Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 63.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 63.

Бреус Иван Васильевич

Война не закончена, пока не похоронен последний солдат. Зоя АРИСТОВА. - Вечерний Мурманск N 112 от 24 июня 2006 г.



22 июня множество людей собралось в Долине Славы, чтобы вспомнить: одни – далекие события собственной жизни, другие – страницы учебника истории.
В День памяти и скорби здесь было произведено захоронение останков летчика 152-го истребительного авиаполка Григория Плехно, найденных поисковым отрядом «Икар» из Заозерска.
- Сержанту Плехно был двадцать один год, - рассказывает руководитель отряда полковник юстиции Валерий Чернышов. – Он числился пропавшим без вести с 20 апреля 1943 года. Выяснилось, что он с двумя товарищами упал в топкое болото, отбивая фашистский авианалет на село Ковда. Когда мы нашли тело летчика, в кармане гимнастерки лежал хорошо сохранившийся комсомольский билет. К сожалению, останки еще двух пилотов найти пока не удалось…
На могиле сержанта Григория Плехно был установлен памятник с красной звездой. К его подножию цветы и венки возложили ветераны.
Они помнят тот далекий первый день войны, с которого начались четырехлетние страдания.
- Во время войны я работал в 27-м полку связи 141-й армии, который располагался в Мишуково, обслуживал зенитно-аэростатную батарею на Абрам-мысе, - вспоминает Иван Васильевич Бреус. – Работать пошел 12-летним пацаном. В Мурманске мы жили на улице Папанина. Вскоре наш дом разбомбили до основания, целый месяц нам пришлось жить в бомбоубежище...
Юные мурманчане с интересам слушали воспоминания ветеранов, которым в первый день войны было столько же лет, сколько им сейчас, с удовольствием уплетая «фронтовую» гречневую кашу, поделились своими впечатлениями:
- Мы вот только сейчас поняли, что война – это не шутки, - признались Никита Потехин и Володя Суворов. - Если бы наши тогда войну проиграли, не было бы Мурманска, да и нас тоже бы, пожалуй, не было.



... народ которой, спустя лишь 16 лет после окончания Великой Отечественной войны - уже покорил Космос. Горжусь своим народом.

Спорт - прекрасно. Но каша не помешала бы... Виктор ШУБИН. - Полярная правда N 65 от 13 мая 2008 г.

- Отличный парад увидел сегодня на Пяти Углах, - радовался мурманчанин Иван Васильевич Бреус. - Великая дата. Такого врага одолели в 1941-1945 годах. Какой все-таки у нас был народ - такого не проломить. Сейчас - помельче духом пошел, а молодежь и вовсе не патриотична: больше о богатстве и деньгах думает, нежели о стране. Пошел бы воевать за Россию? Хоть сейчас. Вот только не возьмут в действующую - староват. Но в партизаны пошел бы непременно, стрелять не разучился... И кросс пробежать могу. Как раз 600 метров выдержу, которые сегодня побегут спортсмены на этапах. Буду «болеть» за студентов и школьников: у меня 6 внуков и 7 правнуков. Сам я 56 лет отдал морю и тралфлоту, но душа стареть не желает, потому и хорохорюсь... А как же иначе? Сейчас по 100 фронтовых с Толей Терещенко, другом, пропустим. Правда, закусить нечем. Вот каши бы солдатской потрескать на людях...

Будиев Юрий Александрович



Юнга Северного флота. МОРЕ ВЕРНУЛО ЕГО С ВОЙНЫ ЦЕЛЫМ И НЕВРЕДИМЫМ. Наталия ГЛАДКАЯ - Архангельск. № 141 (4083), суббота, 25 июля, 2009.

Юрий Александрович Будиев награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией», медалью «За оборону Советского Заполярья», имеет медаль Ушакова, медаль Нахимова, почетное звание «Ветеран Северного флота».

«Стоял очень хороший день, и вдруг в небе самолеты, черноватые такие, и начинают что-то бросать...» - так началась Великая Отечественная война для Юрия Александровича Будиева. Оказалось, это были зажигательные бомбы... - Мама работала кассиром в пароходстве, - рассказывает Юрий Александрович, открывая альбом с пожелтевшими фотографиями, - благодаря ей я и попал в юнги. Могли и не взять - отец был репрессирован.
Юрий Александрович оказался в первом наборе школы юнг Северного государственного морского пароходства. Всего в Архангельске было четыре набора юнгашей - так в голодное и холодное время взрослые старались сохранить детей, обогреть, накормить и воспитать их.
- Мы подчинялись командирам, соблюдалась военная дисциплина, обмундирование выдали как у моряков, - продолжает фронтовик. - И наказывали за неблагородные поступки строго - нарядами вне очереди. Все идут спать, а мы - полы мыть.
Когда в город пришел первый конвой, юнг отправили на разгрузку. Между военной техникой лежали мешки с горохом, пшеном. «Нас начальник просил: вы, ребятушки, уж не воруйте, это же для фронта, но нам удавалось утащить что-нибудь», - говорит ветеран.
Летом юнгашей отправляли на практику на суда, зимой - снова за парту. После выпускных экзаменов в 1943 году юнга Будиев получил распределение на транспортное судно Северного пароходства «Селенга».



- Кто такой юнга? - рассуждает ветеран. - Это мальчик на побегушках, впередсмотрящий, обслуга пушек и пулеметов. Я был горизонтальным наводчиком пушки «бофорс». Взрослые моряки относились к нам с отеческим вниманием, во всем помогали. Суда, на которых ходил, занимались перевозками по Северному морскому пути. А однажды ходили в экспедицию за гагачьими яйцами. Большущие такие, вкусные. Мы их собирали для отправки на флот.
Мы, тринадцатилетние подростки, конечно, не были готовы к бомбежкам, подводным атакам немцев, гибели людей. Помню, однажды стояли два судна: наша «Селенга» и «Спартак». Ждали, пока протралят проход (освободят от мин. - Прим. авт.). Обедали. Вдруг «Спартак» взрывается прямо на наших глазах. Одна пропущенная мина подплыла - и все! Людей нет.
Самую страшную угрозу представляли немецкие подводные лодки. Они ложились на грунт и ждали, как пауки, когда мимо пойдет корабль. Всплывали, стреляли и погружались. Моряки называли их волчьей стаей. На их счету 23 потопленных транспортных судна пароходства. В том числе и «Тбилиси», на котором ходил Юрий Александрович. Его спасло провидение - списали на учебу в Архангельск.
Победа застала юного фронтовика в Архангельске. После войны Юрий Александрович поступил в архангельскую мореходку, а потом в Ленинградское высшее военно-морское училище имени адмирала Макарова.
«Мы воевали как могли, вносили посильную лепту в Победу», - прощаясь, сказал мне старый моряк.

Церемония в Екатерининском зале Кремля. Евгения Лапина. - МОРЯК СЕВЕРА 20 января 2010 года.



Юнга Северного морского пароходства, участник Северных конвоев Юрий Александрович Будиев давно не испытывал такого волнения. Даже дома он не устаёт рассказывать жене Нине Петровне подробности поездки.
- Он же всё время говорил об этом, ну наконец-то присвоили. Это и его заслуга в том, что мы победили и что Архангельск стал городом воинской славы, - говорит Нина Петровна и сама с трудом сдерживает слёзы радости. Сама она во время войны не жила в Архангельске, но много раз слышала рассказы мужа об учёбе в школе юнг и походах в военных караванах.
Когда ему позвонили из мэрии и пригласили на торжественную церемонию вручения в Москву, Юрий Александрович не сразу в это поверил. Несмотря на то, что он много путешествовал, а в прошлом году даже отметил День Победы в Великобритании, поездка в Москву была для него особенно желанной.
Уже в аэропорту ветеран увидел других участников архангельской делегации. Среди них - почётный гражданин Архангельска Геннадий Попов, писатель Евгений Овсянкин, ветераны войны Серафим Несмелов и Александр Шишкин, мэр Виктор Павленко – всего шестнадцать человек.
Церемония прошла в красивейшем Екатерининском зале Кремля.



В Екатерининский зал Сената ведет Шохинская лестница. Ее основание украшают два торшера, а пролеты - скульптуры Богини правосудия. Лестница отделана мрамором и гранитом, перила - ценными породами дерева. Над площадкой первого пролета - медальон с изображением двуглавого орла. Построена по проекту архитектора H.A.Шохина.

- Сначала мы шли длинными коридорами, и каждый человек в форме показывал: «Проходите туда, товарищи», - рассказывает Юрий Александрович, - они тоже понимали важность момента.
- Я был поражён не только масштабами церемонии, но и невероятной красотой зала, торжественностью обстановки, - продолжает он. - Само вручение длилось всего минут пятнадцать. А сколько впечатлений! - И добавляет: - А наш мэр в ответном слове говорил лучше всех – кратко, но с чувством.
После торжественного вручения на фуршете Юрию Александровичу удалось даже поговорить с президентом.
- Хоть Дмитрия Анатольевича окружало множество людей – это и охрана, и участники других делегаций, - но он поднял бокал шампанского и поздравил нас. А я сказал ему, что участвовал в плавании Северных конвоев, - говорит Юрий Александрович, показывая на свою медаль.
- Президент ответил, что знает об этом и благодарит за подвиг.
Даже сейчас, спустя неделю после поездки, дозвониться к Будиевым сложно. Телефон постоянно занят. Друзья и родственники хотят услышать, как президент поздравлял архангелогородцев.
Как только улеглись первые впечатления от поездки, Юрий Александрович вместе с женой пришёл к памятнику Соловецким юнгам на набережной, чтобы почтить память погибших. Ему обязательно нужно было передать слова благодарности президента.

Дубинин Иван Иванович

Фотоархив Ивана Дубинина. Альберт НОВОСЕЛОВ. - Правда Севера. 12.04.2008.

Приятель мой Иван Иванович Дубинин - давний друг газетчиков. И потому, что сам газетчиком был, и потому, что всю область объехал в свое время. Раньше ведь было как? Едешь в район - первым делом в редакцию районки. Тамошние журналисты всех земляков знают поименно, все новости, что было, что будет, расскажут.
Много лет Иван Иванович проработал фотокорреспондентом «Моряка Севера» и «Речника Севера», потом кинооператором Архангельской студии телевидения. Хранит дома сотни фотографий, тысячи негативов, многое раздарил, отдал в музеи, на фотовыставки. Пришлось быть свидетелем и фотолетописцем событий пятидесятых-восьмидесятых годов.
Немало поколесил Дубинин по городам и весям области да и страны тоже. В Вилегодской глухомани, где-то на границе с Коми, делал снимки лесорубческой бригады колхозниц. С делянки возвращался по глубокому снегу пешком и в сумерках потерял средь елок направление. Что делать? Пришлось разводить костер да греться. Долго ли, коротко ли, но по свету костра нашли женщины корреспондента, отвезли на санях в деревню. Тем приключение не закончилось. Надо было обязательно проверить, получились ли снимки, правильно ли выбирал выдержку, не придется ли переснимать. Стал разводить в избе проявитель-закрепитель, фильтровать да заряжать пленкой бачок. «Соседка Агафья, что заглянула к хозяйке избы в гости, смотрела-смотрела на непонятные ей действия и спрашивает: «Уж не колдуешь ли ты, мужик?» Я в шутку, а может, и всерьез, говорю ей: «Колдую, бабка». Она бегом на улицу. Потом сказала хозяйке, мол, пока колдун не уедет, к тебе ни ногой».



Перебирая свой архив, называет Иван Дубинин имена запечатленных им судов, имена прославленных архангельских капитанов, моряков, портовиков, рабочих... Сам Иван начинал свою трудовую биографию со школы юнг вспомогательного флота Беломорской военной флотилии, служил на гидрографических судах Северного флота, войну захватил, участник союзных конвоев. И над пачками снимков со слетов юнгашей - уже седых, со звездами разными на погонах, увешанных наградами, - плачет по-стариковски, вспоминая тех из братства соловецких и беломорских юнг, кого уж нет и кто далече...
Вспоминает и свою бурную, полную впечатлений жизнь, которая тоже вся в прошлом.
Берем пачку снимков из этого прошлого.
- Смотри, вот редактор «Правды Севера» Стегачев с Калей Коробицыным, фотокором этой газеты, другом моим. Не помню уж, на каком судне мы с ними были, но хорош кадр-то, а? В книжке о 90-летии «Правды Севера» целую страницу занял да и правильно - знаменитые были на всю область газетчики. Кадр случайный, не постановочный, как тогда чаще всего делались газетные снимки. Убедился - когда что-то попадает в фотообъектив незапланированное, живая сценка, а ты вовремя нажмешь кнопку затвора, считай, будет удачное фото...
Еще интересный кадр - завершается строительство моста через Двину. А вот, гляди, сталинская благодарность солдату, земляку нашему, за храбрость. Сейчас, наверно, только в музее такой документ найдешь, а у меня на снимке сохранился. Фототехника тогда была, конечно, послабее нынешней. И смекалки, и опыта, и труда немалого требовала. Теперь-то автоматика, все делается по-другому...
Могу похвалиться: с Германом Степановичем Титовым, вторым после Гагарина космонавтом Советского Союза, в 96-м приезжал он в Архангельск, пообщались, он юнгашей-то всегда любил и на их слете тогда был, остался снимок на память. А дорог он мне еще и тем, что мой день рождения как раз на 12 апреля приходится, на День космонавтики!
Сегодня ветерану фотожурналистики исполнилось восемьдесят лет. Бодрости и оптимизма, Иван Иванович!

Евтюков Георгий Леонтьевич



Любимая лодка корабела Евтюкова. Путь северодвинца Георгия Евтюкова - от парохода до атомохода

Рука с татуированным якорьком между указательным и большим пальцами кладет на стол маленькую выцветшую фотографию. На ней - мальчик, такие ходят в школу - класс в седьмой. Но на мальчишке шинель, из-под нее выглядывает тельняшка. Таким был он, ветеран войны и труда, северодвинец Георгий Леонтьевич Евтюков, 60 лет назад, когда в 1943 году поступил в школу юнг Северного государственного морского торгового пароходства.
С ОДНОЙ стороны, судьба Георгия Евтюкова казалась предрешенной: мальчишка из Соломбалы, сын боцмана просто должен был стать моряком или корабелом. С другой стороны, сыграла роль и война. Голод ведь не тетка, рассказывает мой собеседник. Детей-то в семье Леонтия Кирилловича и Прасковьи Павловны Евтюковых было десятеро - наш герой седьмой. На что рассчитывать в военные годы? Только на суточную пайку в 250 граммов хлеба? В школе юнг все-таки кормили...
Хотя кормили, конечно, плохо. Плавает в воде какой-то кусок трески - это суп... И все же это была еда. Даже при той прямо-таки каторжной работе, которая выпала на долю 14-15-летних мальчишек. Суда с ними ходили в каботажные плавания, сопровождали северные конвои, доставляли различные грузы в порты на побережье Белого и Баренцева морей. Бывали в Мурманске, в Молотовске, ныне Северодвинске, Умбе, Нарьян-Маре, Тикси, на Новой Земле. Приходилось мирным судам участвовать и в боевых операциях - эвакуировать, допустим, раненых из Петсамо... Впрочем, вдаваться в детали выполняемого задания у юнг просто возможности не было.
- Наша задача была: «Шуруйте лучше!» - говорит Георгий Леонтьевич. - Кто-то на фронте стрелял, а мы должны были пар на марке держать...



Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю