потому, что оставить корабли было не на кого. А хотят ли морячки служить дальше, об этом их не спрашивали - надо и все.
Но все-таки это была уже не война.
- Вот тогда-то мы впервые начали думать о девушках, - рассказывает Александр Сергеевич. - Мы мужали, менялись, да и воевать уже перестали. Настало мирное время. На пляжах появились загорающие. Так что мы развлекались тем, что разглядывали девушек в купальниках на берегу. И в бинокль, и в подзорную трубу, а лучше всех устраивался тот, кто стоял на мостике. У него в руках был дальномер с самым большим на корабле приближением. Мы завидовали.



Праздник Нептуна на пляже дома отдыха под Тарусой.

Мир

Со своей будущей женой, девушкой из того же села, где родился сам, Александр познакомился на танцах. Тогда все там знакомились.
- После танцев сделал все, чтобы мы вместе вышли из клуба, проводил ее, с тех пор уже 55 лет живем в мире и согласии, - рассказывает Поспелов.
После войны Александр выучился и работал преподавателем в экономическом колледже в Архангельске. Но море никогда не забывал, собирал книги о великих флотоводцах, сам писал книжки о своей жизни, о школе юнг, о войне. Как патриот своего края, все архивные документы о школе юнг - фотографии, письма - сдал в городской архив. Хочет, чтобы будущие моряки знали и читали подлинные документы, а не писательские измышления на тему о школе соловецких юнг.



ТАНЦЕВАЛЬНАЯ МУЗЫКА

Между делом составил родословную своей фамилии, нашел 400 человек. Александру Сергеевичу все интересно, он в курсе всех событий и продолжает жить полной жизнью.

Пуляев Валентин Анатольевич



Юнгаш Валентин Пуляев сейчас…

"Мы рвались в бой". Наталья Попова. - "АиФ в Архангельске", № 30 (1395) от 25.07.2007.

Жизнь в кельях с мечтой о подвиге

Заместителю председателя совета ветеранов соловецких юнг Валентину Пуляеву в августе исполнится 80 лет. «Скажите Путину, чтоб поздравил», — шутит он.
Юнга-ветеран вспоминает годы на Соловках как самые беззаботные. Жили ребята в кельях Соловецкого монастыря: вырыли 24 землянки-кубрика, в которых помещалось пятьдесят человек, построили камбуз, баню, клуб. В мирное время на это потребовались бы годы, а юнги управились за два месяца. Занимались мальчишки по 10–12 часов в день.
Кормили хорошо. Позже, уже попав на легендарный «Эсминец», кто-то из них сделал шутливый снимок на память: матрос, выпятив живот, стоит на палубе и смотрит вдаль. Дескать, вот какое хорошее питание было. Каждое утро заставляли бегать вокруг Кремля, почти два километра. Но разве ж это нагрузки для подростков! Им всем, пацанам от 14 до 16 лет, хотелось побыстрее на войну, бить врага, потому и осваивали все быстро. И никто из них не задумывался, что можно погибнуть, так и не узнав настоящей жизни. Настоящая жизнь для них тогда была только на флоте…

Распорядок дня. - Под Соловецкими парусами. Михаил Музыкин. - Архангельск, 05.03.2005.

6.00. Подъем, построение, бег, физзарядка, уборка кубриков и территории, умывание.
8.00 - 13.00. Занятия по специальностям, общие и специальные занятия, строевая и стрелковая подготовка, обучение приемам рукопашного боя, изучение пулемета, автомата, стрельба и метание боевых гранат в цель, морская практика, хождение на веслах и под парусом, практические занятия по санделу и т. д.
13.00 - 14.00 Обед.
14.00 - 16.00 Занятия по специальности и общим предметам, шлюпочные занятия.
16.00 - 17.00 Свободное время.
17.00 - 19.00 Общественно полезный труд, самоподготовка, утверждение нарядов на дежурство.
19.00 - 20.00 Ужин.
20.00 - 22.30 Свободное время.
23.30 Отбой.

«Как я попал в юнги? — переспрашивает Валентин Анатольевич. — В 1942 году закончил 7 классов, и отец, чтоб я не хулиганил, пристроил меня на «Ивана Каляева».



Поработал немного, и однажды отец говорит о том, что на Соловках открывается школа для будущих моряков, мол, надо и тебе выучиться на кого-то, а потом отправят воевать. Он был уверен, что пока мы учимся, война закончится, потому и подписал легко заявление в военкомат. Мама, понятно, в слезы».
Надежды отца Валентина не оправдались. Сыну пришлось повоевать. Сначала война закинула его на Дальний Восток, потом в Японию.
Сейчас Валентин Анатольевич с улыбкой вспоминает, как впервые увидел японцев, но тогда… «В Корее пошли освобождать три порта, как сейчас помню их названия: Сенсень, Раки, Юни, — скороговоркой говорит ветеран. — Постреляли тогда немного. Японцы сказали, мол, убирайте свои большие корабли. Испугались нас».
А война в Японии для мальчишек закончилась, когда неожиданно поступил приказ: Владивосток, снаряды сдать и в док. Не передать словами, как они вручную таскали снаряды, весившие почти 33 килограмма, на берег!
Хотя ветерану-юнге, по собственному признанию, и приходится из года в год рассказывать одно и то же, но все равно приятно, что помнят о них, героях военно-морского флота. Одно его удручает: по слухам, музей соловецких юнг в 11-й школе, который работает много лет, хотят закрыть. «Я передал в музей футляр под бритву, сделанный из алюминиевой трубки, но не в том дело. Жалко, что о нас забудут».



Памятник Соловецким юнгам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Архангельск. 1993 г. Бронза. В. 350. Соавторы: В. Согоян, М. Согоян.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю