Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

ОХ, УЖ ЭТИ БРИТАНЦЫ! И.Е.Дроканов.

ОХ, УЖ ЭТИ БРИТАНЦЫ! И.Е.Дроканов.

«Без лишних слов и громкой фразы,
В любых условиях, везде,
Большое дело водолазы,
Спокойно делают в воде».

«Когда я служил под знаменами герцога Кумберлендского!», – эту фразу мой старший брат часто произносит, вторя одному из героев давнего советского фильма «Остров сокровищ». Там долговязый пират Джордж Мерри в таверне «Подзорная труба» вспоминал свою боевую молодость. Фильму уже три четверти века, и брат пользуется фразой лет пятьдесят, поэтому она отложилась в моей памяти как устный памятник истории. О самом герцоге и о его ветеранах я долго ничего не знал. Каково было моё удивление, когда однажды история ожила. Для этого лишь потребовалось попасть в Англию.
Судно наше стояло в морском порту Берик-апон-Твид, расположенном на севере Англии у границы с Шотландией, проходящей, как известно, по реке Твид. Мне удалось воспользоваться свободными часами и оправиться бродить по узким улицам маленького городка, вокруг которого многие столетия складывались коллизии драматических отношений двух соседних народов. Таблички на старых зданиях извещали, что Берик тринадцать раз переходил от англичан к шотландцам и наоборот. В конце концов, остался по английскую сторону, хотя его кварталы построены на левом, шотландском, берегу. В романах Вальтера Скотта встречается выражение «по ту сторону Твида», – так шотландцы называли огромную территорию, лежавшую к югу от их родины.



Северная Англия и Шотландия

Неподалеку от Берика на поросших вереском пустошах, широких просторах, именуемых «Пограничьем», не раз вспыхивали жестокие сечи между отрядами вольных горцев и регулярной армией английских королей. К высокому берегу Твида, где громоздятся развалины шотландского рыцарского замка, эхо до сих пор приносит отголоски хриплых команд Уоллеса и воинственных криков его дикого войска, атакующего сомкнутые ряды хладнокровного противника. Неудивительно, что королева Елизавета I, удачливая соперница шотландки Марии Стюарт, распорядилась обнести пограничный город мощнейшими в Северной Европе оборонительными сооружениями. Стены и бастионы, созданные в традициях итальянской фортификационной школы, пребывают в прекрасном состоянии с момента постройки в конце XVI века по сию пору, то есть к началу века XXI.



Елизавета I (1533-1603), Мария Стюарт (1542-1587)

Один из бастионов крепости, обращенный в сторону Шотландии, к моему удивлению имел название «Кумберлендский»! Меня словно током ударило, когда я прочитал в артиллерийском дворе бастиона бронзовую табличку со знакомым с детства словом. Внутренний голос подсказывал: «Ищи, и сам герцог должен быть где-то рядом». Увы, в Берике остался лишь именной бастион и восковые фигуры его солдат в красных мундирах и черных треуголках, а следы королевского отпрыска вели дальше на север, в Шотландию. Почитав оказавшиеся в моих руках документы об ушедших временах, я выяснил, что войска под его знаменами прославились именно там.
Случай благоволил продолжению исследований: судно получило рейсовое задание идти грузиться солодом для петербургских пивоварен в шотландский порт Инвернесс. Переход морем был коротким по расстоянию и непродолжительным по времени, но непростым по обстановке.
Из Берика мы вышли в новогоднюю ночь, точнее в первые часы 1 января, в высокую приливную воду. Вечерком накануне выхода экипаж посидел за новогодним столом, порадовался обилию праздничных блюд и символической бутылке шампанского, одной на всех. Встали из-за стола – и за работу. Из порта в море вел узкий судоходный канал, по обоим берегам которого расстилались аккуратные газоны со стриженой травой. Судно неторопливо двигалось по каналу, а по левому борту всего метрах в двадцати от наших иллюминаторов красиво гарцевали две всадницы. Лошади под амазонками были разных мастей: вороная и соловая, почти белая в темноте. Чудно было смотреть: у нас в Петербурге сейчас публика снежными забавами тешится, а на севере Англии по зеленой траве, освещенной электрическим светом, как в замедленной съемке скачут незнакомки на прекрасных лошадях.
Канал закончился, началось открытое море. В этом месте романтические воспоминания придется сменить прозаическими. Читатель, не обессудь: это – не дамский роман, а рассказ моряка. «Ну, кто ж из нас на палубе большой не падал, не блевал и не ругался?», – поднял эту тему задолго до меня поэт Сергей Есенин. Со мною под утро приключилось такое же, правда, в каюте, а не на палубе. Меня чуть не сбросило с койки от сильнейшей бортовой качки, начало которой я спокойно проспал. Морской болезни я мало подвержен, но у берегов Шотландии приступ подкрался внезапно. В следующий после пробуждения момент я двумя прыжками подскочил к умывальнику и… успел. Затем, ругаясь страшно на непогоду, тщательно ликвидировал следы произошедшего безобразия. При этом с удивлением обнаружил, что вчерашние маринованные грибочки лежали в раковине как новенькие. Странно, а ведь хорошо вчера шли грибочки, вкусно было, хоть собирай их и снова в салатник!
Мелькнувшую глупую мысль быстро унесло, потому что пришлось опять ругаться. Наше небольшое по морским меркам судно тяжело укладывало с борта на борт; уцепившись правой рукой за поручень, а левой помогая ногам, я забрался по трапу в ходовую рубку. Видимо, туда до меня уже заглядывали люди с зелеными лицами, поэтому вахтенные в один голос крикнули, что до точки поворота осталось несколько миль, там пойдем по ветру, качать будет меньше. Им самим, бедолагам, у штурвала нелегко дались часы ходовой вахты. Суровое испытание устроила Шотландия, явно не желая делиться со мной сведениями о своем враге герцоге.



В.Саморезов. Штормовая погода.

Морской переход завершился поздно вечером в Инвернессе, портовом городе, который помимо всего прочего известен тем, что многие союзные морские конвои во время Второй мировой войны уходили в Советский Союз именно отсюда. Главной же всемирной достопримечательностью окрестностей является озеро Лох-Несс, расположенное рядом с городом. Шотландский лоцман с подозрительно красным носом, заводя судно в порт, заверил нас, что ископаемое чудовище на самом деле до сих пор живет в озере. Его даже можно увидеть, только для храбрости перед экскурсией следует выпить как можно больше виски. К озеру съездить времени у меня не было, но удалось разузнать еще об одном историческом месте неподалеку от Инвернесса, селении Каллоден.



Скульптура Несси

Здесь в 1746 году состоялось последнее полевое сражение на территории Британских островов. Здесь Шотландия окончательно потеряла свою независимость. Здесь герцог Кумберлендский, сын английского короля Георга II из Ганноверской династии и Бранденбургской принцессы, то есть чистокровный немец, бился за единство Великобритании. Здесь его противником был прямой потомок британских королей и претендент на корону Карл Эдуард Стюарт, собравший последнюю шотландскую армию. Здесь полководец герцог Кумберлендский выиграл свое единственное в жизни сражение, хотя воевал еще и на Континенте, но терпел поражение за поражением и в Войне за австрийское наследство, и в Семилетней войне. Здесь английское войско сумело решить исход битвы всего за двадцать минут. Здесь шотландцы проявили отчаянную храбрость, а английские солдаты оказались не только храбрыми, но и умелыми воинами.
Они могли потом гордиться, что под знаменами герцога Кумберлендского одержали победу, эти бывалые английские солдаты. Их называли «бифитерами», поедателями говядины: ежедневно каждому из них полагалась добрая порция говяжьего стейка с кровью. Победителей следовало хорошо кормить, ведь им предстояло еще столько войн. Войн, в которых через несколько лет они воевали в едином строю бок о бок со своими недавними врагами шотландцами.



Листок (аналог лубка) с портретом герцога Камберлендского и описанием его победы

Я думал об этом, стоя на площади в самом центре Инвернесса. С неба сыпались крупные холодные капли надоевшего многочасового дождя. Погода была такой же, как в день сражения при Каллодене. Передо мной высился памятник жителям города, погибшим в составе шотландских полков армии Соединенного королевства в сражениях XIX и XX веков. Множество имен теснилось на мемориальных досках рядом с указанием дат и мест их гибели. Индия, Китай, Индокитай, Африка, Европа, Ближний Восток – нигде шотландцы не щадили своих молодых жизней в боях за честь и славу Британской империи. Той империи, за независимость от которой гибли их предки. Интересная страна, эта Британия.
Сколько здесь встречается всего, казалось бы абсолютно несовместимого! На старинных узких, мощеных брусчаткой улочках Берика каким-то чудом разъезжаются шикарные «Ягуары» и «Бентли». За стенами исторического особняка, построенного в XV веке, вдруг оказывается вполне современный супермаркет, где толпятся многочисленные туристы, исследующие центр древнего города. На ратушной площади участники клубов исторической реконструкции в кольчугах со стальными мечами демонстрируют фрагменты вторжения норманнов в Британию. За ними с интересом наблюдает группа солдат из Шотландской пехотной бригады в натовской форме оливкового цвета и национальных шотландских шапочках с пером.



Над замшелыми развалинами средневековой крепости с оглушительным ревом проносятся сверхзвуковые «Торнадо» Королевских ВВС. Их грозный вид с бомбами и ракетами над мирным пейзажем впечатляет своей несопоставимостью так же, как черный силуэт подводной лодки на фоне разноцветных маленьких рыбацких суденышек, снующих на выходе из порта Инвернесс.



Британская атомная подводная лодка у побережья Шотландии

Окончание следует.


Главное за неделю