Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 11.

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 11.

Дождевые облака всегда сопровождаются тёплыми ветрами и сырой погодой. Перистые облака указывают на установившуюся хорошую погоду, слоистые - на тихую погоду, кучевые - спутники сухой погоды.
Если луну хорошо видно днём, то это предвестник ясной и холодной погоды с северными ветрами. Кольцо вокруг луны предвещает ухудшение погоды. Быстрое падение атмосферного давления обычно предвещает скорое ухудшение погоды, сильный шквалистый ветер или грозу и обильные осадки. Много было и других примет, по которым можно предсказывать погоду, нам их старались передать.
Вспомнилась одна интересная подробность из жизни училища. У Советского Союза была очень тесная дружба с Китайской народной республикой. В Ленинград приехал ансамбль песни и пляски китайской народной армии, и их пригласили к нам в училище или это мероприятие было запланировано, я уж не знаю. Помню только в какую манифестацию дружбы вылилось это событие, как мы аплодировали военным артистам Китая, кажется, мы сливались с ними в одно целое. После их концерта у каждого из нас остался на память значок с изображением Мао Цзе-дуна. Это уже в дальнейшем маоизм стал враждебным марксизму-ленинизму мелкобуржуазным националистическим течением, который якобы отрицает объективные законы строительства социализма, подменяет идеалы научного социализма принципами «казарменного коммунизма», диктатурой военно-бюрократической группировки, насаждает культ личности, проводит милитаризацию общественной жизни. В области военной политики для маоизма характерен великодержавный гегемонистский шовинистический курс, антисоветизм, смыкание с реакционными империалистическими силами, раскольническая линия в мировом коммунистическом, революционном и национально-освободительном движении, борьба против политики разрядки и нагнетание международной напряжённости. Вот чего только нам не пропагандировали. А с другой стороны, где сейчас марксистско-ленинское учение и кто им пользуется. Всё в нашем мире относительно и переменчиво.

В 1955 году было расформировано Тбилисское нахимовское училище и восьмиклассники были переведены в Ленинград. У нас оказалось две роты восьмиклассников Первое время мы между собой всячески соперничали, порой обменивались колкостями, но делить нам в общем-то было нечего. Среди тбилисской роты было много хороших спортсменов, особенно сильны были баскетболисты: Валя Шиян, Дима Барабаш, Станислав Видюк, Станислав Денисов, Василий Лунёв, Анатолий Луговой, Станислав Танащук, Боря Мушнов, Юра Никуленко, Юра Колесников, Толя Нелипа, Сергей Гандилян и многие другие. Постепенно мы притёрлись друг к другу и стали единой семьёй.



Валентин Шиян (на фото слева): «Волшебник ручного мяча». - Независимая спортивная газета. №21 от 06.06.2006. Из досье «Независимой спортивной газеты»: Валентин Шиян. Родился 12 марта 1941 года. Заслуженный тренер СССР по гандболу, мастер спорта. Бронзовый призер Спартакиады народов СССР (1971), бронзовый призер чемпионатов СССР (1969, 1970, 1971), многократный чемпион РСФСР. Капитан краснодарского «Буревестника» и сборной России. Под руководством тренера Шияна краснодарский СКИФ дважды побеждал в союзных чемпионатах (1991, 1992), трижды становился призером чемпионата СССР (1988, 1989, 1990), выигрывал Кубок ИГФ (1990). Среди учеников - трехкратный олимпийский чемпион Андрей Лавров, двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Филиппов, серебряный призер Олимпийских игр Владимир Репьев, чемпион мира Дмитрий Карлов, игрок сборной СССР Иван Левин, Юрий Житников, Евгений Семак, Сергей Покуркин и многие другие незаурядные мастера.
Валентин Шиян - один из самых искусных разыгрывающих отечественного гандбола. Его имя стоит в одном ряду с такими выдающимися мастерами, как Георгий Лебедев, Олег Мазур, Джемал Церцвадзе и Юрий Климов. О незаурядном мышлении, ювелирных пасах этого игрока, о его поистине феноменальных бросках с опоры рассказывают легенды...
Ныне - директор МОУДОД городской детско-юношеской спортивной школы в Краснодаре.
В этом же году моя сестра Рита, отработав три года в Ульяновской области после окончания института, возвратилась в Иваново. Здесь она вышла замуж за родного брата нашего соседа дяди Миши Ивана Гавриловича Глухова. Летом 1956 года у них родился первенец Леонид. В Иванове найти работу в школе было сложно, да и жить им было негде. Рите предложили работу в посёлке Архиповка Савинского района. Иван там же нашёл себе работу завторгом в сельпо. Первое время они жили на квартире у одной бабушки, У неё была корова, куры, поэтому проблем с молоком и яйцами для маленького Лёни не было. Ване и Рите посёлок понравился и они решили там обосноваться, постепенно построили хороший дом, развели огород. В посёлке была текстильная фабрика, на которой работало большинство жителей. Вокруг лесные массивы, где летом было полно грибов, черники, малины, брусники, земляники. Всё бы хорошо, но Риту беспокоило, что муж её частенько с работы приходил пьяным. Он оправдывался тем, что у него должность такая, что выпивать приходится в интересах дела. Я проводил у них часть и зимних и летних каникул. Мне приходилось буквально разрываться: и в Иванове хотелось побыть, и у сестры в Архиповке. В восьмом классе мне выслали денег на дорогу, и я начал ездить домой и на зимние каникулы. В Архиповке я быстро подружился с местными ребятами, особенно мы были дружны с Толей Тульским.



В.М.Медведев на каникулах. г.Иваново.

Летом всегда вместе проводили время, купались, ходили в лес за ягодами и грибами. Когда хотели посидеть у костра, то это называлось «организовать теплинку». К Рите и Ивану за грибами приезжали её свёкор дед Гаврил, его Боря Глухов называл «дюдя», Михаил Гаврилович, Миша Ионов. Миша очень увлекался фотографией, любил фотографировать и делал очень хорошие фотографии. Свои растворители и закрепители он держал в бутылках из под водки. Однажды вечером приехали из Иванова за грибами дед Гаврил и дядя Миша. За встречу хорошо выпили и легли спать. На следующее утро проснулись рано, чтобы идти за грибами. Дядя Миша за тумбочкой обнаружил бутылку с прозрачной жидкостью. Разлили жидкость по стаканам, не моргнув глазом дерябнули, не поняв что пили, дед вытер свои усы, закусили яичницей. Поскольку хмель с вечера ещё не прошёл, то никто из троих даже не почувствовал, что же это было за жидкость, главное, что пили из водочной бутылки. Как выяснилось впоследствии, выпили они Мишин проявитель. Всех троих в лесу пронесло, но только спустя какое-то время, когда Миша хватился своих растворов, народ понял, что они выпили. Мише было категорически запрещено ставить свои растворы в легко доступные места.



Ф.Д.Кравченко, Ю.А.Гильбо, С.И.Титов.

В 1956 году на должности офицеров-воспитателей прибыли офицеры из военного института иностранных языков. Вместо Рябкина Анатолия Андреевича в нашем классе стал офицером-воспитателем капитан Ненашев Иннокентий Назарович. Насколько я помню он был родом из Сибири, очень спокойный, душевный человек, никогда не повышал голоса. Нам он сразу понравился. В другие классы пришли офицеры Андреев Владимир Сергеевич, Болотин Григорий Исаакович, Кравченко Федор Дмитриевич, Гильбо Юрий Абрамович, Люткин Иван Демьянович, Борисов Борис Григорьевич и другие.



Черняк Марианной Ильиничной, Фрадкиным Мойшей Шлемовичем, Тимофеева Наталья Федоровна.



Н.Н.Избушкина, В.А.Яцишина, К.Н.Базилевская.

Вместе с преподавателями английского языка Титовым Сергеем Ивановичем, Черняк Марианной Ильиничной, Фрадкиным Мойшей Шлемовичем, Избушкиной Ниной Николаевной, Корчагиной Валентиной Герасимовной, Яцишиной Верой Александровной, Смольниковой Инной Федоровной, Базилевской Ксенией Николаевной наши офицеры-воспитатели вложили много сил , чтобы мы основательно изучили английский язык. Кстати, преподаватель С.И.Титов прекрасно играл на саксофоне и всем говорил, что в училище его знают как умеющего играть на саксофоне, а в оркестре, где он играл, его знают как музыканта, умеющего преподавать английский.



Авторы: Эльянов Д.И., Болотин Г.И., Тимофеева Н.Ф., Певцов В.В. (фото предоставил Иосфин А.И.)

После окончания восьмого класса у нас опять была лагерная практика, а старшеклассники проходили морскую практику на борту учебных шхун «Надежда» и «Учёба». Мы, конечно, очень завидовали нашим старшим товарищам. Но пройти практику на борту парусных судов нам не довелось. В дальнейшем морская практика стала проводиться на боевых кораблях.
Перед окончанием девятого класса нас очень тщательно проверили врачи всех специальностей, чтобы убедиться в возможности нашего дальнейшего обучения в высших военно-морских училищах и годности к службе на флоте. Очевидно, одной из причин этого было наличие двух рот одноклассников. Учитывая, что мы были дети войны, здоровье не у всех было идеальное, хотя при поступлении в училище отбирались самые здоровые. За годы учёбы у некоторых ослабло зрение, у кого-то были недостатки со слухом, у некоторых появился хронический гайморит, шумы в сердце, искривление позвоночника, плоскостопие и другие недостатки, Короче говоря, после подведения итогов работы медкомиссии и результатов экзаменов, примерно треть нахимовцев из двух рот была признана непригодной для дальнейшего обучения и отчислена. Всех отчисленных даже из своего класса я не помню, но некоторые фамилии отложились в памяти. Валера Иванов, Толя Кобенячкин, Валера Марков, Володя Поляков, Гена Бащков, Толя Стуканов, Витя Акимов, Андропов, Батерин, Волков, Валерий Бринько, Виталий Коршунович, Толя Ушаков и многие другие. Как сложилась их дальнейшая жизнь, я не знаю.
Оставшихся девятиклассников слили в одну роту и отправили на практику в г.Кронштадт, куда мы шли на каком-то буксире. Практику нам предстояло проходить на крейсере «Адмирал Макаров».



Это был бывший немецкий пиратский крейсер «Нюрнберг». Для постоянного проживания команды у немцев он не был приспособлен. Команда у него была сменная, все жили на берегу и только при выходе в море поднимались на борт. Крейсер приземистый, над водой не очень возвышается, на носу имел одну башню главного калибра, а на корме - две. Имея приличную по тем временам скорость, он догонял какой-либо караван или корабль, разворачивался кормой и уходя расстреливал жертву своими кормовыми орудиями. У нас же на нём постоянно размещался экипаж, матросы спали на подвесных койках, кому за что удастся зацепиться. Командовал крейсером капитан второго ранга Шарашкин. Нас расписали по всем боевым частям. Наш класс, как самый низкорослый, попал в БЧ-5, электромеханическую. Кто повыше ростом и поздоровее, был приписан к БЧ-2, артиллерийской. Каждый из нас был назначен дублёром к матросу. Жили по корабельному распорядку и выполняли всё, что положено было делать на корабле. Утро начиналось с побудки: «Команде вставать, конки вязать». Быстро научились вязать койки, которые были с пробковыми матрацами, выполняя одновременно функции спасательного средства. Изучали технику электромеханической БЧ, проводили проворачивание механизмов. Наши комендоры чистили стволы своих пушек. В их обязанности входило также поддержание в порядке верхней палубы. По трансляции периодически раздавалась команда вахтенного офицера: «Батарея СЗА, верхнюю палубу скатить и пролопатить». Лопатили специальной резиновой лопаткой, чтобы палуба была сухой. Конечно, большую часть своей практики мы провели у стенки. Нас периодически водили по Кронштадту, рассказывали его историю, показывали его достопримечательности.



Кронштадт. Мемориальное полуденное орудие.

В море выходили пару раз. Момент выхода из Кронштадта и входа в него со стороны моря увидеть ни разу не удалось. Перед выходом объявлялась боевая тревога, мы по боевому расписанию находились на своих боевых постах, наблюдали за работой механизмов. На верхнюю палубу выходили, когда корабль был уже далеко от берегов, а вокруг только вода. Как пелось в одной песне: «И куда ни глянь, необозримо море, море расстилается кругом». Зрелище завораживающее, кажется, что мы одни на всём белом свете. Кто-то ещё сильнее полюбил море, а кому-то и не очень по душе оказалась такая романтика. Во всяком случае, открытых высказываний против моря не было. Матросы в то время служили 4 года, были среди них «салаги» и «годки», но вот каких-то признаков дедовщины не наблюдалось, Конечно, «годков» уважали, они пользовались некоторыми привилегиями, но перед ними не пресмыкались. У нас с матросами установились самые дружеские отношения, они относились к нам, как к младшим братьям, заботливо. Мы делились с ними своими знаниями, они с нами своими. В свободное время мы вместе собирались в кубрике или на верхней палубе, пели и плясали под гитару или под аккордеон нашего Гарри Юзефовича. Песни пели разные: и морские, и лирические, и таверные, и курсантские. Находились любители травли, которые могли рассказывать байки и анекдоты .Наверное, во все времена пользовались уважением те, кто мог спеть, сплясать лихо или рассказать что-либо интересное. Бывали и куръёзы. В первый день нашего пребывания на крейсере его командир вкратце рассказал про корабль, про экипаж, про то, что у них не принято ругаться матом, и в это время по корабельной трансляции пошёл такой отборный мат, что хоть уши затыкай. Оказывается, какое-то судёнышко, проходя мимо крейсера, то ли стукнулось о его борт, то ли хотело стукнуться, тут-то его и припечатал вахтенный офицер, высказав всё, что он думает об этой посудине и находящихся на его борту. Командир нам сразу объяснил, что это просто пример нам того, как не надо высказываться.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю