Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 1.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 1.

Мы начинаем публикацию воспоминаний Юрия Георгиевича Панферова, который в заключении своих мемуаров признался: "Я, пожалуй, мог бы дать этой книге и другое название: "Жизнь счастливого человека", так как считаю себя именно таким, и всю жизнь мне везло. Везло на встречи, работу и дружбу с хорошими людьми..."

Текст книги воспоминаний дополнен гиперссылками и фотографиями, зачем же "спорить с веком", пренебрегать возможностями, которые предоставляет интернет. Кроме того, параллельно в виде комментариев мы будем публиковать сообщения, дополняющие рассказ автора. Это будут подробности и иллюстрации, касающиеся однокашников, коллег, преподавателей, командиров, служащих и сослуживцев, всех, кого упоминает автор.

Обращаясь к Вам, читатель, Юрий Григорьевич, опережая возможный вопрос, дал на него простой и искренний ответ: "Для чего я пишу все это? Наверно для того, чтобы те, кто будет после нас, знали, как мы жили, что из себя в мои времена представляло Нахимовское училище, как нас воспитывали, и что в результате из нас получилось. Ведь моя судьба во многом похожа на судьбы всех нахимовцев. Только я носил милицейские погоны, а они флотские. Прощаясь с моими читателями, я вновь повторяю: ЧЕСТЬ ИМЕЮ!"

Итак, в путь!

Счастливого Рождества, здоровья и благополучия Вам и Вашим близким. Верюжский Николай Александрович, Горлов Олег Александрович, Максимов Валентин Владимирович, КСВ.

Посвящается моему учителю Г.Д. Чередникову.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2003.



Чередников Геннадий Дмитриевич, преподаватель русского языка и литературы в ЛНУ с 1948 по 1955 год. (жирный курсив - гиперссылка на сообщение комментарий)

Часть I. Корни.

"Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня".

Н.Гумилев

Все мои предки по отцовской линии носили погоны и служили Отечеству верой и правдой, защищая Россию. Мой прапрадед, Константин Васильевич, был уволен с флота в отставку в звании капитана второго ранга. Прадед, Александр Константинович, дружил с Нахимовым, участвовал, командуя батареей, в Севастопольской страде и ушел в отставку контр-адмиралом, дед, Константин Александрович, командовал вспомогательным судном в Цусимском сражении и дослужился до звания генерал-майора флота. Мой отец, Георгий Константинович Панферов, был врачом, и какое-то время работал ассистентом у И. П. Павлова. Судя по всему, это спасло его от ареста в период Сталинских репрессий.
(Подробнее о служебных путях флотских офицеров, предков Панферова Ю.Г. в ближайших следующих сообщениях).
Я родился 30 апреля 1935 года, когда волна репрессий достигла максимума, и первым моим детским впечатлением, когда я начал что-то понимать и соображать, был чемоданчик со сменой теплого белья, мылом, полотенцем, зубным порошком и щеткой, стоявший постоянно у дверей отцовской комнаты на случай ареста. Многие из друзей отца уже попали в Ежовскую мясорубку. Я был поздним ребенком от второго брака. Мать всегда называла отца на Вы, наверное, потому, что была на 18 лет младше его. Но они любили друг друга.
Семья жила в четырехкомнатной квартире на углу Геслеровского, ныне Чкаловского, проспекта, и Плуталовой улицы Петроградской стороны. Самую большую комнату занимали моя бабушка и ее подруга детства тетя Зина, переехавшая с нею в эту комнату в 1937 году после обмена их квартиры на Большом Проспекте. Во второй комнате – расположились отец с матерью. В третьей, самой маленькой, - сестра отца тетя Варя, а четвертая была моей детской.
Дом когда-то принадлежал монастырю и построен был добротно. В квартире были ванная комната с колонкой, которая топилась дровами, отдельный туалет, кухня метров на двадцать с отделенной маленькой похожей на поездное купе комнаткой для прислуги и огромным балконом, на котором стояли диван, стол, кресло и стулья. В летние жаркие дни вся семья обедала на балконе, а я любил ночевать на диване.
У отца с бабушкой были очень хорошие отношения, да и все в семье жили очень дружно. Любимым занятием отца, бабушки и тети Зины в свободное от работы время была игра в преферанс. Часто они засиживались за картами до поздней ночи. Отец прекрасно пел, хорошо рисовал, любил и знал поэзию. В бабушкиной комнате стоял рояль, и она часто просила отца что-нибудь сыграть и спеть. Хорошие отношения сохранились у отца с его первой женой Елизаветой и его сыном от того брака Сергеем. Сергей был на 10 лет старше меня. Он часто бывал у нас в гостях, а в эвакуации жил вместе с нами, пока в 1943-м году его не призвали в армию.
Моим воспитанием, в основном, занимался отец. Научил меня читать и писать уже к четырем годам. А, когда приходили гости, меня, еще трехлетнего, ставили на табуретку, чтобы лучше видеть, и я читал Лермонтова:

У врат обители святой
Стоял молящий подаянья
Бедняк, иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданий.

Куска лишь хлеба он молил,
А взор являл живую муку.
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Часто у нас бывал в гостях, друг отца, художник Николай Николаевич Чернов (АРЛЕКИНАДА. Н. Н. Чернов-Краузе. 1914. ). Подаренные им картины украшали все стены квартиры. К сожалению, Николай Николаевич не пережил блокаду, умер от голода. Часть его картин до сего времени висит на стенах моей квартиры.
В 1937 году отец был призван во флот, получил звание капитана медицинской службы и назначен ординатором педиатрического отделения Военно-морской медицинской академии (ВММА), которое в те времена была самостоятельным, не зависящим от Военно-медицинской академии подразделением и располагалась у Витебского вокзала. В этой должности он получил звание подполковника и проработал до последних своих дней.



Военно-медицинский музей Министерства обороны Российской Федерации



Я был в семье единственным ребенком, все обо мне заботились и оберегали меня. Из страха за мое будущее, никаких разговоров о политике, революции, гражданской войне и сталинских репрессиях при мне никогда не велось. Вполне понятно, что я воспитывался на марксистско-ленинских догмах и считал Сталина полубогом. О том, что мои предки были дворянами и царскими офицерами, мне сказали только после смерти отца, когда я уже учился в Нахимовском училище.
Наша квартира была тихим и комфортным островком, все взрослые старались не допустить на него жестокую действительность тридцатых годов. Разговоры шли в основном о литературе, искусстве и медицине, так как кроме отца было еще два врача: тетя Варя, которая была терапевтом, и тетя Зина, зубной врач.
Все обладали чувством юмора. Например, однажды вечером в 40-м году тетя Варя, которая была мужененавистницей и старой девой, пришла домой в разъяренном состоянии и долго не могла успокоиться. Отец спросил ее, в чем дело? Оказалось, по пути с работы какой-то пьяный мужик схватил ее в объятия и поцеловал, а когда увидел, кого целует, побежал, отплевываясь с криком: "Чур, меня, чур, беззубая!" Отец смеялся до упада, приговаривая: "Так тебе, Варька, и надо!" Вскоре и тетя Варя, поняв весь комизм произошедшего, смеялась вместе с ним. Смеялся и я, чувство юмора, наверно, передалось и мне тоже.
Каждое лето мы с матерью и бабушкой жили на даче в Карташевке, расположенной в остановке от Сиверской. Места там великолепные, лес полон грибов, их мы ходили собирать с бабушкой. С матерью регулярно ходили на речку, где меня учили плавать. У хозяев дачи, дяди Володи и тети Нины Самсоновых, была дочка Галя, которая научила меня скакать на лошади. Ее отец был тогда конюхом, а после войны председателем колхоза. У них же мать снимала комнату и после войны.
Поблизости от нас была дача певца Печковского, известного в те времена не меньше Лемешева. Во время войны он не успел уехать в Ленинград и оказался в плену у немцев, которые заставили его выступать перед ними с концертами. После войны певец был арестован и вышел на свободу больным стариком. Помню, как он, еще молодой и здоровый, носил меня, посадив к себе на плечи, и пел "Дубинушку", а идущий рядом отец просил его петь еще и еще.
Спокойное благополучие нашей семьи полностью разрушила война.

Продолжение следует.

Комментарии к 1-й части "Воспоминаний нахимовца".

Слово однокашнику. Одна из особо любимых преподавателей. Родовое древо Безобразовых. Его составитель.
Путь морского офицера в начале 19-го века в эпоху парусного флота: от кадета до капитана второго ранга. Панферов Константин Васильевич (прапрадед Юрия Георгиевича Панферова).
Путь морского офицера в середине 19-го века. На смену парусному идет паровой броненосный флот: от кадета до контр-адмирала. Панферов Александр Константинович (прадед Юрия Георгиевича Панферова).
Путь морского офицера в конце 19-го - начале 20-го века. От кадета до генерал-майора флота. Панферов Константин Александрович (Дед Юрия Георгиевича Панферова).

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников и общения с ними попробуйте воспользоваться сервисами сайта www.nvmu.ru.
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Воронин, Сергей
17.04.2009 18:50:46
RE: Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 1.
Спасибо за ПАМЯТЬ!!!
Геннадий Дмитриевич Чередников - мой любимый учитель Литературы в СШ № 412 г. Петродворца в 1969-1971 гг. Это был настоящий "УЧИТЕЛЬ СЛОВЕСНОСТИ".... И, может быть , то, что я стал офицером ВМФ и его заслуга тоже... Он воспитывал из нас граждан своей Родины!!!
0
Вскормлённые с копья
18.04.2009 08:59:33
RE[2]: Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 1.
Давайте попробуем дополнить портрет удивительного человека, подлинного педагога. Поделитесь фото, если они сохранились, воспоминаниями о "приемах воспитания", благодаря которым его ученики, нахимовцы полюбили подлинную поэзию, некоторые - писать прозу и стихи. Придет срок, стихи Панферова Ю.Г. обязательно опубликуем. С уважением, архивариус КСВ.
0
Воронин, Сергей
18.04.2009 15:57:59
RE[3]: Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 1.
Геннадий Дмитриевич стал работать в СШ после расформирования Суворовского училища в г.Петродворце, кстати, старожилы города до сих пор называют этот район "Суворовский городок"....
Он был именно преподавателем Литературы(я не могу вспомнить его уроки русского языка), хоть и за грамотность спрашивал строго( у меня стабильная оценка за сочинения была 5/2 или 5/3).
Изучение каждого автора начиналось с урока знакомства.... Мы не изучали биографию - мы читали стихи или наиболее интересные отрывки из прозы. Геннадий Дмитриевич не ЗАДАВАЛ их нам , а рекомендовал.... В его уроках никогда не было никакой политизации... Он прививал нам любовь к Родине, любовь к России, но не к Партии и правительству... Особая статья его бесед - взаимоотношение полов - уважение к Женщине и самоутверждение Мужчины!!!


Главное за неделю