Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 17.

Воспоминания Медведева Виктора Михайловича. Часть 17.

После практики разъехались на каникулы, я их провёл в Иваново у мамы и в Архиповке у сестры. Когда, мы собрались на вокзале, чтобы ехать в Ленинград по окончании каникул, то я, Сева Смирнов, Валя Пряхин пришли в пехотной форме, а Рудик Титов пришёл в морской. Он где-то достал комплект формы и щеголял в ней. Его мама, желая похвастаться, во всеуслышание объявила, показывая на нашу форму, что у её Рудика тоже есть такая форма. Бедный Рудик не знал, куда провалиться после её заявления. По прибытии в Ленинград мы поехали в училище, а Рудик побежал к своим знакомым переодеваться.
Па третьем курсе нас опять ждали перемены. Наша должность стала называться слушатель. Все курсанты, кто имел выслугу более 3 лет, т.е. кто до училища прослужил в армии не менее одного года, а таких у нас было большинство, получили право проживать не на казарменном положении. Они могли жить в общежитии, у родных , снимать жильё и т.д. На проживание им стали платить денежное содержание в сумме 95 рублей. На эти деньги нужно было самим питаться, платить за жильё и прочие нужды. Можно было, заплатив какую-то сумму, встать на довольствие в училищной столовой. Общежитие с небольшими комнатами было на улице Чайковского, где раньше жили иностранные курсанты, но этих комнат было мало, их отдали старшекурсникам. Для остальных приспособили обычное казарменное помещение, назвав его общежитием и посадив туда коменданта и дежурную. В общем-то те же спальные помещения, только без казарменного распорядка. Кое-кто на 3 курсе уже женился и ушёл жить к жене. Некоторых девушки ждали на их родине, как Виталия Дрибнича ждала в Харькове его невеста Лариса Цоня. Виталий с таким восторгом нам рассказывал о ней, что мы могли только завидовать такой чистой любви. Она училась в медицинском институте, письма шли в обе стороны на многих страницах. Насколько я помню, дело у них закончилось свадьбой, и она приезжала на выпуск. Когда мы все увидели Ларису, то были немножко удивлены: нам она показалась очень маленькой и худенькой. Ну да не в этом дело, мал золотник, да дорог.



Как у них сложилась жизнь в дальнейшем, не знаю. На традиционные встречи выпускников Дрибнич не приезжал. Про встречу с ним где-то на Севере рассказывал Валера Шлюбуль, который служил в центральном проектном институте № 31 и ездил в служебные командировки в разные города страны. Будучи на Севере на Кольском полуострове, зашёл он однажды в одно из строящихся сооружений и вдруг услышал, что кто-то очень громко кричит и ругается матом на чём свет стоит. Оказалось, что во всём здании был один только Дрибнич, который таким образом развивал свою речь. Дело в том, что когда он волновался, он начинал заикаться и для избавления от этого недостатка таким образом тренировался. В училище нужно было приходить к утреннему разводу до начала занятий. По окончании занятий можно было идти на все четыре стороны. Большинство слушателей после занятий оставались в своих классах и продолжали выполнять все задания, курсовые работы и проекты в своих коллективах. Привычка работать вместе много значит. Те слушатели, у которых не было трёхлетней выслуги, продолжали оставаться на казарменном положении: жили по курсантскому распорядку, питались в столовой как и раньше и получали 15 рублей.
Жизнь в училище шла своим чередом. У нас был назначен старшим Витя Дворецкий с присвоением звания сержант, мне присвоили младшего сержанта и назначили командиром отделения. В моё подчинение попали Саня Ураган и Виталик Роженцов, которые порой игнорировали мои приказания, пришлось их воспитывать с применением дисциплинарной практики.
Училище развивалось, в целях подготовки военных инженеров-строителей для ВМФ в 1962 году в составе строительного факультета было сформировано отделение строительства военно-морских баз. Начальником его был назначен выпускник училища 1942 года полковник-инженер А.Е.Мальков. Училище по-прежнему поддерживало тесные творческие связи с инженерными и строительными органами ВМФ и его Главным инженерным управлением.



ВВИТКУ. Автор Константин Штангей.

Развитие училища шло также по линии увеличения контингента обучаемых и числа специальностей, по которым проводилась подготовка военных инженеров. Так в 1962 году на базе кафедры санитарной техники по решению Министерства обороны был создан санитарно-технический факультет, первым начальником которого стал выпускник училища 1941 года полковник-инженер В.Н.Ткаченко. Созданию санитарно-технического факультета способствовали широкие творческие связи и активная научно-исследовательская работа кафедры санитарной техники, При образовании факультета эта кафедра была разделена на три: Вентиляции и кондиционирования воздуха - начальник Е.В.Стефанов, отопления и теплоснабжения - начальник С.В.Шевандин, водоснабжения и канализации — начальник Ю.М.Кузьмин. Была также создана отдельная дисциплина технологии и организации производства монтажных работ под руководством С.С.Шальмана, которого призвали в армию с присвоением звания «майор».
В том же 1962 году расширился электромеханический факультет, где вместо одной кафедры стало две: электроснабжение - начальник Н.И.Далматов, и электрооборудование - начальник И.А.Сафронов. Свидетельством признания научного авторитета ВВИТКУ и наличия у него больших научных возможностей явилось решение Минобороны о введении в штат училища в 1962 году проблемных научно-исследовательских лабораторий. Начальниками их были назначены молодые перспективные офицеры, кандидаты технических наук, доценты Н.В.Ваучский. А.А.Рымкевич. А.К.Михайлов, В.И.Устинов. Под их руководством началась трудоёмкая и сложная работа по организации исследований по новой научной тематике и дальнейшему расширению лабораторий, созданию уникальных экспериментальных установок и стендов, оснащённых современной по тем временам измерительной аппаратурой.
В феврале 1962 года я получил телеграмму от сестры Риты: «Приезжай, умер Ваня». Это был её муж. В тот же день я выехал в Архиповку и через сутки был там. На вокзале случайно встретил своего брата Петю, который ничего толком объяснить не мог, кроме того , что Рита с кем-то из Ваниных родственников находится в Савине, где проводится вскрытие тела, а потом они вместе с телом приедут в Архиповку. В доме, который совсем недавно построили Рита с Ваней, находилось несколько человек родственников Ивана, его малые дети Лёня 6 лет и Миша 2 лет. Родственники усиленно осматривали дом с целью того, чтобы взять себе что-нибудь, как они говорили на намять. Я по приезде снял свои форменные хромовые сапоги и одел валенки, потому что на улице было очень много снегу и холодно. Через некоторое время смотрю: нет моих сапог, кто-то их уже успел прибрать к рукам, думая, что это Ванины сапоги.



Пришлось обратиться к народу с просьбой возвратить мои сапоги, так как это принадлежность формы, в итоге возвратили. Рита была в полной отключке, ей было ни до чего, хоть весь дом выноси. На следующее утро гроб погрузили в кузов грузовой машины, наложили кучу сена, в это сено села часть людей и повезли тело Ивана в Иваново. Все его родственники жили в Иваново и хоронить решили там. Могила уже была заказана, гроб немного постоял у дома его родителей, а потом пошли на кладбище. В то время процессии в основном ходили пешком. Я всё это хорошо запомнил, потому что это были первые похороны родственника в моей жизни. Так закончилось замужество моей старшей сестры которое продолжалось 6,5 года. Спустя некоторое время дом в Архиповке она продала, некоторое время жила у мамы. Хотела купить дом в Иваново, где продавалось много частных домов, но цены кусались. В конечном итоге построила двухкомнатную кооперативную квартиру на улице Кирякиных, недалеко от автовокзала. В течение длительного времени на наследство Ивана претендовала его мать, а что там было наследовать-то. Иван зарабатывал немного, дом был построен в основном усилиями Риты, тем более что остались двое малолетних детей, которых надо было поднимать на ноги.



Ивановские "Черемушки" наступают на деревню Притыкино. Вдали дома по улице Лежневской. Ок. 1960 г. Фото предоставлено Д.В.Садковым. Место съемки: ул. Кирякиных, д. 12, 3 этаж.

По окончании третьего курса мы разъехались на производственную практику непосредственно на строительные площадки для участия в монтаже всех санитарно-технических систем. Для этого был выбран город Рига. Наверное, можно было найти монтажные площадки и в Ленинграде, но как я понимаю наше командование хотело, чтобы мы изучали опыт и других регионов одновременно с изучением других мест. Приехали мы в Ригу на поезде, на вокзале нас встретил руководитель практики В.С.Васильев, преподаватель кафедры отопления и теплоснабжения. На машинах отвезли нас в расположение военно-строительного отряда в районе Болдерая, на берегу реки Лиелупе. Место очень красивое, кругом хвойный лес, недалеко и река Даугава и Рижский залив. В то время Рига была столицей Латвийской ССР. Город основан в 1201 году на берегу речки Ридзене при впадении её в Даугаву. Для защиты от нападений в 13 веке вокруг города была сооружена каменная стена около 2 метров ширины и 8 метров высоты, с деревянной надстройкой, амбразурами, угловыми редутами и другими фортификационными сооружениями. В старой части города сохранилось много памятников старины, напоминающих нам о первых столетиях существования Риги. В городе много мемориальных комплексов, памятников Ленину, Стучке, латышским стрелкам, памятник Свободы, братское кладбище, кладбище Яна Райниса с его памятником, церковь Юра, Домский собор с органом, Рижский замок. Пороховая башня, много других архитектурных памятников. Город богат музеями и выставками, театрами и концертными залами, спортивными сооружениями. Мы по мере возможностей стремились всё осмотреть, всюду побывать.



На работу нас возили на грузовой машине вместе с военными строителями. Объекты строительства были в разных частях города. В районе Агенскальских сосен строили жилые дома, там мы занимались монтажом внутренних санитарно-технических систем. В друих местах мы изучали на практике монтаж котельной с чугунными водогрейными котлами, насосных станций, наружных сетей водопровода и канализации, тепловых сетей.
В свободное время мы с большим удовольствием знакомились с городом. Надо сказать, что где бы мы ни бывали, в какой бы город ни приезжали в командировку или на отдых с друзьями, а затем с женой и детьми, мы всюду стремились как можно лучше познакомиться с новым местом, больше всего увидеть, узнать. На отдыхе у нас не было принято лежать на пляже или сидеть дома, мы постоянно обходили окрестности пешком, записывались на все автобусные экскурсии.
В Риге мы осмотрели многие музеи, гуляли по бульвару Падомью, по Комсомольской набережной, по площади коммунаров, по улице Цесу, улице Ленина, Кирова. Любовались архитектурой многих зданий. После Ленинграда трудно чем-либо удивить в области архитектуры, но тем не менее Рига произвела на нас большое впечатление и надолго осталась в нашей памяти. Вечерами мы купались в реке, играли в футбол, раза три в неделю устраивали танцы под радиолу. На танцы приходило много девушек с окрестных мест. Кстати, в то время в Риге и её окрестностях проживало очень много русских, украинцев и белорусов. Запомнился один эпизод периода этой практики. У кого-то из нас был день рождения, и мы решили отметить это событие на природе, выйти « на пенёк». Спиртного мы в то время ещё не пили, как-то не тянуло нас на это, но на всю компанию купили всё-таки бутылку рижской водки «Кристалл», которая, по словам знатоков, считалась одной из лучших водок, лимонад, наделали бутербродов. Всё это богатство сложили в небольшой чемоданчик, с такими студенты на занятия ходили, и пошли в лес. Уже почти дошли до заранее выбранного мест, как нам навстречу вышел из лесу заместитель командира военно-строительного отряда по политической части. Он поинтересовался, куда мы держим путь. Мы ответили, что просто гуляем по лесу. Ему стало очень любопытно, что мы несём в чемоданчике, он потребовал открыть его. Сейчас, задним числом, надо было послать его подальше, какое он имел право учинять обыск. Но в то время такой мысли не возникло, открыли мы ему чемоданчик, он увидел бутылку водки и предложил владельцу самому разбить ее об дерево. Делать нечего, пришлось разбить с большим сожалением, а то потом не оберёшься всяких разбирательств. Политработники любили раздуть из-за всякой ерунды целое дело. Он увидел, что больше у нас ничего интересного нет и отстал от нас. Очевидно, что он об этом эпизоде никому ничего не рассказал, ни командиру отряда, ни руководителю практики, потому что нас по этому поводу никто не расспрашивал. Нам было очень интересно узнать, кто же нас заложил, наведя его на наш след, ведь не случайно же он нас встретил в лесу. Кончилось тем, что пришлось нам покупать другую бутылку, мы же считали себя достаточно взрослыми и хотели чисто символически отметить день рождения. На семь человек нам досталось по глоточку. Даже сейчас не знаю, правильно ли мы сделали, купив эту бутылку водки. Практика в Риге запомнилась ещё тем, что в Болдерае нашёл своё счастье Коля Батуро.



Старая застройка Болдераи. В Советское время в этом здании располагался детский клуб "Алые паруса". А ещё раньше там была старая аптека еще с дореволюционных годов...

Он был у нас одним из красавцев, высокий, стройный. Девушки на него заглядывались, но сердце его покорить не могли. И вот он встретил под стать себе очень красивую, высокую, длинноволосую девушку и сразу же влюбился в неё.
В итоге практики мы приобрели определённые навыки по монтажу различных систем, ближе познакомились с жизнью военных строителей, проводя с ними практически круглые сутки и на работе и в часы досуга. Насколько я помню, с места проведения практики желающие могли ехать на каникулы по домам. Каждый присматривал какие-то подарки своим родственникам. Особенно старательно собирал свой большой чемодан Коля Паненко. Ростом он был небольшой, а чемодан почти с него. У него в Тульской области жили родители, и когда он приехал домой, то чемодан передал отцу с просьбой разобрать гостинцы. Каково же было удивление отца, когда он обнаружил среди подарков парочку фланцев, несколько кранов и прочую дребедень. Кто-то решил подшутить над Колей и перед его отъездом незаметно напихал в его чемодан всяких железяк. Ох и возмущался же он, возвратившись с каникул в училище, но шутника вычислить не удалось. Я представляю, как он тащил эти железки.
Несколько человек из нашей группы были приглашены на свадьбу к нашему однокурснику Севе Смирнову. Свадьба должна была состояться в Ленинграде по окончании практики. Витя Рабинович как-то умудрился нам оформить билеты на самолёт Рига-Ленинград. Самолётик был маленький, лететь пришлось при плохой погоде, дождь, гроза, мотало нас неимоверно. Все мы летели на самолёте в первый раз, было немножко не по себе и в то же время очень интересно, увидеть землю с высоты, процесс взлёта и посадки. На свадьбу попали вовремя. Было весело, в основном была молодёжь, хотя были и родственники жениха и невесты. У невесты матери уже не было, только отец, который потом до последних своих дней так и жил с дочерью и зятем.



Это лето и осень были просто свадебные. Не успел я приехать на каникулы в Иваново, как решил жениться мой брат Петя. Он давно встречался е девушкой Лидой, и они приняли решение пожениться. Свадьба было очень скромной, были только родственники жениха и невесты. Не было никакого свадебного костюма у жениха и белого платья у невесты. Они оба работали почтальонами, денег зарабатывали мало, но это уже их проблемы. Петя мог бы стать обеспеченным человеком. После того, как он попал под трамвай, ему дали группу инвалидности. По линии союза инвалидов его устроили учиться на закройщика верхнего мужского платья. У него очень хорошо получалось это дело, он сам себе сшил приличный костюм. Вроде даже увлёкся портновским делом. Я помню долго искал по его просьбе книгу «Конструирование верхней мужской одежды», авторы Ручкин и Постников. Потом вдруг во дворе его стали называть Петя-портняжка. Вместо того, чтобы плюнуть и не обращать внимания на прозвище, он бросил великолепную профессию, владея которой всегда имел бы хороший заработок. В результате всю жизнь проработал на доставке телеграмм, да иногда перебиваясь случайными заработками. Примерно такая же история случилась и с другим парнем из нашего двора Лёвой Филатовым. Он после семилетки поступил в Ивановский техникум общественного питания на отделение холодильных машин. Окончив его, он стал бы обслуживать холодильные машины в столовых и магазинах, это же ценная специальность. Так опять же во дворе его стали дразнить Лева-повар, хотя он к поварам не имел никакого отношения. В итоге он бросил учебу в техникуме. Вот так по глупости окружающих и своей иногда калечились судьбы.

Окончание следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю