Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Несколько эпизодов из жизни капитана 1 ранга Сергея Викторовича Гусева. Окончание.

Несколько эпизодов из жизни капитана 1 ранга Сергея Викторовича Гусева. Окончание.

Эта невостребованность коснулась практически каждого уволенного в запас флотского офицера. У кого нет жилья, тот бьется в одиночку, чтобы его получить. У кого нет работы, тот вдвойне не понимает, почему его опыт и знания, его организаторские способности, его логику и четкость действий, его бесстрашие в принятии любого решения, взваливание на плечи любого груза ответственности никому не нужны. Имеется в виду, конечно, достойная работа. А не та, например, которую однажды предложили в Саранске капитану 1 ранга С.Гусеву - роль постового в одном из учреждений. Как раз напоминает роль швейцара или таксиста в фильмах о судьбе белогвардейских генералов и офицеров, оказавшихся на чужбине. Но российский флотский офицер разве может быть в России как на чужбине? А по сути дела так и есть. Военная служба у него осталась позади, для нее он оказался отработанным паром, а гражданская жизнь не принимает его, как в том анекдоте, станет ли сын генерала маршалом. Невостребованность рождает обиду, неприятие, возмущение, протест, непонимание, подвигает порой на необдуманные действия. Но при известном стечении обстоятельств может двинуть обида невостребованности офицера-запасника и на решительные действия. Стоит только кому-то стать организатором, стоит лишь вовремя в эту невостребованную массу бросить искру. И не дай Бог разгореться тогда пламени: сила-то уж слишком монолитная и организованная...



А ключи от квартиры получил капитан 1 ранга запаса через четыре с половиной года после увольнения в запас. И то сначала местные чиновники его пытались обмануть - «бери двухкомнатную и радуйся, вояка!» Помогли друзья флотские. Несмотря на увещевания жены, Сергей Викторович отказался от такого «подарка» и стал требовать трехкомнатную. Получил. Хотя, по законам, как капитану 1 ранга ему должны были дать четырехкомнатную... Впрочем, сегодня с жильем создалась такая ситуация, что, например, в этом году Сергей Викторович мог бы и однокомнатную не получить...
А на работу устроился Сергей Викторович только нынче, в конце сентября, начальником отдела поисково-спасательной службы, хотя обещаний от чиновников самого высокого ранга было предостаточно. Как, впрочем, и с трудоустройством его сына, старшего лейтенанта запаса Сергея. Смог Сергей только недавно устроиться преподавателем ОБЖ в одну из школ города.
Станет ли Морское собрание Республики Мордовия имени адмирала Ф.Ф.Ушакова отдушиной для флотских офицеров Гусевых? И для других членов Морского собрания? Как знать. Все будет зависеть от позиции руководства Морского собрания, входящих в его руководящий орган - Совет старшин - моряков, оттого, с какой последовательностью, настойчивостью и четкостью будут выполняться положения принятого на учредительном собрании Устава, которым главными задачами определены - возрождение России как Великой Морской Державы, военно-патриотическая деятельность, забота о ветеранах флота, работа с допризывной молодежью. То есть здесь опять явственно проглядывает сначала забота о Родине, а потом о себе. К такой позиции моряки привычны, она им по сердцу, значит, надеюсь, она выполнима. Годы службы, проведенные под водой ли, на воде ли, рядом с морской стихией, приучили моряка быть сдержанным, выносливым, готовым принять единственно верное решение в любой экстремальной ситуации, приучили надеяться на лучшее, на расцвет, мудрость и величие нашей России.



Это - Родина моя. блог Максима Берёзы

Авария на Экваторе. Рассказ охотника за подводными лодками. Арсений Алексеев, Алексей Емелин. - Вечерний Саранск 31 мая 2000 г.

Еще десять лет назад наш Военно-Морской флот представлял из себя грозную силу. Тогда в мире не было ни одного мало-мальски военно-стратегического района, где американцы могли себя чувствовать полноправными хозяевами. Где бы ни появлялся их звездно-полосатый флаг, можно было с уверенностью утверждать - русские находятся поблизости и внимательно следят за своим «вероятным» противником. Сейчас все изменилось. Дошло до того, что американские морпехи спокойно берут на абордаж наш танкер в Персидском заливе, а русские субмарины, которые должны были следить за порядком, гниют в портах Мурманска, Архангельска и Владивостока. Грозные подлодки уже не пугают «супостатов» своими атомными торпедами, скорее, они представляют опасность для хозяев своей ядерной начинкой. Капитану второго ранга Сергею Гусеву, ныне жителю Саранска, в свое время пришлось ходить на одном из таких атомоходов. За эти годы он прошел под водой неизмеримо больше, чем капитан Немо, побывал подо льдами Арктики, охотился за американскими подлодками в Средиземноморье и Персидском заливе и даже шел со своей субмариной ко дну в Индийском океане.



Конвой в Персидском заливе в сопровождении кораблей ВМС США. - «ТАНКЕРНАЯ ВОЙНА» В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ.

В конце 1980-го года в Персидском заливе вспыхнула война между Ираном и Ираком. Американцы беспокоились за судьбу своих дойных нефтяных коров - Кувейта, Саудовской Аравии и Арабских эмиратов, послали в залив целую эскадру. Естественно, наши не могли не отреагировать на это телодвижение. Дабы уравновесить силы и предотвратить возможные разборки американцев с Ираком (Саддам тогда был нашим другом), СССР тайно направил к заливу свои подлодки и корабли. Впрочем, это было лишь усиление военно-морской группировки, которая постоянно дежурила в этом важнейшем стратегическом (нефть!) районе мира. Одна из аравийских стран - Народная Республика Йемен, пользующаяся тогда денежными и экономическими щедротами СССР (кстати, Йемен и ему подобные до сих пор должны нам более 130 млрд. долл.), взамен могла предложить лишь свою территорию.
Арабы отдали нам целый остров в Индийском океане, на котором базировалась советская эскадра. Аэродром, плавающая судоремонтная база, несколько тысяч морских пехотинцев, полтора десятка боевых кораблей, подлодки - это была внушительная сила, способная заставить считаться с собой американцев. Советские военные подлодки и корабли постоянно дежурили у входа в Персидский залив. Янки тихо отсиживались в самом заливе, но на такие выходки, как задержка транспортных судов, а тем более советских (как это произошло сейчас), они не осмеливались. Знали, что русские всегда рядом.
В 1982-м году субмарина, на которой штурманом служил Сергей Гусев, в обстановке строгой секретности была направлена в Персидский залив, напрягать американцев. От Мурманска до йеменской столицы Аден путь составлял более 20 тысяч километров. Погрузившись у базы «Полярной», атомоход 45 суток шел под водой, таясь от НАТОвских шпионов. Через полтора месяца, обогнув Африку и дважды пройдя экватор, лодка всплыла на рейде Адена. Несколько месяцев наш земляк провел у берегов Аравии. По двадцать суток подлодка дежурила в заданном районе у входа в Персидский залив, а затем возвращалась в Аден. Отдохнув, экипаж вновь погружался на вахту, и так продолжалось почти год. За это время подлодка многоцелевого назначения, до этого прослужившая на флоте почти 20 лет, порядком износилась. Соленые воды Индийского океана проели корпус до такой степени, что матросы проваливались сквозь обшивку субмарины. В общем, пора было возвращаться домой. В начале 1983-го «Victor», как прозвали ее американцы, погрузившись на глубину более 100 метров, взяла курс на Мурманск. Казалось, экипажу предстояли те же однообразные 45 суток и двадцать тысяч километров под водой. Однако для спокойного плавания лодка оказалась слишком изношенной.



(с)Давидовский Александр. Историческая фотография: Главком ВМФ СССР С.Г. Горшков в Адене. Февраль 1983 года.

ЧП случилось сразу после первого прохождения экватора у берегов Сомали. Лодка шла на крейсерской скорости (32 км/ч), как вдруг произошел разрыв трубопровода, охлаждающего ядерный реактор. К счастью, разгерметизировалась система охлаждения второго контура, вода в котором не радиоактивная. Вся она тут же ушла в трюм, а оставшийся без охлаждения реактор автоматически остановился. Подлодка стремительно теряла скорость и стала погружаться, ибо только движение не позволяет субмарине, находящейся под водой, идти на дно (конечно, это зависит от дифферентовки подводной лодки, если пл «тяжёлая», то при потере хода неизбежно проваливание по глубине, могущее привести к гибели, если же лодка «легкая», то она начнет всплывать. Идеальный случай – лодка удифферентована с дифферентом 0,5 градуса на нос, за этим должны следить вахтенный офицер и вахтенный инженер-механик). Лодка шла на глубине 130 метров, и максимум, который она могла себе позволить, - это 180. Если субмарина погрузилась бы ниже, то всплыть она бы уже не смогла - огромное давление не позволило бы продуть балласт, то есть выдавить воду из огромных цистерн и заполнить их воздухом для всплытия. Экипажу оставалось два пути. Либо за несколько десятков минут, пока лодка не погрузится до рокового рубежа, устранить поломку и запустить реактор снова - дать лодке ход, либо экстренно всплыть. Но такое несанкционированное появление на поверхности нейтральных вод военной подлодки означало бы ее немедленное обнаружение противником. Это позор для экипажа и удар по престижу советского флота. Между русскими и американскими подводниками тогда шла своеобразная игра, в которой каждая обнаруженная подлодка соперника - победное очко. Это был жестокий спорт, в котором победитель получал чины и награды, а проигравший рисковал жизнью. Поэтому тогда лодка погрузилась уже на 120 метров, командир не спешил отдавать приказ о всплытии. Он понимал все его последствия и надеялся на техников, которые лихорадочно пытались залатать трубопровод, залить в систему питьевую воду. Из машинного отделения техники сообщали, что осталось совсем чуть-чуть. Еще немного, и они запустят главный винт.



Атомная подводная лодка (Проект 671) «Ёрш» | Военный портал

Тем временем лодка погрузилась до отметки 150 метров. До предела оставалось всего три десятка, до морского дна - полтора километра. Об этом знали все, поэтому атмосфера в центральном посту дошла до крайнего предела, кроме того, в отсеках стояла 70-градусная жара. По словам Сергея Гусева, ему, штурману подлодки и всем остальным офицерам, было не по себе, все страшно нервничали. Первым не выдержал замполит, он потребовал у командира немедленно всплывать. Лодка погружалась метр за метром, приближаясь к бездне. И тогда капитан, единственный из всех на борту, кто, по крайней мере, внешне, сохранял спокойствие, решился. Он отдал приказ, и мичман, рука которого за эти минуты приросла к заветному рычагу, рванул ключ аварийного всплытия... Лодка задрожала так сильно, что, казалось, еще чуть-чуть, и ее корпус треснет. Но самым страшным было то, что субмарина продолжала погружаться. Всех охватил ужас - неужели все. Но к счастью, это была лишь инерция. На глубине 160 метров лодка остановилась, а потом пробкою понеслась к. поверхности. Представьте себе пятиэтажный дом, взмывающий из воды со скоростью поплавка. Именно это произошло, когда субмарина экстренно всплыла на поверхность Индийского океана. К счастью, наверху была ночь, и подлодка не была замечена сразу. Несколько часов изнуренный стрессом и страшной жарой экипаж вповалку лежал на палубе лодки, пока техники не устранили поломку... Трубопровод кое-как залатали, закачали в систему забортную и питьевую воду, и на рассвете лодка вновь погрузилась в океан.
Это была редкая удача, их никто не обнаружил. Даже в Москве не сразу узнали о случившемся - чтобы не светиться, командир решил не выходить на связь с базой. Дальнейший поход прошел без приключений, разве что продлился он больше запланированного. Во избежание новых аварий лодка еле плелась в глубине.
Начальство узнало обо всем только тогда, когда «Виктор» все же добрался до базы. Узнало и пришло в ужас. Еще бы, атомная подлодка едва не пошла ко дну. Из Москвы прибыла целая комиссия расследовать обстоятельства дела. Командир и его первый помощник, наоборот, были вызваны в Москву, где их продержали длительное время.



К счастью, «стрелочников» в этом деле искать не стали, и офицеры отделались лишь легким испугом.



С женой и старшим сыном.



Практика курсантов 1-го курса ВВМКУ им. М.В.Фрунзе 1971 года. Слева направо: Михаил Жильцов, племянник Героя Советского Союза Льва Михайловича Жильцова, Сергей Гусев, Михаил Юников. С.Гусев, 5-й курс. Лейтенант С.В.Гусев.

Сергей Викторович Гусев родился 27 января 1952 года и скончался в 2007 году в возрасте 55 лет. Мы помним о тебе, дорогой товарищ нахимовец.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю