Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Несколько эпизодов из жизни капитана 1 ранга Сергея Викторовича Гусева. Начало.

Несколько эпизодов из жизни капитана 1 ранга Сергея Викторовича Гусева. Начало.

Над Саранском царила августовская жара. Проспекты и улицы окутались голубовато-сизой дымкой Горячий воздух волнами переливался и над площадью Советской. Вспоминаете, как перед началом военно-морского парада из пучины морской выходят тридцать три богатыря во главе с дядькой Черномором? Это всегда производит неизгладимое впечатление Запоминается надолго. Надолго мне запомнились и две человеческие фигуры в военно-морской форме, которые неспешно направлялись к зданию Мемориального музея военного и трудового подвига 1941-1945 годов, где 20 августа 1998 года должно было состояться учредительное собрание нового общественного движения Республики Мордовия, призванное объединить всех моряков, нацелить их на возрождение России как Великой Морской Державы.



Сначала из жаркого марева выплыла их непокрытые головы, затем звезды на погонах - у обоих их поровну: по три, только у старшего, отца, Гусева Сергея Викторовича, они большие и погоны с двумя просветами, а у младшего, Гусева Сергея Сергеевича, сына, они меньше по размеру и погоны с одним просветом. Затем на тужурке старшего блеснули орден Красной Звезды и медали, и у сына засветилась пара колодок oт медалей. Оба стройные, подтянутые, по-военному сдержанные и немногословные. Оба в запасе, капитан I ранга и старший лейтенант. Оба закончившие в разное время в Ленинграде военно-морское училище имени М.В. Фрунзе - элитное высшее учебное заведение. Оба остались до конца невостребованными Флотом: в потрясаемом ныне различными катаклизмами государстве Флот, как и вся армия в целом, оказались в загоне, И, выброшенные судьбой в запас, они с надеждой на возрождение флота шли теперь на учредительное собрание моряков сухопутной Мордовии. Так они, отец и сын, и сели рядом в зале. И пока шло собрание, на котором решались вопросы учреждения в Республике Мордовия Морского собрания имени адмирала Ф.Ф. Ушакова, Устава организации, избрания руководящих органов и прочее, на Сергея Викторовича нахлынули воспоминания. О чем? А о чем думает моряк, находясь на берегу? Конечно же, о море, о службе морской.



Два года под водой или прерванный поход. Очерк. А. ОЛЕСК, капитан 3 ранга запаса, председатель Морского собрания Республики Мордовия имени адмирала Ф.Ф. Ушакова. - "Известия Мордовии", 20 октября 1998 года.

«Ведро на голову»


Машинально прикоснувшись к привинченному к тужурке ордену Сергей Викторович будто окунулся в морскую пучину, мгновенно погрузившись на десятки метров под толщу голубых вод теплого и ласкового Срединного моря. Тогда он уже был командиром атомной подводной лодки, самым молодым в своей флотилии и самым перспективным (на него высшее командование Северного флота имело виды - два-три года и он мог занять место командира дивизии АПЛ и мог поменять три большие звезды на одну шитую, адмиральскую...).
Лодка неспешно продвигалась на своей рабочей глубине, мерцали приборы, неслышно работали механизмы. Уже который час экипаж шел в назначенную точку, где и следовало застыть до... До получения боевого приказа из Москвы. Приказа на уничтожение. В ответ на... Если бы случилось с Родиной нечто непредвиденное. Если бы началась война. И ничего необычного в этом нет. Военных учат воевать. Военных учат отражать агрессию. Военных и содержит любое государство ради этого.
- Штурман, где мы? - поинтересовался командир.
- Через две минуты должны выйти на перископную глубину, - ответил расторопный капитан-лейтенант.
Подвсплыли. Чуть высунули перископ и антенны. Определись с местонахождением, приняли сообщение. Радист быстро его расшифровал, принес донесение командиру.
Решение последовало молниеносное:
- Боевая тревога! Экипаж - внимание: наши самолеты потеряли из виду авианесущий американский фрегат. Задача: найти его.



Споро булькнули-ухнули под воду, кружочек от перископа растаял на водной глади и будто не было в этой точке советской субмарины. Она хищной сигарой нырнула в холодную черную глубину. У всех пошла работа – готовились к бою торпеды с ядерным зарядом, радисты вслушивались в эфир, механики следили за механизмами, чутко реагируя на команды из рубки... Приникли к своим приборам и гидроакустики - в полном смысле глаза и уши подводного корабля. Но тут же и сдернули наушники: в них такая какофония звуков началась, и такой шум и грохот, и так ударило по барабанным перепонкам, что у одного, на секунду замешкавшегося, молоденького гидроакустика показалась из ушной раковины тоненькая струйка крови.
- Ничего, браток, - успокоил его многоопытный мичман, у которого уже за спиной была не одна боевая служба, - это только на пользу, никогда не суетись, и никогда не задерживайся – по собственному опыту могу сказать. Потому что лодка получила от командира приказ: «Ведро на голову».
А это «ведро...» значит только одно: командиру сообщили примерные координаты нахождения американского фрегата, а туда дойти - не один десяток миль. Поэтому - скорость до предела. Шум, тряска, грохот, выбоины, ухабы в водной пучине - примерно такое же состояние, когда самолет идет на взлет. И так летели и час, и другой, и третий... До тех пор, пока не вышли в предполагаемый район действий фрегата.
По приказу командира ход корабля уменьшили до малого, до рабочего, во время которого и наступила напряженная вахта гидроакустиков. Теперь вся надежда была только на них, и в особенности - на старшину команды, мичмана, музыканта по профессии, обладающего абсолютным слухом. Из тысяч целей, которые находились в пределах досягаемости его аппаратуры, нужно было безошибочно определить искомую. Тот потерянный американский фрегат. Тишина на лодке установилась такая, что, если бы здесь по какой-либо причине оказалась муха, то ее полет показался бы грохотом водопада.
Секунды сливались в минуты, минуты... И в напряженной тишине раздалось долгожданное:
- Товарищ командир! Слышу цель!!!



Осторожно подвсплыли на перископную глубину. Точно. Вот он, голубчик. Крейсерует себе безмятежно. И даже нашу советскую АПЛ не засек. Видно, считал себя в полной безопасности и гидроакустики там с прохладцей отнеслись к порученной работе. Это оказалось на руку командиру С.Гусеву. Поставленную Москвой задачу он выполнил и об этом тут же доложил по команде. Только тогда на фрегате засуетились: ведь была бы война, от фрегата осталось бы только одно название да круги на воде. Но пока... Пока был мир. Однако мир миром, но за подводной лодкой началась азартная охота.
Немало пришлось маневрировать советской АПЛ, все вспомнил С. Гусев, чему его учили и в военно-морском училище, и в академии имени А.А. Гречко, и опыт своих товарищей-подводников. Порой действовали и на пределе человеческих и технических возможностей, и на пределе допустимой для погружения глубины... Что оторвутся - в этом командир не сомневался, одна забота была: как бы с кем не совершить столкновения. Потому что район действия американского фрегата был густо напичкан и кораблями надводными, и судами торговыми, и рифами подводными, и островами разными, да и глубины были до немыслимых, а где и едва проходили незамеченными.
Оторвались. Спало напряжение. Мичман как сидел в своем стульчике, так и провалился в глубокий сон. На несколько минут сон сморил и командира АПЛ. Старпом тихо прошелестел по трансляции:
- Всем тихо, командир отдыхает.
Святое и правильное определение. Командир на корабле, и в особенности на подводном, в действительном смысле этого слова никогда не спит. Он может только пару, десяток минут отдохнуть, чтобы сбросить груз накопившегося напряжения, чтобы хотя бы в малой степени восстановить потраченные силы. Но сон в такие минуты всегда короткий, тревожный, готовый прерваться в любое мгновение: слишком уж высокая ответственность лежит на его плечах - это и люди, безоговорочно верящие в него, это и умная техника, готовая по любому его приказу выйти в назначенную точку и произвести те действия, которым и обучались военные люди в своих умных училищах и академиях. Свидетельствует сам командир: в минуты такого отдыха всегда снилось самое светлое и дорогое: дом, семья, прошлая жизнь. И правильно, когда моряк находится в море, ему снится берег.

«Не ходил бы ты, Серега, во солдаты...»

Слеза покатилась из глаз мальчишки, когда в одном из военкоматов города Ульяновска сказали Сережке Гусеву, куда он пришел со своим отчимом-фронтовиком, что место в Казанском Суворовском училище уже занято. А мальчишка, только что закончивший четвертый класс с отличными оценками, так рвался в него... В букваре, который он раскрыл перед школой, его потрясла одна картинка. Помните, старшее поколение?



Решетников Федор Павлович. Прибыл на каникулы. 1948.

Суворовец прибыл на побывку домой, и его встречает седовласый дедушка... И читать-то еще не умел, а картинка в память врезалась. «Хочу быть военным»,- не раз твердил он и матери, и отчиму, и другим своим родственникам. Не все были «за», иные и слова известной песни вспоминали, несколько перефразируя ее: «Не ходил бы ты, Серега, во солдаты...» Но душа мальчишки из Ульяновска рвалась на службу.
А тут в военкомате... Ему сказали... Мечта рушилась, словно карточный домик... И то ли действительно судьбе было угодно повернуться лицом к Сережке, то ли случай счастливый помог, но на пути его оказался капитан из военкомата:
- Утри слезы, малыш, я тебе другой вариант предложу. Не горюй, что не попал в Суворовское, после его окончания будешь вечно пыльным и вечно потным, есть местечко в Нахимовском. Пойдешь?
Ну, сами понимаете, море - это уже предел всех мечтаний для любого мальчишки его возраста. Вскоре он оказался в Севастополе, где собралась детвора со всех близлежащих регионов. Медкомиссия, строгий отбор, экзамены. Зачислен! Но - пока только в группу абитуриентов, И вот он, Ленинград, город морской и Петра Первого славы. На место в Нахимовском училище без малого претендовало десять человек. Успешно прошел и эту узкость будущий командир АПЛ. Я не суеверен особенно, но все же... Считаю, над каждым человеком, который желает чего-то в этой жизни достичь, загорается где-то в далеком поднебесье яркая звезда и ведет она потом по жизни, является истинно путеводной звездой. Она горит над настойчивыми, упорными в достижении цели. Над ленивыми и душой, и телом такой звездочки нет. Впрочем, так оно и должно быть.



Нахимовское училище. Автор фото: Толкачев Алексей Юрьевич

В одиннадцать лет оказался Сергей Гусев в Нахимовском училище. Считай, с одиннадцати лет он стал носить военную форму одежды. С одиннадцати лет его учили постигать военное искусство, искусство воевать и побеждать. Моряки меня очень поймут, если я приведу короткие факты о том, как С. Гусеву присваивали воинские звания после окончания училища: лейтенант - 1975 год, старший лейтенант - 1977 год, капитан-лейтенант - 1979 год, капитан 3 ранга - 1982 год, капитан 2 ранга - 1985 год, капитан 1 ранга - 1989 год. Прохождение службы - блестящее. Перспективы - такие же. Но, будучи в Нахимовском, Сергей никак не мог и предположить, что уйдет в запас в 40 лет, в самом расцвете сил и накопленного опыта, что так рано прервется его славно начатый морской поход. Потому что... Но об этом - позже.
В короткие минуты отдыха после выполненной задачи Сергею Викторовичу снилось не разное, а непременно хорошее: участие в парадах на Красной площади в Москве, посещение театров и музеев, накопление знаний и опыта, мальчишеские проказы - а куда от них денешься(!), время отпусков в Ульяновске.
Взрослеешь, сынок, - говорили ему мать и отчим, - да вот только в плечах ты узок, неужели плохо кормят?
Ну что вы, - отвечал Сергей, - кормят от пуза, да ведь детство какое было: всего нехватка.
И то верно. Жизнь никогда не баловала С.Гусева полным достатком и довольством. Но не об этом речь. В ту пору так жило большинство населения Страны Советов, свято веря в то, что пройдет какое-то время и жизнь наладится, страна залечит военные раны, построит то общество, которое и было намечено. Мечты многих людей были сорваны. Но и не об этом тоже речь. Время смуты пройдет, Россия непременно возродится, придут в управление ею в определенный момент умные и толковые правители, а мы, рядовые ее граждане, таким правителям всегда окажем полную поддержку, и будем работать не жалея живота своего, как это было в двадцатые, тридцатые, сороковые...
Сон командира прервался как раз в тот момент, когда он в числе 50 выпускников Нахимовского училища принялся писать рапорт о зачислении его на учебу во Фрунзевку…



Сергей Гусев, секретарь комсомольской организации класса, в год принятия присяги на борту крейсера "Аврора".

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю