Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 16.

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 16.

Разъехались мы на каникулы, не зная, что нас ожидают большие перемены. У мамы и у сестёр отдыхалось неплохо, никаких забот, кроме как понянчиться с племянниками и племянницей. Каждый раз, когда я уезжал в Ленинград, мама провожала меня со словами, что она уже старая и видимся мы в последний раз. Я всячески отвергал эти её слова и был прав, потому что судьба дала её ещё много лет жизни. Хотя жизнь у неё была нелёгкой, забот на её плечи ложилось много, порой нечего было есть, но в целом у неё здоровье было. Она никогда не носила очков, хотя все её дети ходили в очках. У неё был нормальный слух, она не страдала желудочными заболеваниями, хотя питалась кое-как, не соблюдая никаких диет и распорядков дня. Могла доесть прокисший суп, не разрешая его вылить, могла поесть какую-нибудь рыбу с запахом. Ела не строго по часам, а когда хотела есть. Верила в бога, постоянно ходила в церковь на службу, благо белая церковь было рядом с домом. соблюдала посты, соблюдала христианские заповеди.



Скрижали.

Если я или брат находили какую-нибудь вещь на улице и приносили домой, мама нас отсылала, чтобы мы положили эту вещь на старое место, не твоё - не бери. Совершенно неграмотная женщина она своим житейским опытом воспитывала нас, учила культуре поведения. Например, входя в помещение, надо снять головной убор и поздороваться со всеми, садиться только после приглашения, и многим другим нужным в жизни вещам. Мы росли в детстве не в тепличных условиях и не среди идеальных пай мальчиков. В Иваново, как я уже говорил, было много тех, кто отсидел в тюрьме. За что сидели, это уже другой разговор. Например, Баланцева работала в столовой на фабрике и ей дали 10 лет за то, что она хотела своим детям принести поесть, а её задержали на проходной. Отец Лёвы Филатова работал в оркестре в цирке и за какую-то ерунду тоже отсидел несколько лет.
Я не очень разбираюсь в классификаций преступлений, были и настоящие воры, были урки, ещё кто-то. Но самое главное в том, что нас, мальчишек, никто никуда не привлекал, не втягивал, никаким глупостям не учил. Я считаю, что всё идёт из семьи. Когда ругают армию, упрекая её в том, что в ней процветает дедовщина, что командиры не воспитывают своих подчинённых, всё это хренотень и словоблудие. В армию приходит не дитя неразумное, а 18-летний грамотный юноша, со своим характером, со своими привычками. Если есть в нём какие-то отрицательные качества, то он их вынес из своей семьи. Обвинять в этом армию просто глупо.



Теперь о переменах в жизни училища. Как известно, в конце 1950-х годов появилось ракетно-ядерное оружие, как основное средство ведения войн, что привело к разработке соответствующих этому оружию новых способов достижения основных целей войны. Перед советским народом встала жизненно важная задача в короткие сроки создать надёжный ракетно-ядерный щит нашей Родины. Возросла роль заблаговременно возводимых специальных сооружений: боевых ракетных комплексов, сооружений противовоздушной и противоракетной обороны, систем предупреждения о ракетном нападении, высокозащищенных командных пунктов, узлов связи, приёмных и передающих радиоцентров, аэродромов, сооружений для запуска космических объектов. Значительно усложнились технические системы и оборудование военных объектов: энергооборудование и автоматика, системы вентиляции и кондиционирования, охлаждения, пожаротушения и многие другие. Значительно расширились задачи строительства в Министерстве обороны. Всё это отразилось на судьбе училища, и в апреле 1960 года оно было выведено из системы ВМФ и передано в ведение заместителя Министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск. Это было единственное училище, где готовили отличных военных инженеров-строителей и электромехаников для строительства и эксплуатации береговых объектов ВМФ. Многие из них зарекомендовали себя умелыми организаторами строительного производства и эксплуатации энергетических установок. Использовать его только для подготовки специалистов для ВМФ посчитали слишком жирным.



Ковалев Александр Дмитриевич, Ураган Александр Александрович, Медведев Виктор Михайлович. ВИТУ ВМФ, 1960 г.

В сентябре 1960 года ВИТКУ ВМФ было переименовано в высшее военное инженерно-техническое Краснознамённое училище. Ему было вручено новое Знамя, а для военнослужащих училища установлена новая форма одежды - военно-строительных частей. Часть курсантов не хотела мириться со своим новым положением:. кто-то написал рапорт с просьбой перевести в любое другое военно-морское училище, кое-кто подал рапорт с просьбой отчислить из училища. Какое-то время были разброд и шатания, в голове у многих были сомнения, что же будет дальше. В военно-морские училища никого не перевели, потому что у них тоже были значительные изменения структуры и сокращения численности, как я уже говорил о Каспийском училище имени Кирова. Началось усиленное внедрение в сознание мысли, что флот и авиация уже не нужны в большом количестве. Могут понадобиться подводные лодки с атомными двигателями, вооружённые ракетами, а надводные корабли можно отправлять на слом. Именно в этот период большое количество офицеров флота было переведено на должности инженеров-испытателей на крупнейшие полигоны Войск ПВО и РВСН в г. Приозёрск на озере Балхаш и в Капустин Яр. У всех было высшее образование и многие из них в дальнейшем заняли высокие должности, как генералы Боровков, Дёмин и многие другие.
Когда я учился на 1 курсе строительного факультета, одна группа была набрана по специальности «инженер-сантехник». В связи с тем, что эта специальность становилась очень нужной для новых объектов, решено было создать ещё одну учебную группу, планировали в дальнейшем сформировать сантехнический факультет. Специалисты кафедры санитарной техники начали всех агитировать за переход в эту группу, объясняя нам, что мы будем специалистами по кондиционированию воздуха, сможем создавать искусственный климат в любом помещении, в наших руках окажется всё жизнеобеспечение сооружений. Всё это было интересно, завораживало, но не это сыграло важную роль при переходе нас, группы товарищей, со строительной специальности на сантехническую.



Роженцов Виталий Борисович, Ураган Александр Александрович, Чернов Василий Васильевич, Смирнов Всеволод Михайлович.

Дело в том, что у нас командиром отделения был сержант Валя Мельников, который своими мелочными придирками порой просто доставал нас. Собравшись в узком кругу, я, Виталик Роженцов, Саня Ураган, Вася Чернов, Сева Смирнов, все бывшие нахимовцы, решили перейти в сантехники, чтобы не чувствовать гнёт Мельникова. Самое смешное было то, что на следующий день следом за нами к нам пришёл и Валя Мельников. Он нам сказал, что узнав о нашем переходе, он был очень огорчён и решил немедленно идти с нами, так как он не может мыслить продолжение учёбы без нашею коллектива, без нашей помощи, что он к нам очень привязался и мы ему ближе родных. Он был родом с Дальнего Востока, родных у него действительно не было, пришлось смириться с его прибытием. После перехода всех желающих со строительного факультета в сантехники нас перемешали с существующей группой и поделили пополам. Я попал в 125 класс, старшиной которого был назначен сержант Рабинович Виктор, командирами отделений сержанты Коля Батуро, Валя Мельников и Коля Паненко. В класс попали Медведев, Чернов, Яловенко, Дьяченко, Сорокин, Ксенофонтов, Смирнов, Ураган, Капура, Тылевич. Дворецкий, Шлюбуль, Щеколдин, Климов, Роженцов, Максак, Онянов. До выпуска не дошли с нами Сорокин, Ксенофонтов и Щеколдин. Сорокин попросил его отчислить, Ксенофонтов был отчислен по неуспеваемости, а Щеколдин отчислен за грубое нарушение дисциплины. Надо сказать, что Рабинович умел держать весь класс в руках, не пользуясь при этом своими дисциплинарными правами. Происходил он из простой семьи, до призыва в армию работал помощником машиниста на железной дороге, но у него был какой-то природный дар общения с людьми. Он был очень эрудированным человеком, умел быстро сходиться с людьми, имел подход к людям, никогда не повышал голоса, учился очень хорошо, училище окончил с отличием, в общем был действительно лидером. Для класса выдвинул лозунг «125 класс, поднавались!», который использовался и при сдаче экзаменов и при выполнении любых работ.



Вверху слева родное ЛНВМУ и "Аврора".

Нас частенько привлекали для оказания помощи городу осенью при закладке овощей. Ездили мы на овощную базу на станцию Сортировочная. Работали всегда на совесть. Жаль, что у Рабиновича неудачно сложилась жизнь после выпуска. Он был занесён в книгу почёта переменного состава училища. После выпуска был назначен начальником участка в Мурманск. Как рассказывали, там он совершил какие-то злоупотребления или хищения, за что был осуждён. Ни на одну встречу выпускников не приезжал, никто не знает, где он и что с ним. Он очень активно участвовал в художественной самодеятельности, сколотил небольшую группу, в которую, помимо него, входили Мельников, Медведев, Дёмин, Чернов, Дьяченко и поставил моноспектакль, в котором были хоровой, танцевальный, драматический, музыкальный номера. Всё это было сделано с большим юмором и вызывало гомерический хохот у зрителей. Смысл был в том, что рота убыла на учения, остались в казарме старшина, дежурный, дневальный и двое освобождённых по болезни. Вдруг прибывает комиссия, которая должна проверить, как развивается самодеятельность, и вот эта пятёрка выступает во всех жанрах. С этим концертом мы выступали во многих местах, и в военной и в гражданской среде, и везде пользовались большим успехом. Иногда Рабинович устраивал нам выступления на корпоративных вечеринках, как например, в одной из стоматологических клиник, специалисты которой якобы вынимали из полости рта больной зуб, приводили его в хорошее состояние и вставляли на место. Нам они тоже обещали вылечить все чубы, но, к счастью, мы пока не нуждались в лечении. В благодарность за выступление для нас был накрыт шикарный стол со всякими блюдами, и хотя мы не голодали, так как нас в училище кормили неплохо, мы с удовольствием поужинали.



Октябрьский парад 1960 года мы провели ещё в морской форме, а перед новым годом нам преподнесли подарок: всех курсантов переодели в пехотную форму. Морскую форму оставили только пятикурсникам, не имело смысла выдавать им комплект новой формы на полгода. Очень странно было их видеть на училищных вечерах. Они занимали целый ряд стульев вдоль сцены и так снисходительно посматривали на танцующую публику. Нам выдали для повседневного ношения полушерстяные гимнастёрки, брюки-галифе и пилотки защитного цвета, яловые сапоги с портянками. В парадную форму входила фуражка или шапка, закрытый китель со стоячим воротником защитного цвета, темно-синие брюки-галифе и хромовые сапоги. Новогодний вечер 1961 года мы встречали в новых "фраках". На рукавах не было никаких нашивок, свидетельствующих о том, на каком курсе учится курсант. Девушкам стало трудно ориентироваться, курсант какого курса пригласил её на танец. Умные девушки определяли это по ходу разговора: если такие науки как сопромат, теормех мелькали в прошедшем времени, то юноша учился не ниже, как на 3 курсе. По внешнему виду курс определить было невозможно: первокурсники норой выглядели старше пятикурсников. В дальнейшем, уже после нашего выпуска, форма претерпела значительные изменения: китель стал открытым, появилась рубашка с галстуком, брюки навыпуск и ботинки, на рукавах кителя стали нашивать горизонтальные нашивки с обозначением курса от первого до пятого. Изменения в форму одежды вносятся до сих пор.
Что интересно, когда я первый раз приехал в Иваново в новой форме, не в морской а в пехотной, ни у кого это не вызвало никаких вопросов. Наш сосед дядя Коля Улыбин даже с одобрением заметил, что наконец-то нас одели как положено бойцам Красной Армии.



Правила ношения военной формы одежды военнослужащими Советской Армии и Военно-Морского флота (на мирное время). 1959 год

Знакомые девушки поздравляли нас с Новым годом и с новым Фраком. Нам больше нравилось носить синие выходные бриджи не с кителем, а с шерстяной гимнастёркой, что мы часто и делали, отправляясь в гости, в город и т.д. Конечно, это было нарушение формы одежды, но с этим нарушением нас отлавливали только в нашем клубе.
2 курс, помимо переодевания принёс нам много других хлопот. Наиболее сложные теоретически инженерные предметы изучаются на втором курсе. В дополнение к теормеху и сопромату пошли гидравлика, строительная механика, теория машин и механизмов, сокращённо ТММ - тут моя могила, детали машин и другие. Часть из них переходит и на третий курс. Основная масса курсантов с честью одолела 2 курс, сдала весеннюю сессию и была направлена на производственную практику для приобретения рабочих специальностей. Мы часть практики прокладывали инженерные сети в нашем лагере, учились чеканить стыки водопроводных и канализационных труб, устанавливать колодцы и выполнять многие другие работы. Вторую половину практики мы работали в цехах завода по производству сантехнического оборудования. За эту работу нам не платили никаких денег. У нас было денежное содержание на 1 курсе 75 рублей, на 2 курсе —100 рублей, на 3-м и последующих курсах - 150 рублей. Это при средней зарплате в те годы около 700 рублей, до денежной реформы 1961 года, когда на всех денежных единицах убрали один ноль. Мы работали на различных участках завода с целью приобретения рабочих навыков и освоения промышленных профессий, а также знакомились с технологией заводского производства. Рабочих не хватало, на участке штамповки был полный завал, и мастер цеха попросил меня и Севу Смирнова поработать на прессах с полной отдачей, обещая нам заплатить за выполненную работу. В то время, как наши однокурсники без особою напряжения осваивали заводские профессии, мы с Севой с утра до вечера в течение примерно 10 дней штамповали разные детали, обеспечив ими надолго завод. Когда мы заикнулись об оплате мастер начал юлить, ссылаться на какие-то сложности с оформлением нарядов, в итоге мы получили уши. Уж лучше бы он вообще не заикался об оплате, а просто попросил бы выручить цех. Мы к нему не могли предъявить никаких претензий, так как не были оформлены юридически на работу, в итоге остался горький осадок.



Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю