Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 62.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 62.

Г.Попов. Беломорские юнги. - Изба-читальня - Полярный круг. Окончание.

Михалеву повезло: экипаж судна возглавлял выпускник Архангельского мореходного училища Э. Г. Румке — известный на Севере ледовый капитан. Позднее В. А. Михалев вспоминал: «Эрнест Германович Румке прошел на этом судне через всю войну. Отеческой заботе этого человека я обязан многим, что у меня получалось в жизни». Вместе с капитаном через пекло войны прошел и молодой юнга.
В послевоенные годы Михалев не раз зимовал на полярных островах, ходил на зверобойные промыслы. В дальнейшем Валентин Михалев успешно оканчивает Ленинградское художественное училище, переезжает в Архангельск. много рисует, увлекается скульптурой. Его снова влечет Арктика, где суровые условия формируют характеры сильные, волевые и бесстрашные. Отныне тема исследователей и покорителей Арктики становится ведущей в его творчестве.
Шли годы. Творчество скульптора Михалева получило высокую оценку. Ему присваивается звание «Заслуженный художник РСФСР». А в 1982 г., когда отмечалось 50-летие со дня создания Главсевморпути, по инициативе Министерства морского флота и Московской организации Союза художников РСФСР в Москве была развернута широкая экспозиция скульптурных портретов, а также рисунков Валентина Андреевича Михалева.
Дальнейшая судьба большинства бывших юнг сложилась счастливо. Многие из них до сих пор плавают капитанами и механиками на судах торгового и рыболовного флотов, успешно и плодотворно трудятся в различных морских береговых учреждениях.
Не раз я встречался с бывшими юнгами. И сегодня все они бережно хранят память о воспитателях и педагогах школы юнг, так много сделавших для них в то суровое военное время.

Абрамов Юрий Прокопьевич

Моряк, чекист, историк. Сергей ДОМОРОЩЕНОВ. - Правда Севера. 23.02.2008.

Юрий Абрамов, как и другие курсанты мореходки, с нетерпением ждал практики на судах Северного морского пароходства: наелись парни прифронтового Архангельска невкусных котлет из тюленины, отощали, а на пароходах можно было подкормиться. Подкармливались.
За время учебы Абрамов был юнгой на нескольких судах, в частности, на знаменитом ледоколе «Ленин», который в 1945 году «за образцовую работу по проводке транспортов с грузами в тяжелых условиях в период Великой Отечественной войны» был награжден главным орденом СССР - Ленина. Юнга, который делал в морях все, что полагалось матросу, по боевому расчету был подносчиком снарядов и патронов, участвовал в стрельбе из зенитных орудий и крупнокалиберных пулеметов по немецким самолетам.



Основная тяжесть по проводке союзных конвоев во льдах выпала на долю линейного ледокола "Ленин". Из-за сравнительно небольшой осадки он имел возможность работы на всех фарватерах Северной Двины. За годы войны он прошел во льдах 22 тыс. миль. Ледокол участвовал в проводке 778 транспортов, в том числе 343 союзных.

Встать в военный строй Юрий Абрамов хотел еще в 16 лет - просился добровольцем. В военкомате ему отказали: «Ждите своего часа». Этот час пришел в августе 1944 года. Надеялся 17-летний призывник попасть на корабль, но направили его учиться на радиотелеграфиста: мол, у тебя среднее образование, в самый раз подходишь; твой фронт будет на узле связи Беломорской военной флотилии. Там, в Архангельске, Абрамов и служил - сначала радиотелеграфистом, затем шифровальщиком. После Победы cтарший матрос запаса понадобился со своими знаниями службе государственной безопасности. Здесь прошли 28 лет Юрия Прокопьевича, многие из них - на оперативной работе, за которую он отмечен медалью «За боевые заслуги». Иностранные разведчики ко многому у нас присматривались. В установлении их принимал участие и Абрамов.
После войны Юрий Прокопьевич заочно окончил Архангельский педагогический институт, получил диплом учителя-историка. Учился у Алексея Германовича Гемпа, приходил к Гемпам на вечера, где велись разговоры на исторические темы. Эти вечера подтолкнули чекиста к исследовательской работе. Но вплотную занялся он ею уже после службы в ФCБ.
Как историка заинтересовало Юрия Прокопьевича многое, в частности контрразведывательная деятельность Архангельского губернского жандармского управления в годы Первой мировой войны. Работы подполковника в отставке посвящены и темам Великой Отечественной войны. К примеру, очерк о партизанском отряде «Полярник» - сформированном, как и отряды «Большевик» и «Сталинец», управлением наркомата внутренних дел, - публиковался в нашей газете. Документальная повесть «В квадрате Е2» - о противоборстве абвера и советской контрразведки в 1942 году в северных лесах - в журнале «Служба безопасности. Новости разведки и контрразведки».
- Планы гитлеровского командования по высадке большого десанта в районе Коноша - Каргополь были полностью сорваны. Это стоило крупного выигранного сражения, - уверен историк.
Юрий Прокопьевич гордится своими наградами, особенно - медалью Ушакова. Ему есть что рассказывать юным землякам-школьникам и взрослым. Что он по-прежнему и делает.

Приведем одну из исторических работ Юрия Прокопьевича - "Подвиг в Арктике". - МОРЯК СЕВЕРА. 26 августа 2009 года.



Пираты Рейха

Время от времени в печати появляются публикации о существовании в годы Великой Отечественной войны в Советской Арктике секретных немецких аэродромов «подскока». Обнаруживаются и пустые бочки из-под бензина - правда, советского производства. Этот аргумент считают решающим в пользу скептиков. Однако немцы были бы, мягко говоря, профанами, если бы использовали свою тару с соответствующими надписями.
О существовании одного из таких аэродромов свидетельствуют воспоминания полярников, моряков и сотрудников контрразведки, а также логика событий тех лет. Например, на подобную мысль наводило ежедневное появление в одно и то же время разведывательного немецкого самолёта в районе Новой Земли, ибо совершать дальние полёты с завидной регулярностью без промежуточного аэродрома в условиях Арктики невозможно.
Прояснить ситуацию мог захват немецкого бомбардировщика с экипажем, подбитого летом 1942 года и совершившего вынужденную посадку в тундре. «Хейнкель» находился там почти три месяца. Естественно, всё это время немецкие самолёты снабжали аварийный экипаж продовольствием, запчастями и горючим. Однако командование Новоземельской военно-морской базы упустило такую возможность, операция по захвату самолёта провалилась.



Хейнкель-111.

На всю эту операцию был наложен гриф «Секретно». С подбившего самолёт Василия Евграфовича Шуина, мужественного человека, настоящего героя, взяли подписку о неразглашении - хотя, по логике, должны бы были направить реляцию. А лётчик Сокол, который обнаружил «хейнкель» в период его окончательной подготовки к вылету, погиб при невыясненных обстоятельствах. Всё это не делает чести командованию.
Итак, со второй половины мая 1942 года зимовщики полярной станции Белушья, что на Новой Земле, отмечали регулярные полёты немецких самолётов-разведчиков. В конце июля заместителю начальника отдела контрразведки «Смерш» Беломорской военной флотилии майору Столярову поступило сообщение о том, что недалеко от Белушьей на острове Междушарский совершил вынужденную посадку «Хейнкель-111», а на следующий день над этим местом долго кружил другой самолёт - «Юнкерс-88», который прилетал туда два последующих дня. На третьи сутки в течение четверти часа с той стороны был слышен форсированный рёв двигателя, затем резко оборвавшийся.
Проведённой воздушной разведкой острова самолёт обнаружен не был, и командование базы решило, что он улетел. Сообщение приняли к сведению, а поиски прекратили - улетел так улетел, хотя, конечно, жаль, что у пустили...
В действительности всё было не так. Прослушивание эфира фиксировало работу неизвестной радиостанции. Это и был аварийный «хейнкель», однако командование базы серьёзного значения этому не придало. Тем более что «юнкерс» над Белушьей больше не появлялся.
В начале октября лётчик базы старший лейтенант Сокол вылетел на самолёте МБР из Белушьей на материк. Набрав высоту, он увидел совершенно очистившийся от тумана северо-восточный конец острова Междушарский, куда и направил свою машину. Внизу вырисовывались очертания какого-то самолёта. Чтобы убедиться, что это не мираж, Сокол зашёл со стороны солнца, и перед экипажем воочию предстал «хейнкель». От самолёта к невысокому холмику побежали несколько человек, видимо, ожидая обстрела из пулемётов. Но едва наш экипаж выполнил маневр к атаке, на него сверху свалился «юнкерс». Силы были слишком неравны, и пилот, используя сохранившуюся над проливом полосу тумана и прижавшись к воде, почти вслепую вернулся в Белушью.



На этот раз доклад возымел действие. Было высказано предложение немедленно обстрелять самолёт. Но командир военно-морской базы принял другое решение: высадить ночью десант и захватить самолёт вместе с экипажем. К рассвету десант подошёл к намеченному пункту, но обнаружил там лишь бочки из-под горючего, детали мотора, небольшую землянку, кучи пустых консервных банок, маскировочные сети, вдавленную в землю рацию и колеи от самолетных колес. А ведь ещё перед заходом солнца «хейнкель» стоял на месте - это видел тот же старший лейтенант Сокол, совершивший перед высадкой десанта осторожную разведку.
Как принято говорить, «виновником» всей этой истории был храбрый человек, архангелогородец Василий Шуин, вступивший в неравный бой с немецкими асами самолёта «Хейнкель-111», не ожидавшими ничего подобного. Однако этот подвиг так и остался незамеченным, хотя его можно сравнить с подвигом экипажа п/х «Сибиряков», вступившего в бой с рейдером «Адмирал Шеер», или с подвигом Александра Матросова.
На полярную станцию Белушья Василий Шуин был назначен начальником радиостанции. Перед самым началом войны он приехал туда вместе с семьёй. В начале 1942 года, учитывая сложившуюся обстановку, радиостанция получила несколько винтовок и ручной пулемёт «льюис». Василий Евграфович сам приспособил его для стрельбы по воздушным целям и оборудовал турель.



Рогачево, техническое здание передающего радиоцентра.

О поединке с самолётом он поведал сам много лет спустя:
- 17 июля 1942 года ближе к вечеру над западным берегом бухты появился вражеский самолёт. Используя рельеф местности, он словно подкрадывался к посёлку, а затем взял курс на пришедший с грузом пароход «Рошаль», приближаясь к нему на высоте 50-60 метров. Огня с парохода по какой-то причине не открывали.
Я с самого начала был у своего «льюиса» и ожидал удобного момента для стрельбы. И он настал, когда самолёт вышел в атаку на судно. Страха не было, была злость. В голове вертелось: сейчас врежу им, наглецам, прямо в морду. «Хейнкель» всё ближе, и когда до него оставалось метров 250
- под прозрачным колпаком был отчётливо виден носовой стрелок
- я нажал на гашетку. Трассирующая дорожка вонзилась в корпус самолёта, голова стрелка исчезла, а ствол пулемёта уставился в небо. Немедленно перенёс огонь на левый мотор. Над ним вспыхнули два облачка, раздалисьхлопки. Самолёт качнулся на левое крыло, затем резко на правое, открыв мне для обзора второй мотор. Но одновременно открылось и гнездо хвостового стрелка. Я всё-таки успел сделать короткую очередь по правому мотору, и в тот же момент стрелок открыл по мне прицельный огонь. Но, так как самолёт резко накренился, чтобы выполнить крутой правый поворот, вся очередь, предназначенная мне, попала в стенку каменного ограждения. Другая очередь прошла над моей головой, прошила агрегатную, аппаратную и жилую комнату радиостанции. Возник пожар, но моя жена, находившаяся там, не растерялась и сбила огонь одеялом.
Создалось впечатление, что после серии хлопков, характерных при работе двигателей с перебоями, «хейнкель» шёл на одном из них. На очень малой высоте он пересёк Междушарский пролив и скрылся за невысокими сопками одноимённого острова. Гул моторов резко оборвался. У всех, наблюдавших этот поединок, сложилось мнение, что самолёт совершил аварийную посадку.
Из боя я вышел с минимальными потерями. Правда, получил лёгкое ранение - одна пуля попала в штакетник, и кусок его, сантиметров 15 длиной, попал мне в левую скулу и надбровную дугу. Досталось и глазу - он заплыл, лицо превратилось в сплошной синяк. На некоторое время я потерял сознание. Придя в себя, с большим трудом зашифровал радиограмму о бое с немецким самолётом и вынужденной его посадке на острове Междушарский и передал в Амдерму.



Пароход «Рошаль»

Спасая стоявшее на рейде судно и людей на нём, Василий Шуин принял огонь фашистского стервятника на себя, проявив мужество, выдержку и героизм. Он уже ушёл из жизни, но подвиг его, считаю, должен быть увековечен. (Шуин В.Е. (30.08.1912-2003) – канд. техн. наук, доцент каф. графики. Работал в АЛТИ с 1959 по 1988 г.г.)

Юрий Прокопьевич Абрамов сохранил воспоминания своего отца. В них нет "авантюрных" поворотов событий, но они, вне сомнения, представляют по крайней мере исторический интерес. - Солдат Белой и Красной армий. Правда Севера. 01.05.2008. Приведем лишь конец опубликованного фрагмента: "...Я зашел в наркомат связи, и меня без проволочек принял сам нарком в своем кабинете. Выяснив, что я могу свободно работать с английским текстом радиограмм (прием и передача), он предложил мне на выбор: работу радистом в Москве по приему иностранной прессы или в некоторых городах на юге страны. Но я уже настроился ехать домой и попросил назначить меня если не в Лешуконское, то хотя бы в Архангельск. И уехал."

Антонов Валентин Игнатьевич

Ветераны фронтового Мурманска. Алена ЕРМОЛЕНКО. - «Вечерний Мурманск» N 176 от 22 сентября 2006.

Несмотря на шквальный ветер и сильный дождь более 70 тружеников военного тыла собрались на встречу в "Губернском" кафе Мурманска. Все они работали в нашем городе в годы Великой Отечественной войны и занимались его восстановлением после Победы - железнодорожники, судоремонтники, портовики. Организатор вечера - Мурманское отделение Российского фонда мира - посвятил его 90-летию столицы Заполярья.



Порт горел... но действовал. - Киселев А.А. Мурманск — город-герой. — М.: Воениздат, 1988.

Тамара Ивановна Матвеева работала в годы войны в торговом порту и одновременно в медицинском батальоне штаба ПВО. Она вместе с другими семнадцатилетними девчонками занималась тяжелой мужской работой - разбирала завалы после бомбежек, оказывала первую помощь раненым и переправляла их в госпитали. Сегодня Тамара Ивановна активно участвует в работе Совета ветеранов Мурманского морского пароходства.
Валентина Игнатьевича Антонова война застала в школе юнг. Было ему тогда тринадцать лет. После завершения обучения он ходил на судах, переправлявших десантные войска и разведчиков. Когда война закончилась, работал штурманом на судах "Онега" и "Тамбов", был капитаном пассажирского катера, диспетчером. Рабочий стаж Валентина Игнатьевича - более полувека!
- Для таких потрясающих людей нельзя не проводить праздники, - утверждает председатель Мурманского отделения Российского фонда мира депутат областной Думы Виктор Сайгин. - Ведь нашим ветеранам очень не хватает общения! Сегодня мы постарались собрать тех, кто работал в военные годы на судоверфи, в порту, на железной дороге. Они изо дня в день без отдыха трудились под бомбежками, а потом восстанавливали город из руин. Глядя на кадры кинохроники тех лет и старые фотографии, я всегда поражаюсь силе духа и стойкости наших ветеранов!
В перерывах между музыкальными номерами ветераны вспоминали военные годы, звучали поздравления, слова благодарности. И, конечно же, тосты.
- Прошу почтить память павших в Великой Отечественной войне минутой молчания, - предложила председатель Совета ветеранов Мурманска Надежда Сергеевна Быстроумова и добавила мягко: - Можно сидя.
Но все семьдесят ветеранов как один молча встали...



День Победы – самый светлый и самый значимый праздник в летописи нашей страны, нашего Севера!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю