Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Н.В.Лапцевич. ТОЧКА ОТСЧЁТА (автобиографические записки). Детство. Санкт-Петербург, 2000 год. - О времени и наших судьбах. Сборник воспоминаний подготов и первобалтов "46-49-53". Книга 4. СПб, 2003. Часть 1.

Н.В.Лапцевич. ТОЧКА ОТСЧЁТА (автобиографические записки). Детство. Санкт-Петербург, 2000 год. - О времени и наших судьбах. Сборник воспоминаний подготов и первобалтов "46-49-53". Книга 4. СПб, 2003. Часть 1.

Публикацию воспоминаний юбиляра предварим "увертюрой" - несколькими фотографиями счастливых юбиляра, его близких и друзей. Как говорится, дай бог и Вам так...



Юбиляр за работой!



Радостный день



Мама, папа и дети



Большая семья



Застолье



Веселье - безудержное!



Семейный хор с шарами

Еще раз и с большим удовольствием - счастья, здоровья и благополучия Вам, Николай Васильевич, Вашим близким и друзьям!



Искренние, абсолютно достоверные и хорошо написанные воспоминания Н.В.Лапцевича - одна из ярких публикаций, принадлежащих подготам-первобалтам, выпускникам 1 БВВМУ 1953 года, совместно обучавшимся со времён подготии.
Их воспоминания были опубликованы в одиннадцати книгах Сборника. Автор проекта, редактор-составитель и издатель этих книг Юрий Михайлович Клубков из той же плеяды выпускников 1953 года. Он собрал, обработал и издал воспоминания более чем ста однокашников. Так появилось уникальное издание, без прикрас описывающее жизненные события, памятные авторам.



Известно, что в не подвластных цензуре мемуарах подлинный документализм соседствует с подлинным историзмом.

Н.З.

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Н.В.ЛАПЦЕВИЧА



Лапцевич Николай Васильевич родился и вырос в белорусской деревне Веркалы (Минская область) 9 января 1931года. В 1939г вместе с семьей переехал в Ленинград, где пережил войну и блокаду. В 1946г поступил в ЛВМПУ, которое закончил с золотой медалью. С 1949 по 1953гг учился в 1-м Балтийском ВВМУ, был сталинским стипендиатом. Училище закончил с отличием, его фамилия занесена на мраморную доску в фойе клуба училища
Несмотря на столь впечатляющий старт, дальнейшая служба Лапцевича Н.В.проходила сложно, так как по зрению он был признан негодным к службе на кораблях, а приобретённая им в училище специальность корабельного артиллериста теряла своё значение на флоте.
В связи с этим в ходе службы ему пришлось фактически трижды кардинально менять сферу деятельности, каждый раз начиная заново.
Офицерская служба лейтенанта Н.В.Лапцевича началась в должности преподавателя школы комендоров 1-го учебного отряда ВМФ в городе Пинске. В1959-60-м годах он переучивался в Ленинграде на Высших Офицерских классах. Стал ракетчиком и с 1960-го года продолжил службу на главной ракетно-технической базе Тихоокеанского флота в должности старшего инженера испытательного отдела, закончив службу на ней в должности заместителя командира- начальника штаба части.
В этот же период Н.В.Лапцевич заочно, минуя существовавшие в то время запреты, окончил электротехнический факультет ЛИИВТа.
В 1969 году, в связи с тяжёлой болезнью матери, переведён служить в Ленинград в НИИ вооружения ВМФ, где со временем был назначен старшим научным сотрудником и руководителем научно – исследовательской группы по разработке новых направлений в сфере эксплуатации ракетного оружия ВМФ в системе снабжения кораблей.
За период до 1986 года участвовал в проведении ряда научно-исследовательских работ по этой тематике, будучи большей частью их ответственным исполнителем.
В частности, им исследовались вопросы, связанные с совершенствованием технологии и средств, обеспечивавших хранение и подготовку к выдаче ракетного боезапаса на носители, пути сокращения времени и повышения надежности его доставки и погрузки на корабли наземным, морским и воздушным транспортом. Рассматривались, исследовались и подвергались научной оценке перспективные варианты расширения и повышения боевой устойчивости соответствующей системы снабжения и т.д.
Одним из важных результатов этих исследований явилось создание проекта «Наставления по обеспечению боевых действий» (НОБД-83), работу над которым Н.В.Лапцевич осуществлял в качестве ответственного исполнителя.
Им так же выполнен ряд изобретений. Основным из них он считает разработку способа передачи в море на корабль с судна снабжения тяжеловесного груза с одновременным использованием вертолета и канатной дороги.
Н.В. Лапцевич в качестве ответственного представителя НИИ оружия ВМФ по своем кругу ведения принимал непосредственное участие в разработке и испытаниях комплексов «Базальт», «Вулкан», «Гранит».
В 1983 году за участие в создании комплекса РО «Гранит» он награждён орденом «За службу Родине» 3 степени.
В 1986 году Н.В.Лапцевич в звании капитана 2 ранга уволен в запас.
Несмотря на почтенный возраст он до сих пор сохраняет живой интерес ко всему новому, стремится идти в ногу со временем и учиться у умных людей, на которых, как он считает, ему очень повезло в жизни.



В судьбе любой семьи, как в капле, отражается судьба целой страны...

ТОЧКА ОТСЧЁТА

Вступление


Начиная любые, даже самые беглые заметки о прожитой жизни, неизбежно задумываешься о своих предках. О той уходящей в глубь веков чреде поколений, в которой твоя жизнь является вершиной и одновременно кирпичиком для идущих после.
Мне кажется, не требует пространных доказательств утверждение, что знание истории своего рода, не обязательно знатного или широко известного именами предков, а самого рядового, о котором осведомлены только близкие да соседи, способно служить человеку мощным источником укрепления его душевных сил, повышения его чувства достоинства и самоуважения, а в более широком плане является одной из основ формирования полноценного гражданина своего Отечества.
Но прежде именно неграмотность делала человека немым для грядущих поколений, лишала его возможности оставить о себе и своих близких долговременную память. Поколение за поколением бесследно исчезали они в океане вечности, унося с собой свой мир и доставшиеся на их жизни частицы истории.
Сейчас же, в эпоху сплошной грамотности, давать этому печальному процессу продолжаться и далее, мне представляется безнравственным. Как по отношению к памяти предков, чьим жизням ты обязан появлением в этом лучшем из миров, так и по отношению к своим потомкам, обязанным тебе тем же.
Сознание этого и побуждает меня, одного из представителей практически первого в нашем роду грамотного поколения, приступить к настоящим запискам. Рассказывая в них, по мере своего умения кратко, о себе и своих близких, я постараюсь записать и то, что известно мне о родных из старших поколений. Кажется, это единственный способ вернуть их из забвения.
Буду стараться оставить на бумаге пусть сухой и бледный, но хотя бы контурно-достоверный отпечаток и своего времени, и тех, по словам Н.Н. Берберовой, «драгоценных клочьев прошлого, которые живут только в нас и навсегда исчезают вместе с нами».
Льщу себя надеждой, что, если у кого-нибудь из моих детей или внуков возникнет аналогичная потребность, то мои записки послужат ему хотя бы в качестве ТОЧКИ ОТСЧЕТА на бесконечной оси времени.
Для него в первую очередь я их и пишу.



Родина. 1886. Васнецов Аполлинарий Михайлович (1856-1933).

Детство

Деревня

Подрубленные корни


Словом «корни», пожалуй, наиболее точно и образно выражается связь человека с его «малой родиной» и своими предками.
Если под «малой родиной» понимать не только место, где человек появился на свет, но и где он начал осознавать себя и формироваться как личность, то у меня их две: небольшая белорусская деревня Веркалы в Минской области и часть Дзержинского района (вошедшего ныне в Центральный) города Ленинграда (Санкт-Петербурга), ограниченная улицами Шпалерной (Войнова), Салтыкова-Щедрина (Кирочная), а так же проспектами Литейным и Суворовским, центром которой является дом №11 по улице Каляева (Захарьевская).
Оба эти места с одинаковым правом располагаются в том заветном уголке моей души, куда постепенно оседает память о самых дорогих местах и близких людях, о том, что было в жизни, вспоминая которые испытываешь щемящую и светлую грусть.
В соответствии с моим метрическим свидетельством деревня Веркалы считается местом, а 9 января 1931 года – датой моего рождения. Однако этот документ не совсем точен. По словам мамы, я родился в конце 1930 года на Рождество (видимо, имеется в виду католическое Рождество), и родители находились в это время в городе Слуцке. Отец из соображений отсрочки моего будущего призыва в армию зарегистрировал меня 1931-м годом.
Обстоятельства сложились так, что к моменту регистрации семья переехала из Слуцка в свою родную деревню Веркалы.
Мой отец, Лапцевич Василий Казимирович, 1897 года рождения, и мать, Котлинская Софья Тарасовна, 1894 года рождения, принадлежали ко второму поколению крестьян, не знавших крепостного права.
Их родители, мои дедушки и бабушки, – Лапцевичи Казимир и Фёкла и Котлинские Тарас и Устинья (к сожалению, их отчества мне неизвестны) были первым поколением «свободных» крестьян и последними из моих предков, занимавшихся крестьянским трудом всю свою жизнь. Они были неграмотны, но уже своим детям (прежде всего старшей мужской их части) стремились дать образование. И в начале ХХ века в нашем роду появились первый учитель (старший из братьев отца Моисей Казимирович Лапцевич), а в ходе первой мировой войны и первые офицеры – Фёдор Казимирович Лапцевич и Кузьма Тарасович Котлинский.



Казимир Лапцевич, белорусский крестьянин, Снимок сделан в 1928 году в городе Ромны

Поколение моих родителей можно назвать переходным в буквальном смысле слова. Практически все мои дяди и тёти, кто уцелел в ходе бурных событий первой четверти 20-го века, одни в молодом возрасте, другие, как мои родители, к середине своей жизни, покончили с крестьянским трудом и обосновались в городах.
О молодых годах своих родителей я, к сожалению, знаю очень мало. Отец в гражданскую войну служил в Красной Армии. Об этом свидетельствует фотография, открывающая фотолетопись нашей семьи.
У мамы первый брак был коротким и закончился драмой. Не желая жить с мужем из-за его тяжёлого характера, она ушла к родителям. Этот поступок стоил ей шрама на голове от скользящего удара топором, с помощью которого муж пытался заставить её вернуться.



Смоленск, 1919 год. В армии отец (он справа) служил пулемётчиком.

На это поколение выпала кровавая и горькая доля пережить трагедию разрушения всего «до основания» и построения «основ социализма». На своих плечах оно вынесло две мировых войны, три революции, гражданскую войну, террор, коллективизацию, раскулачивание.
В истории России не найти другого периода, который бы так жестоко и бесчеловечно переворотил и переломал всю толщу народа.
К сожалению, судьбы семей Лапцевичей и Котлинских убедительно это подтверждают. У отца было четверо братьев: Моисей (1880 г.р.), Гавриил (1886 г.р.), Федор (1892 г.р.) и Михаил (1904 г.р.) и две сестры: Евдокия (1883 г.р.) и Домна (1895 г.р.). У мамы – двое братьев (Кузьма и Сергей) и три сестры (Антонина, Агриппина и Любовь). Приведу далее список, который скажет сам за себя
– Кузьма Тарасович Котлинский – пропал без вести на полях Гражданской войны. Воевал на стороне белых (по слухам в Добровольческой армии) и с 1918 года о нём ничего не известно.
– Агриппина Тарасовна Кульпанович (фамилия по мужу) – её семья была раскулачена в начале 30-х годов. Её муж Мирон, бывший моряк и участник гражданской войны на стороне красных, оказал при раскулачивании физическое сопротивление и был сослан на Север, где через несколько лет умер. Тётя Регина одна в беспросветной колхозной нищете поднимала пятерых детей.
– Антонина Тарасовна Тарасевич (фамилия по мужу) умерла в 1943 году, вскоре после убийства её мужа Иллариона, который, спасая семью от голода, попытался вернуть реквизированное «партизанами» мясо.
– Любовь Тарасовна Соловей (фамилия по мужу) расстреляна в 1942 году вместе со своим мужем Константином. Расправу над ними совершила группа так называемых «партизан» как акт мести отцу Константина Соловья.
– Фёдор Казимирович Лапцевич был арестован УКГБ города Ленинграда в сентябре 1938 года по сфабрикованному обвинению. О его деле я расскажу в отдельной главе.
– Гавриил Казимирович Лапцевич умер от истощения в 1942 году в Свердловске, куда он был эвакуирован из блокадного Ленинграда
– Василий Казимирович Лапцевич, мой отец, рядовой 103 стрелкового полка 85-ой стрелковой дивизии, который, как указано в извещении, «проявив геройство и мужество, убит 30 октября 1942 года под Ленинградом и захоронен в районе Шереметьевского парка».



Великий эксперимент. 1990. Илья Глазунов

Таким образом, из четырёх братьев Лапцевичей (пятый, самый старший брат отца Моисей умер до революции), встретивших 1941 год, двое погибли, один незадолго перед этим был репрессирован. Из четверых сестёр Котлинских две погибли в войну вместе с мужьями, другие две остались вдовами.
В семьях Лапцевичей и Котлинских поколение моих родителей насчитывало семь мужчин и шесть женщин. После войны 1941-1945 годов осталось трое мужчин и четверо женщин. Пятеро погибших (как и мужья троих маминых сестёр) ушли из жизни в цветущем зрелом возрасте, оставив полтора десятка сирот.
И наверно самое трагичное то, что из всего этого скорбного списка смерть только одного человека – моего отца, погибшего при защите Родины, можно считать в какой-то мере оправданной. Все остальные пали напрасными жертвами произвола и беззакония.
В этом факте, как в капле воды, отразилась жестокость и бессмысленность страданий, постигших российский народ в первой половине 20-го века!
Место следующего поколения в истории России, пожалуй, не менее уникально: это первое и единственное поколение, прошедшее практически весь свой жизненный путь в условиях социализма. Вместе с родителями оно пережило коллективизацию, бедствовало, страдало и боролось в меру сил в Отечественную войну, терпело и преодолевало послевоенную разруху.
Потом, не зная другой правды, кроме вколоченной в наши головы пропагандистской машиной КПСС, оно истово строило «светлое будущее».

Продолжение следует


Главное за неделю