Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 73.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 73.

Коробкин Петр Петрович

ЮНГИ ТИХООКЕАНСКОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА. А.С. Новик. - Морской интернет-клуб.

А об участнике парада Победы во Владивостоке, гвардейце Пете Коробкине мы узнали из газеты «Красное Знамя» за 23 ноября 1945 года. Статья о мальчишке-сироте, участнике боев с Японией, большая, но зацепиться было вроде не за что. Помогла одна фраза о том, что во Владивостоке он разыскивал сестру, которая училась на штурмана. Помогла штурман дальнего плавания, бывшая юнга п/х «Ильич» Алла Ефремовна Резнер. Она подсказала, что в их группе действительно училась Коробкина, у нее был младший брат и искать надо, скорее всего, в Находке. Петра Петровича нашли, состоялись встречи с ребятами.



Алла Резнер (слева), юнга п/х "Ильич". Алла Ефремовна Резнер, штурман дальнего плавания.

Кудрин Николай Михайлович



Мой друг - гражданин века. Николай Дедов. - Ведомости. 24.06.2003.

Хочу рассказать о моем друге, Николае Михайловиче Кудрине.
Мало кто знает, что он был не только композитором, но и моряком. В качестве юнги-рулевого принимал участие в Великой Отечественной войне, потом еще три года отдал морям и океанам, пока не вернулся в Новосибирск из-за болезни родителей.
Николай Михайлович был очень скромным человеком, говорить о себе не любил. Мне известна его морская биография, потому что он входил в Сибирский рекомендательный совет юнг огненных рейсов 1941-1945 гг., который я возглавляю. Мы с ним в этом совете так сдружились, что вместе написали (он - музыку, я - слова) песню "Нас море крестило", ставшую, по существу, гимном юнг, которые во время Великой Отечественной войны плавали в союзных морских конвоях (их называют юнгами огненных рейсов).
Это было в 1944 году. Приехавший из Новосибирска по путевке комсомола на Дальний Восток Николай Кудрин после кратковременной учебной подготовки на семнадцатом году жизни был зачислен в команду океанского торгового корабля "Сухона". С нетерпением ждал он отправки в дальнее плавание. Когда же этот день наступил, оказалось, что фамилия Николая в списках таможенной службы указана с искажением. По этой причине, как он ни просил, его не пустили в заграничное плавание. Кудрин плакал от обиды. Вскоре стало известно, что "Сухона", груженая канадской пшеницей, при возвращении в Советский Союз была торпедирована немецкой подводной лодкой и вместе с командой пошла ко дну.



- Вот видишь, юнга, как оно получилось-то! - сказали Николаю в управлении Дальневосточного морского пароходства. - Видно, в рубашке ты родился! Ошибка в списках спасла тебя от смерти. Так что зря ты слезы лил. А поплавать и на другом судне успеешь.
И направили Кудрина рулевым на один из лучших в пароходстве теплоход "КИМ", доставлявший из США оборонные грузы.
На нем Николай совершал рейсы через Тихий океан в Портленд, подвергаясь вместе с командой корабля опасности нападения японских и немецких подводных лодок и самолетов. Во время заграничного рейса, у берегов США, Николай и встретил День Победы над фашистской Германией.
Потом были рейсы в Канаду, Латинскую Америку, Японию, Корею и другие страны, откуда теплоход доставлял в Россию пшеницу, рис, фрукты, различную технику.
Свободное от вахты время Кудрин уделял музыке. Тяга к ней у него появилась в раннем детстве. Несмотря на то, что в семье музыкантов не было, Николай в шестилетнем возрасте с помощью соседей научился играть на гармони. И отцу пришлось покупать ему инструмент, выделив для этого два пуда ржи из своего небогатого крестьянского хозяйства.
Жили они тогда в селе Вассино Тогучинского района Новосибирской области.
Когда Николаю было десять лет, его семья переехала в Новосибирск. И тут он освоил баян, ставший любимым музыкальным инструментом на всю жизнь. Во время плавания на "КИМе" Кудрин уже так хорошо играл на баяне, что слава о его музыкальной одаренности распространилась и среди моряков других кораблей.
Весной сорок восьмого года Николаю пришлось оставить службу на флоте. Из Новосибирска сообщили, что мать Кудрина парализована. И здоровье отца, раненного, контуженного на фронте, тоже резко ухудшилось.
Вернувшись в свой город, Николай сначала работал баянистом в Государственном Сибирском народном хоре. А с пятьдесят первого года перешел в Новосибирскую государственную филармонию, с которой и связал свою последующую жизнь. Тут у Николая Михайловича проявился талант не только музыканта-исполнителя, но и композитора.



Новосибирская государственная филармония ("Дом Ленина")

Одной из первых популярных песен Кудрина стала "Перепелка", написанная им на слова Николая Палькина. Благодаря своей необыкновенной лиричности, задушевности она получила широкую известность в России. А потом шагнула и далеко за ее пределы. Особенно хорошо, проникновенно исполняет эту песню бывшая солистка Государственного Сибирского народного хора, заслуженная артистка РСФСР Галина Меркулова. Слушаешь ее, и песня просто за душу берет. И ведет куда-то далеко-далеко в просторы русских полей, где среди зреющих хлебов на вечерней заре призывно кричит перепелка.
Позднее у Николая Михайловича появились такие замечательные песни, как "Деревенька моя", "Хлеб - всему голова", "Сапожки русские"... Они настолько известны, любимы народом, что говорить о них нет надобности. Лучше послушать запись этих песен в исполнении той же Галины Меркуловой, народной артистки СССР Людмилы Зыкиной, народных артисток РСФСР Ольги Воронец, Нины Пантелеевой...
Во время одной из наших встреч Кудрин рассказал, как у него рождались эти песни. "Деревеньку" он написал, как говорится, с ходу. Когда выезжал с концертами в Кыштовский район Новосибирской области, случайно увидел напечатанные в тамошней районной газете стихи Владимира Гундарева. Своей поэтической образностью, лиричностью они сразу привлекли к себе внимание Николая Михайловича, вызвали творческое вдохновение. И в душе у него зазвучала чудесная мелодия...
Правда, бесхитростная простота слов песни "Деревенька моя" не сразу дошла до сердца прославленной столичной певицы Ольги Воронец. Вначале они показались ей чересчур провинциальными. Николаю Михайловичу пришлось кое-что разъяснить певице при встрече. В конечном счете, Ольга Воронец по достоинству оценила "Деревеньку" и стала ее исполнять, прислав композитору из Москвы телеграмму с благодарностью за создание хорошей песни.



А вот песня "Хлеб - всему голова", наоборот, рождалась долго, в содружестве с поэтом Владимиром Балачаном. После множества написанного он только на второй год выдал то, что было нужно Кудрину. В результате появилась еще одна прекрасная песня. И ее тоже стала петь Ольга Воронец.
А Людмиле Зыкиной так по душе пришлась "Перепелка", что она ее вслед за Галиной Меркуловой включила в свой репертуар, придав песне просто чарующее звучание...
Работая в филармонии, Николай Михайлович совершал поездки по своей области и другим регионам Сибири, общался с народом.
Это наполняло богатыми впечатлениями его чуткое, отзывчивое сердце. И он создавал все новые и новые музыкальные произведения. Особенно плодотворными были его гастроли с бригадой "Встреча с песней", которую он возглавлял в восьмидесятые годы. В это время его творчество достигло наивысшего расцвета. Он был награжден орденом Дружбы народов, получил звание заслуженного работника культуры РСФСР, позднее стал также заслуженным деятелем искусств России. А в 1996-м - по решению мэрии был объявлен в Новосибирске "Человеком года".
К текстам для своих песен Кудрин был очень требователен, в чем я убедился на собственном опыте. На общероссийском слете нашей организации, плававших в союзных морских конвоях юнг Великой Отечественной войны, состоявшемся в подмосковном городе Монино в октябре 1992 года, шел разговор о необходимости создания своей песни - песни юнг огненных рейсов. Вернувшись со слета в Новосибирск, я рассказал об этом Кудрину. Николай воспринял наш разговор как близкий сердцу "социальный заказ". Загорелся идеей создания песни и потребовал от меня для нее такой текст, слова которого бы "доходили до самого сердца".
Я приносил ему стихи, написанные известными поэтами, членами Союза писателей. Но он браковал их и ругал меня за то, что я даю ему "дежурную штамповку". Особенно не нравились Кудрину напыщенные, победно-маршевые вирши. По натуре он лирик, поэтому парадных, трескучих слов терпеть не мог.



Огненные походы: Мурманское морское пароходство в годы Великой Отечественной войны: — Мурманск: Кн. изд-во, 2005.

Дело кончилось тем, что автором текста песни пришлось стать мне самому. Будучи юнгой во время Великой Отечественной войны, я начал служить на Тихоокеанском флоте, ходил на боевых кораблях в союзных морских конвоях в Атлантике, арктических морях, побывал в США, Канаде, Англии, воевал против немецких подводных лодок на Северном флоте. Так что мне не понаслышке известна жизнь юнг военного времени.
Исходя из этого, Николай потребовал, чтобы я сам написал слова для юнговской песни. Мои ссылки на то, что я никогда раньше стихов для песен не писал и вообще не считаю себя стихотворцем, Кудрин не захотел слушать.
- Не отговаривайся. Память о море, о юнгах у тебя в душе сидит, - сказал он мне. - Выдавай это на бумагу и все получится как надо. Только не мудри, не усложняй текст. Бери пример с нашей русской народной песни "Раскинулось море широко", чтоб все было просто и близко сердцу.
Если смотреть со стороны, то кажется, что достигнуть простоты в песне очень легко. На деле же это дается с большим трудом, если пишешь слова для настоящего композитора. Николай придирался не только к каждому слову, но и к каждому слогу текста, добиваясь наибольшей мелодичности, выразительности звучания.
Картины грохочущего морского боя он категорически отверг. Тогда я предложил начать нашу песню с самого простого, обыденного для связанного с морем и подолгу находящегося в нем человека: "Плывут в океане рассветы, закаты, а юнга на вахте стоит у руля"...
- Так это же я, я в своей юности! - воскликнул Куприн и вскочил со стула, взял в руки свой многорегистровый концертный баян и стал нащупывать, подбирать мелодию на эти слова. До этого он в связи с простудой чувствовал недомогание, был вялым, скучным. А тут так оживился, что и про болезнь забыл. Начал тормошить меня, требовать немедленного продолжения текста песни.
- Но я не могу, Коля, так сразу выдать все, - отвечал я ему. - Дай мне время.



- Я тебе для продолжения текста песни "рыбу" даю, то есть ее мелодию. Вот слушай!.. - И Николай проиграл эту мелодию на баяне. Хотя она еще не была отработана до конца, но в ее чудесном лиричном, вальсирующем ритме вместе с задушевностью чувствовался и рокот волн на океанском просторе, что захватило меня и помогло, как и автору "рыбы", перенестись в свою далекую морскую юность.
Когда я написал весь текст песни, Николай его одобрил. Но спросил:
- Только где же тут мама?
- Какая "мама"? - не понял я его.
- Которая "ждет сына домой"...
"О, святая простота Кудринской души!" - подумал я и улыбнулся.
- Чего ухмыляешься?! - насупился он, заметив это.
- В нашей песне говорится про дом родимый, который мы в сердце свято хранили. Но что же это за "дом родимый", где мать не ждет сына?! Да и для сына дом этот дорог прежде всего тем, что его там ждет мать родная. Разве ты в море не думал о ней?
- Все время думал, никогда не забывал!
- Кроме того, в отличие от песни "Раскинулось море широко" наши мамы нас с тобой, Коля, дождались. Так что нам нет надобности повторять то, о чем говорится в этой песне. Да и вообще обезьянничать нехорошо...
- Получается вроде бы так, - начал сдаваться Кудрин. И согласился окончательно, когда мы по старой флотской традиции выпили по чарке водки за тех, кто в море.



Мостик сухогрузов типа Либерти

Так у нас с Николаем Михайловичем Кудриным родилась песня, которую мы назвали "Нас море крестило". Вот ее текст:

Плывут в океане рассветы, закаты,
А юнга на вахте стоит у руля...
И волны, вздымаясь, все катят и катят;
Далеко осталась родная земля.
Нас море крестило соленой волною -
Со штормом суровым мы стали дружить.
Дороги тех рейсов военных конвоев,
Тех огненных лет нам вовек не забыть.
Седой океан мы не раз бороздили
Под небом бескрайним в далеком краю,
Но дом свой родимый мы в сердце хранили
И свято любили Россию свою.
Так выпьем, товарищ, за синее море,
Где дальние дали когда-то прошли,
За нашу дорогу в тревожном просторе,
Где юнгами вместе вели корабли.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Борис
28.09.2010 12:42:21
Параходы "Либерти"
В пятидесятых-шестидесятых годах я плавал на "Либерти" в ДВГМП.Отличные пароходы,хорошие условия были для жизни экипажа.Мой пароход назывался "ВОЙКОВ"
0
Вскормлённые с копья
28.09.2010 13:27:17
Войков
http://ntic.msun.ru/ntic/exhibition/fesco/second/f174.html - реестр ДВМП - фото Вашего парохода и др. судов Либерти
Страницы: 1  2  3  


Главное за неделю