Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Слово однокашнику. Одна из особо любимых преподавателей. Родовое древо Безобразовых. Его составитель.

Слово однокашнику. Одна из особо любимых преподавателей. Родовое древо Безобразовых. Его составитель.

Чередников Геннадий Дмитриевич преподавал в Ленинградском НВМУ со 2 сентября 1948 года по июль 1955 года. Сначала в звании лейтенанта, затем старшего лейтенанта. Добрых слов заслуживают и другие преподаватели. И не только те, кому в дальнейшем было присвоено звание "Заслуженный учитель РСФСР". Много в интернете ныне сайтов и страниц, посвященных наградам и званиям, а изображение этого знака нашлось только одно, в википедии. И, если не ошибаемся, так и нет в многонациональной России памятника "Народному учителю". Думаем, нет нужды цитировать Бисмарка, достаточно здравого смысла, чтобы понять, учитель заслуживают такого признания своего труда не в меньшей степени, чем "солдат, чье имя неизвестно, а подвиг бессмертен". Постараемся внести свой посильный вклад.



Все-таки процитируем, но не "железного" канцлера, а его современного интерпретатора: "Когда была разгромлена Франция, Бисмарк сказал: «Мы победили, потому что прусский учитель выиграл у французского учителя». Так вот, советский учитель в 1945 году выиграл у немецкого. Вот вам и роль учителя в обществе. Ее должен осознавать каждый и относиться к учителю как к нравственной ценности государства. Учитель олицетворяет духовную связь поколений, а значит, цементирует общество и не дает ему распасться и забыть об ответственности перед прошлым, настоящим и будущим. Кроме того, учитель олицетворяет вечную молодость знаний, их поиск, раскрывает подрастающим поколениям красоту творчества, подвижничества, благородства высоких идей. Учитель в своем труде не должен быть одиноким. Дети и юношество — сфера забот всего общества. Должен действовать самый мощный инстинкт — отцовства и материнства. Если в обществе этот инстинкт угасает, значит, оно тяжело больно."

Слово однокашнику Панферова Юрия Григорьевича Семевскому Роберту Борисовичу (Материалы к истории 6-го выпуска (1945-1953). Санкт-Петербург. 2003 г.):

"Учили нас по любым современным меркам совсем не плохо. В училище были прекрасно оборудованные кабинеты по физике, химии, даже литературе, рисованию и др. Состав преподавателей (частью военный, частично гражданский) был тоже хорош. С удовольствием и благодарностью вспоминаю преподавателей русского языка и литературы - А.И. Щемелинину, Л.П. Бечика, Г.Д. Чередникова (по прозвищу «сигара»), математики - Ш.М. Рахимова, Б.Е. Рыжова, М.Ф. Каткова, Б.Ф. Блошкина, физики –Д.Н. Сотулу, Л.Г. Широкова, М.М. Доненберга, химии – Х.Б. Сосину, истории – И.А. Любимцеву, английского языка – Нину Николаевну Избушкину и Аллу Михайловну Безобразову – особо любимых нами, биологии – В.Ф. Диеву, рисования и черчения – М.Д. Зыкова, астрономии – проф. В.И. Прянишникова и многих других. В.И. Прянишников был исключительно интересным человеком, хорошо играл в настольный теннис, в том числе и с многими из нас и был прекрасным рассказчиком. Хорошо помню уроки по литературе Чередникова. В это время из программы школ по литературе были исключены такие поэты и писатели, как Есенин, Бурлюк, И. Северянин, а о других, например, о Булгакове мы вообще не слышали. Чередников читал нам по памяти многих из поэтов, включая и совсем позабытых – Сумарокова, например. А как он читал Маяковского! Наверное, не ошибусь, что почти всем нашим выпускникам он привил любовь к этому поэту, который для большинства, я знаю по разговорам со многими, был или безразличен или нелюбим. Особенно интересно, что нам в те тяжелые послевоенные годы преподавали бальные танцы (преподаватели – известные в Ленинграде в ту пору и в 50-е годы – супруги Хавские: Алла Васильевна и Владимир Борисович) и каждый из нас в то время хорошо умел танцевать около 20 бальных танцев, включая вальс. Правда, даже танго и фокстрот в то время были запрещены.



Алла Васильевна и Владимир Борисович: "Делай, как я!"



"Тяжело в учении, легко в бою".

Прекрасно была поставлена физическая подготовка – каждое утро зарядка на улице в любую погоду, зимой (в снег и дождь) и пробежка на 1-1,5 км - и так 8 лет подряд. Должен сказать, что это испытание очень тяжелое и если можно было увильнуть от зарядки, то никто не отказывался. Тем не менее именно этим занятиям многие из нас были обязаны снижением риска простудных заболеваний на много лет вперёд.



Попробуем, насколько возможно, рассказать о преподавателях, отмеченных, по общему мнению, высоким мастерством, дополнив добрые слова однокашников по выпуску 1953 года Панферова Ю.Г. и Семевского Р.Б. воспоминаниями нахимовцев других лет. Порядок изложения - по алфавиту.

Безобразова Алла Михайловна преподавала английский язык в Ленинградском Нахимовском училище в 1945-1951 гг., а запомнилась многим и навсегда.



НЕ ФАМИЛИЯ КРАСИТ ЧЕЛОВЕКА, А ЧЕЛОВЕК — ФАМИЛИЮ. Ирина Самахова. Наука в Сибири. N 9-10 (2145-2146) Март 1998 г.

Генеалогическое древо Безобразовых.

Добрая половина обитателей Академгородка учились английскому языку у Аллы Михайловны Безобразовой, но далеко не все знают, что общались при этом с самой что ни на есть столбовой дворянкой. Хватало и того, что человек она на редкость открытый и доброжелательный — до сих пор, в одинокой старости, не может уложить празднование дня своего рождения в один вечер: друзья все идут и идут.
Бывший ученик по ленинградскому Нахимовскому училищу Ростислав Красюков не так давно спросил у Аллы Михайловны, не имеет ли она отношения к старинному дворянскому роду Безобразовых. Призналась, что имеет. Тогда Ростислав, ныне главный геральдист Санкт-Петербурга, пообещал любимой учительнице составить ее родовое древо.
Три года трудов — и вот Алла Михайловна с любопытством разворачивает бесконечный свиток, где числятся... двадцать поколений рода Безобразовых. К родовому древу приложена поименная книга, в которой основателем древнего рода значится Христофор Безобраз, приехавший в Москву из Пруссии в начале XV века, во время правления великого князя Василия I Дмитриевича. Из тех годов дошло афористичное описание Христофора: "Душой честен, лицом страшен".



Геральдика.ру. Герб рода Безобразовых (потомства Христофора Безобраза). Щит разделен надвое, имеет верхнюю серебряную вершину малую с изображением черного креста, а нижнюю пространную голубого цвета, в которой виден золотой олень с черными рогами и копытами, бегущий от поставленного на левой стороне дуба, и над главою оленя находится серебряная восьмиугольная звезда. Щит увенчан дворянскими шлемом и короной, на поверхности которой между двух черных крыльев выходящий олень. Намет на щите голубой, подложенный золотом. Щит держат с правой стороны вооруженный воин с копьем, а с левой черный орел.
Алла Михайловна шутит, что у нее теперь есть собственная, фамильная история России. Среди Безобразовых были ключник Ивана Грозного, храбрые воеводы, один из которых подписался под грамотою об избрании в цари Бориса Годунова, а другой в тот же период строил крепость Смоленск. Смотрим дальше: Автоном Безобразов "убит на воеводстве своем шайками Разина". Андрей Безобразов пострадал в начале правления Петра I: против воли будучи назначен воеводою в Терки "суеверный старец обратился к мнимым волшебникам, заставляя их ворожить на снискание милостей правительства при молодой государе. В Нижнем Новгороде ему пришлось зимовать, а в это время в Москве изловленные шарлатаны показали на воеводу Безобразова, как он прибегал к их помощи. Оговоренного воротили, допрашивали, пытали и наконец приговорили к смертной казни, а жену несчастливца-суевера послали в монастырь в Тихвин".
Далее. Сенатор Александр Безобразов, в 1813 году напечатал серию трудов: "Краткое обозрение знаменитого похода российских войск против французов 1812 года", "Краткое обозрение подвигов российского дворянства на поле брани и на поприще гражданском". Просвещенный юрист Николай Безобразов был горячим защитником интересов земства. Полубезумный генерал А.М.Безобразов был, по свидетельству С.Витте, "одним из главных виновников японской авантюры", а его брат Владимир командовал русской гвардией во время I мировой войны и "принадлежал к числу редких старших начальников, сумевших стать близко к войскам".
Дед Аллы Михайловны Владимир Владимирович Безобразов был известен своей безмерной благотворительностью во время голода на Волге, доведшей его семью до разорения: фамильное село Безобразовку пришлось тогда продать. Отец Михаил Владимирович, земский начальник в Саратовской губернии, перечил губернатору Столыпину в земельной реформе и был удален в Оренбург, где и родилась в 1916 году наша героиня, хлебнувшая после революции немало горя, что, впрочем, не испортило ее простой и веселый нрав.

Отец Аллы Михайловны — Михаил Владимирович Безобразов с братом Сергеем Владимирович.

Софья Ивановна Безобразова — мать Аллы Михайловны.

Когда мы спросили наследницу старинной фамилии, гордится ли она своим благородным происхождением, Алла Михайловна со смехом вспомнила семейное предание о своем чванливом родственнике. Ехал как-то этот Безобразов зимой в кибитке и услышал, как ямщик покрикивает на лошадь: "Поспешай, каурая, чай Безобразова везешь!". Польщенный помещик спросил у мужика, откуда тот знает его фамилию, но ямщик ответил с усмешкой: "Так это же я сам Безобразов".
И то верно: не фамилия красит человека, а человек фамилию.

ПАМЯТИ УЧИТЕЛЯ И МАМЫ. Наука в Сибири. N 14 (2450) Апрель 2004 г.

2 февраля 2004 года Алле Михайловне Безобразовой исполнилось 88 лет, а ночью 23 февраля навсегда остановилось сердце, гревшее ее учеников в Академгородке — от академика до студента...
Алла Михайловна прожила очень яркую и очень трудную жизнь. По происхождению дворянка старинного рода Безобразовых, она родилась в Саратовской губернии в подвале фамильного дома, отнятого у семьи революцией. Никогда об этом не жалела, смеясь: — «Ха, кем бы я была в деревенском захолустье?». Проза жизни в коммуналках Москвы, Ленинграда и новосибирского Академгородка никак не отразилась на ее светлом мироощущении. Она сознательно не хотела жить по-иному, без общежития, повседневного человеческого общения в любых формах. Но особенно любила чаепития по-русски, с самоваром, чашками-блюдцами в синий цвет, неспешными беседами на любые темы.
Чтила и знала как русскую культуру и историю, так и английскую, ее живой ум одинаково блистательно мыслил и фантазировал на двух языках.
Только за рубежом по комплиментам — «Кто вас учил, передайте спасибо!» — мы узнавали, что Алла Михайловна научила нас элитному диалекту англичан, которые в 30-х годах прошлого века учили ее в Ленинграде «вживую». Она, носитель исконной русской культуры, своими переживаниями по поводу того, что дворянские звания стали денежным приобретением новых русских, что на русский престол (ныне более миф, чем реальность) претендуют не те Романовы, своим увлечением русской музыкой пробудила в нас интерес к многообразию русской жизни за пределами привычных научных и околонаучных проблем.
Православная, она стеснялась незнания церковных ритуалов и впитывала эти знания с интересом, не прибегая к внешнему проявлению своей веры. Алла Михайловна всей своей жизнью следовала основным божьим заповедям любви к ближнему, нестяжанию, почитанию родителей, завидовала, разве что, богатству духа, но не вещизму.
Обладая редким даром заинтересованно выслушивать собеседника, умела раззадорить спорами на любую тему. Искры сыпались из ее задорных глаз, резкие фразы летели из улыбчивых уст, однако не преступающих границ дружбы даже в пылу споров.
Сознательно беспартийная, она сочувствовала коммунистам, любила «Российскую газету» и сокрушалась, что попираются общечеловеческие ценности. От Безобразовой, живого участника и комментатора истории начала двадцатого века, мы узнали, что в 30-х годах ее, работника библиотеки в Ленинграде, заставили собственноручно сжигать собрание сочинений Ленина «в твердой коричневой обложке». А в сибирской провинции 50-х мы еще учились по этому изданию без сталинских купюр и не догадывались о редкостной удаче чтения оригинальных текстов вождя революции...
Потеряв в первые дни блокады Ленинграда в ополчении мужа-художника, она мужественно работала медсестрой, увезла из осажденного города детишек, берегла и учила их в эвакуации, стала второй мамой нескольким поколениям нахимовцев, до сих пор присылающих поздравления… Наша учительница была всегда созвучна проблемам общественной жизни Отечества и, будучи истинным патриотом, прежде думала о Родине, а потом о себе.
После сентября 1960 года Алла Михайловна незаметно стала второй мамой на долгие годы и нам, первым студентам Новосибирского госуниверситета. Ее требовательность к знанию английского языка и четкости мышления «прежде на русском, потом уж на английском» смягчалась вкусными домашними пирожками. Впоследствии мы увлеченно играли в ее комнате на уроках английского в карты с детскими картинками блюд, нарядов и прочего, пели развеселые песни за пирогами и рюмочкой по поводу многочисленных русских и английских праздников. Еще в 70-е, в долгие сибирские зимы, мы начинали на ее уроках встречать рождество по-католически, а завершали по-православному.
Алла Михайловна заставляла и приучала нас не только слушать, но и вдумчиво слышать слово, прежде чем озвучивать мысли по-русски или по-английски. Она уже тогда строго редактировала наши первые робкие попытки писать статьи и излагать доклады на английском, тренировала и оттачивала наше произношение по телефону.
Она придавала блеск и красоту всему, к чему прикасалась, вызывала естественное желание во многом подражать ей и внутренне, и внешне. Наше восхищение ее красотой, искрящимся женским темпераментом и изысканностью нарядов, которые она шила и вязала сама, с годами не угасло.
До своих последних дней она поддерживала всех нас как умела, не выпячивая свои невзгоды. Мы улыбались и шутили, любили и любим друг друга, благодаря ее таланту педагога. Затейливыми безделушками своих вечно занятых делом рук она баловала нас многие годы, даже тогда, когда была прикована тяжелейшим недугом к постели.
Переломы и многолетняя изнуряющая болезнь надломили ее тело, но не душу. Мы склоняли голову перед ее нечеловеческим мужеством преодоления боли с улыбкой на устах. До последних дней ее дух был удивительно крепок, ум абсолютно ясен, взор живо блестел и звал к обоюдоострому и приятному общению.
Поздравляя нас по поводу Дня защитников Отечества, к которым причисляла и себя, она пригласила всех готовиться к празднованию Дня женщин как всегда, у себя. Но цветы мы понесли к ней в дом прежде, в день обрушившегося на нас сиротства. У ее могилы в солнечный зимний день, такой же теплый, каким было ее сердце, мы поклялись сохранить в себе ее дух оптимизма и душевности. Мечтаем о наших встречах в день ее Ангела, которые помогли бы остаться с непреходящими ценностями интеллигенции — шестидесятников, уходящих вместе с нашими Учителями из жизни и духовной ауры Академгородка. Мы теперь по крупицам собираем старые городковские фотографии и в них стараемся сохранить нашу память для будущих поколений Городка… Вот только понадобится ли она?
Нынешней молодости не до нас, у них трудные времена нового столетия, надо суметь быть востребованными новым временем и, как всегда, быть впереди планеты всей (этот девиз Городка актуален и теперь).
Мы спокойны — наша Алла Михайловна, согретая заботой и вниманием, не тяготилась своей старостью, и радовалась, что не могла видеть нынешней холодной прозы жизни за пределами своей квартиры…
Прощай, наша духовная старенькая мама в оренбургском пуховом платке, и оставайся в нашей душе, нашей памяти. Помоги нам быть душевной опорой нашим выросшим детям, подрастающим внукам и правнукам, помоги стоять на слабеющих ногах до последнего вздоха.
Твои ученики.

Безобразова Алла Михайловна. Сборник английских общенаучных текстов. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1976.

Несколько слов о том, кто составил генеалогическое древо Безобразовых, ленинградском нахимовце 1953 года, однокашнике Юрия Георгиевича Панферов Красюкове Ростиславе Григорьевиче.



Слово Семевскому Роберту Борисовичу: "Красюков Ростислав Григорьевич (Сулла). Окончил минно-торпедный факультет ВВМУ инженеров оружия, был направлен на СФ в губу Оленья и служил на бербазе начальником КРС, занимался настройкой аппаратуры самонаведения торпедного оружия. В 1960 г. возвратился в Ленинград и поступил на службу в НИИ ВМФ, где прошел путь от мл. научного сотрудника до начальника отдела противолодочных торпед. За создание нового оружия награждён орденом Красной Звезды, а в 1981 г. стал лауреатом Государственной премии. За время службы в НИИ ежегодно принимал участие в испытаниях новой техники на кораблях ВМФ на Северном и Черноморском флотах, а в 1967 г. участвовал в экваториальной экспедиции особого назначения (ЭЭОН) в Атлантике в течение 6 месяцев. С 1986 г. в звании капитана 1 ранга ушел в запас. На пенсии продолжил занятия своим давним увлечением, активно занявшись историей (генеалогией). В 1991 г. был среди членов-учредителей Русского Генеалогического общества в Ленинграде. В 1989 г. принят в Германии в члены Генеалогического общества «Герольд». Имеет печатные работы по генеалогии и герольдии в России и за рубежом... Проживает в настоящее время вместе с семьей в южной Германии недалеко от Мюнхена, активно работает в библиотеках и архивах Германии и России (СПб).

Ростислав Григорьевич Красюков, один из членов-учредителей Российского Генеалогического общества, последние годы живет в Регенсбурге (Германия).

Выполненных им работ очень много, приведем только некоторые:

Всероссийский монархический центр - Романовы вчера и сегодня. ...Леонида Георгиевна со стороны отца происходит даже не от царствовавшего в Грузии Дома Багратидов, а от одной из линий представители которой никогда не занимали трона.
Красюков Р. О престолонаследии.
Красюков Р.Г. (Санкт-Петербург). Генеалогический заслон на пути к самозванству.
Красюков Р.Г. Великий князь Николай Константинович (опыт биографии).//Альманах "Историческая генеалогия". Вып. 5. - Екатеринбург-Париж, 1995. С.71-81.
Красюков Р. Романовы. Генеалогическое древо от Павла I до наших дней // МК-бульвар. 20.07.1998, № 28 (56).
Красюков Р.Г. Обзор русской советской литературы по генеалогии за 70 лет (1917 – 1987) // Изв. Рус. Генеал. Об-ва. Вып. 1. СПб. , 1994. С.55 – 80.
Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1989; Его же. Годы. Дни. 1920 год. М., 1990; Его же. Три столицы. М., 1991; Его же. Последний очевидец: Мемуары. Очерки. Сны / Сост., вступ. ст., послесл. Н.Н. Лисового. М., 2002; Его же. 1917 — 1919. Предисл. и публ. Р.Г. Красюкова. Коммент. Б.И. Колоницкого // Лица. Биографический альманах. М., — СПб., 1994. Т.5. С.121 — 328; Его же. Пятна. Предисл. и публ. Р.Г. Красюкова. // Лица. Биографический альманах. М., — СПб., 1996. Т. 7.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало.

Далее:

Путь морского офицера в начале 19-го века в эпоху парусного флота: от кадета до капитана второго ранга. Панферов Константин Васильевич (прапрадед Юрия Георгиевича Панферова).
Путь морского офицера в середине 19-го века. На смену парусному идет паровой броненосный флот: от кадета до контр-адмирала. Панферов Александр Константинович (прадед Юрия Георгиевича Панферова).
Путь морского офицера в конце 19-го - начале 20-го века. От кадета до генерал-майора флота. Панферов Константин Александрович (Дед Юрия Георгиевича Панферова).
Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников и общения с ними попробуйте воспользоваться сервисами сайта www.nvmu.ru.
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю